Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.


А.БЕЛОЯР
СВОЙ БАНДИТ - ЗЛО, ЧУЖОЙ - ЗЛО СТОКРАТНОЕ

Тема взаимоотношений коренных народов России с приезжими инородцами очень часто соприкасается с проблемой изнасилований, убийств, грабежей, наркоторговли и других преступлений.

На реплику русских национал-патриотов о том, что сознание обывателя может поменяться коренным образом только после того, как «дорогие гости» поставят его в соответствующую позу где-нибудь в тёмном месте, у демократов и общечеловеков всегда находится аргумент, звучащий примерно так – «А что, среди русских нет насильников, убийц и других подонков? В каждой нации есть свои отморозки, и не нужно распространять вину за их преступления на всю нацию!»

Именно на эту тему я хотел бы поговорить подробно. Надеюсь, что это размышление поможет прояснить столь важные моменты в вопросах межнациональных отношений.

Для начала хочу привести цитату из статьи Андрея Борцова «Правда о русском национализме. Вопросы и ответы» («Спецназ России», №1(100),2(101), 2005г.) и сообщение «Со своими бандитами легче разобраться» человека под ником «Stalker707» из его «Живого Журнала» (livejournal.com) :

Вопрос: Быдло - всегда быдло. Какая разница, русские гопники или кавказские джигиты колотят меня в подворотне?

Ответ: Есть такая научная дисциплина - этнопсихология. Русский гопник, каким бы гадом он ни был, все-таки свой. Да, это сукин сын - но это наш сукин сын. Он вырос с тобой на одной улице, говорит с тобой на одном языке, у него с тобой общая культура, много общих воспоминаний, он - при всем своем гопничестве - видит в тебе человека. Русский гопник или бандит может избить, убить, но ему в голову не придет делать то, что естественно для представителей «маленьких, но гордых народов». Во времена Великой Криминальной революции даже воры в законе возмущались деятельностью нового поколения бандитов-беспредельщиков, игнорировавших все блатные понятия. Но вспомните, кого прессовали по беспределу? Других бандитов и коммерсантов (которые в те времена поголовно ходили под бандитами). То есть - занимались разборками между собой. Обычным работягам от этого было ни жарко, ни холодно. А теперь сравните с тем, что творят «не имеющие национальности» сепаратисты на тех территориях, которые попадают под их влияние, со всем русским населением. Рабство - это что, русская традиция? Терроризм - русский способ решения проблем? Гомосексуальные изнасилования - русская забава? В конце концов, вспомните Беслан: такое могли бы сделать русские?! У русских нет определенных стереотипов поведения, характерных для неруси. Русский может набить тебе морду, но не станет обращать в рабство. А для «джигита» ты - низшее существо, созданное Аллахом специально для удовлетворения его потребностей. Для тех, кому все надо объяснять на пальцах, моделируем житейскую ситуацию. Вы пробираетесь по темному переулку мимо кучки подвипивших граждан, явно не обремененных интеллектом. Спотыкаетесь, налетаете на одного из них и у вас рефлекторно вырывается «...твою мать!». А теперь проанализируйте возможные последствия, если пьяная компания состоит из русских - и из чеченцев».

Со своими бандитами легче разобраться

«Как только затрагивается вопрос о доминировании в России этнических криминальных группировок, в основном кавказских, тут же общечеловечная либерастия приводит свой заезженный довод: - А вы что, считаете что славянские преступные группировки были бы лучше?
 
Первое, что бросается в глаза - это прямая попытка манипулировать сознанием оппонента. Впрочем, это любимейший приём либерастии. С помощью примитивной НЛП-методики человеку пытаются незаметно внушить подсознательную мысль, что уж кавказские-то бандиты несомненно «лучше», чем русские.

А в самом деле - не всё ли равно, какие именно бандиты будут тебя грабить?

Но при внимательном анализе становится очевидно, что «наша», то есть «славянская» оргпреступность, всегда лучше, чем иноэтническая. Просто с «нашей» организованой преступностью бороться можно гораздо эффективнее, чем с чужой. Дело в том, что при задержании или аресте представителя неславянской группировки, независимо от причины его задержания, он немедленно начинает вопить о «притеснении на национальной почве». Ну а если при задержании этого джигита сотрудник милиции ранит его, или тем более убьёт, тут же поднимается жуткий гевалт, набегает сотня-другая родственников, откуда-то резко всплывают «уважаемые люди», в прессе разворачивается вселенский плач по невинно убиенной «русским фашизмом» очередной «таджикской девочке» (тм)...

И вот - следите за руками! - алле-ап! - простая уголовщина вдруг волшебно превращается в прямо противоположное явление. Оказывается, не он украл/убил, а его самого притесняют «по национальному признаку»! Так что для России «славянская» оргпреступность лучше уж хотя бы тем, что не оставляет для преступников такой лазейки».

Андрей Борцов начинает с того, что вспоминает о науке об этнопсихологии. Этническая психология является отдельным разделом в рамках социальной психологии и изучает психологию наций, где нация обозначается термином «этническая группа» или «этническая общность».

Следует особо ответить, что этническая психология изучает не отдельных представителей нации, а большие группы людей, принадлежащих к какой-либо нации. «Этнические группы, - отмечают в своём учебнике «Социальная психология» Р.И.Мокшанцев и А.В.Мокшанцева, - являются, как и классы, большими социальными группами и оказывают своё значимое воздействие на исторический процесс».

То есть этническая группа рассматривается как сообщество с определёнными общим признаками, играющими свою уникальную роль в истории. Вот лишь краткий перечень этих отличительных признаков: психический склад, национальный характер, традиции, обычаи и т.д. В указанном учебном пособии по социальной психологии авторы-составители делают очень важное и необходимое пояснение: «Правильнее говорить не столько о каких-либо наборах черт, сколько о степени выраженности той или иной черты: немецкая пунктуальность и аккуратность, английская чопорность, итальянская экспансивность, испанская гордость и т.д.»

В ставшей уже классической работе «Психология народов и масс» великий французский философ Густав Лебон выразился более определённо: «Нужно пожить с народами, психический склад которых чувствительно отличается от нашего, даже выбирая между ними только лиц, говорящих на нашем языке и получивших наше воспитание, чтобы понять глубину пропасти, существующей между психическим складом различных народов» (…) «Без предварительного знания душевного склада народа история его кажется каким-то хаосом событий, управляемых одной случайностью. Напротив, когда душа народа нам известна, то жизнь его представляется правильным и фатальным следствием из его психологических черт. Во всех проявлениях жизни нации мы всегда находим, что неизменная душа расы сама ткет свою собственную судьбу...»

Из-за яркой выраженности какой-либо национальной черты складываются стереотипы восприятия той или иной нации. Напомню, что стереотипом называют привычный штамп, укоренившийся предрассудок. Сегодня слово «предрассудок» носит скорее негативный окрас. Но это далеко не так. Вернее, не всегда так. Предрассудок применительно к нашей теме – накопленный веками опыт взаимоотношений различных народов. От стереотипов никуда не деться, как бы не хотели этого некоторые наши оппоненты. Стереотип восприятия нельзя отбросить или заглушить, его необходимо понять, а зачастую и подчиниться его требованию.

Например, в какой-либо народе в процессе длительного исторического развития у подавляющего количества людей вырабатываются способности, к торговому делу. Факторы, влияющие на развитие этой способности мы сейчас не рассматриваем. И этими способностями в таком большом соотношении не могут похвастаться представители иных наций. Это вовсе не означает, что среди данной нации нет учёных или врачей. Они есть. И даже если их нет, то n-ное количество при желании можно обучить. Но тот высокий процент людей, не мыслящих себя без занятия торговлей, распространяет соответствующее отношение на всю нацию. То есть возникает стереотип восприятия нации как единого целого с его определёнными способностями. То есть живущие в соприкосновении с этой нацией люди иных национальностей воспринимают соседей как нацию-торговца, а не как нацию землепашцев.

Но стереотип восприятия может и мешать. В основном это касается случаев межличностного (индивидуального) общения представителей различных наций. Например, с большой долей вероятности мы ожидаем от встречной цыганки у вокзала или станции метро предложения погадать, а на самом деле она спешит на выступление в театр «Ромэн». Более того, она может и вовсе не обладать навыками предсказывать судьбу. Более того, может испытывать отвращение к такому способу зарабатывания денег. Но думаю, что никто не станет отрицать тот факт, что процент гадалок среди цыган существенно выше, чем у представителей какой-либо иной национальности.

М.П.Шерстнёв в своей работе «Кто правит нами: психология управленцев» (М., 2003) делит всех людей на три большие группы (в терминологии автора - «породы»): элита, народ и люмпены.

Применительно к теме нашего разговора особый интерес представляют люмпены. Они есть в любой нации.

Шерстнёв следующим образом характеризует эту нелицеприятную группу: «Порода паразитов, нелюди. У этой породы элитарность слишком низкая и присутствует ничем не контролируемый ген эгоизма. Это крайне эгоистичные, ленивые, вороватые и неуправляемые существа. Управление ими идёт через принуждение и насилие».

Более того, Шерстнёв делит породу люмпенов ещё на четыре подвида: пассивные, активные, агрессивные и явные. Агрессивные люмпены это как раз и есть те самые уголовники, о которых мы ведём разговор. Это люди, посвятившие себя преступлениям, сознательно идущие на преступление из-за корыстных или иных побуждений. Агрессивные люмпены отличаются крайней жестокостью.

В понятие «преступление» входит самый широкий спектр видов деятельности агрессивных люмпенов: грабежи, разбой, насилие, вымогательства, обман и т.д.

Я убеждён, что соотношения элиты, народа и люмпенов в каждой нации различное. Где-то элита представлена более широко, где-то менее. Где-то люмпены встречаются более часто, где-то менее. Но сейчас речь немного не об этом.

После развала СССР на постсоветском пространстве образовались государства с весьма различным уровнем жизни. Есть государства-лидеры, где жизнь народа более-менее терпимая. А есть государства-нищие, откатившиеся после развала советской империи на сотни, а может быть и тысячи лет назад.

Как должны были повести себя агрессивные люмпены в нищих государствах? Они ринулись осваивать пространства, которые являются наиболее благоприятными в плане личного обогащения. Одним из таких пространств является Россия. Прозрачность государственной границы, отсутствие жёсткого миграционного законодательства, коррумпированность власти и органов внутренних дел – все эти условия создали режим наибольшего благоприятствования для проникновения самых активных, бесстрашных, наглых и жадных люмпенов. И это правило относится не только к государствам бывшего советского пространства.

Итог не заставил себя долго ждать. За последние 10-15 лет Россия получила дикий всплеск преступности, организованной на национальной (клановой) солидарности.

Вот лишь некоторые красноречивые данные:

«По данным МВД РФ, с января по сентябрь 2005 г. иностранными гражданами и лицами без гражданства на территории Российской Федерации совершено 39,3 тыс. преступлений, что на 3% больше, чем за тот же период 2004 года. Основное число преступлений, совершаемых иностранцами, совершено гражданами СНГ – 35,8 тыс. преступлений (91,1 %). В отношении иностранных граждан и лиц без гражданства совершено 9,9 тыс. преступлений. В Москве, как сообщил в июле с.г. на расширенном заседании межнационального консультативного совета при правительстве РФ начальник столичного ГУВД Владимир Пронин, иностранные граждане в первом полугодии 2005 года совершили 17 тыс. 660 преступлений, что составляет 40% от общего числа зарегистрированных преступлений. Гражданами из ближнего зарубежья совершено 7405 преступлений, среди них 67 убийств. Глава ГУВД Москвы сообщил, что правонарушители из Таджикистана и Узбекистана в основном занимаются наркобизнесом, из Грузии – квартирными кражами, из Казахстана – мошенничеством. По данным независимых экспертов, в 2004 г. в России было выявлено более 2000 преступных группировок, сформированных на этнической основе. 516 из них действовали в Москве. Наиболее многочисленная, по данным аналитиков Департамента по борьбе с оргпреступностью МВД РФ, преступная группировка, действующая в столице, – «азербайджанская». Ее представители контролируют наркобизнес, занимаются мошенничеством с обменом валюты, угоном и перепродажей машин. Сейчас в Москве насчитывается более 30 «азербайджанских» ОПГ. Одна из старейших группировок – «армянская» – занимается заказными убийствами, гостиничным и игорным бизнесом, а также разбойными нападениями с угоном машин и кражами. Наибольшее число так называемых воров в законе у «грузино-абхазской» ОПГ. Ее представители специализируются на грабежах, кражах, вымогательствах, разбоях, финансовых аферах. Самой одиозной в столичном преступном мире считается «чеченская» преступная группировка, члены которой не признают «воровских законов» и всегда действуют «беспредельно». Ее деятельность разнообразна – вымогательства, похищения людей, торговля оружием и наркотиками, контроль над банками, гостиницами, казино и развлекательными центрами, рынками. Эту ОПГ отличает наибольшая сплоченность». (Фрагмент статьи Е.Блиновой и Д.Симакина «МОСКВА МИГРАНТСКАЯ», «Новая газета» № 241 от 8.11. 2005г., ng.ru).

«Этнические группы захватывают целые секторы экономики, к примеру, торговля и ЖКХ. В этих сферах крутятся огромные деньги. Так, только по официальным данным, азербайджанская диаспора в сфере торговли зарабатывает 1,2-2,5 млрд. долл. в год, в то время как годовой бюджет всего Азербайджана в 2000 г. составил 1,4 млрд. долл. При этом нужно учитывать, что это только легальные обороты. Нелегальные никто даже подсчитывать не берется. Естественно, большинство этих денег уходит из Москвы, бюджет столицы не пополняется. Сейчас можно говорить о том, что из 12 млрд долл., вывезенных в прошлом году из России, большая часть пришлась на Москву. Такая ситуация вызывает недовольство коренного населения и приводит к межнациональной розни» («Мигранты вывозят из Москвы миллиарды», www.rbcdaily.ru, 25.10.2004г.).

«Все больше денег, заработанных иностранными рабочими, уходит из России через системы денежных переводов. По данным ЦБ, в первом полугодии этот показатель превысил $1,3 млрд. Мигрантов становится больше, а их заработки и популярность систем переводов увеличиваются, отмечают операторы рынка. В статистику ЦБ включает денежные переводы физлиц из России и в Россию в пользу физических лиц, осуществленные через системы Anelik, Contact, InterExpress, Migom, MoneyGram, PrivatMoney, Ria Emm, «SТВ- Экспресс», Travelex Worldwide Money, UNIStream, VIP Money Transfer, Western Union, «Быстрая почта», «Гута Спринт», «Золотая корона», а также через «Почту России». («За полгода иностранцы перевели из нашей страны $1,3 млрд», «Ведомости» (Москва) , N160, 30.8.2005г.)

«…В 2003 г. в московские суды было направлено 121 дело об изнасилованиях. В 79 случаях обвиняются рабочие парни, нелегально приехавшие из ближнего зарубежья» («Изнасилованная Москва», www.kp.ru, апрель 2004г.).

И таких примеров можно привести великое множество.

Приведённую статистику можно дополнить тем, что проблема раскрываемости этнических преступных сообществ является самой большой "головной болью" для следственных органов, представители которых говорят об этом открыто. Ведь если в группировку местных братков ещё можно запустить информатора (агента), то в ту же чеченскую банду просто не сунешься. Там все отношения, в том числе криминальные дела, построены на уровне семьи, клана, тейпа. Все повязаны кровно-национальным родством, информация о совершённых злодеяниях не выходит за узкий круг сородичей. И даже если удастся найти агента из лиц национальности, к которой принадлежит данная группа преступников, то внедрить к ним чужака абсолютно невозможно, даже при всём желании.

Сексуальная агрессия как неотделимая часть общей преступной агрессии по отношению к коренным народам России стоит в одном ряду с другими тяжкими преступлениями. Захват чужого жизненного пространства, изнасилования, рабство - всё это составные звенья одной цепи. В книге «Психология национализма» Р.Перин напоминает: «Психологи хорошо знают о прочной связи сексуальной агрессии с комплексами разрушения и садизма». В статье «Бомба в секс-упаковке» Юрий Фролов пишет: «В июне 1992 года молдавские националисты напали на русский город Бендеры в Приднестровье. Что же они стали делать, захватив город? В школах в эти дни шли выпускные вечера. И русских ребят-выпускников перебили, а 17-летних русских девочек изнасиловали. Все это свершалось под флагом национальной Молдовы, элита которой смотрела и смотрит на Запад, на Румынию. Почему же наши шустрые российские тележурналисты и режиссеры молчали тогда и молчат сейчас? А потому что эта тема, как и другие темы насилия над русским населением, - запретная. Нападение на Приднестровье показало в открытом виде в современную «цивилизованную» эпоху одну из целей современных оккупантов всех мастей - русская женщина. История показывает, что в любой войне одна из сторон преследовала несколько целей: захват богатств другой страны и захват девушек и женщин. В повести Чивилихина «Память» говорится о взятии татаро-монголами одного русского городка в 1240 году. И молодые славянки в те далекие времена бросались с многометровых крепостных стен, чтобы только не попасть в руки насильников. После победы враги всегда ставили цель духовного обоснования оккупации территории (так делала, в частности, геббельсовская пропаганда во время последней большой войны)».

В этом месте статьи будет очень полезным обратиться к западной статистике, дабы показать, что проблема касается далеко не только России: «Именно в местах проживания национальных меньшинств выше всего уровень преступности, именно оттуда проникают в наше общество межрасовые преступления. Самообманом и ложью мы ничего не исправим. То же, судя по всему, верно и в отношении Великобритании. Анализируя цифры в отчете Министерства внутренних дел по статистике криминальных явлений, обозреватель Джон Вудс выяснил, что из общего числа „расово мотивированных“ преступлений в 1995 г. 143000 были совершены белыми против меньшинств и 238 000 - меньшинствами против белых. „Если национальные меньшинства составляют менее шести процентов от населения Соединенного Королевства,- заключает Вудс,- но при этом совершают 238 000 расовых преступлений в год, а белые - 94 процента населения - совершают 143 000 таких преступлений в год, отсюда следует, что национальные меньшинства совершают расовых преступлений в двадцать пять раз больше, чем белые» (П.Дж. Бьюкенен, «Смерть Запада»).

Если говорить про иные виды деятельности этнических группировок, то они в полной мере оправдывают те стереотипы, о которых я говорил выше. Это торгово-закупочный бизнес, плодово-овощная продукция, мелко-розничная торговля китайским и турецким ширпотребом, алкоголь, сигареты - круглосуточные палатки и магазинчики и многое другое.

Но вернёмся к нашим баранам, то бишь к насильникам и убийцам.

В разговорах со сторонниками либеральных ценностей часто встречается утверждение, что-де славянские преступные группировки так же являются этническими, так как состоят не из ахмедов, муслимов и магомедов, а из алексеев, михаилов и сергеев.

Здесь будет уместным задастся вопросом – а что же называть термином «этническая преступная группировка»? Где границы, которые позволяют отделить этнического преступника от обычного доморощенного бандита?

Этническая преступная группировка – организованная преступная группа, состоящая из лиц, имеющих национальную принадлежность отличную от доминирующего (титульного) этноса, на территории которого данная группа осуществляет свою незаконную деятельность. Соответственно, например, московские преступники-азербайджанцы являются этническими преступниками, а русские бандиты таковыми не являются, так как орудуют на территории государства, где русская нация является титульной (более 80% от числа живущих в России). Инородцы, сплочённые на национальной основе, паразитируют на чужом народе, а местные бандиты - на своём.

Но теперь рассмотрим бытовой и всем понятный пример. Есть семья. В семье, как говорится в известной поговорке, не без урода. Некий индивид вырос в родной семье, но по каким-то причинам стал не таким, как все. Он хулиганит, дерётся, ворует и так далее. Теперь представим, что в эту семью насильно (без согласия жильцов) подселили ещё одного преступника из другой семьи. И он тоже начал хулиганить и воровать. Какова будет нормальная и естественная реакция домочадцев? Своих уродов хватает, а тут ещё и чужие лезут! Более того, если к своему бандиту может сохраниться хоть какая-то любовь и надежда на исправление, то к чужому подобных чувств не возникнет. Ибо он родился в чужой семье, от чужих людей, получил чужие привычки и воспитание. Более того, пришёл в другую семью, но продолжает заниматься грязными делами. Чужое всё, своего нет ничего.

Нация – большая семья, большой живой организм. Аналогия с семьёй может быть в полной мере отнесена и к большой этнической группе, нации. Когда агрессивное инородное и преступное тело проникает в организм нации, повышая и без того высокий процент собственных паразитов, организм нации не может не сопротивляться. Это его естественное состояние. И было бы очень странно, если происходило иначе.

Поэтому, например, случай, когда группа строителей-таджиков изнасиловала 14-летнюю школьницу, воспринимается не только как зверское преступление, но как преступление, отягощённое национальной ненавистью к коренным народам России и их женщинам, среди которых поселилась эта группа рабочих.

Очень хочется надеяться, что русский народ и другие коренные народы России в ближайшее время встанут на ноги и максимально очистят свои ряды от своих собственных убийц, насильников и грабителей. Но вопрос очищения родной земли от приезжих паразитов, которых в наш дом никто не звал, стоит на одном уровне с проблемой физического выживания. Или мы их, или они нас. Третьего не дано.

Вот лишь мизерная часть того, что рассказывает нам известный американский политик из США П.Дж Бьюкенен в своей книге «Смерть Запада» (М., 2004): «В конце 1999 г. автор этих строк выехал из Тас-кона и направился на юго-восток к Дугласу, пограничному городку в Аризоне с населением в восемнадцать тысяч человек. Дуглас уже давно превратился в главный форпост нелегальной иммиграции из Мексики. Только в марте 1999 г. пограничный патруль ожидал проникновения на территорию США двадцати семи тысяч мексиканцев, то есть за месяц границу нелегально пересекало полтора населения Дугласа! Находясь в Дугласе, я нанес визит Терезе Мюррей, восьмидесятидвухлетней вдове, которая живет в Аризоне с самого рождения. Ее ранчо окружает железный забор высотой семь футов, поверх которого тянется колючая проволока; на каждой двери и на каждом окне железные ставни и весьма чувствительная сигнализация. Миссис Мюррей спит с пистолетом тридцать второго калибра на прикроватной тумбочке, потому что нелегалы вламывались к ней в дом не меньше трех десятков раз. Раньше она полагалась на своих собак, но тех извели - кто-то подбросил через забор мясо, буквально нафаршированное битым стеклом. Иными словами, Тереза Мюррей доживает жизнь в тюрьме строго режима - и это в своем собственном доме в своей собственной стране! А все потому, что правительству США не хватает решимости поступать, как требует закон, и обеспечить надлежащую охрану границы Соединенных Штатов».

В заключении статьи хочу привести цитату человека под ником «Xlein» из его «Живого Журнала» (livejournal.com): «Камрады (товарищи – прим.)могут меня упрекнуть - «А не ты ли защищал в своем журнале армянского хирурга и приводил поговорку «самый лучший из армян - это маршал Баграмян»? Да я. И от своих слов не отказываюсь. Но - был в России великий поэт Александр Сергеич Пушкин - потомок эфиопов. Был грузин, князь Багратион, смертельно раненный при Бородино. Был генерал Драгунский, еврей, танки которого первыми вошли в Берлин. Да и Иосиф Виссарионович тоже был, прям скажем, «не Иванов». Только вот все эти люди были личностями неординарными, фигурами, «глыбами» - каждый в своем деле. Все они верой и правдой служили России и заслужили, по большому счету, и право считаться русскими и место в русской истории. И не надо ровнять этих людей с товарищами «шашлык-машлык», носящими в кармане паспорт с пометочкой «гражданин РФ» и строящими аналоги своих «аулов» на нашей земле. Багратионам - честь и слава. «Шашлык-машлык» - «чемодан-вокзал-Кавказ». Из любого правила есть исключения, но они только подтверждают правило. Точка».

Ноябрь 2005г.

ЛИБЕРАЛЬНЫЙ МИФ:
Нет никакой разницы между этническими ОПГ
и русскими бандитами

Источник: живой журнал _darkus_.

Когда заходит речь об этнических преступных группировках, само существование которых отрицается современными апологетами либерализма (т.н. «либерастами»), наиболее упёртые люди из их числа начинают голосить, что нет в принципе никакой разницы между преступником из другой страны и местным негодяем, тем самым пытаясь подтвердить тезис о том, что у преступности нет национальности. Отбрасывая сейчас в сторону тезис о попытке смены оценочных шкал (естественная шкала «свой — чужой» стремится быть заменённой на неестественную основанную на ложной морали «хороший — плохой»), далее рассматриваются прикладные аспекты «неразличимости» местных и пришлых организованных преступных группировок.

Текущее состояние государства предполагает, что в органах исполнительной власти имеются определённые структуры, которые борются с проявлениями преступности в обществе. В основной своей массе эти структуры формируются из жителей тех регионов, где они действуют — на исполнительском (оперативном) уровне, естественно. Само собой, что в рамках служебных отношений все структуры работают на основе уставов, а в части неуставных отношений между сотрудниками-коллегами присутствуют элементы того культурного уклада, который опять же распространён в определённой местности. Различия в этом плане между отдельными структурными единицами в разных регионах можно отлично видеть как на текущем примере РФ, так и на примере почившего СССР.

Теперь с другой стороны структурам власти противостоят преступные группировки. Как раз сейчас рассмотрим такие группировки, сколоченные по признаку принадлежности их членов одной национальности (и это не миф — достаточно просмотреть хроники происшествий, которые всё реже и реже стали показывать по дуроскопу, в угоду цветущей пышным цветом толерастии). Более того, культурные особенности некоторых национальностей не запрещают их представителям наживаться преступным образом на чужих для них людях — это считается особого рода доблестью. Кстати, поддерживается диаспорами, если что. Достаточно вспомнить позорное поведение властей РФ, просивших одну диаспору о выдаче преступников, убивших ни в чём не повинных простых людей в Кондопоге.

Итак, с одной стороны имеются внутренние структуры органов государственной власти, ответственных за внутренний порядок. С другой — этнические преступные группировки, поддерживаемые диаспорами и действующие на тех же территориях, где работают и структуры государства. Между членами государственных органов и этнических преступных группировок существуют неиллюзорные расовые различия, которые позволяют доподлинно сказать о принадлежности человека к той или иной этнической группе. Напомню, что речь идёт о противодействии пришлым, а не местным преступным группировкам.

Такова диспозиция. Из неё чётко следуют такие факторы, которые делают невозможной (крайне ограниченной) работу органов противодействия преступности этой самой преступности:

1. Невозможность внедрения в преступные группы своих представителей, поскольку они отличаются внешне (с местными преступниками такой проблемы не возникает).

2. Необходимость знания языка той этнической группы, с которой ведётся работа — даже если научить говорить на чужом языке и загримировать человека, его всё равно распознают, поскольку тонкие языковые нюансы впитываются с молоком матери (опять же, с местными такой проблемы нет вовсе).

3. Оторванность преступников от места преступления — члены этнических преступных группировок всегда могут уехать в свои земли или даже в свои государства после совершения правонарушения, а потом ищи их. Само собой, что с местными преступниками подобного не возникает — и семьи их тут, и потому сами они ведут себя более ограниченно, беспредела по отношению к местному населению нет.

4. Клановость и общинный строй жизни большинства диаспор предполагает, что даже наличие в рядах личного состава органов государственной власти представителей того же народа не позволит активно противодействовать преступникам, поскольку этот самый представитель внезапно окажется внучатым троюродным племянником сводного брата уважаемого в ауле человека, внук которого попался на торговле наркотиками. И в силу малочисленности этносов такое будет всегда — в этих случаях получается, что скорее диаспоры внедрили своих людей в органы власти, чем наоборот.

5. Наконец, следствие из рассмотренного — невыдача диаспорами своих преступников, поскольку чужаки во враждебном окружении никогда не теряют принципов самоидентификации, и для них свой плохой в сто крат лучше хорошего, но чужого.

6. Сами члены ОПГ вовсе не являются интернационалистами хотя бы потому, что не принимают в свои ряды представителей других этносов. Либо принимают, но следуя определённым ограничениям, например, преступные группировка, сформированные из выходцев с Кавказа разных национальностей.

7. Чтобы не лишиться поддержки диаспоры, этнические ОПГ избегают преступлений, направленных против своей национальности в пользу преступлений против других этносов. Это увеличивает шансы стать жертвой преступления для представителей самых многочисленных этносов (по сравнению с той ситуацией, когда на месте этнической ОПГ находится неэтническая).

Так что рассмотренные принципы чётко показывают, что разница между своими и чужими преступниками зачастую не просто огромна — между этими классами пролегла пропасть. И то, что у преступности есть национальность, отлично знают в специальных органах, предназначенных для борьбы с преступностью. Более того, они используют это знание для планирования и организации мероприятий по предупреждению и противодействию преступности. И только больные на голову шизофреники пытаются отрицать очевидное.

oboguev
ЭТНИЧЕСКАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ

1. В наиболее точном смысле слова, под этнической преступностью следует понимать явление повышенного per capita уровня преступности среди лиц составляющих определенную этническую группу.

Более узкой (но не непременной) разновидностью этого определения следует считать явление повышенного per capita уровня преступности среди лиц составляющих определенную этническую группу, этология которого не сводится к экономическому положению этой группы, но существенным образом определяется этнокультурными факторами (характерным для этой группы правовым сознанием, ее групповой этикой, в частности этикой по отношению к членам внешних групп vs. членам собственной группы, "ограбить русского не преступление, а геройство" и т.д.).

В каком контексте и точном смысле употребляют этот термин правоохранительные органы, лучше спросить у них, но вероятно либо в одном из указанных смыслов, либо в прагматическом смысле: "группы, в организации и групповой лояльности которых существенную роль играет этническая спайка".

1.1. Как следует из вышесказанного, русских этнических ОПГ в России практически нет. Per capita преступность среди русских существенно ниже, чем среди кавказцев. По уровню этноцентризма сознания и этнопартикулярности этики русским до кавказцев и азиатов бесконечно далеко. Возможно, единичные случаи ОПГ, в которых можно усмотреть признаки русской этнической преступности и можно отыскать, если поставить такой поиск специальной задачей, но это будет ничтожный фактор в общем объеме преступности или по сравнению с кавказской/азиатской этнической преступностью.

2. Насколько я понимаю, в этом деле ничего не доказано. Проведение следственных действий по нему было с самого начала заблокировано политическим и административным давлением властей на следствие. Расследование фактически было запрещено проводить. Теперь время упущено и провести его вряд ли возможно даже при желании. Нам остается составлять представление о событиях по обрывочным сведениям и допущенным утечкам.

3. Расследование убийства Нелюбина власти отказались проводить.

4. Мое понимание: этнопартикулярную этику. Представления о том, что преступления против русских не должны оцениваться так же, как преступления против членов собственной (той или иной кавказской или азиатской) группы; и, более широко, различие в этике данных групп оценок и предписаний поведения по отношению к русским и по отношению к членам собственной группы.

Можно сказать еще и так:

Этническая преступность -- это преступность, мотивирующим фактором которой являются этнокультурные установки [априорным образом] поощряющие или оправдывающие совершение преступлений в отношении лиц иной этничности.

Ответ на вопрос, наблюдается ли русская этническая преступность, это определение дает отрицательное. Под данное определение потенциально могут попасть только преступления "скинхедов", каковых, при ближайшем рассмотрении, за последние годы можно насчитать (из публиковавшихся дел) одно-два. Возможно, если включать непубликовавшиеся дела, о которых нам неизвестно, их немного больше, но так или иначе речь идет о чрезвычайно редких, штучных случаях. При этом я неслучайно выделил, что такие случаи только "потенциально могут" попадать под определение. Попадают ли такие случаи под данное определение этнической преступности, зависит от того, включаем ли мы в его понимание член "априорным образом" -- указывающий на этническую преступность par exellence. Действия скинхедов, поелику о них вообще что-то можно говорить за статистической малостью явления, мотивируются не априорным представлением об этическом неравноправии нерусских вообще по сравнению с русскими (такое представление русской этнической ментальности несвойственно), а опытом столкновением с поведением конкретных диаспор в отношении русских, т.е. являются не материализацией априорно этноцентричных ценностных установок (как это имеет место быть в случае кавказской, среднеазиатской и еврейской этнической преступности, т.е. этнической преступности чистой воды), а защитной реакцией вызванной эмпирическим опытом столкновения с массово агрессивно-этноцентричным поведением данных конкретных диаспор.

12:55 15.03.2006

Национальные диаспоры своих не выдают

Источник: ГАZЕТА.СПБ., gazeta.spb.ru, 04.07.2008г.

Национальные диаспоры оказывают правоохранительным органам помощь только в профилактике этнической преступности, а не в расследовании конкретных преступлений.

Об этом сообщил в интервью БИА замначальника отдела по борьбе с этническими организованными преступными группировками УБОП ГУВД по Петербургу и Ленобласти Александр Вознюк. "Они же не будут предавать своих земляков. Если они так сделают, авторитет главы диаспоры упадет практически до нуля", - пояснил милиционер.

Сотрудники ГУВД периодически проводят встречи с представителями диаспор, сообщил он, добавив, что внепланово милиция встречаемся с ними при подготовке к крупным мероприятиям или когда происходят какие-то межэтнические "разборки".

Сами мы не местные...

По словам Александра Вознюка, организованная этническая преступность активизировалась после развала Союза, когда в южных республиках начались войны, и люди оттуда потянулись в Россию. Кто-то из них приезжал сюда уже будучи представителем криминальной среды, кто-то преступил закон только здесь.

Люди ехали, чтобы найти работу, а так как в 90-е годы для работы не было, многие из них и вставали на криминальный путь. Причем здесь они совершали такие поступки, какие никогда бы не позволили себе на родине, ведь там за тяжкие преступления ответственность приходится нести не только самому злодею, но и его родственникам.

Такие группировки отличаются абсолютной закрытостью для посторонних. Случайному человеку попасть туда практически невозможно. Члены многих банд помимо национальности связаны еще и родственными узами. Совершая преступления, они общаются на родном языке. Все это делает разработку таких группировок крайне сложной, а внедрение получается очень редко.

Кто есть кто?

Самая многочисленная группировка – азербайджанская, так как и диаспора у них самая большая. Сейчас в Питере и области более 600 тысяч выходцев из Азербайджана. Здесь они занимаются торговлей, благо, способности к этому у них отличные, а в области криминала контролируют продовольственные рынки, занимаются наркобизнесом. Кроме того, в их сферу деятельности зачастую входят вымогательства, грабежи, разбои.

Армянская группировка является самой интеллектуальной. Они меньше всего видны и занимаются, в основном, мошенничеством в различных сферах – банки, кредиты, страховки. Кроме того, они менее жестоки, чем другие кавказские ОПГ. У них нет явного лидера, да и группировки в традиционном понимании тоже нет. Время от времени появляются локальные группы, которые тут же исчезают.

Явного лидера нет и у дагестанцев. Еще недавно таких людей было трое. Один из них был убит в результате криминальных разборок, на другого были совершены покушения, и он отошел от дел, а третий из-за проблем в криминальном мире и с правоохранительными органами бежал за границу. Традиционно дагестанцы специализируются на рейдерских захватах.

Чеченцы сейчас в основном работают в собственных коллекторских агентствах, проще говоря, выбивают долги. Бывает, что и для «славянских» фирм. Как правило, все ограничивается только психологическим давлением. Со стороны это выглядит вроде бы законно, но в то же время все знают, кто такие чеченцы и чего от них можно ждать.

Таджики – это главные оптовые сбытчики наркотиков: опий, героин, гашиш. Почти полностью вытеснили из этой сферы азербайджанцев. У них хорошие связи с другими национальностями, потому что им все равно, кому продавать свой «товар».

Грузины занимаются угонами, квартирными и карманными кражами, хищениями грузов, грабежами, разбоями. Как карманникам им вообще равных нет. А главный их «бизнес» - кражи барсеток", говорит Вознюк.

По его словам, до недавнего времени они занимались этим у Московской и Василеостровской бирж, но после нескольких крупных задержаний оставшиеся на свободе переключились на банки, «обменники» и автосалоны.

Свои люди, сочтемся

У большинства этнических ОПГ хорошо налаженные связи в правоохранительных органах, причем не только в милиции, но и в прокуратуре, и в следственных подразделениях. А в паспортных столах, например, выдают документы за деньги.

В 45-м отделе милиции Невского района таким образом 75 паспортов выдали грузинам, азербайджанцам и армянам. А через 3 года выяснилось, что они были недействительны. Причем сами их обладатели об этом не подозревали, а выяснилось это, когда они попытались оформить загранпаспорта. За это время люди приобрели недвижимость, создали фирмы.

А заплатили они за документы по несколько тысяч долларов. Начальник паспортного стола тогда получила два года условно. В 75-м отделе того же района более двухсот паспортов были признаны недействительными. Причем там никто не был привлечен к ответственности.

Борьба с этнической преступностью

Александр Вознюк считает, что необходимо ужесточить миграционное законодательство. Например, у всех, въезжающих в страну, снимать отпечатки пальцев или, хотя бы, сканировать паспорта. Это значительно облегчило бы нам работу. Кроме того, нужно поставить какой-то заслон проникновению приезжих в правоохранительные органы.

Например в Невском районе руководителями некоторых подразделений являются «южане», да и не только в этом районе. Они и в следственных отделах есть, разве что в прокуратуре их нет. Больше всего таких сотрудников в Невском, Московском, Центральном и Адмиралтейском районах. В Невском районе, можно сказать, маленькое Закавказье.

Некоторые этнические группировки внедряют своих людей в правоохранительные органы. Эти люди могут не знать, что группировка собирается их использовать, даже не знают, что она существует. Но когда от него потребуют помощи, куда он денется? Ему придется следовать обычаям своего народа. А обычай у них – никогда не бросать своих в беде. Они все-таки несколько иначе смотрят на понятие справедливости.

Больше всего сейчас в «органах» азербайджанцев, потому что их в принципе, больше. Но есть и дагестанцы, и чеченцы. Они и в советское время были. Тогда коррупции такой, конечно, не было, но уже можно было ощутить влияние землячества.

Петербург не Кодопога, а вот область....

По мнению Александра Вознюка Петербург не сможет повторить опыт Кондопоги. А в области, если кавказцы начнут лоббировать свои интересы в ущерб интересам местных жителей, и на это еще наложится конфликт молодежи, вполне возможно. В маленьких поселках межнациональные противоречия более явные.

Кроме того, сейчас не осталось мощных, «славянских» группировок-то таких, как «тамбовские» или «малышевские». Кумарин и Малышев сидят. Вполне возможно, что «этника» будет заполнять образовавшийся вакуум.

Есть мнение, что дагестанцы или чеченцы займут эту нишу. Пока, правда, попыток они еще не делали. Возможно, потому, что боятся. Все-таки за последние годы позиции правоохранительных органов значительно усилились. Но в будущем все возможно.

Госдуме обсудили проблему нелегальной иммиграции

"Клерк.Ру". 15.03.2006г., Отдел новостей

За десять лет число преступлений, совершенных иностранцами в России, возросло в 2,5 раза, - сообщил заместитель главы МВД РФ Александр Чекалин, - а из общего числа преступлений, совершенных иностранцами, 90% были совершены гражданами СНГ.

Больше всего преступлений мигранты совершили в Москве, Санкт-Петербурге, Дальнем Востоке и на юге России.

Наиболее опасными нелегальными мигрантами, по словам Чекалина, являются наемники. Замминистра напомнил, что в Чечне в составе бандгрупп действовали наемники из Афганистана, Турции, Ирака, Иордании, Украины, Азербайджана, стран Балтии и ряда других государств.

Еще одним очагом напряженности являются замкнутые национальные общины мигрантов, которые не желают адаптироваться в России, не учат русский язык и не соблюдают российское законодательство, сказал Чекалин. Он отметил, что в ряде регионов представители таких общин пытаются внедриться в органы муниципальной власти и формируют устойчивые национальные преступные группировки.

"80% мигрантов пребывают в России с различными нарушениями законодательства. В этой связи МВД предлагает провести разовые легализации иностранных мигрантов", - сказал Чекалин. Он пояснил, что данная мера не будет являться миграционной амнистией и будет носить именно разовый характер.

По словам Чекалина, с начала этого года в результате принятых мер в России было легализовано более семи тысяч мигрантов, которые не были зарегистрированы в стране должным образом.

"Законная трудовая миграция не превышает 15% от реального числа работающих мигрантов, то-есть только каждый шестой или седьмой иностранец трудится у нас на законных основаниях", - сообщил также глава ФМС Рамодановский. При этом более 5,5 миллионов граждан России являются безработными. "Отчасти это тоже следствие притока нелегальных мигрантов", - сказал Ромодановский. По материалам РИА «Новости»

Владимир Корнилов: Политика сокрытия этнических корней преступности ведет в тупик

Источник: publizist.ru/blogs, 14.05.2016г.

«Интерфакс» сообщает: «Трое погибли в результате массовой драки с участием нескольких сот человек на Хованском кладбище Москвы. Драка между выходцами с российского Кавказа, с одной стороны, и приезжими из среднеазиатских республик, с другой, произошла в субботу утром. Есть сведения о применении огнестрельного оружия, но в основном в ход шли лопаты, арматура, биты. Свыше 50 человек задержано. По данным МВД, причина массовой драки – раздел территорий обслуживания на кладбище. Среднее называемое число участников побоища – свыше 200 человек».

На Хованском кладбище бились чеченцы и таджики. Читаю российские агентства: национальность участников конфликта они как-то обходят стороной, чаще всего пишут «две этнические группировки». Дескать указывать национальную принадлежность бандитов, откровенно вгоняющих нас в ужас 90-х, нетолерантно...

Да, если побились два человека, их национальность не обязательно связана с их преступлением. Но если две большие нац-группы устроили массовое побоище, то непрофессионально не указывать эти национальности! К сожалению, есть преступления, которые имеют и расовые, и национальные признаки. И как раз игнорирование этого факта влечет за собой игнорирование проблемы как таковой!

Приведу пример. В английском Рочдейле тамошние пакистанцы годами насиловали маленьких девочек. Годами власти игнорировали наличие этой проблемы, а все случаи, всплывавшие наружу, не увязывались воедино, поскольку официально этническая принадлежность насильников не указывалась – нетолерантно было.

Когда же масштабы коллективного преступления вскрылись, власти официально признали ошибкой замалчивание этноса преступников.

Так что призываю российских журналистов не играть в толерантность там, где это не принято даже в толерантных СМИ Запада. С этнической преступностью надо бороться именно как с этнической преступностью, иначе ее победить нельзя.

Статьи автора:
А.Белояр "Стань Соратником!"
А.Белояр "Ксенофобия"
А.Белояр "Чужие"
А.Белояр "Язык вражды" или защитная реакция?"
А.Белояр "О Запрете "Mein Kampf" в России"
А.Белояр "Почему русские голосуют за своё вымирание"
А.Белояр "Война в интернете"
А.Белояр "Родноверие и интернет"
А.Белояр "Проституция"
А.Белояр "Бытовая наркомания. Курение и его последствия
А.Белояр "Обрезание Господне. Расследование"
А.Белояр "Реалити-шоу как ступень к деградации личности"
А.Белояр. Отзыв от фильме "Стиляги" (Россия, 2008г., реж. В.Тодоровский)
А.Белояр "О попах и Макдональдсе"
А.Белояр "Записки из Живого Журнала"

Материал по теме:
Неэтничное поведение. Этнические ОПГ
Притча про толерантность, определение толерантности, картинки про толерантность

 

К началу страницы
 



РУСКОЛАНЬ