Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.


Человековедение

Источник: В.Б.Авдеев, А.Н.Севастьянов "Раса и этнос"
Серия "Высшие курсы этнополитики"
Издательство "Книжный мир", Москва, 2007.

ШЕСТЬ ОТВЕТОВ В ЛОБ

МИФ о "едином человечестве", в котором "все люди братья" – абстрактно-гуманистический с философской точки зрения и либерально-демократический с политической – окончательно оформился в своей светской модификации в 1960-е годы. Тому, как ни странно, более всего способствовали доминанты текущей политики обеих противоборствующих сверхдержав: США и СССР. В Америке главным политическим событием десятилетия, определившим всю ее современную трагическую историю, было принятие "Иммиграционного Акта" (1965), после чего страну захлестнуло цветное население третьего мира. Этому самоубийственному решению предшествовала многолетняя "промывка мозгов" и затем оно сопровождалось не менее массированной и основательной пропагандой, призванной нивелировать в глазах американцев очевидные и чудовищные негативные последствия произошедшего[1]. Рикошетом эта пропаганда уходила и в Западную Европу, подготавливая соответствующие перемены, и даже в страны социализма. А в Советском Союзе, во-первых, еще продолжалась оттепель (окончательно черту под ней подвело лишь наше вторжение в Чехословакию в 1968 году), а во-вторых, активизировалась целенаправленная политика разрушения колониальной системы и натравливания стран третьего мира на страны блока НАТО – и соответственно всестороняя апология интересов многоразличных цветных народов. Идеология оттепели (абстрактный гуманизм плюс оглядка на Запад, на США, где все, якобы, делается "как у людей", в отличие от нас) в данном конкретном случае не противоречила официальной идеологии. Так получилось, что "борьба с расизмом" на каком-то этапе стала не только куском хлеба для штатных партийных пропагандистов, но и как бы нравственным долгом среднестатистического советского интеллигента, одним из его "культурных кодов".

Среди главных памятников этого странного идейного сплава расхожих интеллигентских умонастроений того времени с официозной "моралью советского человека" – книга историка Н. Я. Эйдельмана "Ищу предка"[2], центральное место в которой занимают шесть вопросов, заданные читателю, что называется, "в лоб". Эйдельмана как ученого вообще выгодно отличало умение формулировать вопросы, прицельно попадающие в главный нерв той или проблемы. А хорошо поставленный вопрос, как известно, уже наполовину решен. То есть, он в значительной мере является вопросом риторическим, подразумевающим готовый ответ. Именно так обстоит дело и в данном случае: ответы на эйдельмановские вопросы с первого взгляда кажутся сами собою разумеющимися. Ну, а чтобы уж совсем исключить разночтение, автор предпослал им свое резюме: "Главный научный довод против расизма заключается в том, что все современное человечество, без сомнения, – один вид. По-видимому, тот самый вид, который сформировался в Средиземноморье и Передней Азии несколько десятков тысяч лет назад"[3].

Историк поспешил с вердиктом. Дело, как мы убедились, обстоит как раз наоборот: научных доводов против расизма вообще не существует! Есть изначальные расы, и есть область их смешения, впервые происходившего в условиях "кто – кого" как раз в указанном Эйдельманом регионе. При этом смесь – именно и только в подобных областях! – так и остается смесью, обретая новую расовую идентичность. А чистые расы, каждая в своей зоне, прошли через реверсию, практически полностью регенерировались, расстались в массе с привнесенными метисацией признаками и остались в итоге чистыми в целом расами. Стремление Эйдельмана как яркого представителя смешанной, вторичной расы, видеть весь мир вокруг подобным себе объяснимо, но неприемлемо для научного ума.

Между тем Эйдельман продолжает готовить читателя к "правильному" ответу: "Трудно сторонникам теории – “разные расы – разные виды” – объяснить, почему у всех людей одинаковое строение борозд мозга (мы уже знаем, что это не так. – Авторы), одинаковое число долей легкого и печени. Зато, предположив, что все расы – один вид, мы сможем все легко понять… Доводы, доказательства, наука... А расовые предрассудки живы и крепки.

И самый распространенный их вид – скрытый, мягкий, стыдливый.

Те или иные расовые предрассудки имеются у многих милых, честных, добродетельных людей любой расы, даже у тех, кто полагает, что чужд расизму.

Сколько хороших людей дрогнет, спасует перед одним из шести вопросов, которые им следовало бы задать"…

И далее следуют те самые сакраментальные вопросы.

Что тут скажешь?

Мы, смеем думать, действительно – милые, честные, хорошие и добродетельные люди белой расы. У нас нет никаких предрассудков: ни расовых, ни религиозных, ни либерально-демократических, потому что мы ученые и нас интересует только истина. Ради нее мы готовы хоть на костер. И поэтому мы не дрожим и не пасуем ни перед какими вопросами, а отвечаем на них четко, ясно и недвусмысленно. Вопрос – ответ. Но мы предупреждаем заинтересованные инстанции: мы ничего не пропагандируем, мы лишь, в соответствии с Всеобщей декларацией прав человека и гражданина, формулируем и доступным способом распространяем свое личное мнение.

Итак:

1. Вопрос: "Известны ли вам доказательства того, что люди всех рас – белые, негры, монголоиды и другие – принадлежат к одному биологическому виду, происходят от одних предков и не отличаются друг от друга более, чем (извиняемся за сравнение) рыжие, черные, серые, сибирские коты?.. Если же вы этого не знаете, если вы сомневаетесь в этом, то почему вы не стремитесь узнать, понять? Понимаете ли вы, что о равенстве рас говорят не потому, что это хорошо, а потому, что они равны на самом деле?"

Ответ: Нет, такие доказательства нам не известны. Мы захотели узнать, понять, как в действительности обстоит дело с проблемой единства человечества. Мы всей душой, всем разумом устремились к этому знанию. Мы перелопатили огромное количество литературы. И мы поняли однозначно и несомненно: нет "человечества"; есть – антропосфера. Цветной белому – не брат и не родственник, разве что в смешанных формах. И мы поняли также со всей очевидностью, что расы совершенно не равны между собой. И закон о неравномерности развития, преподававшийся нам марксистской наукой, согласно которому все народы проходят одни и те же стадии развития, просто одни раньше, а другие позже, – на самом деле никакой не закон для нас. Ибо мы видим народы, которые способны пройти определенные стадии, и народы, которые на это не способны. Если за сорок с лишним тысяч лет европейцы дожили до Маркса и постиндустриального общества, а тасманийцы так и остались в палеолите, каменном веке, то спрашивается, сколько времени понадобилось бы еще тасманийцам для прохождения такого же пути? Правильный ответ: нисколько, ибо они вообще его пройти не в состоянии. А причину этого мы видим одну-единственную: они не равны европейцам биологически, они другие.

2. Вопрос: "Понимаете ли вы, что с большой долей вероятности в ваших жилах течет кровь нескольких рас, потому что перемещение и смешение племен с древнейших времен было сложным и причудливым, да и вообще предки у всех общие. Если так, не кажется ли вам, что расизм есть неуважение к своим собственным предкам и, стало быть, к самому себе?"

Ответ: Все как раз наоборот. (Вспоминается фраза Толстого о Достоевском: "Он думает, что если сам болен – так и весь мир болен".) Именно глубочайшее – нет, не уважение, а больше: почтение к своим предкам заставило нас самым внимательным образом рассмотреть свою генеалогию, не отрывая ее от генеалогии нашей общей нордической расы. В результате этих исследований мы стали воспринимать утверждения, подобные вашему, как недостоверные и провокативные, несущие дезинформацию. Мы считаем, что умный, образованный, уважающий себя и своих предков человек любой расы (даже вторичной) не может не быть расистом в хорошем смысле слова. То есть, человеком любящим, уважающим свою расу и заботящемся о ней.

3. Вопрос: "Хватит ли у вас (внутренне, перед собою) того чувства абсолютного равенства и уважения к людям другой кожи, которое, как рассказывают, позволило Эйнштейну достойно проучить одну американскую даму?

– Господин Эйнштейн, как бы вы реагировали на желание вашей дочери выйти замуж за негра?

– Я сказал бы – приведи мужа, чтобы познакомиться. Но я бы никогда не разрешил моему сыну жениться на вас".

Ответ: Насчет "абсолютного", якобы, равенства мы высказались выше. Уважение к людям другой кожи заставило бы любого из нас объяснить негру, почему ему не следует предавать свою расу и свой народ и жениться на белой девушке. Не понял бы – пришлось бы его, как вы выразились, "достойно проучить". А дочери, если подобные объяснения до сих пор не дошли до ее ума и сердца, пришлось бы, как это ни горько, указать на дверь. Предателю не место ни в большой семье – народе, ни в малом народе – семье.

4. Вопрос: "Понимаете ли вы, что различие, существующее между расами, значит не больше, чем различия между нациями, между отдельными людьми: разница, а не преимущество, тот типичный случай, когда абсолютно невозможно сказать: "Этот лучше, а этот хуже"? Они различаются по некоторым второстепенным признакам, и все тут".

Ответ: Если бы эти признаки были второстепенными, то действовал бы марксов закон о неравномерности развития, а он не действует (см. выше). И вообще мы видели бы сходный образ жизни и деятельности разных рас и народов, а также сходные результаты этого. Мы же ясно видим совсем противоположное. Второстепенными еще могут быть, с натяжкой, названы соматические признаки, не относящиеся к высшей нервной деятельности человека. Но мозг, нервы – если это не первостепенно, то что тогда первостепенно?!

5. Вопрос: "Понимаете ли вы, что разница в обычаях, обрядах, большая отсталость некоторых племен и народов – временное историческое явление, что всего несколько сот, от силы тысяч, лет назад все человечество было на примерно одинаковом уровне?"

Ответ: На одном уровне не стояли даже кроманьонец с самого первого своего обозначения в мире, с одной стороны, и неандерталец – с другой. Что же говорить об их потомках?

6. Вопрос: "Если вы все поняли уже, но испытываете некоторое напряжение, сами стесняетесь неловкости, стихийно возникающей у вас при контактах с людьми другой кожи (лучше об этом прямо сказать, чем утаить), то не известно ли вам, что это – характерное проявление чувства непривычного, принципиально не отличающегося от того, что с вами происходит в чужом доме, в чужом городе (отчего, надеюсь, вы не станете утверждать, что чужой дом и чужой город вообще плохи)? Что это чувство естественно заменяется чувством привычки, как это бывает у всех разумных людей, подолгу живущих среди чужих? Что, если другая группа людей вызывает у вас какие-то отрицательные эмоции, – самое ужасное, что можно сделать, это сделать отсюда большие выводы и начать культивировать свои чувства?"[4].

Ответ: Привыкнуть можно даже к камешку в ботинке. Но зачем же добровольно мучать себя и своих близких, заставляя терпеть инстинктивно (то есть по велению самой природы) нетерпимое?! Надо быть извращенцем-мазохистом для этого в отношении себя и извращенцем-садистом – в отношении близких. Нормальный человек, даже если это неловко делать в обществе и даже посреди дороги, остановится, снимет ботинок, вытряхнет камешек, снова обуется и спокойно и радостно двинется дальше в путь.

"Расовые предрассудки, – заключает Эйдельман, – очень стойкая, заразная, но излечимая болезнь".

Мы против любых предрассудков вообще, – ответим мы, –  среди которых антирасовые есть наихудшие. Ибо они, мало того что антинаучны и базируются лишь на невежестве и злом умысле отдельных лиц, но крайне вредны для поддавшихся им народов. Это поистине болезнь, привитая нам, не только стойкая и заразная (благодаря массовым кампаниям промывания мозгов), но и смертельно опасная.

Мы делаем все, что в наших силах, чтобы справиться с этой болезнью и избавить от вредных предрассудков для начала хотя бы свой русский народ.

______________________________

[1] Результат этой ошибки или, точнее, этого обдуманного преступления описан в книге П. Бьюкенена "Смерть Запада" (М., 2004).
[2] Эйдельман Н. Я. Ищу предка. – М., Молодая гвардия, 1967.
[3] Указ. Соч., с. 188
[4] Там же, с. 191-192.

______________________________

Содержание книги "Раса и этнос":
Предисловие
Происхождение человека - по-прежнему проблема
Очевидность полигенизма
Чем отличаются расы?
Отступление первое: расы и языки
Сколько в мире рас
Наши предки кроманьонцы
Куда девались неандертальцы
Отступление второе: расы и география
Однородность рас: ядро и периферия
Однородность больших изначальных рас
Объективность расы
Нордическая раса
Дарвинизм и расология
Раса и этнос
Банда Боаса, её последователи и их "вклад" в науку
Шесть ответов в лоб

ВЫ МОЖЕТЕ СКАЧАТЬ КНИГУ В АРХИВЕ (ФОРМАТ MS WORD), 212 КБ
 

 

К началу страницы
 

РУСКОЛАНЬ