Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.



Человековедение

Владимир Авдеев
РАСОВЫЙ  РЕАЛИЗМ  ДЖАРЕДА  ТЭЙЛОРА

РАСОВЫЙ  РЕАЛИЗМ  ДЖАРЕДА  ТЭЙЛОРА

«Добрый ко злому сам зол»
Зороастр

Все чаще в телерепортажах о соревнованиях по футболу мелькают кадры со стадионов, где на баннерах вперемешку с рекламой пива и стирального порошка виднеются зловещие и выбивающиеся на общем фоне надписи «Нет расизму» («no to racism»). Так на фоне взрывов петард и нестройных воплей разъяренной толпы в массовое общественное сознание посредством самого популярного вида спорта настойчиво вбивается мысль об опасности расизма. Причем расизм трактуется сугубо односторонне, как унижение и дискриминация представителями белой расы представителей всех небелых рас. И это притом, что «белый мир» десятилетиями откупается от стран «третьего мира» гигантскими суммами за прегрешения рабства, а волна цветного экстремизма и откровенной ненависти к «белым» уже захлестнула цивилизацию. Европеец, отягощенный чудовищными и совершенно беспочвенными комплексами, все более безропотно склоняет голову перед самыми нелепыми фантазиями эмансипации и борьбы за демократию, проигрывая соревнование другим расам в конкуренции за жизненное пространство и жизненные ресурсы. Под борьбой за права человека часто подразумевается битва за права «небелого» в ущерб «белому». В целях развития толерантности все сильнее развивается наступление на европейскую систему ценностей, а основы «белого самосознания» подвергаются эрозии, через бездоказательную критику и глумливое осмеяние. Средства массовой информации стыдливо замалчивают тот очевидный факт, что расизм из «белого» поменял цвет на все остальные, включая радужный ЛГБТ-сообщества.

Однако истина остается истиной. Как справедливо сказал современный американский общественный деятель Патрик Бьюкенен: «Не белый человек создал рабство, он его прекратил». Биологическое соревнование рас, выражающееся в политической, военной, культурной и экономической сферах, ничем не отличается от всесторонней борьбы за существование видов в природе. Действие механизмов эволюционного отбора равно справедливо для всех форм живой материи.

Поэтому едва мир, пережив две самые опустошительные войны в истории, во второй половине ХХ века вступил в новую фазу развития, остро встал вопрос о необходимости создания идеологии, способной помочь забыть старые обиды, и таким образом вывести политическую компоненту за рамки сосуществования народов и рас, при сохранении их прав на уникальную самобытность. Все народы и расы так или иначе участвовали в конкурентной борьбе за выживание, осуществляя экспансию в отношении друг друга и причиняя взаимные страдания. И это требует объективного признания и осмысления. В начале XXI века многие лидеры крупнейших западноевропейских государств во всеуслышание признались, что политика мультикультурализма потерпела фиаско.

Так возникло новое философское направление расовый реализм (race realism или racial realism).

Эта концепция основана на огромном своде современных данных о природе человека и его видовом разнообразии, а ее основным положением выдвигается, что раса - это не историческая, а сугубо биологическая категория, и уж тем более не социальный конструкт, как утверждают современные леволиберальные интеллектуалы. Поэтому закономерно, что в рамках существующей концепции используются только естественнонаучные корректные термины, а политические, эмоционально окрашенные и способные оскорбить чьи-либо чувства, нет. Понятия «плохой» и «хороший» исключаются.

Насколько это возможно сегодня установить, термин «расовый реализм» в его современной трактовке впервые был использован в начале 1970-х годов известным американским психологом и генетиком, нобелевским лауреатом Артуром Дженсеном, Arthur Jensen (1923-2012), который указывал на биологическую реальность рас, различающихся физиологически, поведенчески, генетически и фенотипически. В основе расовой дифференциации лежит учение о расовой типологии, которая берет свое начало еще в философии Платона с его представлением об идеальных типах людей. Этот исходный тезис нашел свое подтверждение в краниологии Иоганна Фридриха Блюменбаха, Johann Friedrich Blumenbach (1752-1840). Позднее, на протяжении двух веков, усилиями физических антропологов шло совершенствование расовых классификаций именно путем вытеснения из них всех социальных и культурно-языковых особенностей и акцентировании внимания исключительно на расово-биологических параметрах племенных групп. Современный американский криминалистический антрополог Джордж Гилл, George W. Gill, выводит расовую классификацию уже через функциональную дифференциацию скелета, американский расовый реалист Роджер Пирсон, Roger Pearson, определяет расу как «филогенетический континуум» («phylogenetic continuum»), подчеркивая, что расы формировались в процессе длительной эволюции, постепенно «обрастая» характерными биологическими, поведенческими и фенотипическими признаками в рамках своих экологических ниш. Следовательно, каждая раса имеет свой эволюционный путь развития. Многие антропологи и расовые реалисты с учетом углубления методов анализа предлагают вводить новые коды в зоологической классификации рас, в частности, переходить на молекулярный уровень.

Все это делается для того, чтобы опровергнуть полуграмотные рассуждения леволиберальных идеологов, утверждающих, что рас не существует. В массовое сознание западного общества тезис о биологическом равенстве рас и даже об эфемерности их разграничительных признаков стала насильно внедряться в 1960-е годы одновременно с распадом колониальной системы, построением стран с народной демократией, расцветом деклассированной идеологии хиппи, порнографией, легализацией наркотиков и прав сексуальных меньшинств. Всемирная организация ЮНЕСКО на совершенно бездоказательной основе сформулировала и задекларировала, будто умственные способности представителей всех рас одинаковы, что совершенно не соответствует действительности. Был выдвинут и еще более сумасбродный тезис, якобы генетические различия вообще ни на что не влияют. Эти почти что средневековые религиозные догмы из сознания запуганной и прикормленной элиты были ретранслированы в сознание всего западного общества, словно изображения щитов с футбольных трибун с надписью «no to racism».

Расовый реализм как логичное научное учение отрицает эту эгалитарную ложь о всеобщем равенстве, опираясь на современные исследования, которые наглядно показывают степень различий между расами. Школа исследований интеллекта на биологической основе набирает все больший вес в современном научном сообществе. Она представлена трудами таких известных ученых, как Артур Дженсен, Arthur Jensen; Дж. Филипп Раштон, J. Filippe Rushton; Ричард Линн, Richard Lynn; Крис Брэнд, Chris Brand; Фрэнк Зэлтер, Frank Salter. Многие из этих авторов фундаментальных работ теперь доступны читателю и на русском языке благодаря усилиям вашего покорного слуги.

Интересны также исследования американского психогенетика Дональда Темплера, Donald Templer, исследующего строение половых органов и специфику сексуального поведения представителей различных рас на молекулярном уровне. С древнейших времен известно: ничто так не подрывает жизненные устои расы, как отклонения в сексуальной сфере. Криминальная статистика вместе с болезненными наваждениями поп-арта тому наглядное подтверждение. Извращенцы всех мастей ведут себя по-другому и даже выглядят иначе, являясь мутантами в самом прямом смысле этого слова. Но если двести лет назад место бородатой женщины вместе с карликами и уродами было в цирке-шапито, то теперь она/он завоевывает умы и сердца любителей музыки на конкурсе Евровидения. И это преподносится как некая универсальная европейская «система ценностей», степень эластичности которой уже просто запредельна.

Однако исследования в области интеллекта, а также стилистических предпочтений показывают, что расовые различия генетически обусловлены и поэтому фатальны. Бесстрастная статистика успеваемости в учебных заведениях это реальное наглядное свидетельство, поскольку никакие филантропические программы не способны переделать природу человека. И ведь и до сих пор никто не смог объяснить, зачем в нее нужно вторгаться?

Следует подчеркнуть, что такого рода анализ биологической ситуации вовсе не позволяет смешивать новый расовый реализм с отжившими формами расизма. Люди разных народов и рас считают себя его адептами. Так, например, известный американский популяционный генетик еврейского происхождения Стэнли М. Гарн, Stanley M. Garn, и афроамериканский ученый Ричард Голдсби, Richard Голдсби, открыто называют себя расовыми реалистами, утверждая, что «существование рас имеет биологический и генетический базис».

При рассмотрении сути данной концепции весьма показателен доклад профессора Криса Брэнда «Аргументы в пользу существования расовых различий в области интеллекта, и почему необходим расовый реализм», прочитанный им на ученом совете в Кэмбриджском университете в 1997 году.

В самом начале профессор в объективных научных категориях определяет, что он понимает под реалистическим представлением о расе, сексе, генах, коэффициенте интеллекта и сексуальны отклонениях, которые буквально захлестнули всю Европу. Но «полиция за мыслями» («thought police»), которая опутала все средства массовой информации и академические кафедры, цензурирует любую информацию на эту тему, усиленно выталкивая любые неудобные факты за скобки политической корректности. Ведь совершенно очевидно, что одинаковыми людьми легче управлять. «В каждой группе важнейших человеческих качеств заключены глубочайшие групповые различия», - заключает К. Брэнд. Вредоносное поведение «полиции за мыслями», по его мнению, становится очевиднее, если обратиться к самому описанию расовых различий, которые простираются сквозь всю известную летописную историю, начиная с Библии и греческой мифологии. Философы и политики разных эпох всегда подчеркивали, что ментальные и психические различия между расами носят субстанциальный и непреходящий характер. Развитие современной психологической науки поставило этот тезис на экспериментально-доказательную основу. Однако ведь еще Ч. Дарвин указывал, что расовые различия в интеллекте обусловлены всем ходом эволюции и потому глубоко укоренены в человеческой природе.

Но, как и другие расовые реалисты, К. Брэнд подчеркивает, что недопустимо переносить биологические факты в политико-правовую сферу: «Все люди равны перед Богом, Дарвином и законом. Поэтому мы всегда выступали и выступаем против любых форм расовой дискриминации и расового превосходства».

Данным коротким экскурсом в историю вопроса мы лишь хотели восполнить отсутствие какой бы то ни было информации на русском языке, не говоря уже о наличии серьезных первоисточников. Тем более отрадно, что теперь мы можем предложить отечественному читателю одно из современных ключевых сочинений по расовому реализму известного американского мыслителя и общественно-политического деятеля Джареда Тэйлора «Белое самосознание», вышедшее в США и готовящееся к публикации во Франции.

Сэмюэль Джаред Тэйлор, Samuel Jared Taylor родился в 1951 году в Японии в семье американских миссионеров, где и жил до 16 лет, затем вернулся на историческую родину. В 1973 году окончил Йельский университет, специализируясь в области философии, окончил также Парижский институт политических наук, а в 1976 году получил ученую степень по экономике.

Параллельно с научной работой он рано приобщился к публичной общественно-политической деятельности. В 1974-1975 годах работал новостным редактором в газете «Вашингтон Таймс» («Washington Times»), впоследствии был консультантом в информационных агентствах многих международных компаний. Много путешествовал по Западной Африке.

В 1991 году ученый создал главное детище своей жизни – основал журнал «Америкен Ренессанс» («American Renaissance»), посвященный проблемам расы и иммиграции, главным редактором которого является до сих пор. В 1994 году стал президентом информационного холдинга «Нью Сенчури Фаундейшн» («New Century Faundation»), занимающего видное место на американском медийном небосклоне. Также он является директором Института Национальной политики («National Policy Institute»), расположенного в Вашингтоне, и членом редакционного совета аналитического журнала «Оссидентал Квартерли» («Occidental Quarterly»).

Джаред Тэйлор свободно владеет французским языком, а японский даже преподает в Гарвардском Университете, постоянно выступает с лекциями по самому широкому спектру актуальных вопросов на кафедрах престижнейших университетов США. Таким образом, Джаред Тэйлор, в отличие от большинства других «белых» мыслителей Европы и Америки, является заметным представителем современного общественно-политического мейнстрима, а к его мнению прислушиваются представители правящих классов.

Первой серьезной самостоятельной работой ученого как идеолога явилась книга «Тени восходящего солнца: критический взгляд на японское чудо» (1983), в которой он подчеркнул, что Япония не является подходящей экономической или социальной моделью для США, критиковав японцев за чрезмерную концентрированность на своей уникальности. Впервые Тэйлор обозначил интерес к расовой проблеме в книге «Вымощено благими намерениями: Провал расовых отношений в современной Америке» (1993), в которой отмечал, что старый расизм и работорговля больше не могут считаться извинительными для негров в их криминальных наклонностях, склонности к насилию, употреблению наркотиков, и отсталости в образовании. Этой же теме посвящена книга «Реальная американская дилемма: Раса, иммиграция и будущее Америки» (1991).

Тэйлор буквально шокировал всю Америку, когда подготовил для «Нью Сенчури Фаундайшн» монографию «Цвет преступности», вышедшую дважды в 1998 и 2005 годах, где, опираясь на факты полицейской статистики, показал, что негры и латиноамериканцы по всем видам преступлений существенно превосходят белых, иногда даже в разы.

Дж. Тэйлор издал собрание лучших статей из журнала «Америкен Ренессанс» под названием «Раса против времени. Расовые ереси в XXI веке» (2003), а также сборник статей американского консервативного философа Сэмюэля Фрэнсиса, Samuel Francis, «Избранные работы о расе» (2007).

В 2011 году издательство «Нью Сенчури Фаундейшн» опубликовало его главную и самую новаторскую книгу «Белое самосознание», которая сразу же привлекла внимание интеллектуальной общественности не только в Америке, но и во всем мире. Таким образом, Джаред Тэйлор как мыслитель преодолел национальные границы.

Во введении автор описывает свой первый жизненный опыт, который подтолкнул к формированию собственного расового сознания, в результате чего на многие общественные и даже бытовые явления он начал смотреть совершенно иначе. По его мнению, игнорирование расовой проблемы в обществе вместе с обострением конфликтов на расовой почве и ведет к возникновению двойных стандартов в обществе. Расовая интеграция «цветных» в американское общество только загоняет проблему в стадию хронической патологии, и президент Б. Обама лишь усилил негативные процессы в обществе. Главный вывод ученого заключается в том, что в современном обществе отсутствует расовый оптимизм, поэтому задача книги сводится к изучению такого устойчивого явления, как расовое самосознание.

У «небелых» рас, считает Тэйлор, другие каноны нравственности, мировосприятия и стратегии выживания: «Небелая расовая этническая солидарность является укоренившейся частью политического ландшафта США, а тактика давления, которую она порождает, является очень успешной». «Белым» же свойственен расовый инфантилизм, мечтательность об утопическом обществе, где нет расовых конфликтов. Крах советского интернационализма, основанного на равенстве людей разных рас, - тому наглядное подтверждение, поскольку коммунизм, как и иные формы уравнительной, нивелирующей идеологии, противоречит законам природы. В условиях современного массового мультирасового общества, по этой причине, виновными всегда оказываются «белые».

В цифрах и фактах социальной статистики автор показывает абсурдность расовой интеграции. Различия в общественной морали и коэффициенте интеллекта делают попытки расовой интеграции утопичными в самой своей основе, в первую очередь в системе образования, в укладе жилищно-бытовых отношений и даже при организации политических партий, а также в специфике подачи информации средствами телевидения и интернета.

Поэтому «уровень сегрегации» является универсальной биологической шкалой, иллюстрирующей суть множества процессов в обществе, в том числе уровень преступности и безработицы в обществе. С его помощью можно определять «кардиограмму» социального организма.

Повседневные реалии символизируют правоту слов автора, ибо в США существуют похоронные бюро и роддома специализирующиеся по расовому признаку, вся система медицины также сугубо расовая. Даже гомосексуализм имеет расовую ориентацию, ибо билеты членов гей-клубов выдают по расовому признаку. Широко культивируются расовые конкурсы красоты и проводятся выборы инорасовых мисс США. В системе досуга широко распространены расовый юмор и расовые развлечения, «черное телевидение», к примеру, - это гигантская отрасль. Банковские базы данных составляются по расовому признаку, также как и службы спасения и станции переливания крови.

Но на фоне этих вопиющих фактов в обществе постоянно идет пропаганда равенства рас, разнообразия культур безо всякого объяснения, как нечто само собою разумеющееся. Таким образом осуществляется отказ от «белой системы ценностей» и европейских стереотипов мышления. Во всех школах, институтах и даже частных фирмах обязательно присутствуют расовые квоты. Все «цветные» расовые группы Америки на всех уровнях отстаивают только свои интересы, в то время как «белым» все время внушают идею Америки «для всех».

Дж. Тэйлор со справедливым возмущением подчеркивает, что идет неслыханная атака на американскую историю, символику и культуру, как на атрибуты расистского сознания. С 1960 годов началось переписывание школьных учебников, чтобы поднять престиж негров, женщин и сексуальных меньшинств. Мусульманские лидеры «черных» прямо говорят, что «достигли революции в школьных классах». Слово «джихад» стало общеупотребимым и не противоречащим политкорректности. Школы, названные в честь генералов Конфедерации времен гражданской войны в США, повсеместно переименовываются.

Пресловутая расовая интеграция ведет не к гармонизации общества, а, напротив, к росту насилия и напряженности. «Расовое насилие в обществе, несомненно, является важным фактором школьной жизни». Так же, как тюремные расовые бунты – это норма жизни в США. Бытовое расовое насилие давно переросло в расовую войну. Вопреки пропаганде равенства, практика современной армии и полиции показывает, что расовая однородность цементирует все силовые структуры.

Многоязычие Америки также ведет к ее распаду. Радио и телевидение, рассчитанные на разные расовые группы, расовый интернет и расовые детские игры – все это подрывает единство Америки, так как люди в анклавах живут своей расовой жизнью, словно в коконах, и даже не пытаются учить английский язык.

В политике дела обстоят еще хуже. «Одним из наименее желательных последствий многообразия является объединение групп электората по расовому признаку при голосовании. Когда кандидаты разных рас выступают друг против друга, выборы скорее могут стать исследованием статистика, но не выборами политика». Так, например, во время выборов Б. Обамы 95% негров проголосовали за него и только 4% за его «белого» соперника. Существуют специальные фонды и организации, задача которых «продавливать» во власть своих кандидатов по расовому признаку.

Тотальное избавление от старых названий, символов и понятий, определяющих «белый мир», ведет к подмене всего системообразующего расового сознания. «История – дело тонкое в такой разнообразной стране, как США. Разнообразие только усложняет понимание истории», – резюмирует ход своих доказательств Дж. Тэйлор. Переименовываются праздники, изменяется их расовая суть. Даже имя первооткрывателя Америки – Колумба тоже стало неугодным,  его повсеместно стараются вычеркнуть из американской истории.

Как уже говорилось, существуют расовые квоты на станциях переливания крови и при распределении донорских органов. Но только «белые» доноры сдают кровь и кожу безвозмездно, в отличие от представителей других рас – вот в чем проблема.

Вообще разнообразие насаждается в принудительной форме, так, если в школе нет «цветных» детей или детей, страдающих аутизмом и иными наследственными заболеваниями, ее могут закрыть, потому что аутизм – тоже форма разнообразия. По многочисленным показателям Америка превращается в мусульманскую страну, и расовое напряжение все время нарастает. А администрация тем временем создает государственные органы управления расовым разнообразием, потворствуя расовому смешению и хаосу.

Американский мыслитель указывает, что сейчас принято много говорить о взаимообогащении культур, однако при этом он вскрывает суть подмены понятий. «Иммиграция и передача культуры – не одно и то же. Разнообразие, которое мы приветствуем на словах, необходимо только из-за неразрешенных проблем самого же разнообразия». Практика мультикультурализма показывает, что он убыточен как экономически, так и морально.

Наука также подвергается атаке со стороны борцов за разнообразие, ибо во имя политкорректности уже переделываются, и не только на бумаге, основополагающие принципы теории эволюции. Пытаются оспорить тот факт, что генетическое сходство людей внутри расовых групп создает их физическое сходство, диктуя и предопределяя их психическую и моральную общность. Но даже малые дети осознают свою расовую принадлежность, так как расовый инстинкт укоренен в самой природе человека. Практика показывает, что брачные симпатии основаны на сходстве партнеров; социальная успешность также растет, подпитываясь чувством расовой самоидентификации. «Черное самосознание приводит к разделению, которое является скорее психологическим, нежели физическим». Существует уже целая индустрия бульварного чтива для «черных» о беспорядочном сексе, разбоях, насилии, сутенерстве и легких деньгах. То же наблюдается и в массовом кинематографе. Раса и культура весьма взаимосвязаны, что бы не говорили либералы. «Чернокожие понимают, что брак с белым создает риск оказаться недостаточно черным. Общим направлением черного расового сознания является позиция, что все белые – это абсолютно убежденные расисты».

Расовые преступления «черных» хорошо известны в Америке. Изнасилование «белых» женщин «черными» уже приобрело характер эпидемии. «Черные» насильники бравируют своими «победами» на расовом фронте и постоянно бахвалятся сценами грязного натурализма в интернете, не боясь даже того, что это может быть использовано  как улика против них в полиции. Вообще нападения на «белых» стали видом забавы в США, с непременной съемкой на видеокамеру. Это, видимо, одна из форм «черного» самосознания.

Далее Джаред Тэйлор анализирует специфику латиноамериканского самосознания. Эта стратегия завоевания жизненного пространства в силу расового происхождения также весьма своеобразна. Латиноамериканцы имеют очень слабую американскую гражданскую идентификацию, зато имеют ярко выраженную и плохо скрываемую ненависть к «белым», что подтверждено цифрами криминальной статистики. Мексика совершенно открыто разрушает американскую государственность, как экономически, так и в правовом поле. Правительство Мексики субсидирует и поддерживает нелегальную иммиграцию в США, поощряя отток туда преступников, наркоманов и проституток.

Следующая по численности расовая группа тоже имеет свои планы на американскую жилплощадь и также действует по-особому с учетом исторической специализации своего генофонда. Это выходцы из Азии. Они разрушают Америку иначе, усиленно создавая имидж «образцового меньшинства». Интересы своей расы они продвигают упорно и целенаправленно посредством работоспособности, хитрости и сплоченности, по аналогии с жестокостью и дисциплиной Золотой Орды или современных Триад, всюду создавая свои анклавы и захватывая целые отрасли промышленного сектора экономики. Захват целых университетских кафедр, а также средств массовой информации стал их профессиональным стилем.

Уровень зарплаты у азиатов уже давно выше, чем в целом по стране, и они стараются просачиваться в наукоемкие виды производства, пытаясь прибирать к рукам целые стратегические и оборонные секторы. Азиатский стиль отличает очень высокий уровень кооперации и взаимоподдержки. В условиях Америки на практике уже отработана паназиатская наступательная стратегия, когда в борьбе против «белых», словно игроки в команде, моментально объединяются и китайцы, и японцы, и корейцы, и малазийцы, и таиландцы. Они ведут себя подчеркнуто вежливо, но их давление, хотя и отличается внешней мягкостью, неуклонно растет. Азиаты, как и другие расовые группы Америки, «проталкивают» свои интересы в политике, на законодательном уровне штатов и в Конгрессе, а также всюду назначая своих судей. Для азиатов характерны преступления не в сфере торговли наркотиками и бытового насилия, как у негров и латиноамериканцев, а в сфере шпионажа в пользу Китая, Японии, Кореи, Малайзии и Таиланда. Характерно однако, что, как негры и латиноамериканцы нигде не считают нужным скрывать свои сексуальные преступления, точно так же и азиаты, при всей их природной хитрости, на судах открыто признаются, что шпионят в пользу азиатских стран, поскольку в первую очередь считают себя азиатами, а уж потом американцами. Это единственная правда, которую они говорят в судах. В целом это напоминает стратегию инорасового запугивания «белой» расы, просто каждая «цветная» раса отрабатывает свой сегмент «белой» психики, по аналогии с игровой ролевой стратегией цыганского табора. За каждым «белым» психическим комплексом как бы приставлен свой «цветной» надзиратель.

Пройдясь, словно с миноискателем, по темным лабиринтам инорасового самосознания, Джаред Тэйлор выбирается к свету открытого «белого» самосознания, но резкий перепад слепит его и не дает насладиться красотами пейзажа. «У большинства белых в Америке сознание собственной расы очень отличается от присущего меньшинствам. Они не придают большого значения принадлежности к белой расе и не рассматривают расовую принадлежность в качестве серьезной причины для принятия решений любого рода. Многие белые прилагали реальные усилия к тому, чтобы преодолеть расовую идентификацию и начать рассматривать других людей прежде всего как личностей. Они часто терпят неудачу в этом, но их священной целью остается расовый дальтонизм. Некоторые белые зашли так далеко за рамки расовой слепоты, что видят свою расовую принадлежность как однозначно делающую их виновными в чем-либо. Ни расовой дальтонизм белых, ни их отрицательное отношение к собственной расовой принадлежности не имеют аналога в образе мышления небелых рас, живущих в США».

Америка была создана людьми с сильным расовым сознанием. Расовая принадлежность являлась для них фундаментом индивидуальной и групповой идентичности. С целью доказательства этого тезиса автор приводит внушительный перечень цитат из видных политиков Америки, в том числе президентов, чтобы показать степень глубины и строгости их расового самосознания. Большую часть истории в Америке законодательно были запрещены смешанные браки. Большую часть своей истории американцы предпочитали расовую одинаковость расовому разнообразию. Сегодня все изначальное расовое величие Америки стараются забыть и перечеркнуть. Само открытие Америки «белыми» уже трактуется как величайшая трагедия. Царит разгул антибелой пропаганды, откровенно издевающейся над всеми традиционными «белыми» ценностями американцев. Повсеместно внедряются многочисленные социально-психологические программы по избавлению от «белого» расового самосознания, с помощью которых в сознание «белых» людей внедряются психические комплексы неполноценности. В этике, эстетике, истории и политике навязывается мода на избавление от прошлого.

На всех уровнях в обществе стимулируется ненависть «небелых» к «белым». На уровне муниципальной политики стимулируется разбавление «белого» большинства путем создания инорасовых анклавов. «Белые люди могут не просто исчезнуть за счет низкой рождаемости. Они могут ускорить этот процесс посредством межрасовых браков». Всему этому потворствуют интеллектуалы, которые еще с 60-х превратились в откровенных могильщиков «белой» расы. «Единственное легальное групповое настроение для белых – это чувство вины», - резюмирует автор. Социально-психологическая ситуация в стране изменилась зеркально, ибо все «небелые» приветствуют свою растущую численность и влияние в мире, как это раньше делали «белые». Всюду пропагандируется расовое смешение и поощряется незаконная иммиграция, увеличивается разрыв в развитии рас, особенно в системе образования и уровне доходов на душу населения, что ведет к росту социальной напряженности.

Данные криминальной статистики свидетельствуют, что негры и латиноамериканцы совершают большую часть преступлений. Так, негры в 7 раз чаще, а латиноамериканцы в 3 раза чаще совершают преступления, чем «белые». Грабеж и уличное насилие негры совершают в 15 раз чаще, а латиноамериканцы в 4 раза чаще, чем «белые». Наркоторговля Америки сосредоточена в руках негров и латиноамериканцев. Все общество пронизано расовой коррупцией.

Существуют и огромные различия в распространении болезней. «Черные» женщины в 18 раз чаще, а латиноамериканские в 4 раза чаще оказываются ВИЧ-инфицированными, чем белые женщины. На выявление ВИЧ-инфекции, так же как иных венерических болезней, уходят огромные деньги из государственного бюджета. «Черные» в 20 раз чаще болеют этими болезнями, чем «белые». Инфекционные болезни, заболевания обмена веществ и избыточного веса также существенно чаще распространены среди «цветных». То же самое касается и других признаков дегенерации и наследственных болезней, таких, как рак, диабет, туберкулез, нервные и психические заболевания. Джаред Тэйлор приходит к неутешительному выводу: «Вышедшие из-под контроля расходы разрушили американскую медицинскую систему». Нарушена также и система медицинского страхования, так как нелегальные иммигранты – это огромная обуза для всей финансовой системы. Непредвиденные траты на детей нелегальных иммигрантов вообще не поддаются никакому учету.

Еще одной несомненной проблемой Америки является исчезновение английского языка, так как иммигранты повсеместно вытесняют «белых» американцев. Количество иноязычных радиостанций и телеканалов непрестанно растет. Соответственно этому происходит и снижение общего культурного уровня. Как уже было упомянуто, история Америки становится не модной, а иногда предосудительной и даже постыдной. Сходит на нет американская массовая культура мемориальных парков. Уходят в прошлое городские симфонические оркестры и библиотеки. Полным ходом идет распад христианской системы ценностей, разъедаемой всюду экзотическими, а иногда и откровенно сатанинскими, деструктивными культами. Наблюдается повальное увлечение магией и массовый исход в тоталитарные секты, ввиду отсутствия перспектив в расово-смешанном обществе.

Цепь своих доказательств Джаред Тэйлор резюмирует так: «Эта книга достигнет своей цели, если хотя бы несколько читателей придут к выводам, свидетельствующим об истинности следующих утверждений: люди всех рас, как правило, предпочитают компанию представителей расы. Расовое разнообразие является источником конфликта, а не силы. Небелые расы, особенно негры и выходцы из Латинской Америки, обладают сильным чувством расовой гордости и солидарности. Белые обладают расовой солидарностью лишь в малой степени, и большинство белых решительно осуждают любые ее признаки. Иммиграция из неевропейских стран изменяет Соединенные Штаты, что многие из белых американцев находят весьма неприятным. Эти утверждения имеют серьезные последствия как для Соединенных Штатов, так и для белых как социальной группы».

Согласно доказательной базе американского автора, Америка больше не нуждается в новых гражданах и иммиграционная политика должна быть пересмотрена. Ни с точки зрения экологии, ни с точки зрения энергетической безопасности государство не вынесет груз новых граждан. «Это совершенно неразумно – добавлять еще больше разнородных элементов в население уже разделенное разнообразием». Никакие социальные программы и обучение не способны изменить криминогенную наследственность «небелых» рас. Но политики боятся говорить об этих очевидных вещах, избегая обвинений в расизме. Бесконтрольная цветная иммиграция превратит Америку в страну «третьего мира», и принципы «белой» цивилизации рухнут. Только «белые страны» разрешают крупномасштабную иммиграцию, другие сохраняют свои земли исключительно для собственного народа. Только «белым» запрещено публично выражать гордость за свою расу. Необходимо прекратить бездумную пропаганду преимуществ расового разнообразия. Никакая политическая пропаганда не способна изменить законы генетики, демографии, психологии и отключить естественные расовые инстинкты. Чтобы иметь будущее, «белые» должны обладать сильным расовым сознанием и культивировать свою расовую идентичность. Таковы основные положения концепции Джареда Тэйлора.

Уважаемый читатель, теперь, пожалуйста, обратите внимание, что, в соответствии с доктриной расового реализма, в логических суждениях Джареда Тэйлора совершенно отсутствуют экстремистские мотивы. Он предлагает исправлять удручающе нездоровую расовую ситуацию в Америке сугубо мировоззренческими, то есть психолого-философскими и политико-правовыми методами.

Следует особо подчеркнуть, что его книга написана легким и доступным языком, снабжена подробной аргументацией, а все выводы сдержанны и лишены провокационной экспрессии. В то же время все сочинение проникнуто глубоким пафосом гражданской ответственности за судьбы «белой» расы, что позволяет поставить его в один ряд с такими классическими трудами, как «Закон Европы» Освальда Шпенглера, «Закат великой расы» Мэдисона Гранта и «Смерть Запада» Патрика Бьюкенена. Но, что выгодно отличает книгу Тэйлора, при всем обилии приводимой в ней негативной фактуры, так это то, что он оставляет читателям перспективу для оптимистического взгляда на будущее. «Раса – это не барьер, раса – это выбор», - вот, пожалуй, ключевая фраза всей его философии.

Давным-давно известно, что персона творца накладывает неизгладимый отпечаток на его творчество. В случае с Джаредом Тэйлором это более, чем справедливо. Он выглядит как английский джентльмен с изящными и сдержанными манерами. В обществе он появляется только в хороших костюмах и галстуках. Его речь отличает особая педантичность, которая уже совершенно неведома современным американцам. Как человек, много путешествовавший и имеющий представление о парадной, и об изнаночной стороне мира, он использует хотя и весьма оригинальный, но вместе с тем классический способ конструирования своих суждений. Когда он открывает для себя новую страну, то начинает с посещения столичного университета, по состоянию которого старается сделать выводы обо всей стране в целом.

Джаред Тэйлор всегда и везде дистанцируется от понятия «расист», называя себя «расовым реалистом» или «белым сепаратистом». Он открыто использует термины «белый», «черный», «цветной», как это принято в современной Америке при приеме на работу, в полицейских отчетах или брачной рекламе. В силу того, что в нашем обществе такой практики нет, мы в целях политкорректности в нашей редакции берем эти термины в кавычки.

Нужно подчеркнуть, что во время многочисленных публичных дискуссий с представителями «небелых» рас американский ученый призывает не демонизировать «белого» человека и всемерно открыто обсуждать расовую проблему, чтобы избежать практики двойных стандартов и гармонизировать отношения в обществе.

В заключение хочу подчеркнуть, что мы с американским ученым уже пятнадцать лет находимся в самых дружественных отношениях. И, едва встал вопрос о возможности публикаций в России, Джаред Тэйлор сразу же начал пересылать мне уникальные книги. А когда я предложил ему возместить траты, то он, разрушая все стереотипы о западной скаредности, сразу же поставил все на свои места, заявив: «Владимир, даже не смей со мной говорить о деньгах, помогать тебе – это мой долг («my duty»)». И нужно сказать, что эта тенденция бескорыстного американского интеллектуала в отношении российской стороны сохраняется все эти долгие годы.

Добро пожаловать в Россию, дорогой американский друг. Ты здесь желанный, а главное - нужный человек и весьма ко времени.

Предисловие Джареда Тэйлора к русскому изданию «Белой идентичности»

Jared Taylor. American RenaissanceЭто большая честь и удовольствие для меня быть представленным русскому читателю, и я глубоко благодарен инициатору и автору этого проекта Владимиру Авдееву, издательству «Кучково поле» и переводчику и редактору Михаилу Диунову за то, что это стало возможным. К сожалению, я никогда не был в России, но, как и все американцы, я всегда чутко прислушивался к тому, что происходит в России, а до этого, в Советском Союзе.

Я помню всех советских лидеров, начиная с Никиты Хрущева и то чувство конкуренции, которые характеризовали отношения СССР с Соединенными Штатами. В детстве я остро осознавал факт холодной войны, а также опасность ядерной войны. Кубинский ракетный кризис взволновал даже 11-летнего мальчика, а шесть лет спустя в 1968 году я разделял негодование американцев вводом войск стран Варшавского договора в Чехословакию.

Это ощущение кризиса и конкуренции продолжилось из-за советского вторжения в Афганистан, бойкота Москвой Олимпийских игр в Лос-Анджелесе, и дебатов по поводу стратегической оборонной инициативы Рональда Рейгана, которая была названа его недоброжелателями «Звездные войны». Действительно, до Михаила Горбачева и начала эпохи гласности и перестройки казалось, что Соединенные Штаты и Советский Союз обречены всегда быть врагами.

Каким давним и незначительным все это кажется сегодня! Теперь мои чувства к России неизменно положительны, и я вовсе не разделяю враждебность американской политической элиты к действиям России по защите своих законных интересов.

Я считаю, что советское государство было основано на принципиальном непонимании человеческой природы: идее, что марксизм-ленинизм может изменить человечество и устранить индивидуализм людей. Само государство должно было отмереть, и рассвет нового дня наступил бы в пролетарском раю. Эта концепция привлекала идеалистических последователей, - а также психически нездоровых людей – со всего мира, но она привела русский народ к невыразимым страданиям.

Сегодня моя страна, Соединенные Штаты, пытается создать государство, основанное на подобном же непонимании человеческой природы. Официальная американская доктрина заключается в декларировании того, что все расы равны и что нас можно заставить действовать так, как будто расовые признаки не имеют значения. Я считаю, что эта книга, наряду с другими замечательными книгами, изданными в России усилиями Владимира Авдеева, является доказательством того, что это опасная иллюзия. Она однозначно опасна для белых, потому что мы являемся единственными людьми, которые действительно обмануты ею.

Как ни странно, даже тогда, когда советские лидеры были пленниками марксистской идеологии или, по крайней мере, делали вид, что верят в нее, чтобы удержать свою власть, они никогда не страдали от расовых иллюзий, которые медленно разрушают США. Они всегда понимали, что русских и американцев объединяет нечто гораздо более глубокое и более постоянное, чем идеологии. Два примера хорошо иллюстрируют это.

В марте 1960 года генеральный секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев посетил Париж, где встретился с президентом Франции Шарлем де Голлем. В это время отношения между Советским Союзом и Китаем уже были плохими, а в следующем году Коммунистическая партия Китая осудила советских лидеров как «ревизионистских предателей». В беседе с де Голлем посвященной позиции Китая, Хрущев пододвинулся близко к хозяину и сказал доверительно: «Мы белые, вы, французы и мы». Де Голль, как сообщается, был так удивлен, что не знал, что ответить.

В 1979 году генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев встретился с премьер-министром Великобритании Маргарет Тэтчер. Тэтчер сказала, что она полагает, что отношения между двумя странами должны улучшиться. Брежнев пошел еще дальше, ответив ей: «Мадам, есть только один важный вопрос, стоящий перед нами: выживет ли белая раса». Тэтчер так растерялась, что вскоре покинула помещение.

И Хрущев, и Брежнев оба понимали, что политические разногласия временны, но биология - постоянна. Они просили де Голля и Тэтчер отложить разногласия и думать в терминах нашей общей судьбы как представителей европеоидной расы. Но уже в то время обращение к общности по крови было непонятно Западу, и все же оно произошло спонтанно у этих советских лидеров.

У меня сложилось впечатление, что даже сегодня у россиян гораздо более здоровое чувство расовой идентичности, чем у американцев и западноевропейцев. Одним из больших преимуществ того, что теперь называют «железным занавесом» было то, что он защищал страны советского блока от заражения ядовитыми представлениями о политкорректности.

Анти-расизм и мультикультурализм навредили моей стране гораздо сильнее, чем думают русские. Белые американцы полностью избавились от какого-либо чувства расовой принадлежности, и, таким образом, не в состоянии защитить свои интересы как общности. В то же время, все остальные расовые группы в США убежденно отстаивают свои требования в любой сфере. Эта книга описывает такие процессы с детализацией, которая, как мне кажется, будет шокировать российских читателей.

Самым тревожным последствием психологического упадка белых является изменения, которые произошли с американской демографией. В 1960 году 90 процентов населения моей страны были белыми. Теперь эта цифра составляет лишь 62 процентов, а к 2042 году белые, по прогнозам демографов, станут расовым меньшинством. Белым не разрешается выступать против лишения прав их как расы; вместо этого, они должны думать о такой перспективе, как о полезной трансформации. А к 2060 году, США, согласно прогнозам, станет преимущественно латиноамериканской страной.

Еще до Карибского кризиса, американские школьники прятались под столами на занятиях по гражданской обороне, которые должны были защитить их от ядерной атаки со стороны Советского Союза. В общественных зданиях США были оборудованы убежища, запасы еды и воды. В то время ни один американец не представлял себе, что реальной угрозой для страны будет мирное вторжение из Мексики, вторжение, которое США имеет право, но не имеет желания и силы остановить.

Я написал эту книгу, чтобы помочь моим друзьям американцам преодолеть паралич, но это также и предупреждение русским. Оба наши народа страдают от низкой рождаемости, и оба наших народа обладают большими популяциями небелых народов в пределах своих границ и непосредственно вблизи границ. Оба наших народа живут сегодняшним днем, интересуются лишь потреблением и мало думают о том будущем, которое они оставят своим детям и внукам. Лишение прав белых в Америке зашло гораздо дальше, чем в России, но вы всегда должны быть на страже своих обычаев против голосов с Запада и внутри России, которые будут проповедовать вам разрушительные послания «толерантности», «разнообразия» и «мультикультурализма».

Возможно, уже слишком поздно пытаться обеспечить выживание Западной цивилизации в Северной Америке, но русские не должны допустить ошибки, которые сделали американцы! Леонид Брежнев был прав: самый важный вопрос, с которым мы сталкиваемся, - выживет ли белая раса. Русские и американцы - товарищи по оружию в этой великой борьбе за будущее нашего народа.

Джаред Тэйлор
Оактон, Вирджиния, 10 июня 2014

Отзыв читателя о книге

Источник: отзыв о книге на сайте "Озон.ру" (Артём (СПб, 27 лет).

"Белое самосознание" описывает крах штатовской версии многонациональности (мультикультурализма). И дело даже не в хрестоматийной истории про белых и чёрных и их компенсаторном конфликте в силу непростого прошлого. На арене северо-американского государства давно обосновались новые игроки: латиноамериканцы, индийцы, мусульмане. И взаимоотношения общин не то чтобы далеки от идиллических, но регулярно оборачиваются абсурдными ситуациями или жестокими конфликтами. Любая цивилизация проходит этапы, в которых изначальные установки претерпевают изменения. Однако, сегодня можно говорить уже о коррозии всех базисных смыслов США.

Тэйлор на базе огромного количества фактов наглядно показывает, что каждая расово-этническая группа в Америке имеет свои жизненные интересы и свою стратегию в борьбе за жизненные ресурсы, что чаще всего противоречит системе ценностей создавшего ее белого большинства. Он фиксирует, что добровольная расовая сегрегация фактически сменила заявленные интеграционные процессы.

"Для многих американцев, вероятно, для большинства, раса всё время остаётся невысказанным фактором в принятии решений о том, где жить, какую школу выбрать, к какому клубу присоединиться, с кем вступать в брак, каких районов города избегать в ночное время… Государство настаивает на том, что "разнообразие" является большим достоянием нашего общества, но для большинства это происходит только на словах. Они редко сталкиваются с разнообразием в их личной жизни, проживая внутри однородных островов, которые выглядят ничуть не похоже на расовую и культурную смесь, которой считаются Соединённые Штаты".

Книга Тэйлора — важное чтение и для тех, кто пытается определить маршруты ХХI века, оценить, с какими вызовами придётся столкнуться нашей европейской цивилизации, частью которой является и русский народ. Поможет узнать, что в действительности готовят нам идеологи лево-либерального космополитизма.

Читая "Белое самосознание", вы будете узнавать многие процессы, которые уже идут или будут происходить в России в ближайшем будущем.

Материалы по теме:
Джаред Тэйлор - представитель современного американского консерватизма (межрасовый вопрос в США)
Джаред Тэйлор "Наука о человеческой природе. Генетическая теория подобия. Потребность в расовой идентификации"
Джаред Тэйлор "Расовая сегрегация в школах США"
Гонка со временем. Расовые ереси в XXI столетии
Ситуационная расология Джареда Тэйлора
Сборник видео по расовой теме: Существуют ли расы? Белое самосознание. Куклы доктора Кларка
Сборник "Межрасовая ситуация в мире глазами СМИ", часть первая
Сборник "Межрасовая ситуация в мире глазами СМИ", часть вторая
Хроники проявления "расизма". Маразмы нашего времени (архив новостных материалов)
Смешение рас: статистика США. Межрасовая ситуация в Америке (сборник материалов)
Перепись населения США – проблемы расовой идентичности
Афроамериканцы снова хотят стать неграми, в Америке бум белых анклавов
Беспорядки в американском городе Фергюсон (фото, текст), август 2014 года. Расовые бунты в США
Литературная и научная биография В.Б.Авдеева
Видеолекции В.Б.Авдеева (история расологии, презентации новых книг и т.д.)
В.Б.Авдеев "Этническая конфликтология Тату Ванханена" И Обращение Ричарда Линна к российским издателям

 

К началу страницы
 



РУСКОЛАНЬ