Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.


Логические ошибки - следствие слабых аргументов

 


Переход на личности. Провокационный вопрос.


Апелляция к эмоциям. А сам какой!?


Соломенное чучело. Скользкий путь.


Специальные требования. Ошибка игрока.


Часть-целое. Случай из жизни.


Черное или белое. Ложная причина.


Бремя доказательства. Ни один истинный шотландец.


Апелляция к авторитету. Апелляция к природе.


Ошибка техасского снайпера. Ошибка в ошибке.


Мнение масс (Все в одном вагоне). Порочный круг.

Мозг — заложник стадного инстинкта

Источник: oko-planet.su

Конформизм и стадный инстинкт

Эффект «примыкания к большинству», известный политтехнологам, можно объяснить особенностью мозга, которая позволила человеку выжить в процессе эволюции. Когда мы отличаемся от других, в мозге возникает автоматический сигнал об «ошибке», который побуждает менять свое мнение в сторону большинства.

Что конкретно происходит с человеком, когда он следует стадному инстинкту? «Мне всегда было интересно, каким образом другие влияют на наш мозг так, что мы меняем наше решение, — об этом рассказал порталу OPEC.ru Василий Ключарев, декан факультета психологии НИУ ВШЭ, ведущий исследователь Университета Базеля (Швейцария). — По сути, это вопрос социальной психологии: как нами манипулируют? Но мы решили его несколько поменять и выяснить, что происходит с мозгом, когда человек меняет свое решение под воздействием большинства». Один из ведущих специалистов в области нейробиологии принятия решений, Ключарев называет свои исследования нейроэкономикой – они находятся на пересечении экономики, нейробиологии и психологии.

Главная гипотеза, которую выдвинул В. Ключарев, заключается в том, что в человеке заложено ощущение его похожести на других. В случае обратной ситуации мозг генерирует сигнал об ошибке, который, по сути, сигнализирует человеку: «Ты не прав, срочно поменяй свое мнение!». Генерирует сигнал дофаминэргическая система, которая связана с рядом областей головного мозга и, в том числе, с префронтальной корой. Эта система богата дофаминами — нейромедиаторами, обеспечивающими связь между нейронами и участвующими в образовании сигнала об ошибке в случае расхождения с мнением толпы.

Облучение рождает героев

То, что в мозге происходит дофаминовый шторм в момент смены мнения под воздействием окружающих, было доказано в лабораторных условиях. Ключарев решил пойти дальше и проверить, можно ли временно подавить дофаминэргическую систему человеческого мозга, находящегося под воздействием большинства и, как следствие, снизить уровень конформизма.

«Для этого мы воздействовали магнитным полем на область медиально-префронтальной коры головного мозга, задействованной дофаминэргической системой. Это называется транскраниальное-магнитное стимулирование (ТМС)», — рассказал Василий Ключарев. В результате эксперимента, склонность испытуемых менять свое мнение в сторону большинства существенно снизилась (на 40%), и при этом они не испытывали дискомфорта.

В Дании провели обратный эксперимент, в котором проверяли, можно ли уровень конформизма увеличить. Для этого добровольцам давали таблетки, повышающие количество дофамина. И, действительно, люди начинали активнее менять свое мнение в сторону большинства. Это показывает, насколько человек зависим от деятельности дофаминэргической системы мозга и генерируемых ей сигналов в случае, если он начинает отличаться от толпы.

Уникальность, как отклонение от нормы

Знание о том, что традиционный выбор следовать за толпой обусловлен физиологией, очень важно, считает В. Ключарев. «Мы должны понимать, как легко нами манипулировать в силу особенностей нашего мозга, сформированных эволюцией», — поясняет ученый. Во многих случаях, по его словам, мы даже не осознаем влияние большинства на собственное поведение. «В систему оценки нашего поведения заложен компонент сравнения нас с другими. Мы постоянно сравниваем свое поведение с поведением окружающих и ожидаем оказаться похожими». В противном случае мозг создает дискомфорт, включая, таким образом, свою систему обучения.

Но нацеленность мозга на конформизм, как замечает В.Ключарев, нельзя назвать злом. По сути, это стратегия человеческого выживания: «С биологической точки зрения, с точки зрения эволюции, возможно, и правильно быть конформистом. Каждая наша модель поведения тестируется эволюцией и ее эффективность подтверждается тем, что человечество продолжает жить и оставлять после себя потомство».
Тем не менее, не все склонны быть схожими с другими, даже, если это несет откровенную физическую угрозу. Например, революционеры, поведению которых, возможно, есть несколько шокирующее объяснение. Склонность выделяться на общем фоне может быть предопределена анатомией мозга. Об этом свидетельствует одно из исследований, проведенное японскими учеными. Они исследовали взаимосвязь между толщиной коры, генерирующей дофаминэргический сигнал, и необходимостью быть отличными от других и иметь собственное мнение — с так называемой склонностью к уникальности. В результате выяснилось, что у людей, склонных к уникальности, слабее развита именно часть коры мозга, генерирующая сигнал об ошибке. Получается, что люди, стремящиеся выделяться на общем фоне, в какой-то степени имеют другую физиологию. «У них просто физически мозг может быть немножко другим, толщина коры, генерирующей сигнал об ошибке, у них тоньше», — отмечает Ключарев, но оговаривается, что подобные выводы нуждаются в дополнительных исследованиях.

Как меньшинство становится большинством

Уровень дофамина в мозге каждого человека индивидуален и это может определять степень конформизма. Но мощность дофаминэргического сигнала, сигнализирующего об ошибке, может зависеть и от других факторов. Например, от величины и качества группы, которая в тот или иной момент играет роль большинства. Если это группа, к которой вы испытываете симпатию и привязанность, вы стремитесь быть похожим на нее. А если группа вам не нравится, то вы наоборот склонны отличаться. Это доказали исследования, проводившиеся в США. Дофаминэргический сигнал чаще возникал тогда, когда мнения испытуемых расходилось с мнением группы, которой они импонировали и отсутствовал, когда испытуемые питали к группе антипатию.

Тем не менее, остается еще огромное поле для исследований с точки зрения нейроэкономики. Один из интересных вопросов: что происходит с мозгом, когда меньшинство вдруг становится большинством? «Интересны процессы, когда парочка революционеров всех заводит и разворачивает в другую сторону. Ленин незадолго до революции 1917 года писал, что революция в России невозможна еще много лет, а потом вдруг рвануло», — замечает В. Ключарев.

Современная протестная активность в России в этом плане, по его мнению, тоже интересна. «Мы живем в digital-эпоху, когда локальное меньшинство в рамках социальных сетей становится своего рода внутренним большинством», — говорит ученый. У людей складывается ощущение мобилизующего движения, и они примыкают к группам, которые воспринимают, как большинство, хотя на самом деле эти группы являются меньшинством. И это, по мнению ученого, очень интересное поле для исследований.


Шкала знаний логических ошибок.


Если человек не ценит доказательства, чем вы ему докажете их ценность? Если человек не ценит логику,
какими логическими аргументами вы ему покажете её важность?

Ошибки мозга


Предвзятость убеждения.


Иллюзия тела пловца.


Большинство право.


Эффект субъективного восприятия.


Систематическая ошибка выжившего.

Аргументация в споре


Доказательства: прямое, косвенное.


Факт, мнение.


Истинные положения.


Логические аргументы, психологические аргументы.


Вести спор - это целое искусство.

Дополнение

Важно всегда помнить о закономерности типа "Гауссовского распределения" количества мнений и комментариев в зависимости от уровня интеллекта (и комментариев).

Это распределение выглядит в виде "волны" и оно показывает, что чем выше уровень требований к объекту (или в данном случае к субъекту), тем меньшее число объектов (субъектов) ему удовлетворяет!

Главный вывод для данной общественной ситуации состоит в том, что подавляющее большинство субъектов, участвующих в любом обсуждении любого вопроса, имеющее недостаточный уровень интеллекта, знаний и культуры, будет соответственно высказывать недостойные внимания и примитивные "мнения". И агрессивно и грубо конфликтовать между группами единомышленников. Этот примитив в комментариях и в статьях в основном и заполняет пространство социальных сетей!

Интеллигентные и знающие люди просто не обращают внимания на этот "информационный мусор" и не участвуют в его "разгребании".

В этих условиях для анализа следует обращать внимание НЕ на "мнения" большинства выступающих, а ТОЛЬКО на редкие выступления интеллигентов.

Интеллигенция ВСЕГДА и в ЛЮБОЙ СТРАНЕ есть, она определяет курс и уровень развития общества, но интеллигенция нигде не "лезет" вперёд, не "пиарится", не рекламирует себя в отличие от людей других отраслей деятельности, поэтому интеллигенция точно ЕСТЬ, но она никогда НЕ ВИДНА и НЕ СЛЫШНА. Это обычно вполне самодостаточные, зрелые и умные люди, часто - творческие личности науки и искусства, редко попадающие, да и не стремящиеся «руководить» кем либо … НО именно эти люди-мыслители и являются генераторами многих продуктивных научных, общественных и политических идей, которые могут стать и лидирующими!

А «незаметность» интеллигенции в обществе происходит также и по той простой причине, что по распределению Гаусса. Интеллигентных и мыслящих людей, живущих РАЗУМОМ, во всём мире и в любой стране исчезающе мало численно, поэтому их как бы и не видно и не слышно, и «не замечают".  Это - нормальная ситуация, и она всегда была во все времена истории человечества и всегда будет!

Всего всем доброго, берегите и уважайте интеллигенцию!

Профессор В.К.

DoctoR
Законы формальной логики с точки зрения методологии

Источник: warrax.net.

Примечание DoctoRa: Статья, направленная на выражение достаточно элементарной мысли понимание законов формальной логики необходимо каждому мыслящему существу. Подобный вывод основан на том, что любое умозаключение должно быть вполне определенным, непротиворечивым и достаточно обоснованным - будь это "общая теория всего" или прикидка, как лучше "прикончить" остаток стипендии. В противном случае вы просто где-то чего-то не поймете, или сами окажетесь непонятыми... 

В романе "Тринадцать часов" Тербер приводит определение логики, суть которого сводится примерно к следующему: "Поскольку можно прикоснуться к часам, не останавливая их, то можно пустить часы, не прикасаясь к ним"

(Из какого-то файла на моем винчестере) 

Введение

Я хочу рассмотреть все четыре закона формальной логики не с формально-теоретической точки зрения — это сделано в любом учебнике логики. Эти законы меня интересуют именно как конкретные методы — методы, делающие мышление более "правильным".

"Правильное мышление"... Этот оборот довольно употребляем, хотя чаще его относят к логике вообще. Но если сделать логику, как таковую, объектом методологического анализа, то после короткого вступления о важности и нужности логики, обязательно придется разворачивать мысль о том, что логическое мышление правильно постольку, поскольку соблюдаются конкретные логические законы. И только при рассмотрении законов логики применительно к мыслительному процессу — начнется собственно содержательная часть методологического анализа.

Поэтому я построю статью более простым образом — буду относиться к законам формальной логики, как к конкретным самостоятельным методам мышления, несущим применяющему их субъекту определенные преимущества. Ведь методологический анализ предусматривает не только рассмотрение собственно методических алгоритмов, но и прогнозирование результатов применения той или иной методики, а также доказательства того, что эти результаты более (или менее) предпочтительны, чем результаты применения других методов.

Терминология

Я не собираюсь использовать в статье узкоспециальную терминологию и сложные математические выкладки, но ряд терминов, которые я буду употреблять, требует однозначного понимания. Поэтому ниже я привожу определения того, что может быть важным при раскрытии темы.

  • Мышление — процесс моделирования неслучайных отношений окружающего мира на основе аксиоматических положений.

  • Анализ и синтез — мыслительные операции, этапы дискурсивного мышления.

  • Воображение — способность человека к построению новых образов путем переработки психических компонентов, приобретенных в прошлом опыте.

  • Дискурсивное мышление (от лат. discursus — рассуждение) — форма мыслительной стратегии, в которой происходит последовательный перебор различных вариантов решения задачи, чаще всего на основе связного логического рассуждения, где каждый последующий шаг обусловлен результатом предыдущего. Различают дедуктивные и индуктивные умозаключения. Очень часто дискурсивное мышление противопоставляют интуитивному.

  • Интуитивное мышление (от лат. intueri — пристально, внимательно смотреть) — отыскание решения задачи при недостаточности логических оснований.

  • Обобщение — познавательный процесс, приводящий к выделению и означиванию относительно устойчивых свойств окружающего мира.

  • Понятие — символическое отображение существенных свойств предметов окружающего мира, выделенных в результате аналитической работы. Различают эмпирические и теоретические понятия.

  • Закон мышления — внутренняя, существенная, необходимая связь между мыслями.

Примечание: Эти термины в любом случае пригодятся читающему. т.к. они довольно конвенциальны.

Психологические вопросы, связанные с логическим мышлением

Но сначала о том, зачем вообще поднимать тему логического мышления. Очень часто субъект, удачно связавший в банальной ситуации пару понятий или ситуаций примитивной логической цепочкой — весьма гордится тем, что он думает и поступает логично. Но логика может служить предметом гордости только в том случае, если логико-аналитическое мышление совершенно не свойственно субъекту. Логические методы настолько ему чужды и используются им так редко, что каждый подобный случай для него весьма знаменателен. Это особо характерно для гуманитарного стиля мышления, который вообще отличается стремлением к демонстративной нелогичности в сочетании с необоснованной многозначительностью. Это проявляется в довольно обычной из уст гуманитариев фразе: "Так-то оно так, но на самом деле в Киеве дядька...". Моя ирония — результат достаточно длительного общения с различными "гуманитариями по складу мышления", когда декларируемая истинность тезисов оказывается практически никак не связанной с их обоснованностью.

Гуманитарный разум отдает предпочтение внелогическим заключениям, сложным ассоциациям, озарениям, он часто подменяет понятие "заключение" понятием "ощущение", а понятие "доказано" понятием "кажется". Гуманитарий, которому чужда чрезмерная с его точки зрения формализация, в большинстве случаев даже не пытается сформировать самостоятельное логическое заключение, надеясь более на заключения авторитетов и на собственную интуицию.

Но интуиция совершенно не предназначена для оценки логических суждений, как таковых, более или менее эффективной она может быть только в оценке (часто — в прогнозе) реальных ситуаций. А коль скоро рассуждения и заключения имеют место всегда и везде, гуманитарий просто не берется анализировать ситуацию, полностью отдаваясь на волю собственных ощущений, импульсов и предчувствий. Иногда этого достаточно, но чаще всего — нет.

У очень большого количества представителей вида "человек разумный" полностью отсутствует культура логического мышления (которая, кстати, никак не связана с уровнем фактической образованности субъекта). Вот и получается, что индуктивно-бытовые заключения типа "у моего друга Васи сегодня в холодильние есть пиво, т.к. оно там было вчера и позавчера" принимаются и воспринимаются, как логически корректные выводы, несмотря на то, что они постоянно подводят субъекта.

Конечно, существуют и люди с так называемым "научным складом ума". Подобный субъект просто не может рассуждать нелогично, нелогичность воспринимается им как дискомфорт еще до ее осознания. Это свойство разума является необходимым для склада ума, называемого научным. Но данная статья предназначается не ученым, для которых логичность — неотъемлемая черта любого высказывания, а непротиворечивость — обязательное требование, предъявляемое к любой теории.

Ученому нет нужды постоянно проверять свои рассуждения на логическую непротиворечивость, логичность для него так же естественна, как и образность - для гуманитария. Цель данной статьи - несколько психологизировать законы логики, приблизить их к обычной жизни любого субъекта, применить их к повседневным рассуждениям. Если мышление субъекта преимущественно недискурсивно, то этого коренным образом изменить нельзя. Но научиться можно всему, нужно только быть достаточно заинтересованным в этом. Гуманитарию совсем не обязательно выискивать в магазинах и в Интернете учебники по математической логике —- он не найдет в них ничего, что позволило бы ему сделать собственное мышление более логичным.

Но о формальных вещах вполне можно рассуждать неформально, используя аналогии, демонстрации и прочие остенсивные методы. По крайней мере на примерах можно показать место логики в повседневном мышлении. А цель логики, несмотря на ее "точки приложения", в любом случае останется неизменной — сделать мышление более правильным, способствуя тем самым более продуктивному общению.

Формально-логические законы

Формально-логические законы складывались и развивались по мере развития разума. Эти законы — своеобразная фиксация свойств и признаков, постоянно наблюдаемых в реальной жизни: таких как определенность, уникальность и стабильность объектов окружающего мира. Но здесь должно быть четкое понимание: логические законы — это не фиксация конкретных законов развития мира. Будучи аналитическими предложениями, они не могут ничего сказать о фактическом мире. Это именно законы правильного построения мыслительных цепочек. В этом смысле — как выразители признаков правильного мышления — они действуют в абсолютно любом рассуждении, к чему-бы оно ни применялось. Таким образом — логические законы относятся только к форме мышления, а не к его объекту.

Поэтому формально-логические законы абсолютно глобальны в социально-культуральном смысле — они действуют во все времена и во всех странах, люди разных национальностей и разной культуры мыслят логически, используя одни и те же законы.
Собственно — вот эти законы:

  1. Закон тождества

  2. Закон непротиворечия

  3. Закон исключенного третьего

  4. Закон достаточного основания

Исходя из самого названия, правильное мышление должно удовлетворять некоторым обязательным правилам, подчиняться некоторым законам, не зависящим от конкретных точек его приложения. И подобными правилами выступают законы формальной логики. Так как я буду подходить к каждому из этих законов с методологической меркой, я построю их рассмотрение по следующей схеме:

  • формулировка закона-метода

  • краткий комментарий

  • выводы — применительно к мыслительным тактикам

  • результат — применительно к мыслительной стратегии

Первый закон — закон тождества

Формулировка: всякое понятие и суждение тождественно самому себе.

Комментарий: Как видим — все достаточно просто. Если подчиняться закону тождества, то нельзя в процессе рассуждения заменять какое-либо понятие другим понятием, любая подмена понятий недопустима. Это требование очевидно, но на практике такие подмены имеют место практически всегда. Ведь одну и туже мысль можно выразить на разных языках и в различной форме, что нередко приводит к изменению первоначального смысла понятия, к подмене одной мысли другой. Многие языки содержат синонимы и омонимы, которые являются просто генераторами ошибок, связанных с нарушением первого закона. Классический пример — слово "субъект", которое может привести к полной логической неразберихе. Как вам такое предложение: "Данный субъект, являясь объектом исследования, не может оказаться его субъектом"?...

Закон тождества даже интуитивно кажется в высшей степени простым и очевидным. Но существуют не только случаи его неправильного применения (точней — неприменения), но также и неверные интерпретации этого закона. Заявлялось, например, что из закона тождества следует то, что вещи всегда остаются неизменными, тождественными самим себе. Подобные интерпретации — просто неумение применить законы формальной логики к собственным рассуждениям. Закон ничего не говорит о способности чего-либо к изменениям. Если применять его в этом смысле, то можно заявить только то, что если вещь меняется, то она меняется, а если она остается неизменной, то она остается неизменной.

Вывод: нельзя отождествлять различные мысли, нельзя тождественные мысли принимать за нетождественные.

Результат применения: закон тождества обеспечивает определенность логического мышления.

Второй закон — закон непротиворечия

Формулировка: два противоположных суждения не могут быть одновременно истинными; по крайне мере одно из них необходимо ложно.

Комментарий: я начну его с известного всем парадокса об абсолютной броне и абсолютном снаряде: Может ли снаряд, пробивающий абсолютно все, пробить броню, которая абсолютно ничем не пробиваема?

Для ответа на этот парадокс достаточно еще раз взглянуть на формулировку второго закона, чтобы получить правильное решение:

При заданных условиях задача логически противоречива: всепробивающий снаряд и неразрушимая броня не могут существовать одновременно.

Если первый закон выражает отношение логической однозначности, то второй — отношение логической несовместимости. Он действует в отношении любых противоположных суждений — и противных (контрарных) и противоречащих (контрадикторных). Итак — оба противоположных суждения не могут быть одновременно истинными, по крайне мере одно из них необходимо ложно.

О том, каким может быть второе утверждение, закон непротиворечия не говорит. В основе закона непротиворечия лежит качественная определенность вещей и явлений, относительная устойчивость их свойств. Но нужно четко понимать, что второй закон отрицает только логические противоречия. Это отрицание не имеет никакого отношения к противоречиям реальной действительности. Формально-логические противоречия — это не противоречия объективной действительности, а противоречия неправильного рассуждения.

Интересно, что постоянно предпринимаются попытки оспорить закон непротиворечия — буквально со времен Аристотеля, впервые его сформулировавшего. Основная часть подобных попыток связана с неверным толкованием понятия "логическое отрицание". Логическое отрицание имеет место тогда, и только тогда, когда высказывание и его отрицание совпадают абсолютно во всем (т.е. относятся к одному и тому же объекту, рассматриваемому в одном и том же отношении), кроме одной единственной вещи: то, что утверждается в одном высказывании, отрицается в другом. Если это простое правило не соблюдается — противоречия фактически нет, поскольку нет отрицания.

Пример: На вопрос, хочу ли я есть, я отвечаю: "И да и нет". Противоречие, вроде бы, налицо, ведь формально-логически невозможно в одно и то же время одновременно и хотеть и не хотеть одного и того же. На самом деле такой ответ может быть вполне осмысленным, и приниматься за противоречивый только ввиду его лаконичности. Если попросить меня объяснить (развернуть) свой ответ, я скажу : "Если приготовлен шашлык, я, пожалуй, поем, в остальных случаях — воздержусь".

Противоречие исчезает сразу, как только выясняется, что утверждение относится к одному объекту (шашлык), а отрицание — к другому (вся остальная еда). Таким образом, в основе подобных противоречий — не нарушение второго закона логики, а риторика и метафоричность, цель которых — кажущаяся парадоксальность высказывания. Эта цель чаще всего достигается путем банального несоблюдения первого закона — закона тождества (объекта, времени или отношения): "Я и спал, и не спал", "Ни жив ни мертв", "Песня слышится, и не слышится", "Умный, но дурак" и пр. Подобные (логически-мнимые) противоречия широко применяются в художественной литературе и в бытовых диалогах, но они не несут логической нагрузки. Литературные цели применения подобных оборотов неисчерпаемы: усиление выразительности, ироничности, скрытая насмешка или подсказка и пр. "Он был чертовски умен даже знал таблицу умножения на шесть", "Да она просто немая - говорить не более ста слов в минуту" — я думаю, комментарии излишни.

Если принять, что истинно такое высказывание, которое соответствует действительности, а ложное — то, что ей не соответствует, то закон непротиворечия можно будет сформулировать так: "Ни одно высказывание не является одновременно и истинным и ложным". В такой формулировке закон особенно убедителен, т.к. истина и ложь — две несовместимые характеристики высказывания. Истинное высказывание соответствует действительности, ложное не соответствует ей. Тот, кто отрицает закон противоречия, должен признать, что в этом случае одно и то же высказывание может соответствовать реальному положению вещей и одновременно не соответствовать ему. В таком случае сами понятия истины и ложности становятся бессмысленными, в том числе — и как критерии оценки знания.

Вывод: Утверждая что-либо о каком-либо объекте, мы не можем, не противореча себе, отрицать то же самое о том же самом объекте, взятом в то же самое время и в том же самом отношении.

Результат применения: второй закон обеспечивает непротиворечивость и последовательность мышления, способность фиксировать и исправлять всякого рода противоречия в своих и чужих рассуждениях.

Третий закон — закон исключенного третьего

Формулировка: два противоречащих суждения не могут быть одновременно ложными: одно из них необходимо истинно; другое — необходимо ложно; третье суждение исключено.

Или — более краткий вариант: "Из двух противоречащих друг другу суждений одно истинно, другое ложно, а третьего не дано".

Истинность отрицания равнозначна ложности утверждения. В силу этого закон исключенного третьего можно передать и так: "Каждое высказывание является или истинным или ложным".

Комментарий: Само название закона выражает его смысл: дело может обстоять только так, как описывается в рассматриваемом высказывании, или так, как говорит его отрицание, и никакой третьей возможности нет. Если закон непротиворечия утверждает, что из двух противоположных высказываний одно — необходимо ложно, то закон исключения третьего говорит, что одно из них — обязательно истинно. А так как одно и то же высказывание не может быть одновременно и истинным и ложным, то имеем то, что одно из этих высказываний обязательно истинно, другое — ложно, а какому-нибудь третьему варианту просто не остается места.

Поскольку закон исключенного третьего действует только в отношении противоречащих суждений, из которых одно необходимо истинно, а другое необходимо ложно, то рассуждение ведется по формуле: "ИЛИ-ИЛИ" ("Или пришел, или НЕ пришел", "Или живой или НЕ живой", "Или черный, или НЕ черный" и пр). Таким образом — даже еще не ознакомившись с каким-то утверждением (например — гипотезой), мы зарание планируем только два вида развития событий — эта гипотеза может оказаться либо истинной, либо ложной. Других вариантов просто нет. Существует масса ироничных обыгрываний этого закона — ведь сказать о чем-то, что оно "либо есть, либо нет" — фактически не сказать ничего. Помните анекдот о том, что "могу копать, а могу и не копать"? Но вся эта ирония уместна лишь в том случае, если закон применяется на неверном поле — когда при помощи него пытаются или найти истину, или сформулировать заключение о реальном мире. Но закон исключенного третьего и не призван указывать, какое именно из данных суждений истинно. Этот вопрос решается при помощи практики, устанавливающей соответствие или несоответствие суждения объективной действительности. Однако этот закон задает направление нашего мышления в поиске истины — возможно только два решения вопроса, причем одно из них необходимо является истинным. Всякое третье, среднее решение исключено.

Из истории логики: Гегель весьма иронично отзывался о законе противоречия и законе исключенного третьего. Последний он представлял, в частности, в такой форме: "Дух является зеленым или не является зеленым", и задавал "каверзный" вопрос: какое из этих двух утверждений истинно? Ответ на этот вопрос не представляет, однако, труда. Ни одно из двух утверждений: "Дух зеленый" и "Дух не зеленый" не является истинным, поскольку оба они бессмысленны. Закон исключенного третьего приложим только к осмысленным высказываниям. Только они могут быть истинными или ложными. Бессмысленное же не истинно и не ложно. Гегелевская критика логических законов опиралась, как это нередко бывает, на придание им того смысла, которого у них нет, и приписывание им тех функций, к которым они не имеют отношения. Случай с критикой закона исключенного третьего — один из примеров такого подхода.

Критика закона исключенного третьего (Л.Бауэр) привела к созданию нового направления в логике — интуиционистской логики. В последней не принимается этот закон и отбрасываются все те способы рассуждения, которые с ним связаны. Среди отброшенных, например, оказывается доказательство путем приведения к противоречию, или абсурду.

Обращаю внимание на суть любой критики законов формальной логики: все сторонники концепции "расширения" формальной логики сдвигают центр тяжести логических исследований с изучения правильных способов рассуждения на разработку каких-либо конкретных проблем: теории познания, причинности, индукции и т.д. В логику вводятся темы, интересные и важные сами по себе, но не имеющие отношения к собственно формальной логике, как к набору приемов правильного мышления. Закон исключенного третьего, не рассматривая самих противоречий, запрещает признавать одновременно истинным или одновременно ложным два противоречащих друг другу суждения. В этом и состоит его смысл.

Вывод: нельзя уклоняться от признания истинным одного из двух противоречащих друг другу высказывай и искать нечто третье между ними.

Результат применения: достигается однозначность логического мышления.

Четвертый закон — закон достаточного основания

Формулировка
: всякая истинная мысль имеет достаточное основание.

Комментарий: Этот закон фактически заявляет то, что все мысли которые можно объяснить, считаются истинными, а те которые объяснить нельзя — ложными. В логике высказываний этот закон формулы не имеет, так как он имеет содержательный характер. На этом стоит остановиться несколько подробней:

Достаточным, т. е. действительным, невымышленным основанием наших мыслей может являться индивидуальная практика. Действительно, истинность некоторых суждений подтверждается путем их непосредственного сопоставления с фактами действительности (Пример: "[Истинно, что]Идет дождь", "[Является ложью то, что] Я был в Акапулько"). Но личный опыт ограничен. Поэтому в реальной деятельности всегда приходится опираться на опыт других людей. Благодаря развитию научных знаний субъект использует в качестве оснований своих мыслей опыт предшественников, закрепленный в законах и аксиомах науки, в принципах и положениях, существующих в любой области человеческой деятельности. Для подтверждения какого-либо частного случая нет необходимости обращаться к его практической проверке, обосновывать его при помощи личного опыта. Если, например, мне известен закон Архимеда, то мне совсем не обязательно искать ванну с водой, чтобы, поместив туда предмет, выяснить, сколько он потерял в весе. Закон Архимеда будет достаточным основанием для подтверждения этого частного случая.

Целью науки является не только добывание знания, но и его передача. Именно поэтому недопустимы никакие логические огрехи в формальном представлении уже добытого знания. Таким образом - знание должно быть логически контролируемым. Именно это оптимально для его сохранения, передачи и развития. И именно поэтому научное знание, как совокупность уже доказанных логических предложений, может служить основанием для последующих доказательных рассуждений.

Закон достаточного основания фактически сводится к следующему требованию: "всякое суждение, прежде чем быть принятым за истину, должно быть обосновано". Таким образом из этого закона вытекает, что при правильном рассуждении ничто не должно приниматься просто так, на веру. В каждом случае каждого утверждения следует указывать основания, в силу которых оно считается истинным. Как видим — закон достаточного основания изначально выступает, как методологический принцип, обеспечивающий способность мышления поставлять основания к последующим рассуждениям. Ведь все, что уже корректно доказано, можно положить в основу последующим доказательствам.

Вывод: достаточным основанием какой либо мысли может быть любая другая, уже проверенная и признанная истинной мысль, из которой вытекает истинность рассматриваемой мысли.

Результат применения: закон обеспечивает обоснованность мышления. Во всех случаях, когда мы утверждаем что-либо, мы обязаны доказать свою правоту, т.е. привести достаточные основания, подтверждающие истинность наших мыслей.

Заключение

Я постарался, не приводя формул и не углубляясь в дебри различных логик, показать место формально-логических законов в обычном мышлении обычного субъекта. Логические законы интересны, конечно, и сами по себе. Но они прежде всего — необходимые элементы логического, правильного мышления. Подобное мышление всегда обладает уже выведенными нами признаками:

  • определенность

  • непротиворечивость

  • однозначность

  • обоснованность

Именно такое мышление позволяет разумным существам не только понимать и убеждать друг друга, но также сохранять знания и передавать их последующим поколениям. Методологические следствия из всего, сказанного выше, тривиальны: понимание и применение перечисленных методов правильного мышления, а также требование этого от других — позволяет отдельному субъекту сформировать какие-то определенные и обоснованные взгляды на мир и на себя в этом мире, а группе субъектов — хоть о чем-нибудь договориться, общаясь на любые темы. Для начала — хотя бы это. Для начала...

Литература

  1. А.Айер. Язык, истина и логика. Аналитическая философия. Избранные тексты. - М., 1993.

  2. А.Ивин. Логика. Учебное пособие. Второе издание, - М., Знание, 1998.

  3. А.Ивин. Элементарная логика. - М., Знание, 1994.

  4. Б.Кулик. Логические основы здравого смысла.

  5. К.Свасьян. Философское мировоззрение Гете. - Ереван, Изд-во АН АрмССР, 1984.

  6. П.Сопер. Основы искусства речи. - М., Знание, 1995.

близкие по тематике материалы:
58 «ошибок» мышления, которые встречаются у людей чаще всего
Пирамида Грэма (классификация опровержений комментирующими)
В.Сороченко "Энциклопедия методов пропаганды" (Как нас обрабатывают СМИ, политики и реклама)
Ю.Л.Нестеренко "Демагогия" (Классификация демагогических приемов с примерами)
К.Чапек "Двенадцать приёмов литературной полемики, или пособие по газетным дискуссиям"
А.Кулик "Десять логических ошибок нашего времени"
Г.Тарасевич "Десять ловушек в нашей голове. И эффект ложного согласия"
Пропаганда. Самые популярные методы. Краткое руководство (PDF)
Великий софизм о Бетховене. Ненастоящий шотландец (логическая ошибка)
Сведение/апелляция к Гитлеру/нацистам, Закон Годвина


Интеллект - отвратительная вещь! Человек без мозгов абсолютно уверен в высоком уровне своего развития.
Умные же прекрасно осознаёт, какой он, в сущности, придурок...


Если человек не ценит доказательства, чем вы ему докажете их ценность? Если человек не ценит логику,
каким логическим аргументов вы ему покажете её важность?

Раздел "Толпа" сайта "Русколань":
Баннер раздела "Толпа"

 


К началу страницы
 

РУСКОЛАНЬ