Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.



Русская культура и Православие. Что общего?

Источник: geobondarev.livejournal.com, 01.11.2013г.

Пару дней назад возник у меня в сети спор с верующими. Смысл того спора в том, что эти ребята мне упорно доказывали, что введение в школьную программу предмета «Основы православной культуры» (ОПК), есть великое благо для молодежи. Все началось с названия урагана «Святой Иуда», который обрушился на Великобританию и дошел до Питера. Вот и доказывали мне эти ребята, что если бы народ изучал религию, то у них бы не было вопросов - кто такой этот Иуда. Долго я с ними спорил. Бесполезно. Доводов они не слышат, и слышать не хотят. Только кричат о том, что сей предмет ОПК учит культуре. Пеной на монитор брызгали и доказывали, что вся русская культура основана на Православии. Решил об этом написать отдельно.

Я прекрасно понимаю, что все кремли и многие монастыри и храмы в России являются культурным наследием и памятниками русского зодчества. Но не надо забывать, что все кремли изначально строились как крепости. Т.е. это были военные объекты и к Православию имели очень отдаленное отношение.

Я понимаю, что иконы А. Рублева – это искусство. Но не надо забывать, что в России был не один художник. И Рублев – это не вся живопись России. И какое отношение к Православию имеет картина Петрова-Водкина «Купание красного коня»? Где библейский сюжет можно увидеть у Шишкина на его картине «Утро в сосновом лесу»?

Вот мне и непонятно. Как непонятно, какое отношение здание Эрмитажа или Зимнего дворца имеет к религии? Где православные мотивы в Петергофе? Каким боком относятся к православию дома Потемкина и дворцы Воронцовых? И ведь эти здания – это тоже русская культура.

Или может мне кто-то расскажет про русскую литературу, которая (со слов верующих) основана на православных ценностях? С удовольствием послушаю. Или мы с верующими разную классическую литературу читали?

Кто из героев русской классики – суперверующий и образец православного?

Может блядушка Каренина, которая ради Вронского бросила сына, а потом бросилась под поезд, предварительно нажравшись опиума? Она верующая?

Или верующая Сонечка Мармеладова, которая своим телом на хлеб зарабатывала? Вера не мешала?

Или в бога верил аферист Чичиков?

Или верующий был Обломов, который, как наш Медведев, только и умеет, что планы строить?

Или русские писатели - классики были верующие? Кто? Назовите мне их. Может быть блядуны Толстой и Пушкин? Или игрок Достоевский? Или пошляк Лермонтов, за что и был убит? Или мистик Гоголь?

Кстати, посмотрел я этот учебник ОПК. Опять вопросов куча. Про Православие там есть куча информации, а вот культурой там и не пахнет. Может меня кто-нибудь просветит, какое отношение имеют к русской культуре заповеди божьи и житие святых? Как русская культура уживается с умением молиться?

Буду заканчивать. Я убежден на 1100 %, что если бы вся история России была бы связана с канонами Православия, то……. То никогда бы не возникло той русской литературы, которой восторгается весь мир. И никогда бы не построили Санкт-Петербурга. Т.к. всех русских писателей надо сжигать за их грехи на кострах. А Петр Первый вообще город на костях построил. И никогда бы не было флота Черноморского. Хотя Екатерина Вторая фаворитов меняла чаще, чем Путин министров обороны. И это все – наша история. И не надо православию примазываться к истории и культуре.

Никого не хотел оскорбить, просто размышлял.

С уважением,
Бондарев Георгий.

Война, Гундяев и немцы

Рекомендую к прочтению  статью. Тот случай, когда приведу ее практически полностью, за небольшими исключениями.

Букв много, но почитать стоит. О том, как приватизируют Победу. При нашем молчаливом согласии:

Введение

Одной из наиболее актуальных и крайне неоднозначных тенденций на постсоветском пространстве является переоценка общего прошлого стран и отношения к Великой Отечественной войне, постепенная трансформация и замещение коллективной памяти восточнославянских народов новыми идеологическими конструктами.

С одной стороны, в религиозной и политической риторике последовательно декларируется недопустимость переписывания истории, с другой стороны, на практике осуществляются активные процессы по замещению коллективной памяти и «перекодированию» отношения к войне, значимая роль в которых отводится Русской православной церкви (далее – РПЦ).

Все это выявляет достаточно четко оформившуюся проблему: противоречие между декларацией недопустимости переписывания истории, и активной фактической реализацией данного процесса различными политическими силами.

Великая Отечественная война в идеологических конструкциях и реальной памяти

Основным инструментом в перекодировании «нежелательной» памяти о войне в рамках общей российской тенденции десталинизации и демонизации советского прошлого становится не столько разрушение (исключение), сколько ее постепенное замещение.

Осуществляется процесс замещения в том числе через активное вовлечение в данную деятельность РПЦ, позиция которой в целом последовательна и логична, хотя и не лишена отдельных противоречий.

С одной стороны, церковь безусловно отдает дань погибшим и победившим в войне. С другой стороны, очевидны ее попытки монополизации общей победы советского народа и памяти. В

этой связи интерес представляет анализ выступлений Патриарха Кирилла и представителей РПЦ в контексте памятных военных дат. Здесь и далее все цитаты приводятся по одному источнику со ссылкой на официальный сайт РПЦ [6].

Именно Патриарх Кирилл, возможно, первый вскрыл и сформулировал глубинную суть образа Победы, которую она приобрела в последние десятилетия: как «величайшей духовной традиции». Однако в своих выступлениях он конкретизирует и раскрывает смысл данной традиции в узком, религиозном понимании.

Война рассматривается одновременно и как «наказание за грех богоотступничества всего народа, за попрание святынь, за кощунство и издевательство над Церковью, над святынями, над верой» и как «дар Божественной справедливости и дар Божественной любви».

Предстоятель РПЦ последователен в отстаивании своей позиции, подтвердив 6 мая 2010 г. ее еще раз: «Год назад я сказал в этом храме, что и Великая Отечественная война была наказанием за наш грех, а потом был удивлен реакцией светской прессы, которая удивилась и даже обиделась. Не надо обижаться – грешить не надо». Соответственно для того, чтобы война больше не повторилась, «никогда не должно повториться массовое богоотступничество».

Присутствует и другая версия (модель) войны как одного из воплощения дьявола: «война была войной со злом… причина зла – вне этого видимого мира, там, где была первая битва Архангела Михаила с падшим Денницей». Соответственно война – просто «материализация той злой силы», и, по мнению В. Чаплина, «неизбежное дело в нашем испорченном грехом мире». Абстрактность категорий в данном случае вполне объяснима, поскольку конкретизация образа врага неизбежно влечет конкретизацию образа победителя и предсказуемо отсылает к «нежелательной памяти».

В отдельных случаях (как правило, в выступлениях Патриарха за пределами России) конструкция врага приобретает земные черты: «огромное число людей признает решающую роль нашей страны… в преодолении нацизма». Встречается упоминание о борьбе с фашизмом и «иноземной силой». Победителем в данном варианте конструкции также выступает также конкретный образ – Советский союз. Условия же и факторы Победы не уточняются.

Последовательно выстроенный образ войны (наказание, дар, злые силы) предполагает конструирование образа врага, против которого велась война: грех богоотступничества, безбожие, дьявол, поскольку именно они, согласно данной конструкции, являются первичной причиной войны. Фашизм, нацизм, иноземная сила и т.п. внешние геополитические и военные факторы выступают вторичным следствием – инструментом, формой, методом наказания.

В то же время следует отметить недопустимость, с позиций РПЦ, «компромисса со злом»: «но ничто не могло остановить наш народ, который даже в самый страшный момент не пошел на компромисс со злом. Компромисс со злом есть компромисс с диаволом, а значит, поражение того, кто вступает в этот компромисс».

Следующим этапом замещения образа Победы можно назвать моделирование образа победителя. В данном случае Патриарх избегает категорий, несущих какую-либо идеологическую, политическую или религиозную нагрузку (например, советский народ, русский народ, православный народ и т.п.).

В качестве победителя в большинстве случаев выступает обезличенный, лишенный персонифицированных признаков, народ: «наш народ», «свой народ», «ваш народ», «весь народ»: «Вы являетесь реальными свидетелями героизма своего народа», «трудовой и ратный подвиг нашего народа», «праздник всего народа» и т.п.

Что касается отношения к Победе, то здесь в риторике Патриарха встречается двойственность относительно источника, причин и факторов, обеспечивших Победу. Отдавая должное мужеству и героизму народа, Патриарх последовательно отказывает в ее обусловленности чем-либо иным, нежели исключительно православной верой и молитвой: «Героизм русского человека всегда поддерживался силой православной веры».

Нерелигиозный героизм, по мнению Патриарха, в принципе невозможен, поскольку «в рамках безбожного мировоззрения невозможно оправдать ни героизма, ни подвига, ни самопожертвования, и если на такой подвиг идут люди, которые не осознают себя религиозными, то это не означает, что их мотивация подвига лежит в материалистической плоскости». К тому же «верующий человек жертвует собой легче, чем человек без веры…».

Осознанность веры в данном случае не играет существенной роли: «многие люди не верили в Бога, но они оставались носителями нашего национального духовного кода, нашей национальной православной цивилизации, даже не сознавая этого».

В этой связи скорее исключением, чем правилом, звучит фраза о том, что «Именно мужеством и героизмом нашего народа и была одержана победа». Правда, здесь же следует существенная оговорка: «С вами Церковь, которая… воодушевляла народ, поднимала его на борьбу».

Приведенные цитаты позволяют выделить два основных условия Победы:

а) Православную веру, обусловившую героизм и стойкость народа;
б) Божие содействие.

В некоторых случаях оба этих условия образуют единую связку: «Несомненно, силой Божьей, как и героизмом наших людей, ни с чем не сравнимым, враг был отброшен от стен Москвы». Однако приоритет, безусловно, отводится высшим силам: «…Господь даровал Победу, и из Его спасающей десницы мы получили избавление». Упомянутая в контексте другой войны – 1812 г. – причина победы однозначна («Мы победили, потому что мы действительно крепко молились») и не допускает интерпретаций: «Если кто-то сегодня игнорирует этот духовный фактор, то он вновь демонстрирует идеологический подход к истории, который не имеет ничего общего с реальностью».

Следует заметить, что материальные факторы Победы априори исключены из церковной риторики и в принципе не рассматриваются: индустриализация, перенос производства в тыл, обеспечивший уже к середине войны перевес в оружейной и технической мощи, подготовка военных кадров и т.п. Поэтому, говоря о Победе, церковь говорит «не столько о победе русского оружия», сколько «о победе русского духа, а символом русского духа как раз и являлись такие люди, которые могли не держать буквально оружие в руках, но, держа крест в руках, благословлять на ратные подвиги своих земляков, своих соотечественников».

Замещение памяти: инструменты и методы

Эффективным инструментом замещения памяти и переориентирования преемственности военных традиций является разработка и обновление церемониала, геральдики, военной символики. Практика постепенного, но в то же время системного и активного вытеснения советской военной символики в России становится все более распространенной.

Так, на Параде Победы Знамя Победы, сохранившего, однако, советскую символику, выносится вслед за триколором знамённой группой, одетой в стилизованную форму русской армии первой половины XIX века, в местах массовых гуляний отсутствует советская символика, ассоциирующаяся с Победой (красная звезда, красное знамя, советские ордена и медали и т.п.). Обязательным атрибутом перезахоронений останков солдат, погибших в войне, помимо традиционного воинского салюта, становится отпевание.

В итоге вся советская символика Победы заменена одной георгиевской ленточкой, отсылающей не столько к воинской традиции поощрения доблести, сколько к святому Георгию и абстрактному злу: «Почему именно в честь великомученика Георгия этот храм был построен и освящен? Да потому что святой великомученик Георгий является символом… борьбы людей, одухотворенных благодатью Божией, со злом».

Образ святого оправдывает путаницу дат и легитимирует корректировку Патриархом даты окончания войны, связывающим ее с датой первой церемонии подписания Акта о безоговорочной капитуляции, состоявшейся 7 мая:

«Мы празднуем День Победы в годовщину подписания капитуляции, которая состоялась в Берлине 8 мая (ввиду разницы во времени в Москве к моменту капитуляции было уже за полночь, а потому праздник Победы отмечается 9 мая). Но война кончилась 6 мая, в день великомученика и Победоносца Георгия, который всегда являлся покровителем града Москвы».

Таким образом, последовательно рассмотрев и проанализировав процесс конструирования «модели замещения» памяти о Великой Отечественной войне, включающую новую интерпретацию причин войны, образов врага и победителя, условий и факторов Победы, с высокой долей вероятности можно предположить ее заключительную часть – легитимизацию РПЦ в качестве монопольного правопреемника, источника и хранителя памяти о войне.

Максимально кратко и ёмко замещение – как символическое, так и содержательное – может быть проиллюстрировано одним новостным заголовком: «Святейший Патриарх Кирилл благословил построить на площади Победы… новый кафедральный собор».

Общую же модель замещения, предусматривающую вариативность применения в зависимости от конкретного места и аудитории, можно представить в виде таблицы:

Заключение

Практика конструирования прошлого насчитывает не одну сотню лет, методологии и философии конструктивизима, имиджевым и пиар-технологиям посвящена обширнейшая литература во всех отраслях научного гуманитарного знания. Наличие нравственных оснований и корректность в процессах замещения памяти, особенно в рамках политической идеологии, обладает меньшей значимостью, чем их целесообразность и эффективность.

Россия имеет многовековой опыт кардинальной императивной смены мировоззренческих парадигм. О целесообразности и оправданности текущего опыта, а также о степени его возможного влияния на обороноспособность союзного государства и идеологическое пространство Беларуси, можно будет судить лишь спустя длительный период времени.

Список цитированных источников:

1. Концепция национальной безопасности Республики Беларусь: утв. Указом Президента Респ. Беларусь, 17.07.2001 № 390 // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2007.
2. // Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.kremlin.ru/ref_notes/424/. Дата доступа: 16.07.2013.
3. Арсланова, Е.Б. Великая Победа 1945 как основополагающий ритуал России / Е.Б. Арсланова // Известия Уральского федерального университета. – Серия 1: Проблемы образования, науки и культуры. – 2011. – Т. 86. – №1. – С. 13–25.
4. Носков, В.В. Когда кончаются войны? / В.В. Носков // Диалог со временем. – 2009. – №29. – С. 104–131.
5. Ефанова, О.А. Доминанты исторической памяти россиян: знания, оценки и отношение к Великой Отечественной войне / О.А. Ефанова, Е.А. Лаврухина [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www. credonew.ru›content/view/482/. Дата доступа: 08.07.2013.
6. Официальный сайт Русской православной церкви [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.patriarchia.ru. Дата доступа: 15.07.2013.
7. Синод РПЦЗ заявил, что генерал Власов не предатель, а «символ сопротивления безбожному большевизму» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.newsru.com/. Дата доступа: 04.07.2013.

Источник:
Конструирование РПЦ образа Великой Отечественной войны в контексте информационной безопасности России, Украины и Беларуси // Гiлея: навуковий вiсник. Випуск 77. №10. С. 314-318.


Спасибо Богу, Святому Георгию Победоносцу и Деду за победу!
Попы очень любят примазываться к Дню Победы. Их очень корежит, что каким-то образом безбожники-большевики умудрились без церкви одолеть самого сильного противника за всю историю. У которого, кстати говоря, на пряжках было указано «с нами бог» и который храмы открывал.

Патриарх Кирилл назвал победу в Великой Отечественной войне Божьим чудом

Москва. 6 мая 2015 года. ИНТЕРФАКС

Победа советского народа в Великой Отечественной войне была совершена по Божьему промыслу, считает патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

"С человеческой точки зрения полностью объяснить эту победу невозможно. И Церковь, которая воспринимает историю человечества сквозь призму религиозного восприятия жизни, свидетельствует о том, что победа в Великой Отечественной войне была Божьим чудом", - сказал патриарх после литургии, которую он совершил в Георгиевском храме на Поклонной горе в Москве в среду, в день памяти святого Георгия Победоносца.

Как подчеркнул предстоятель, этого чуда никогда бы не произошло, если бы "миллионы человеческих жизней не были бы отданы за победу, если бы весь наш народ не напрягся, отдавая свои последние силы для того, чтобы победить врага".

Он считает неслучайным, что окончание войны совершилось в день Пасхи и в день памяти святого Георгия.

"Мы верим, что победа в Великой Отечественной войне произошла и по его молитвам за тяжко страдавший народ наш, прошедший в течение первой половины XX века страшными дорогами кровопролития, гражданских конфликтов и революций, войн. Народ, который так бережно хранил веру, казалось бы, эту веру полностью потерял. Но нужно было раздаться этим страшным военным громовым ударам, чтобы вера православная во мгновение воскресла в сердцах людей", - заявил патриарх.

По его словам, большинство солдат шли в атаку с именем Божьим.

"За всю историю человечества не было таких страданий. Ни один народ не отдал на алтарь победы 27 миллионов жизней. И сегодня эти 27 миллионов жизней вопиют к небесам, когда кто-то пытается украсть у них подвиг и украсть у них победу. Мы никогда не забудем, что именно наш народ сломал хребет страшному врагу, перед которым отступила вся Западная Европа и который только благодаря мужеству и жертвам 27 миллионов людей был сломлен", - отметил патриарх Кирилл.

Он также поблагодарил присутствующих в храме монахов афонского монастыря Ксенофонт, которые сопровождают принесенный из этой обители в Россию ковчег с десницей Георгия Победоносца. 6-11 мая святыня будет пребывать в храме на Поклонной горе. В течение двух месяцев ковчег посетит несколько городов-героев: Смоленск, Орел, Тулу, Санкт-Петербург и др. Первым местом поклонения святыне стала Ярославская митрополия.

После богослужения патриарх вместе с мэром Москвы Сергеем Собяниным принял парад воспитанников кадетских школ на Поклонной горе. Предстоятель передал каждому из 72 кадетских московских классов иконы с изображением Георгия Победоносца - "символа нашей Победы, символа города Москвы". "Пусть он будет вместе с вами на ваших жизненных путях, помогая в борьбе за большие и малые победы", - сказал он.

В параде воспитанников кадетских школ приняли участие более 10 тыс. человек. Среди почетных гостей были ветераны Великой Отечественной войны, офицеры армии и силовых структур, представители общественности, школьники и их родители.

Православная вера была решающим фактором в достижении Победы,
считает протоиерей Всеволод Чаплин

Москва. 8 мая 2015 года. ИНТЕРФАКС - Православная вера сыграла главную роль в победе народа в Великой Отечественной войне, заявил глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин.

"Несмотря на то, что в Советском Союзе был утвержден государственный атеизм, именно православная вера, связанные с нею нравственные принципы, да и сам народный дух, сформированный ею, стали решающим фактором в достижении Победы", - пишет священник в статье, опубликованной в газете "Русь державная".

Ссылаясь на воспоминания ветеранов, он указал на то, что даже политруки и комсорги в наиболее тяжелые минуты крестились и вспоминали Бога "чаще, чем Сталина, и уж тем более чаще, чем коммунистическую идеологию".

"Впрочем, и сам тогдашний строй, конечно же, помог в достижении Победы: коллективизм, жертвенность, приоритет общего над частным, понимание того, что столкнулись вселенское добро и вселенское зло - все это сплотило народ в едином самосознании и едином подвиге", - говорится в статье.

Любителям рассказывать про полёты с иконами

Источник: Сайт Гоблина (Д.Пучкова), oper.ru, 08.05.2016г.

Для того, чтобы построить армию, надо построить промышленность. Промышленность в родной стране построена большевиками. Для того, чтобы строить промышленность, надо обучить специалистов. Специалистов учили и готовили большевики. Армию строили и вооружали большевики. Возглавляли армию коммунисты, руководили боевыми действиями коммунисты. Войну победили коммунисты. Нравится вам это, не нравится — это было вот так.

Были ли в Советской армии православные? Безусловно, были. Хорошо ли воевали православные? Посмотри на размеры своей Родины и оцени размах. Хорошо ли воевали православные во время Великой Отечественной? Все вместе поставили знамя на Рейхстаге. То есть сперва своими руками строили промышленность, потом своими руками создавали армию, потом брали в эти руки оружие и с ним шли в бой. Все вместе. Помогала ли конкретно православным молитва? Конкретно им — безусловно, помогала. Как помогает она им и сейчас.

Что было написано на бляхах ремней нацистов? Gott mit uns, то есть "С нами бог". Какой бог был с ними? Не пробовал узнавать? Кому они дружно молились перед боем? Не интересовался? Почему они не смогли победить? Плохо молились? Духовность была слабая? А у кого была сильная? У большевиков, что ли?

Мощь и оборона страны — это не боевая магия. И не полёты вокруг Москвы с самыми намоленными иконами. Мощь и оборона — это советские заводы и фабрики, построенные коммунистами. И это коммунисты-политруки. Некоторые из которых, возможно (возможно) были верующими. Да только убивали политруков не за то, что они православные, а за то, что они коммунисты. И сражались они не за веру, а за Союз Советских Социалистических Республик. За нашу общую Родину. За нас с вами. За всех.

Себе-то врать не надо.

Другие интересные материалы:
Наша подлинная национальность – православие?
Последование венчания (что говорит священник во время венчания)
А.Борцов "Псевдонационализм: Подмена религией"
Отношение церкви к сфере науки и просвещения (иллюстрации)
Откуда у РПЦ деньги на "200 храмов". Откровения священника
Христианство. Разорванная связь с природой
Великий Пост: в метро с колбасой

Раздел "Религия" сайта "Русколань":

 

К началу страницы
 



РУСКОЛАНЬ