Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.


Человековедение

Паоло Мантегацца

Эта книга посвящена исследованию человеческого лица и человеческой мимики. К талантливым авторам-популяризаторам, от которых можно многому научиться, относится итальянский писатель XIX века, профессор флорентийского Музея естественных наук, Паоло Мантегацца.

Его перу принадлежит ряд популярных и вместе с тем вполне удовлетворяющих научным требованиям сочинений по психологии, на темы весьма интересные, а именно о природе удовольствия, о природе страдания и т. п., — сочинения, которые содержат в себе всегда и краткую историю изучаемого вопроса, и изложение автором множества своих и чужих интересных наблюдений в данной области.

Сочинение это представляет не только общий интерес для всей образованной публики. Оно может быть полезно и назидательно в особенности для педагогов, стремящихся серьезно поставить дело воспитания юношества, для живописцев, ваятелей и вообще художников, изучающих и изображающих человеческие типы, и, наконец, для актеров, стремящихся воплотить в живые образы бессмертные типы драматического искусства.

Владимир Авдеев
Человековедение Паоло Мантегаццы

«Человек ты: помни это.
Знай – ты смертен.
Будь здоров».
Латинская надгробная надпись

Выдающийся итальянский ученый Паоло Мантегацца, Paolo Mantegazza (1831-1910) принадлежал к блистательной плеяде интеллектуалов, которые во второй половине XIX века, после открытия теории Чарльза Дарвина, своими трудами обеспечили подлинную революцию в области естествознания, что содействовало общемировому развитию и трансформации мировоззрения. Они создали новый тип гуманизма – идеологию развившуюся не на основе схоластических спекуляций, но на базе постулатов науки.

Паоло Мантегацца был врачом, неврологом, физиологом, психологом, антропологом и изящным писателем, автором первых фундаментальных сочинений по сексологии, создателем экспериментальной теории воздействия кокаина на человеческую психику.

Он родился в городе Монца 31 октября 1831 года. Обучался в университетах Пизы и Милана и уже в 1854 в Павии получил свою первую ученую степень доктора медицины. После путешествий по Европе, Индии и Америке Мантегацца работал практикующим врачом в Аргентине и Парагвае. После возвращения в Италию в 1858 году работал хирургом в миланском госпитале, а также стал профессором патологии в Павии. Здесь же в 1870 году Мантегацца начал работать профессором антропологии в Институте хирургии. Он также основал первый в Италии Музей Антропологии и Этнологии, который позднее был реформирован в Итальянское Антропологическое общество, которое являлось одним из самых многочисленных и представительных в Европе.

Кроме этого, ученый обладал ярко выраженной гражданской позицией, он никогда не был безучастным к политическим процессам, происходившим в обществе, поэтому с 1865 по 1876 годы являлся депутатом в итальянском Парламенте от города Монца, избирался в Сенат.

Всю жизнь он активно занимался популяризацией науки, слыл убежденным либералом и внедрял идею эволюции в антропологии с целью создания стройной концепции «естественной истории человека», что было вполне в духе времени. С 1868 по 1875 годы он активно переписывался с Чарльзом Дарвином. Ученый не был чужд и модных тогда расовых теорий, сформулировав принципы «Морфологического древа человеческих рас», в котором расы располагались иерархически согласно своим культурным достижениям. Белые европеоиды занимали наивысшее положение в этой культурфизиологической «табели о рангах». Полинезийцы, семиты и монголоиды представляли в этой классификации нисходящие ветви, а самое низкое положение занимали негроиды. Сегодня подобный взгляд на культурную историю человечества просто немыслим, но нужно понимать, что в момент своего зарождения любая общественно-политическая, а равно и научная теория переживает самые экстремальные стадии роста, не всегда отражающие истинное положение вещей. Но с точки зрения объективной истории науки мы не в праве предавать забвению даже один, хотя бы самый экстравагантный, пассаж пионеров естествознания той эпохи, ибо без их откровений у нас не будет целостного представления о развитии европейского мировоззрения вообще.

Абсолютное большинство интеллектуалов той блистательной эпохи обладало неподдельным эстетическим темпераментом, и, как истинный итальянец, Паоло Мантегацца для своих расовых классификаций привлекал богатейший иллюстративный материал классической живописи, в результате чего создал «Эстетическое древо человеческих рас».
Одним из первых он начал изучать влияние наркотических растений на создание человека, когда работал в Южной Америке и наблюдал там за индейцами, употреблявшими листья коки для поднятия физиологического тонуса, а также в гигиенических целях.

Близкое знакомство с биографиями пионеров науки вообще, и естествознания в частности, не может не вызывать восхищение их человеческим подвигом, ибо, не имея современных средств информатизации, ограниченные как в материальных средствах, так и свободе передвижения, они создавали целые научные направления плодами деятельности которых мы пользуемся до сих пор. Пропагандисты модной тогда теории эволюции, стремительно завоевывавшей умы и сердца просвещенной публики, одинаково профессионально разбирались в вопросах биологии, физической антропологии, палеонтологии, психологии, неврологии, а также истории и культурологии, прекрасно владея всеми основными европейскими, а равно и классическими древними языками. Каждая европейская нация стремилась вырваться вперед в этом соревновании идей и научных школ. Тогда еще не произошло разделения на узкоспециализированные дисциплины и весь этот комплекс стремительно развивавшихся наук именовался одним названием – человековедение.

В духе универсализма тех дней Паоло Мантегацца, помимо указанных нами направлений исследований, оставил также серьезные работы об аномалиях строения черепа и скелета, о патологиях внутренних и половых органов, теории эмбрионального развития человека и человекообразных обезьян.

В своем крупнейшем сочинении «Физиология наслаждений» (М., 1890) он формулировал: «Удовольствия, развившиеся внутри рас, разнятся не только по степени вкушаемого ими наслаждения, но и по способу выражения этих наслаждений». В данном исследовании, а также в книгах «Физиономия и выражение чувств» (Киев, 1888) и «Экстазы человека» (СПб, 1890) он развил оригинальную концепцию под названием«этнография наслаждений», в которой уделил большое внимание физиологическим и нравственным особенностям эмоциональной сферы у представителей различных рас.

К основным его научным сочинениям относятся также: «Принципы гигиены» (1875), «Физиология боли» (1880), «Физиономия и выражение чувств» (1883), «Сексуальные отношения в человечестве» (1885), «Физиология ненависти» (1889), «Женская психология» (1893), «Физиология любви» (1896).

Прославился он и как один из новаторов в области научной фантастики своими футурологическими романами, а также как автор сборников афоризмов. Скончался Паоло Мантегацца в Сан-Теренцо (Специя) в 1910 году.

Он, несомненно, был очень ярким и разнообразным исследователем и писателем. Его книги переводились на все основные европейские языки, в том числе и на русский. Однако в современной России, а также в других странах Европы, его уникальное творческое наследие практически предано забвению. Вот эту-то несправедливость мы и хотим исправить данным переизданием его замечательного труда «Физиономия и выражение чувств» (1883), впервые опубликованного в России, в Киеве в 1886 году.

Уже в самом предисловии было сказано, что автор с большой любезностью откликнулся на пожелания русских издателей и по первому же требованию выслал специальное обращение к читателям нашей страны, чтобы максимально прояснить цели и задачи своего исследования, с учетом местной национально-культурной специфики. Впрочем, нужно особенно подчеркнуть, что в то время это было нормой в отношениях между передовыми нациями, когда интеллектуал одной страны почитал за честь лично обратиться к читающей элите другой. Вполне закономерно поэтому, что предисловие к данной работе писал известный русский философ Николай Яковлевич Грот. В качестве незначительного отступления следует особо отметить, что Паоло Мантегацца дружил со многими представителями русской научной интеллигенции, в том числе с основоположниками русской антропологической школы Анатолием Петровичем Богдановым и Дмитрием Николаевичем Анучиным.

Книга, которую мы с удовольствием представляем нашему современному русскому читателю, на наш взгляд, совершенно не утеряла своей культурной и исторической ценности, невзирая даже на столь значительное прошествие лет.

Уже во введении к работе было отмечено: «Что касается естественных наук, и преимущественно биологии, то в настоящее время тесная и живая связь их с психологией уже не подлежит никакому сомнению». Это было совершенно революционное по тем временам воззрение, ибо пика своего расцвета такая самостоятельная дисциплина, как психобиология достигла лишь во второй половине ХХ века. Будучи подлинным провидцем и новатором науки, Паоло Мантегацца писал также, что «в области знания психология, несомненно, будет играть со временем первенствующую роль». И сегодня мы без труда обнаруживаем всю правоту его суждений.

«Измерить человеческую мысль», - вот к чему дословно сводилась цель книги. Но в силу того, что в человеке физические и психические процессы теснейшим образом взаимосвязаны, автор предпринял попытку систематизации всех физиогномических знаний на биологической основе. «Человеческое лицо интересно для всех; ведь это – книга, которую каждый волею-неволею должен читать ежедневно и ежечасно».

В прекрасно структурированном сочинении «Физиономия и выражение чувств» приводится история развития физиогномики в разные времена и у разных народов, сопровождаемая наглядным очерком анатомических основ мимики, со специальным разбором отдельных частей лица и их влияниях на общую структуру портрета. Причем все эти нюансы автор рассматривает не только в статике, но и динамике, для большей наглядности привлекая цитаты из классиков ваяния и живописи со времен античности и Ренессанса, оставивших очень образные и меткие описания физиономии людей в различных их психических состояниях.

В современной России интерес к психологии, физиогномике и иным смежным наукам, изучающим человеческую сущность, постоянно возрастает, что закономерно, ибо вышеозначенный комплекс знаний в условиях советского интернационализма находился практически под запретом. Знать природу наследственных различий в границах пропагандируемого равенства – это была сама по себе крамола для действующего режима. Поэтому сегодня, когда, как мы смеем полагать, все постулированные Конституцией свободы являются неотъемлемой частью нашей повседневной гражданской жизни, такие классические труды, как базовая работа Паоло Мантегаццы, должна всецело способствовать общей культуре грамотности в области реального человековедения в России.

Владимир Авдеев
НАУКА О НАСЛАЖДЕНИЯХ

«Когда мы говорим, что наслаждение есть цель,
мы говорим не о наслаждениях распутников
и не о вкусовых удовольствиях
как полагают некоторые несведущие,
инакомыслящие или дурно к нам расположенные.
Наша цель – не страдать телом и не смущаться душой»
Эпикур

Известный итальянский антрополог, психолог, литератор и политик Паоло Мантегацца (1831-1910) был весьма популярным и плодовитым автором, его работы активно издавались и в дореволюционной России.


Паоло Мантегацца, Paolo Mantegazza (1831-1910)

Сегодня у себя на родине, да и в других странах Европы он совершенно незаслуженно забыт. И лишь совсем недавно имя итальянского ученого, философа и изящного стилиста вновь стало возвращаться из безызвестности. Немалая заслуга в том принадлежит московскому издательству «Профит-Стайл», переиздавшему в 2011 году фундаментальную работу «Физиогномика и выражение чувств», сразу же ставшую популярной. Как и более ста лет назад, с типично итальянской легкостью и жизнелюбием. Мантегацца вновь стал приобретать популярность в среде российских читателей, несмотря на изобилие самой разнообразной литературы на полках книжных магазинов. Как и более века назад, его успех был предопределен сочетанием таких качеств, как обширная эрудиция, изумительный легкий и, вместе с тем, изящный стиль, афористичность, а также тонкое понимание глубинной сути человеческой природы, даже самых тщательно скрываемых ее лабиринтов.

Предлагаемой книгой «Физиология наслаждений» мы хотели бы открыть еще одну грань несомненного дарования Паоло Мантегацца и уверены, что и эта его работа не останется незамеченной, ибо она поможет восполнить лакуну в современном мировоззрении наших сограждан. Дело заключается в том, что с падением коммунистической уравнительной идеологии, люди начали открывать для себя много новых красот бытия, которые были недоступны прежде. Тяга к наслаждениям стала официально поощряемой средствами массовой информации. Символы жизненного успеха начали прочно ассоциироваться с определенной стилистикой материального достатка и характерными правилами пользования им. Но вот никакой позитивной философии, направленной на умение пользоваться жизненными благами, пока не возникло. И вот здесь-то Мантегацца, нисколько не устаревший, может вновь стать арбитром наслаждений, чтобы помочь людям ориентироваться в этой сфере с пользой для себя и окружающих, а не исчезнуть, растратившись без остатка в водовороте неуправляемых инстинктов.

Легендарный Гай Цельсий Меценат, видный политик при дворе блистательного и великого римского императора Августа, исполнял именно роль арбитра изящества, формируя эстетический стиль и каноны жизнеустройства молодой и стремительно растущей Римской империи, чем и обессмертил свое имя, сделав его нарицательным. Управление красотами бытия – это важнейший вопрос государственной политики, и его нельзя доверять неграмотным шарлатанам, от природы наделенным дурновкусием. Эпоха «дикого капитализма» в современной России миновала, и если государство желает иметь презентабельный вид перед лицом своих сограждан и на международной арене, оно со всей неизбежностью должно научиться управлять этой сферой своей жизнедеятельности.

Пожалуй, нигде, как в России, не существует такой пропасти между академической философией и тем, что принято называть житейской мудростью. Обе относятся друг к другу почти с нескрываемым презрением. Народ наш на протяжении всей своей истории показывал подлинные чудеса умения жить красиво, предаваясь всем мыслимым и немыслимым видам удовольствий, от самых незатейливых до самых возвышенно поэтических, слагая при этом свою житейскую философию, неизменно оправдывающую такую стратегию поведения и ее мораль. Но никогда эта житейская мудрость народа не прорастала из глубин народного самосознания на уровень академической философии. Ни одна национальная школа философии так не скучна и выхолощена всякими «измами», как философия русская. Так называемый «русский космизм» с его всечеловечностью – апофеоз глумления и издевательства над природным жизнелюбием и смекалкой русского человека. Разительный контраст с данной тенденцией составляет русская классическая литература, которая признана так высоко во всем мире и столь популярна, именно потому, что она не оторвана от жизни, а отражает всю суть ее глубинных процессов с самых неожиданных сторон и в необычайно яркой форме.

Именно поэтому всякий маломальский успешный средний соотечественник инстинктивно сторонится философии, чувствуя в ней некую призрачную антитезу своему реальному существованию. В западной системе ценностей такого разрыва нет, и цитата из Эпикура, приведенная в качестве эпиграфа, ясно характеризует такое положение вещей. Теория и практика там были традиционно связаны более крепкими узами на протяжении столетий. Увы, но даже в Новое время ни экзистенциализм, ни персонализм не стали прочными достояниями нашей философской школы, ни тем более такое направление как «философия жизни».

Сам книга Паоло Мантегацца отражает закономерный процесс развития европейской философской мысли в целом, но представляет определенный этап, так как при всех видимых художественных достоинствах могла появиться на свет только благодаря новейшим на то время открытиям в области антропологии, психологии, психиатрии и неврологии. Мантегацца одним из первых начал объяснять, как правильно пользоваться своим телом, душой и умом для того, чтобы извлекать максимальный эффект из своего бытия без ущерба для себя. До него сочинения такого жанра носили занимательный характер, а Мантегацца попытался подвести строгую научную базу естественных наук под жизнеутверждающую философию. Именно в этом и состоит непреходящая ценность данного сочинения, в котором автор сформулировал принципы новой науки.

«Эдонтология – это наука наслаждений. Скрываясь, то под маской людской стыдливости и лицемерия, то в извилинах личной совести, то посреди учреждений народной цивилизации, искусство наслаждаться – оказывается разбросанным по земле мелкими кусками и клочьями, и фрагменты его можно встречать везде, где бы ни проходил одинокий человек или целая народность.

Если люди считают занятием вполне невинным – дело разыскания нравственных наслаждений и распространения их по земле, среди наиболее обширного круга личностей, то нельзя заподозрить, в грехе эпикурейских стремлений, желание мое положит начало существованию науки, которой я дал имя эдонтологии, имя составленное мной из слов греческого корня.

Ненасытная погоня за наслаждениями, в ущерб всему прочему, предпочтение, отдаваемое ему перед всеми остальными постоянное измышление новых для себя наслаждений и добывание себе всего приятного – бывает несомненным признаком более или менее утонченного эгоизма, сбитого повсеместно ума и крайней испорченности сердечной, - все это не имеет ничего общего с наукой эдонтологии. Это можно назвать только похотью к наслаждению. Но изучение источников этого ощущения, осведомление об их происхождении и о конечной цели самого наслаждения анатомические исследования, искусно производимые над его элементами – все это принадлежит к вопросам как философии, так и политической экономии.

Начала эдонтологии основаны на совершенстве хода нашего умственного механизма, на топографическом положении человека среди мироздания, состоя притом в интимной связи с длинной повестью человеческого сердца», – так определял суть созданной им новой науки Паоло Мантегацца, цель которой состоит в анализе и классификации всех известных видов наслаждений, которые он разделил на три группы.

Первая – чувственные наслаждения, источником которых являются ощущения органов зрения, слуха, осязания, обоняния и вкуса. Вторая – наслаждения сердечных чувств. Третья – умственные наслаждения. В этом анализе человек предстает как на ладони, во всех своих физиологических и тонких душевных проявлениях. Ученый рассматривает физиологию наслаждений плотской любви, любви к самому себе, дружбы, а также удовольствия от различных видов искусств и творческих видов деятельности, упражнений мысли, фантазии и памяти.

Мантегацца подчеркивает, что своей книгой хочет сформировать основы целой философии радости, а не примитивное оправдание удовлетворения низменных страстей. Любовь к родине, истине, справедливости – это не обезличенные формы долга перед гражданским обществом, а естественные и сугубо индивидуальные формы наслаждений. Любовь к борьбе и поиском правды тоже. Логическая гимнастика ума и фантазии дарует наслаждения сравнимые по интенсивности ощущений с упражнениями мускулов тела. Очень важно отметить, что итальянский философ учил как быть красивым, умению выбирать партнера в браке, искусству жить долго, оставаясь здоровым и счастливым, и все на основе наследственных качеств человека, задолго до открытий в области генетики альтруизма. Изобретенная им наука уникальна еще и тем, что на основе анализа и структурирования наслаждений отдельного человека Мантегацца создал концепцию «этнографии наслаждений», ибо совершенно очевидно, что различные народы и расы всех частей земли стремятся к различным гаммам наслаждений и все стараются удовлетворять их на свой лад, что видно из всего многообразия национальной культуры. Как подлинный ученый, а не салонный романтик он исследовал и патологические формы наслаждений, анализируя искажения здоровой человеческой природы. И нужно отметить, что пороки, так же отнюдь не интернациональны, а «разбросаны по земле мелкими кусками и клочьями» и все народы ими одарены в разной степени.

В целом жизнеутверждающую натурфилософскую концепцию Паоло Мантегацца лучше всего можно будет охарактеризовать его собственным афоризмом: «Иметь всегда в своей библиотеке новую книгу, в погребе полную бутылку, в саду свежий нетронутый цветок».

Материалы по теме:
Создатель расовой типологии И.Е. Деникер
Основоположник русской расовой теории С.В.Ешевский
Антропологическая психология И.А.Сикорского
В.Б.Авдеев "Конспирологическая антропология Ричарда Фёрле"
Антропосоциология Жоржа Ваше де Лапужа
Практическая психоантропология Людвига Фердинанда Клаусса
Популярная расология Феликса фон Лушана
Карл Штрац и лабиринты женского тела
Антропоэстетика Карла Штраца
Генетический детерминизм Дж. Филиппа Раштона. И предисловие Раштона к русскому изданию
Фундаментальная расология Вальтера Шейдта
В.Б.Авдеев "Культурная антропология Людвика Крживицкого"

 

К началу страницы
 

РУСКОЛАНЬ