Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.


Человековедение

Карл Штрац
Расы. Народы. Каноны красоты. Чье тело совершеннее?

Расы. Народы. Каноны красоты. Чье тело совершеннее?

Красота – это точная форма. И математика тела нисколько не устраняет субъективного восприятия его красоты, так как у каждой расы свой эстетический канон и своя врожденная математическая интерпретация.

"Я попытался найти новый путь к пониманию человеческой красоты, в котором я соединил воедино взгляд художника, анатома и врача, в котором я запечатлел свои наблюдения в многочисленных иллюстрациях, рассматривая предмет своего изучения всесторонне, а не только с точки зрения эстетического вкуса" –писал Карл Штрац.

Впервые на русском языке – книги известного немецкого антрополога, анатома, психолога и путешественника Карла Штраца, который математически доказал наличие у каждой расы своего золотого сечения.

Книга снабжена вступлением В.Б.Авдеева "Антропоэстетика К.Штраца".

Автор: Карл Штрац. Переводчик: Т. Датченко. Редактор: А. Чудова. Языки: Русский
Издательство: АСТ. ISBN 978-5-17-085139-3 ; 2014 г.. Возрастные ограничения: 16+

Владимир Авдеев
АНТРОПОЭСТЕТИКА КАРЛА ШТРАЦА

«В красивом человеческом теле
каждая часть и каждый орган
как бы просятся исполнить
свою функцию и обнаруживают
скрывающуюся в них полную
гармоническую жизнь».
Василий Маркович Флоринский,
русский историк, основатель
Томского университета

В современной науке под термином антропоэстетика принято понимать раздел этнической антропологии, которая изучает самооценку физической внешности представителей различных этнических и расовых групп с позиции самооценки. Субъективная эстетическая оценка объективных антропологических параметров тела различных человеческих типов и составляет суть исследовательских задач данной дисциплины. Считается, что в качестве самостоятельного направления она выделилась сравнительно недавно, но это справедливо лишь в отношении самого термина, так как описаниями внешности различных расовых групп полны были еще первые известные сочинения античных путешественников и географов. Во всех частях Земли памятники археологии наглядно свидетельствуют о том, что людям всегда было присуще желание выделить и определить тип внешности своих соплеменников как красивый и соотнести его с типами внешности чужаков. Первые физиогномические трактаты также относятся по временам античности. Ренессанс с его интересом к изучению человеческих форм стимулировал дальнейшее развитие данного направления, которое стало оформляться в самостоятельную науку в XIX веке вместе с общим прогрессом естествознания. И вот здесь следует обозначить несколько ключевых фигур в истории науки, без которых подробное рассмотрение темы будет просто невозможным.

Адольф Цейзинг, Adolph Zeising (1810-1876) – немецкий философ, поэт и математик впервые сформулировал принципы математической эстетики, создав учение о категориях прекрасного. Он доказывал, что красота это прежде всего точная форма, а не некая субъективная оценка. В основу его концепции положен принцип «золотого сечения» (Der Goldene Schnitt), который был известен еще древним египтянам, вавилонянам и грекам. В системе философии Пифагора и Эвклида информация о принципе золотого сечения относилась к категории высших закрытых эзотерических знаний, скрываемых от непосвященных, ибо ему приписывались божественные свойства, проявляющиеся в строении мироздания. В эпоху Возрождения принцип золотого сечения был вновь взят на вооружение великими ваятелями, художниками и архитекторами. Их произведения потому и произвели такой радикальный переворот в европейской эстетике на фоне канонов Средневековья.

Под золотым сечением принято понимать деление целого на две не равные части, при котором большая часть так относится к целому, как меньшая к большей. В своей фундаментальной монографии «Эстетические исследования» (1855) Цейзинг рассматривал красоту с естественноисторической точки зрения, объясняя пространственные и временные, а так же материальные и формальные условия, делающие какое-либо природное явление, в том числе и человеческое тело, эстетичным. Эстетика, по его мнению, призвана объяснить, благодаря каким качествам явление может стать олицетворением первообразов, вечно живущих в душе человека. Исследованию принципа золотого сечения применительно к человеческому телу посвящена его работа «Новое учение о пропорциях тела человека» (1854) – уникальный синтез антропологии, математики, философии и эстетики. Данный трактат впоследствии оказал огромное влияние на развитие и формирование всего комплекса наук о человеке.

Карл Густав Карус, Carl Gustav Carus (1789-1869) – немецкий врач, анатом, биолог, психолог, художник, разносторонний ученый и крупнейший теоретик романтизма. Философский подход к искусству составлял основу его творчества, таким образом он формулировал универсальность проявления форм прекрасного. Тело человека, согласно концепции Каруса, как и его душа заключает в себе вечное божественное начало, которое имеет безусловную эстетическую ценность. Именно усилиями таких деятелей, как Карус романтизм явился новым этапом в соединении науки и искусства. Он был вдохновителем многих знаменитых художников и поэтов, а также был одним из родоначальников сравнительной анатомии и сравнительной психологии. Он пытался модифицировать френологическое учение Франца Йозефа Галля, исходя из единства тела и души. В своем фундаментальном труде «Символика человеческого образа» (1853) Карус для раскрытия исследуемой темы об эстетике тела человека начал применять новые данные о строении нервной системы. Он был другом классика немецкой литературы и поэзии И. В. Гёте, который также был великим ученым, и сделал в области строения черепа несколько важных открытий. К. Г. Карус в свою очередь сформулировал современные представления в области строения системы кровообращения. Это было время подлинных научных универсалов и титанов мысли, воплотивших в своем творчестве все возможные грани природных дарований.

Вообще нужно отметить, что все развитие физической антропологии, начиная с середины XIX века, то есть начала времени ее расцвета, проходило на основе синтеза физических знаний о природе человека с представлениями об эстетической уникальности различных рас, что и составляет основу антропоэстетики, согласно ее современной трактовке. Современная же популяционная генетика, взяв на вооружение новейшие математические методики расовой дифференциации человечества, тем не менее совершенно упускает из вида убедительную доказательность констатации внешних различий. Увы, математические формулы полностью затмили в сознании современных ученых представление о человеческом облике и его биологических вариациях.

И вот здесь для восстановления ясной естественнонаучной картины происхождения человеческих рас будет полезно вспомнить такого ученого, как Карл Хайнрих Штрац, Carl Heinrich Stratz (1858-1924). Немецкий антрополог, анатом, психолог, физиолог, врач и путешественник, он был одним из самых популярных авторов своего времени, силой своего писательского дарования и уникальной манеры оформления книг превративший науку о человеке в один из самых занимательных жанров литературы. С точки зрения истории науки его работы до сих пор ценны тем, что он первым математически доказал наличие у каждой расы своего золотого сечения. Поэтому разговоры о человеке вообще уместны лишь в среде философов-идеалистов, так как наследственные морфологические различия наглядно демонстрируют эволюционную устойчивость характерных расовых признаков в строении тела человека.

Густав Теодор Фрич, Gustav Theodor Fritsch (1838-1927) – немецкий анатом, антрополог, психолог и путешественник – был автором ряда важнейших открытий в области строения нервной системы. Ему принадлежат первые попытки применить принцип золотого сечения, не только к пропорциям человеческого тела в статике, но и к динамике его движения.

Именно исследованиями этих ученых можно, на наш взгляд, обосновать возникновение такой современной науки, как антропоэстетика и понять степень ее высокого статуса во всем комплексе наук о человеке. Множество других ученых из разных стран также внесли свой вклад в развитие данного научного направления, но именно Карла Штраца следует выделить особо на общем фоне, в силу его несомненного литературного дарования и наглядности обширного иллюстративного материала, с помощью которого он доказывал свою научную концепцию.

Карл Штрац родился в России в городе Одессе в семье немецких колонистов 14 июля 1858 года. Свое медицинское образование он начал на родине предков в Гейдельберге, где проучился два зимних семестра 1877-78 и 1878-79 и один летний семестр в 1879 году. Зимним семестром 1879-1880 он продолжил обучение в Фрейбурге, а в 1881 и 1882 годах обучался в Лейпциге. 2 августа 1883 года в Гейдельберге Карл Штрац защитил диссертацию «с отличием» (cum laude) и получил ученую степень доктора медицины. Под руководством профессора Карла Шрёдера, Carl Schroeder началась его работа в Берлинской гинекологической клинике. В 1885 году он стал младшим ординатором в Клиническом институте акушерства в Берлине.

С 1887 по 1892 годы Штрац служил по контракту офицером санитарии в голландской армии. Согласно его собственным воспоминаниям, он привлекался в качестве гинеколога и акушера для офицерских семей, которые находились вдали от европейского континента. С 1887 года Штрац служил в качестве офицера санитарной службы на острове Ява. В 1890 году он совершил путешествие в глубь острова. Он много путешествовал в этот период своей жизни и до 1898 года побывал с исследовательскими поездками в Америке, Китае и Японии.

В 1902 году Штрац стал членом Берлинского общества антропологии, этнологии и истории первобытного общества (Gesellschaft fur Anthropologie, Ethnologie und Urgeschichte). В одной газетной заметке по истории медицины и естественных наук в 1904 году с юмором писали, что «Штрац увидел своими глазами весь мир, кроме Южной Америки, Южной Африки и Австралии». В 1908 году он вернулся в Европу и обосновался в Гааге, где занялся широкой акушерской и гинекологической практикой. В 1914 году Штрац получил звание профессора указом императора Пруссии. С началом Первой мировой войны он как германский подданный был призван на военную службу по медицинской части. По окончании войны в 1919 году вновь вернулся в Гаагу, занявшись частной практикой. В 1923 году он тяжело заболел и 21 апреля 1924 года скончался.

Карл Штрац оказал огромное влияние на развитие антропологии и смежных наук именно ясностью изложения и высоким качеством иллюстративного материала. Он развивал идеи Адольфа Цейзинга о математической эстетике, но уже на основе богатейшего этнографического материала. Он буквально воспел красоту человеческого тела, обосновав математическую гармонию строения. Особое внимание он уделял женской красоте, для чего использовал фотографии из собственной коллекции и собраний своих коллег-антропологов. Из-за обилия обнаженной женской натуры его книги имели огромный успех среди мужчин, но при этом они не относились к категории порнографии или вульгарной эротики. Как ученый и врач Штрац четко осознавал ту еле уловимую грань, что отделяет искусство от пошлости.

Русские издания проходили цензуру Синода Русской Православной Церкви, но и у той никаких претензий по части соблюдения нравственных устоев не возникло. Его книги издавались с неизменно высоким полиграфическим качеством и были рассчитаны на состоятельных и образованных читателей. Следует особо подчеркнуть, что бумага, на которой они печатались, изготавливалась с добавлением рисовой муки, поэтому даже по прошествии ста лет все издания находятся в идеальном состоянии, как и прежде, являясь лакомой добычей для любого просвещенного букиниста.

Произведения Штраца очень часто получали положительные рецензии и неоднократно переиздавались. Он довольно быстро снискал себе репутацию человека, который обладает «эстетической компетентностью» - и это признавали как специалисты-медики, так и рядовые читатели.

Первое сочинение «Женщины острова Ява», увидевшее свет в 1897 году, представляло собой гинекологическое исследование. Но уже в 1898 году в Штуттгарте вышла вторая книга «Красота женского тела», которая имела оглушительный успех, и к 1941 году выдержала уже 46 (!!!) переизданий. Ею зачитывались обыватели и неизменно цитировали специалисты. В предисловии автор подчеркивал, что свой труд он адресует «матерям, врачам и людям искусства». Это было фундаментальное исследование общего понятия красоты, в том числе в искусстве и литературе, с изложением принципов организации эстетического канона. Штрац исследовал также ряд факторов, которые влияют на красоту и ее восприятие, среди которых обратил внимание на уровень интеллекта, социальный статус, возраст, болезни и одежду рассматриваемых людей. Он вывел собственные определенные критерии красоты женского тела, как в общем, так и по отношению к различным его частям, а также критерии красоты движения и пластики. Штрац писал в этой связи: «Я попытался найти новый путь к пониманию человеческой красоты, в котором я соединил воедино взгляд художника, анатома и врача, в котором я запечатлел свои наблюдения в многочисленных иллюстрациях, рассматривая предмет своего изучения всесторонне, а не только с точки зрения эстетического вкуса». Тринадцатое издание книги в 1902 году было дополнено фотографиями итальянских моделей, специально сделанными для этого. В более поздних изданиях книги «Красота женского тела» было добавлено триста новых иллюстраций.

В 1900 году вышло его сочинение «Женская одежда и ее естественное развитие», в котором Штрац представил свой взгляд на специфику женской одежды в разных культурах: как относятся к наготе, какие части тела принято прикрывать, как развитие культуры влияет на моду. Автор проанализировал «примитивное» одеяние, «тропические» и «арктические» варианты женской одежды, а также рассмотрел принципы формирования европейской и неевропейской моды. Том завершался главой об одежде как факторе, который влияет на визуальную красоту фигуры. Здесь же были представлены предложения по улучшению тогдашней женской моды.

В 1901 году свет увидело первое издание книги «Расовая женская красота», которая уже в 1904 году была издана в России. В этом исследовании Штрац обратился к описанию и изучению женского телосложения у различных рас. Эту тему автор уже затрагивал в издании «Красота женского тела», но тогда вопрос не был проработан столь детально. Последнее немецкое 21-е переиздание этой книги состоялось в 1940 году под тем же оригинальным названием, причем предисловие к нему писал известный расолог Ганс Вейнерт, Hans Weinert (1887-1967).

Книга «Формы тела в искусстве и жизни японцев» увидела свет в 1902 году, в ней Штрац рассмотрел особенности строения тела представителей данного народа, а также его традиционные представления о красоте, об обнаженном теле, и его влиянии на искусство Японии. Основная часть фотографий, опубликованных в этом томе, была предоставлена самим автором. Он сделал их во время своего путешествия в Японию.

Не зная устали и сочетая практическую работу с научными изысканиями и экспедициями, уже в 1903 году Штрац издал книгу «Тело ребенка и забота о нем». Эту работу он посвятил «родителям, воспитателям, врачам и людям искусства» - всем, кого волнует детское здоровье. В предисловии он подчеркивал, что в отношении детей, как и в отношении женщин, наука еще сделала очень немногое, чтобы с объективно-научной точки зрения объяснить суть вопроса. В первой, общей части книги автор рассказывал о роли образа ребенка в искусстве, а также о том, как развивается организм ребенка с течением времени. В отдельной части книги были даны рекомендации для конкретных возрастных категорий. В более поздних переизданиях этой книги были добавлены разделы с советами относительно питания, детской одежды, гигиены и воспитания. В том же 1903 году вышло из печати сочинение «Кто такие евреи? Этнографическое и антропологическое исследование», где он попытался непредвзято и без антисемитских штампов разобраться в данном феномене с позиций объективной науки.

В 1904 году свет увидела его самая фундаментальная книга «Естествознание человека», в которой тема расовых пропорций тела человека была доведена до своего логического совершенства. Все основные морфотипы человека были рассмотрены Штрацем с эволюционной точки зрения. Обилие иллюстративного материала, предложенного читателю, делало его натурфилософские выводы весьма убедительными, главный из которых состоит в том, что степень эстетического развития тела у представителей различных рас является точным маркером степени развития их общей материальной и духовной культуры. Тело человека служит как бы воплощением совершенства, создаваемого им рукотворного мира. Именно поэтому антропоэстетические каноны у различных рас столь не похожи и разнообразны.

В подтверждение этого тезиса Карл Штрац в 1914 году издал свою замечательную монографию «Изображение человеческого тела в искусстве», которая не имела до того аналогов. Книга буквально в одночасье стала бестселлером для всех, кто интересовался классическим искусством и незаменимым настольным пособием для искусствоведов. Практически первым в мировой практике он обосновал символику эстетических образов системой точных математических формул и показал, таким образом, что великие классики живописи, ваяния и зодчества были тонкими наблюдателями, передавшими в своих творениях всю сложность и безупречность архитектуры вселенской гармонии.

Книга «Возраст и пол» увидела свет в 1926 году уже после смерти автора. В первой части сочинения он исследовал изменения, которые претерпевает человеческое тело, пропорции и органы на протяжении человеческой жизни. Во второй части он подверг изучению первичные и вторичные половые признаки обоих полов, а также качественные и количественные различия в обмене веществ и в других жизненных процессах, протекающих в мужском и женском организмах.

Карл Штрац считал красоту следствием одновременно естественнонаучных и сверхъестественных законов (naturwissenschaftliche und uebernatuerliche Gesetze). Для него понятие красоты предполагало, прежде всего, «нормальное», то есть здоровое тело. Его главной задачей было выработать и предложить вневременные критерии красоты, которые принимались и принимаются в человеческом обществе.

Помимо этого, женская красота у Штраца непременно связывалась с материнством. Как и многие другие врачи, например, Альберт Молль, Albert Moll (1862-1919), Штрац придерживался точки зрения, что женщина, занятая на тяжелой физической работе, утрачивает собственную красоту и приобретает мужские черты. В качестве альтернативы он предлагал ввести специальное просвещение, которое получило название «каллобиотика» (kallobiotik), в основе него лежала бы забота общества о женском здоровье и красоте. Штрац понимал человеческую жизнь не только как «жизнь отдельного человека», но и как «жизнь вида». Более того, по его концепции «жизнь вида» имеет для естества женщины более важную роль, нежели для мужчины, который больше сосредоточен на собственной «жизни отдельного человека». Подтверждение данному тезису он видел в различиях женской и мужской анатомии.

Карл Штрац был безусловным сторонником учения Чарльза Дарвина и поэтому рассматривал расовые различия на основе принципов эволюционной морфологии – самостоятельного направления в биологической науке, которое еще только набирало тогда силу, и на его основе он создал свою собственную уникальную классификацию рас. Штраца, конечно же, можно справедливо считать одним из основоположников антропоэстетики, именно в современном ее понимании, так как он определил объективность антропологических различий между расовыми типами и одновременно, субъективность их эстетической оценки. Каждая раса считает себя самой красивой, но различия, особенно в морфологии строения тела совершенно очевидны для каждой, вне зависимости от эстетических предпочтений. Вот этот методологический нюанс был позднее положен в основу антропоэстетики. Вообще Карл Штрац оказал непосредственное влияние сразу на несколько смежных областей знаний. Так, например, в классической расовой теории его усилиями сформировался устойчивый канон подачи материала, в котором информация о физических различиях в строении расовых типов стали неизменно сопровождаться соответствующим иллюстративным материалом, поскольку до этого в сочинениях авторов данные своды информации существовали вполне независимо друг от друга. Физиогномисты предшествующих времен весьма мало интересовались морфологией строения человека, а врачи и анатомы, разбирали в анатомическом театре со скальпелем в руках преимущественно мертвецов, практически не задумывались о естественной красоте плоти, да еще с учетом расовых различий. Усилиями таких ученых, как Карл Штрац, эстетический образ человека был логически соединен со структурой его физического строения.

В философском плане учение о расовых различиях человека получило определение – субъективный реализм, то есть осмысление объективности типовых вариаций человеческого тела, сквозь призму субъективности оценки этих различий разными расами, а также биологический детерминизм, который определяет суть этих различий с естественно-эволюционной точки зрения в процессе исторического развития.

Из натурфилософской концепции Штраца многое почерпнули для себя и психологи, ибо именно на основе его изобразительных методик стало возможным четко определять всю гамму вариаций строения у различных биологических типов людей.

Искусство фотографии и дизайн моды глянцевых журналов также до сих пор находятся у него в неоплатном долгу, так как Штрац своими скромными усилиями в определенном смысле перенес тело человека из анатомического театра в модный салон. Со времен Ренессанса изображения живой плоти пережили свое второе рождение. На смену красоте статичных форм пришла пластика динамики движения. На салонных студийных работах ранних антропоэстетиков учились и первые кинематографисты, старавшиеся безграничными возможностями нового вида искусства показать всю чарующую магию буйствующей плоти. Грациозная постановка тела – это основа современ6ной эстетики, вообще, но без канонических работ немецкого ученого представление о ее развитии было бы неполным. Многие работы Штраца нуждаются сегодня в переиздании, ибо математические формулы эстетики тела, обоснованные им, нисколько не устарели за прошедшие сто лет. Красота – это точная форма. И математика тела нисколько не устраняет субъективного восприятия его красоты, так как у каждой расы свой эстетический канон и своя врожденная математическая интерпретация.

Один из корифеев антропологии Герман Генрих Плосс, Hermann Heinrich Ploss (1829-1885) в фундаментальной монографии «Женщина в естествоведении и народоведении» (Киев-Харьков, 1899, том I и II) писал: «Но едва ли нам удастся обусловить типичный образец красоты для всех рас; что же касается «вечных законов красоты», применяемых для каждого случая, то каждый согласится, сто они не существуют, каждый знает, что негр с таким же правом считает свою негритянку и калмык свою калмычку очень красивой, как европеец женщин Рафаэля. Наблюдение над населением всего земного шара показывает нам, что везде юноши стремятся к обладанию девушками, ни исключая и тех рас, где девушки даже в цветущие годы возбуждают в нас отвращение своей внешностью. Это неизбежно приводит нас к заключению, что идеал красоты у различных народов должен быть весьма различен и разнообразен».

Чарльз Дарвин как подлинно великий ученый умел также критически анализировать биологические аспекты красоты: «Негры не любят цвет нашей кожи; на голубые глаза они смотрят с отвращением и думают, что наши носы слишком длинны, а губы слишком тонки». Один из основоположников французской антропологической школы Поль Топинар, Paul Topinard (1830-1911) в классической своей книге «Антропология» (СПб, 1888) писал: «Люди с круглой головой утверждают, что эта форма самая возвышенная. Китайцы уверяют, что плоское лицо и косые глаза составляют перл творения. По мнению негра, самый красивый цвет черный». Классик польской антропологии Людвик Крживицкий в своей книге «Антропология» также подчеркивал: «Каждая группа считает себя самой красивой, пока она не встретится с другой, более сильной. Тасманийцы смотрели на свою черную окраску, как на перл совершенства, и советовали выходцам из Европы вымазаться углем, для того чтобы скрыть свое безобразие, то есть белый цвет кожи. Негр не может быть «ближним» белого, совершенно так же, как напрасно мы искали бы родства между свой и орлом, ослом и лошадью».

В истории антропологии можно обнаружить огромное количество умозаключений, принадлежащих перу классиков науки, но все они отражают одну и ту же корневую суть проблемы, рассмотрение которой позднее и было положено в основу такой самостоятельной дисциплины, как антропоэстетика: эстетические, следовательно и ценностные, критерии восприятия у людей различных рас являются производными их расовых признаков.

Но для того, чтобы прийти к такому, казалось бы, простому и естественному выводу европейской науке, изучающей огромный комплекс наук о человеке, понадобилось несколько столетий кропотливой работы и устойчивого развития.

Возникновение физиогномики, как самостоятельной дисциплины, изучающей внешние описательные признаки представителей различных человеческих рас с их непременной эстетической оценкой, принято связывать с именем такого ученого, как Иоганн Каспар Лафатер, Johann Caspar Lavater (1741-1801), хотя первые известные трактаты на эту тему относятся еще к четвертому веку до нашей эры. Немецкий врач и анатом Франц Йозеф Галль, Franz Josef Gall (1758-1828) развил френологию – учение о локализации функций высшей нервной деятельности в коре головного мозга, что послужило мощным толчком к развитию научных представлений о мимике и экспрессии человеческого лица. Иоганн Фридрих Блюменбах, Johann Friedrich Blumenbach (1752-1840) заложил основы краниологии – науки, изучающей строение черепа человека, ибо без представлений о его физической структуре не возможно говорить об эстетике лица вообще. Швейцарский доктор Юлиус Колльман, Julius Kollman (1834-1918) заложил основы пластической анатомии, на основе которой успешно развилось целое функциональное направление – восстановление лица по черепу, широко использующееся сегодня в медицине, криминалистике и палеоантропологии. Крупный немецкий антрополог Отто Рехе Otto Reche (1879-1966) существенно углубил данную методику, увязав морфофизиологию лицевого скелета с группами крови и другими биохимическими показателями организма.

При визуальном восприятии типа лица человека, важнейшую роль играют такие факторы, как цвет глаз, волос и кожи. Современная наука объективировала эти представления, в связи с чем Рудольф Мартин, Rudolf Martin (1864-1921) разработал шкалу цветов глаз, Ойген Фишер, Eugen Fischer (1874-1967) – шкалу цветов волос, Феликс фон Лушан, Felix von Luschan (1854-1927) – шкалу цветов кожи. Немецкий расолог Эгон фон Эйкистедт, Egon von Eickschtedt (1892-1965) в своем учении об эволюционном развитии человеческих рас увязал пропорции и конфигурацию лица с типами конституции тела, пластики, движения и характерными позами, окончательно сформулировав принципы расовой соматологии. Польский антрополог немецкого происхождения Эдвард Лот, Edward Loth довел до логического совершенства миологию – науку о строении мягких тканей лица, ибо они также влияют на выработку канонов антропоэстетического восприятия.

Развитие психологии, психиатрии и неврологии также существенно обогатило данное направление в науке. Коснемся здесь лишь нескольких значимых имен и введенных понятий. Председатель Немецкого психологического сообщества Эрих Рудольф Енш, Erich Rudolf Jaensch (1888-1940) создал уникальную синтетическую концепцию, в которой каждому антропологическому типу поставил в соответствие конкретный психологический тип. А Эдуард Ортнер, Eduard Ortner в своих научных изысканиях пошел еще дальше, начав выстраивать корреляции не только между типами физического строения и с их психическими проявлениями, но также с типами мировоззрения и характерными творческими способностями в искусстве, и отношению к ценностям. Известный расовый психолог Людвиг Фердинанд Клаусс, Ludwig Ferdinand Clauss (1892-1974) создал учение о практической характерологии, на основе которого описывал каждый конкретный тип лица через стиль физической пластики его проявлений. Таким образом классическое учение о физиогномике, которое исследовало типы лица в статике, он развил до уровня новой физиогномики, которая исследовала типы лица в их непосредственной динамике проявления тех или иных эмоций.

В новейшее время позиции антропоэстетики были существенно усилены огромным сводом статистической информации из области криминологии и сексологии, которые помогают понять, какой тип лица более притягателен и, напротив, наиболее антипатичен представителям той или иной расовой группы.

Однако наиболее плодотворным в плане развития интересующей нас проблемы оказался синтез физиогномики и расологии. Немецкий ученый Фридрих Меркер, Friedrich Maerker (1893-1985) в своей книге «Описание расовых характеров. Расология на физиогномической и френологической основе» (1934) утверждал: «Расология дает общее описание внешнего вида и, независимо от этого, общее описание характеров различных рас. Но значение отдельных частей головы она объяснить не может. Для расологии, как науки, это вероятно, неважно, поскольку она имеет дело только с характером целой группы. Но этот недостаток ощущается при попытках оценить отдельного человека с точки зрения расологии. Цель нашей методики состоит в том, чтобы синтетически объединить возможности расологии с возможностями физиогномики, то есть связать отдельные формы головы с отдельными свойствами различных рас».

Р. Бургер-Филлинген, R. Burger-Villingen в своей монографии «Законы человеческих форм как ключ к расологии» (1936) также подчеркивал уже во введении: «Каждый член народного сообщества должен осознавать, что расология это не самоцель, а средство достижения цели. Ее задача не классификация человечества по рубрикам, она должна стремиться к тому, чтобы каждый осознал свои полезные наследственные ценности, чтобы всегда отдавать только свои лучшие силы служению народному сообществу. Закономерности строения не допускают различного толкования ценности форм, но в то же время речь не идет о какой-то неподвижной, безжизненной системе. Законы форм – ключ к расологии и надежное вспомогательное средство обучения».

Эрнст Риттерсхаус, Ernst Rittershaus в книге «Конституция или раса?» (1936) писал: «О тесной взаимосвязи между внешним обликом человека и его душевными качествами знали еще греки. «Калос кай агатос», «прекрасный и хороший» - эта оценка коренилась в их глубоком расовом чувстве. «Прекрасным» был и остается для нас сегодня человек, который соответствует образу культуротворческой расы,  «хороший» значит соответствующий нравственному образу мыслей этой расы. И позже постоянно предпринимались попытки связать психические качества и физические черты, особенно черты лица. Лафатер возродил греческий принцип гармонии моральной и физической красоты. Именно он в Новое время увязал темпераменты с характерными расовыми типами».

Таким образом, с точки зрения истории науки можно утверждать, что современная антропоэстетика – это синтез развития эстетики, этики и биологии.

Ведущий отечественный специалист в этой области Наталья Ивановна Халдеева в статье «Сравнительные антропоэстетические исследования в России» (Вестник антропологи, вып. 4, М., 1998) совершенно определенно пишет: «Нужно сказать, что человек не только воспринимает физиономический облик другого индивидуума, он соотносит его с собственными и групповыми антропологическими оценками. На этой основе индивидуум и его группа могут определить ареал распространения популяционных морфологических особенностей и вырабатывать собственную шкалу фенотипических суждений. Кстати, способность порождать ценностные воззрения, в том числе и в отношении внешности, является уникальным свойством человеческого сознания. Для антропоэстетического анализа наибольший интерес представляет форма оценки внешнего облика как этнического признака. Особенности внешности могут выступать носителями определенной информации и играть роль сигналов о расовой и этнической принадлежности человека. Приравнивание физиономических комбинаций к этнической характеристике в процессе восприятия внешности отражает антропологическую составляющую общего механизма идентификации. При формировании категорий идентичности эта составляющая является одной из самых древних и стабильных. Ее древность очевидна, так как человеческое лицо всегда было самым доступным и информативным, а на определенном этапе антропогенеза жизненно важным».

Это мнение признанного специалиста совпадает с результатами этимологического анализа слова «предрассудок» в индоевропейских языках. Во времена первоначального бурного развития антропологии еще Дарвин указывал на различные врожденные предпочтения при оценке типов внешности и, как следствие, на существование врожденных наследственных критериев, свойственных каждой расе. Каждый индивид носит в себе характерный набор «сигнальных» опознавательных признаков, по которым он оценивает окружающих в соответствии с базовым биологическим принципом «свой-чужой». Лицо человека, так же как и его общая морфологическая компоновка телесной конституции, с расовой точки зрения представляет собой концентрацию рецепторов сигнальной информации, служащей целям репродуктивного отбора. Перспективный половой партнер, таким образом, оценивается в соответствии с врожденной типической структурой идеального партнера, характерного для данной этно-расовой группы. Н. И. Халдеева подчеркивает далее: «Большое значение имеет расовая принадлежность в процессе оценивания внешности. Механизм взаимного человеческого восприятия детерминирован биологически и социально, что обеспечивает его неизменное воспроизводство».

Все эти аспекты антропоэстетической организации человеческой психики, вся ее архитектоника закодированы в нейронной организации мозга. Изначальные эстетические каноны, свойственные данной расе, без искажения воспроизводятся в ряде поколений, связывая напрямую каждое живущее поколение с архетипом. Нейроны мозга как бы выполняют функцию матрицы, числовые значения которой служат корректировке и поддержанию вектора эволюционного развития расы. Причем этот вектор физиогномической «идеализации» строго направлен непосредственно в сторону усреднения, то есть типизации, или к единому расовому стандарту, с тем, чтобы обеспечить максимальный репродуктивный успех индивидуума в рамках его популяции. Именно поэтому форма и цвет глаз, волос, кожи, овал лица и пропорции тела являются наиболее значимыми при этно-расовой характеристике воспринимаемой внешности, ибо вокруг этого сочетания расовых признаков наиболее четко и концентрировано проступает генетическая информация об их носителе, что, в свою очередь, при его оценке дает возможность максимально использовать позитивный эффект расовых предрассудков. Информация, зрительно считываемая с лица и тела оцениваемого субъекта, сравнивается с информацией, заключенной в мозгу оценивающего субъекта, что приводит в действие механизм антропоэстетической оценки. Максимальные различия в их генетических матрицах и обеспечивают воспроизводство расы, отсекая вредные мутации, влекущие к «хаосу крови».

Особую ценность изысканиям Н. И. Халдеевой безусловно придают обобщения практических исследований, в процессе которых был выведен суммарный показатель аутоидентификации (AI). Чем консалидированнее в расовом отношении группа, чем ярче генетически воплощен ее тип, тем этот показатель выше. Кроме того, выяснилось, что в пределах выборок вектор мужского идеального типа имеет четко выраженный центростремительный характер. Это как нельзя наглядней подтверждает наличие у каждого исторически значимого народа расового ядра, в котором все расовые признаки выражены самым отчетливым и неповторимым образом. Именно на расовое ядро народа приходится основная историческая нагрузка в процессе государственного строительства и созидания культурных ценностей.

Теперь следует подчеркнуть, что эти самые расовые антропоэстетические стандарты – не набор бессвязных данных, произвольно трактуемых из поколения в поколение, но именно архетипическая матрица точных и постоянных величин, записанных в нейронной организации мозга каждого человека. И чем чище тип этого индивида, свидетельствующий о его принадлежности к расовому ядру своего народа, тем безошибочнее его эстетическое чутье и, как следствие, морально-этическая способность к суждениям. Ибо, как мы помним, антропоэстетика – это синтез развития эстетики, этики и биологии.

В этой связи следует вновь подчеркнуть, что именно плеяда ученых, ярчайшим представителем которой был Карл Штрац, начала массово применять в целях объективной оценки расовых признаков антропологическую фотографию.

Один из крупнейших отечественных антропологов В. В. Бунак в своей статье «Фотопортреты как материал для определения вариаций строения головы и лица» (Советская антропология, № 2, 1959) делает такой вывод: «Известно, что опытный наблюдатель, изучая фотопортрет, может во многих случаях с достаточной точностью определять, к какой этнической группе относится изображенный индивидуум и каков его антропологический тип. Приведенные выше данные устанавливают, что по фотоснимкам можно получить не только суммарную и довольно общую характеристику антропологического типа, но и определить варианты отдельных цефалоскопических признаков, пользуясь для этого однообразной, специально разработанной методикой. Применяя такую методику, каждый исследователь имеет возможность определить вариант того или иного признака, независимо от знакомства с данным типом, не по общему впечатлению от фотопортрета, а на основании разграничительных критериев морфологического порядка».

Это вновь означает, что расовый и этнический тип – объективная реальность и поддается точному измерению не только в общем, но и по отдельным частям портрета. Множество народных поговорок во всех частях света обыгрывающих в ироничной форме те или иные черты лица и фигуры, с обязательным их соотнесением с тем или иным расово-этническим типом, свидетельствуют о народной наблюдательности в связи с объективным существованием дифференцированных расовых типов.

А. А. Зубов и Н. И. Халдеева в своей совместной статье из сборника с характерным названием «Расы и расизм. История и современность» (М., 1991) делает такое заключение: «Значит «тип», т. е. характерная сумма генетических и морфофизиологических признаков, маркирующих определенные группы вида, феномен вполне реальный и, стало быть, заслуживающий исследования. Американский ученый Дж. Нил заявляет, что в настоящее время любого индивидуума можно отнести к той или иной хорошо исследованной большой этнической общности с точностью до 87%. Название книги А. Ф. Назаровой и С. М. Алтухова «Генетический портрет народов мира» (М., 1999) также говорит само за себя, ибо в ней дается подробная характеристика частот генов во всех основных и даже реликтовых популяциях человечества. Наконец, знаменитая Таблица генетико-лингвистических различий между народами авторитетного американского генетика Лунджи Кавалли-Сфорца полностью позволяет проиллюстрировать объективность различий между биотипами. Отечественный автор В. И. Козлов в статье «Этнорасовые предубеждения и этнологическая наука» (Расы и народы, вып. 23, 1993) справедливо отмечает поэтому: «При контактах с людьми, существенно отличающимися в антропологическом отношении, этническое самосознании обычно дополняется расовым и превращается в более четкое и устойчивое этнорасовое сознание».

Подобного рода суждений, почерпнутых из современных научных работ, можно привести огромное множество, но и этих, на наш взгляд, будет вполне достаточно, чтобы подтвердить всю правоту выводов Карла Штраца, а заодно избавить его от любых попыток навешивания на него тех или иных идеологических штампов.

Его вклад в науку и, шире, в эстетическое и даже мировоззренческое осмысление действительности поистине огромно. Можно ли себе представить развитие массовой визуальной культуры изображения человеческого тела без его теоретических наработок. Но самое главное достижение ученого состоит в том, что он сделал тело женщины и, шире, всю ее сущность равноправным, наравне с мужским, субъектом рассмотрения в рамках эволюционного процесса. До этого с античных времен и вплоть до начала XIX века в европейской научной культуре анатомию человека как такового, как часть мироздания было принято изучать исключительно на примере тела мужчины. Тело женщины рассматривалось лишь с эстетико-эротической точки зрения, а также с утилитарной, в связи с вопросами материнства и детства. Именно Штрац в прямом смысле этого слова уравнял женщину с мужчиной в правах эволюционного созидания расы. Мало того, как подлинный новатор, задолго до открытий в области генетики он показал, что по многим морфофизиологическим показателям женский организм является более устойчивым и точным маркерам расовых признаков, чем мужской. Совершенно очевидно, что в процессе эволюционного отбора мужчина своей деятельностью вырабатывает расовые признаки, а женщина их сохраняет и закрепляет. Именно так распределяются роли во всем, что мы понимаем под словом порода, касается ли это растений, животных или человека. Современная эволюционная теория пола зиждется именно на этом принципе.

И в заключение нашего исследования необходимо поведать краткую, но весьма поучительную историю возвращения Карла Штраца к русскому читателю. Известный русский антрополог Василий Евгеньевич Дерябин, ныне, увы, покойный, при жизни с большим вниманием и энтузиазмом относился к деятельности автора этих строк, направленной на переиздание классических сочинений по расовой проблематике. В начале 2000-х годов он подарил оригинал русского дореволюционного издания книги «Расовая женская красота» немецкого ученого, взяв с меня честное слово, что я никому не буду об этом рассказывать при его жизни. Это было обусловлено тем, что среди советских и постсоветских антропологов продолжают доминировать настроения, навеянные еще марксистскими идеологическими штампами об универсальности интернационализма, и Дерябин опасался за свой авторитет среди коллег, всецело поддерживая меня в частных беседах.

Сегодня это уникальное сочинение уже выдержало два переиздания в рамках книжной серии «Библиотека расовой мысли», публикуемой московским издательством «Белые Альвы», и стало едва ли не одним из самых известных в русской зоне Интернета. Популярность Карла Штраца превзошла все ожидания, что лишний раз подтвердило его гениальность и подтолкнуло к изданию других его сочинений по данной теме, объединенных в рамках предлагаемого читателю проекта. Но лучше его книги, которые меня заинтересовали, как руководителя проекта, полностью отсутствуют в фондах наших библиотек. Пришлось обратиться за помощью к старым немецким антикварам и букинистам. Когда многие из них узнавали, с какой целью я хочу приобрести книги Карла Штраца, то брали чисто символическую плату, старались найти самые лучшие сохранные экземпляры и в самых возвышенных, дружелюбных выражениях благословляли этот проект. Кто общался с ними, знает, что это особая порода людей – «соль Земли» немецкой: им и классику отечественной антропологии Василию Евгеньевичу Дерябину мы выражаем самую искреннюю благодарность за помощь и предоставленные материалы.

Материалы по теме:
Литературная и научная биография В.Б.Авдеева
Видеолекции В.Б.Авдеева (история расологии, презентации новых книг и т.д.)
Обзор книг "Реабилитированная расология"
А.Н.Савельев "Зачем нужна расология?"
М.Диунов "Запрещённое" расоведение
Создатель расовой типологии И.Е. Деникер
Основоположник русской расовой теории С.В.Ешевский
Человековедение Паоло Мантегаццы
Антропологическая психология И.А.Сикорского
В.Авдеев & М.Диунов "Карлтон Стивенс Кун – классик американской антропологии"
Конспирологическая антропология Ричарда Фёрле
Антропосоциология Жоржа Ваше де Лапужа
Практическая психоантропология Людвига Фердинанда Клаусса
Популярная расология Феликса фон Лушана
Карл Штрац и лабиринты женского тела
В.Б.Авдеев "Культурная антропология Людвика Крживицкого"

 

К началу страницы
 

РУСКОЛАНЬ