Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.


"Ничто не мешает человеку, будучи атеистом, быть счастливым, уравновешенным, глубоко интеллигентным и высокоморальным". Ричард Докинз.

Религия не мораль

Источник: gazeta.ru, 09.02.2014г., София Нескучная

Ученые, известные по всему миру своей склонностью к атеизму, решили научными методами подорвать последний оплот религии – ее постулированную монополию на моральность.


Morals don't come from God

«Не бог создал мораль», — гласит статья в Nature News.

Ученые считают, что социальные отношения между людьми, стабильная возможность находить общий язык и сосуществовать происходят изначально от развития моральных норм – сложившемся веками суждении о хорошем и плохом, разрешенном и запрещенном. Религия не является источником морали, она лишь воспользовалась выработанными нормами и постулировала их. Сами нормы не являются религиозно специфичными, они проявляются в той или иной мере в сознании любого человека вне зависимости от вероисповедания или отсутствия оного.

В подтверждение своих слов авторы приводят исследования психологов, проводивших так называемый тест на чувство морали. Несколько тысяч мужчин и женщин – репрезентативная выборка людей разного возраста, уровня образования, социальных страт и религиозных убеждений – отвечали на вопросы о моральности или аморальности того или иного поступка. Им предлагалось по семибалльной шкале оценить допустимость или недопустимость действия.

Полученная статистика свидетельствует: атеисты не более аморальны, чем верующие. Религия накладывает отпечаток на часть ответов, однако это относится скорее к особенностям догм различных верований. В собственно моральных и этических вопросах каждый человек руководствуется своими собственными соображениями, полученными при воспитании от родителей или врожденными, причем нельзя сказать, что атеисты воспитаны хуже, чем религиозные люди.


Верующие не склонны к приписываемому им состраданию,
показало социологическое исследование.

Атеист человечней верующего.
Помогая, глубоко верующий меньше руководствуется состраданием, чем атеист

Источник: gazeta.ru, 10.05.2012г., Дмитрий Малянов

Верующие не склонны к приписываемому им состраданию, показало социологическое исследование.

Атеисты, агностики и ненабожные люди чаще руководствуются чувством сострадания, помогая незнакомцам, чем верующие, несмотря на то что призыв возлюбить своего ближнего является для христианства основополагающим и регулярно звучит с амвонов и церковных кафедр. Таковы результаты социологического исследования американских ученых.

В трех экспериментах, поставленных социологами из Калифорнийского университета в Беркли, было установлено, что чем менее религиозен человек, тем больше его щедрость и бескорыстные поступки по отношению к другим диктуются чувством сострадания. И наоборот: чем более он набожен, тем меньше они продиктованы сочувствием.

Статья с описанием экспериментов принята к публикации в июльском номере Social Psychological and Personality Science (импакт фактор 2,52, что весьма неплохо для издания по социальной психологии).


My Brother’s Keeper? Compassion Predicts Generosity More Among Less Religious Individuals.

Из результатов экспериментов отнюдь не следует, что религиозные люди менее щедры и милосердны или менее сострадательны, но они опровергают общераспространенное убеждение, что щедрость и милосердие обусловлены чувством сострадания и жалости, а также набожностью, отмечают авторы.

Как показал эксперимент, связь между состраданием и щедростью сильней выражена у тех, кто считает себя нерелигиозным или не очень религиозным человеком.

«Для менее религиозных сила эмоциональной связи с другим человеком критически важна при принятии решения, помогать этому человеку или нет. В свою очередь, более религиозные люди свою щедрость меньше основывают на эмоциях и больше на таких факторах, как религиозная доктрина, идентификация себя в качестве представителя церковной общины и соображениях репутации», — комментирует результаты исследования один из авторов статьи социолог Роб Уиллер.

Авторы статьи изучили связь между религиозностью, состраданием и щедростью, но результаты экспериментов пока не объясняют, почему, помогая другим, набожные люди в меньшей степени руководствуются состраданием. Социологи в качестве гипотезы предполагают, что для глубоко верующих поведенческий код, связанный с усвоенным моральным обязательством («надо помогать ближним»), играет большую роль, чем эмоции.

«Мы предполагаем, что религия изменяет фактор, движущий щедрым поведением», — считает ведущий автор статьи Лора Сэслоу.

Первая часть статьи посвящена анализу социоопроса, в котором приняли участие 1300 взрослых американцев, из которых сначала была выделена группа людей, склонных проявлять милосердие по отношению к тем, кто оказался в менее выгодном, чем окружающие, положении. Дальнейшее изучение этой группы показало, что большую часть тех, кто готов предоставить свой кров бездомным и дать им денег именно из чувства сострадания, составляют малорелигиозные или неверующие люди.

«Это показывает, что, хотя сострадание ассоциируется с просоциальным поведением как у менее религиозных, так и более религиозных индивидов, эта связь сильней всего выражена в случае менее религиозных», — пишут авторы.

Во втором эксперименте принимала участие группа из 101 взрослого. Каждому из них по отдельности было показано два видеоролика — один контрольный, с изображением нейтральных сцен, и один душераздирающий, с изображением страдающих нищих детей. После каждого просмотра участники получали от организаторов по 10 долларов с предложением вручить любую часть от этой суммы нуждающемуся незнакомцу.

В результате менее религиозные участники эксперимента оказались более щедрыми.

«Видео, пробуждающее сострадание, активно стимулировало их альтруизм, но не оказало заметного влияния на щедрость более религиозных членов группы», — констатирует Уиллер.

Наконец, в третьем эксперименте 200 студентов, сначала ответивших на вопрос анкеты «насколько вам присуще сострадание?», сыграли в классическую игру «поделись с ближним». Сначала всем участникам раздали деньги, которыми они по желанию могли делиться с незнакомцем. Далее им объявляли, что другой игрок поделился с ними частью денег и они, в свою очередь, могут пожертвовать часть полученной суммы другому незнакомцу. В конце игры участники ответили на вопрос анкеты «насколько вы религиозны?».

Как выяснилось, более сострадательные, но менее религиозные оказались и более щедрыми.

«Как видим, несмотря на то что в США менее набожные люди вызывают меньше доверия, они более склонны помогать своим согражданам из чувства сострадания, чем набожные», — резюмирует Роб Уиллер.

Раз более набожные люди руководствуются в своем альтруизме более «доктриной», чем эмоциями, то понятно, почему ортодоксы демонстрируют подчас удивительную жестокость и бесчеловечность в ситуациях, когда они считают, что их религии — поведенческому коду, с которым они себя идентифицируют, — что-то угрожает. Если принцип правила оказывается сильней простого человеческого чувства, того же сострадания, то смена одного правила (скажем, «возлюби ближнего») на диаметрально противоположное (скажем, «пришел я не с миром, а с мечом») для религиозного ортодокса является дежурной процедурой: религия не была бы религией, если бы у нее на все вопросы не находились тут же нужные ответы.

Эксперимент по теме религии и морали

Источник: Ричард Докинз "Бог как иллюзия".

... Хартунг, однако, цитирует пугающие результаты исследования, проведенного израильским психологом Георгием Тамариным. Тамарин раздал тысяче израильских школьников в возрасте от восьми до четырнадцати лет описание иерихонской битвы из Книги Иисуса Навина (6:15–23):

Иисус сказал народу: воскликните, ибо Господь предал вам город! город будет под заклятием, и все, что в нем, Господу… и все серебро и золото, и сосуды медные и железные да будут святынею Господу и войдут в сокровищницу Господню… И предали заклятию все, что в городе, и мужей и жен, и молодых и старых, и волов, и овец, и ослов, [все истребили] мечом… город и все, что в нем, сожгли огнем; только серебро и золото и сосуды медные и железные отдали в сокровищницу дома Господня.

Затем Тамарин задал детям простой моральный вопрос: «Как вы думаете, правильно поступили Иисус и сыны Израилевы или нет?» Они могли выбрать: А (абсолютно правильно), В (в чем-то правильно) или С (абсолютно неправильно). Результаты разделились: 66 процентов выбрали полную правоту, 26 процентов — полную неправоту, а гораздо меньшее количество — 8 процентов — оправдали их поведение частично. Вот три типичных ответа из группы полного оправдания (А):

Я считаю, что Иисус и сыны. Израилевы поступили хорошо по следующим причинам: Бог обещал им эту землю и разрешил ее покорить. Если бы они действовали по-другому и никого бы не убили, то могло случиться, что сыны Израилевы были бы ассимилированы гоями.

Я считаю, что Иисус поступил правильно, когда он это сделал, потому что Бог велел ему истребить людей, чтобы колена Израилевы не смешались с ними и не научились дурному.

Иисус поступил хорошо, потому что жившие на этих землях люди были другой религии, и когда Иисус их убил, он стер эту религию с лица земли.

В каждом из этих ответов устроенный Иисусом геноцид оправдывается на религиозной основе. И даже ответ С — абсолютное неодобрение — выбирался порой по скрытым религиозным причинам. Вот, например, почему одна из девочек не одобряет покорение Иерихона Иисусом: чтобы покорить землю, ему пришлось в нее войти:

Я считаю, что это плохо, потому что арабы — нечистые, и, входя в нечистую землю, человек тоже становится нечистым и на него падает ее проклятье.

Двое других полностью не одобряют действия Иисуса, потому что он уничтожил все, включая здания и скот, вместо того чтобы сохранить их для сынов Израилевых:

Я считаю, что Иисус поступил неверно, потому что они могли оставить животных себе.

Я считаю, что Иисус поступил неверно, потому что он мог не разрушать дома Иерихона; если бы он их не разрушил, то они достались бы сынам Израилевым.

Также часто цитируемый как кладезь премудрости бен Маймон не оставляет сомнения в своей точке зрения: «Нам ясно заповедано истребить семь наций, ибо сказано: «Предай их заклятию». Отказывающийся предать смерти всех, кого он в состоянии умертвить, нарушает заповедь, ибо сказано: «Не оставляй в живых ни одной души».

В отличие от бен Маймона, участвовавшие в эксперименте Тамарина дети были еще малы и наивны. Высказанные ими кровожадные взгляды, скорее всего, отражают точку зрения их родителей или взрастившего их общества. Думаю, что никого не удивит, если выросшие в той же раздираемой войнами стране палестинские дети выскажут аналогичные взгляды в прямо противоположном направлении. Эта мысль приводит меня в отчаяние. Вот она — жуткая по своей силе способность религии, и в особенности религиозного воспитания детей, разделять людей на веками враждующие лагеря и поощрять многолетнюю кровную месть. Невозможно забыть, что в двух из приведенных типичных ответов группы А эксперимента Тамарина дети пишут о пагубности ассимиляции, а в третьем — подчеркивается необходимость убивать людей для искоренения их религии.

В тамаринском эксперименте также присутствовал поразительный контрольный опыт. Другой группе из 168 израильских школьников дали тот же самый текст из Книги Иисуса Навина, заменив Иисуса на «генерала Лина», а Израиль — на «китайское царство 3000 лет назад». На этот раз результаты эксперимента оказались прямо противоположными. Только 7 процентов участников одобрило поведение генерала Лина, тогда как 75 процентов признали его абсолютно неправильным. Другими словами, стоило исключить из формулы приверженность иудаизму — и большинство детей вернулось в рамки нравственных ценностей, разделяемых основной массой современных людей. Действия Иисуса представляют собой варварский акт геноцида. Но с религиозной точки зрения все становится с ног на голову. И эта разница начинает проявляться в самом раннем возрасте. Именно религия определила, порицали дети геноцид или оправдывали его.


Одна из самых крупных трагедий человечества состоит в том, что мораль была присвоена религией.

Мораль атеиста и мораль на основе личной веры в Бога

Автор: Дулуман Е.К., печатается по источнику: ВКсообщество "Ричард Докинз | Атеизм | Материализм"

1. Высший уровень морального поведения достигается тогда, когда человек поступает морально в силу того, что его такова природа. Он, в идеале, должен поступать хорошо, морально, не потому, что ему Бог или кто-то другой даст пряничек или даст по шее. Человек за свое поведение ответственен прежде всего перед самом собой. И только в таком случае его мораль есть подлинной, без какой-либо шкурной примеси, моралью. Это осуществление того, что Иммануил Кант называл Моральным императивом, Моральной максимой. Здесь личность человека никогда не выступает средством Бога, общества, других людей для достижения целей, лежащих вне личности данного человека. Это и есть высший уровень и высшее качество морального поведения. Оно может быть присущим только атеисту. И только! Этот уровень морали достигается путем воспитания, обучения и самовоспитания. Не будем говорить, что такой уровень достигается легко. Очень трудно!...Впрочем, сейчас не буду говорить о реализации морального идеала. Это тема отдельного разговора.

2. Следующий, тоже еще высокий, уровень морального состояния - это состояние той морали, которая измеряется общественной пользой, службой для других. (Первый, самый высокий уровень морали включает в себя и элементы общечеловеческой морали, общественной морали. Первый, самый высокий уровень морали включает в себя все то, что есть морального во всех низших уровнях морали, будучи очищен от сомнительных, аморальных, примесей.) На этом, втором, уровне морали человек видит свои моральные постулаты в служении обществу, выживанию и процветанию рода человеческого. Общество, в свою очередь, требует от личности самопожертвования, не считаясь с его желаниями, с его личными интересами. На этом уровне высокой морали мы видим героев, подвижников и всех тех, благодаря которым общество (и человечество) существует, живет и движется.

3. Третий, ниже среднего уровень морали зиждется на страхе наказания и жажде награды от общества (других людей). Воспитателем и показателем уровня морали здесь служит Уголовный кодекс, публичные награждения и признания, чувство долга перед родителями и прочее и прочее. Напакостил обществу или людям, общество и люди (друзья, родители, сотрудни5ки) тебя наказывают; сделал доброе дело, ведешь себя прилично - награждают. Награждают и наказывают материально, телесно и духовно, морально... Вот в рамках этой усредненной морали и болтается в буднях человечество.

4. Четвертый, низкий уровень морали, - это та мораль, которая формируется религией. Этот низкий уровень мораль называется моралью религиозной. В этой морали присутствуют (удерживаются) элементы общечеловеческой морали, но эти общечеловеческие элементы морали преподносятся человеку от имени Бога, как нечто чуждое, продиктованное извне, насильно навязываемое человеку и обществу поведение. В насаждении религией элементов общечеловеческой морали есть свои плюсы и свои минусы. Плюсы в том, что человеку преподносится то и такое поведение, которое прошло многовековое испытание, оправдало себя на деле, было и есть эффективным для жизнедеятельности личности и общества. Освящение именем Бога элементов общечеловеческой морали подымает те или иные правила морального поведения на высоту Непререкаемых и неизбежно Обязательных. Таким образом те или иные элементы морального поведения подкрепляются высочайшим авторитетом Бога. Но минусы этого божественного освещения морального поведения заключаются в том, что божественное освящение мешает человеку познать сущность морального поведения, как поведения человеческого, а не божественного. Это освящение также консервирует в обществе обычаи и пережитки прошлого. Оно мешает развития самой морали. В этом плане религия, например, культивирует пренебрежительное отношение к женщине, к чужеплеменнику и иноверцу, мешает увидеть в посте или в праздновании вред и пользу и так далее. В религиозной морали человек должен вести себя согласно изложенной церковниками воле божьей. А мораль - это не только хорошее поведение, но и свободное волеизъявление. В религиозной морали человек лишен выбора, следовательно - лишен и подлинного морального поведения, даже в том случае, если религиозные рекомендации моральны по своему содержанию. Обобщая сказанное, следует сказать, что религия, как форма общественного сознания, содержит в себе элементы общечеловеческой морали, - элементы того морального поведения, которые исторически выработаны и в силу традиции удерживаются в том или ином конкретном обществе (в обществе европейцев, или арабов, или китайцев, или евреев, или в племени биндибу...).

5, Самым низким уровнем мораль, которая зачастую смыкается с аморальностью, является мораль, которая основана исключительно на личной вере в Бога. (Как атеист, мне хочется сказать, что Бога нет, и вера в существование этого Бога является верой в корне, от начала- и до конца, ошибочной; что на ошибочных верованиях может быть построена только ошибочная мораль. Мне хочется все это сказать, но я сейчас всего этого говорить не буду.) Своих оппонентов я прошу внимательно вчитаться в написанное: "мораль, которая основана исключительно на личной вере в Бога". Здесь не говорится о морали религиозной. Религиозная мораль - это мораль, которая зиждется не на личной вере человека в Бога, а на религии как форме общественного сознания. Личная вера в Бога оказывает свое влияние на личность верующего человека. А религия как форма общественного сознания оказывает свое влияние на общество, в том числе и на людей, которые не верят в Бога. У верующего человека создается иллюзия, что его поведение подвластно и диктуется самим Богом. На самом же деле у верующего сам Бог является отражением и показателем своего мировоззрения и своего морального облика. Бог в таком случает не диктует лично верующему поведения, а служит для верующего оправданием своего поведения. Опять вчитайтесь в сказанное: не Бог диктует лично верующему его поведение, а наличное поведение (и плохое и хорошее) верующего оправдывается Богом этого верующего. И нет такого поведения, которого не оправдал бы Бог лично того или иного верующего. Во имя своего Бога верующий может делать все: истязать себя, раздать свое имущество нищим, ограбить ближнего своего, напакостить обществу, трудится для ближнего своего... Но в любом его моральном поведении всегда присутствует сугубо личный интерес. Доброе людям обществу такой верующий делает не потому, что ему так дорого обществу или его ближние, а потому что так ему говорит его Бог и его же Бог за это обещает верующему... Бог обещает за любое поведение верующего все чего его душенька желает: рай, прощение грехов, возведение во святые, - и все, все, что его душе угодно. В поведении строящего свою мораль на Боге (которого, конечно, нет) верующего (который, конечно, есть) на первом месте стоят его собственные шкурные интересы. Ведь поскольку Бог у него лично его, то этот Бог органически связан так же с лично его, верующего, интересами. Особенно разлагающе на моральный облик верующего, строящего свою мораль на своей личной вере в Бога, оказывает христианское учение о прощении... Вынужден изложить в вкратце христианское учение о спасении: о спасении духи человека, в котором, спасении, верующий видит смысл своей жизни. Христианство, опираясь на Библию, учит, что нет человека без греха, что каждый человек - грешен. (Не вынуждайте меня сейчас приводит библейские цитаты и церковные каноны в подтверждение именно высказанного мной учения христианства. Это я сделаю в другое, удобное время.) Итак, все люды грешны. А спасутся, в царство божье, в рай. Могут попасть только люди безгрешные, святые. А если все люди грешны, то никто из людей не может быть святым и не может попасть в Царство Божие, не может спасти свою душу. Выход из положения христианство и Библия видят в покаянии человека. Покайтесь - и спасетесь, учит Евангелие. Она же говорит, что нет такого греха, которого Бог не простит кающемуся человеку. Но надо покаяться. Покаяться в своих грехах. А чтобы каяться в грехах, то эти грехи надо наработать. Нет греха - нет покаяния. Нет покаяния - нет спасения. Исходя из этих христианских моральных догм, знаменитый Гришка Распутин учил: "Не согрешишь - не покаешься. Больше греши - больше будешь каяться - скорее в царство божье попадешь!" Покаяние, конечно, - хорошее дело. Хорошее дело, но никак не в религиозном видении этого покаяния. Если общество, друзья требуют от члена общества покаяния в содеянном и удовлетворяются этим, то это имеет положительный моральный эффект. Здесь ты обществу, людям напакостил - перед обществом, перед людьми публично выразил осознание своей вины, понес определенное моральное наказание, подвергся, так сказать, моральному износу. А при морали, которая основана на личной веру в Бога, ситуация в корне отличная и эффект покаяния - чисто отрицательный. Здесь, при личной вере в Бога выходит такая картина: человек пакостит обществу, своим ближним, а моральный износ покаяния переживает перед Богом. Одному напакостил, а другому Всепрощающему покаялся - и считай себя святым, считай себя высокоморальным человеком. Такой верующий ходит с глубоким убеждением: "Я, действительно, нагрешил людям, обществу, но я покаялся в своем грехе Богу. Бог меня простил. А если меня Бог простил, то я перед Богом чист. А если я чист перед Богом, то для меня не имеет никакого значения, что думают обо мне люди, как они оценивают мое поведения. Для меня мой лично Бог - все, а люди - ничто".

Истоки морали. В поисках человеческого у приматов

Издательство: Альпина Нон-фикшн. Автор: Франс Де Вааль
Год издания: 2014 г. ISBN: 978-5-91671-275-9. Переплет, 384 стр.

На протяжении многих лет всемирно известный биолог Франс де Вааль изучал жизнь шимпанзе и обезьян бонобо. В процессе исследований он выявил явные зачатки этического поведения в сообществе приматов. По мнению автора, мораль — не сугубо человеческое свойство, и ее истоки нужно искать у животных. Эмпатия и другие проявления своего рода нравственности присущи и обезьянам, и собакам, и слонам, и даже рептилиям.

Помимо увлекательного рассказа об этических формах поведения в мире приматов автор поднимает глубокие философские вопросы, связанные с наукой и религией. Как и когда возникла мораль? Какое влияние оказала религия на формирование этики? Что происходит с обществом, где роль религии снижается, и прав ли герой Достоевского Иван Карамазов, говоря: «Если Бога нет, я имею право грабить ближнего своего»?

Пролистать несколько страничек.

Если бога нет – все можно?

История христианской религии, с того времени, как она стала государственной, то есть господствующей – есть история ее борьбы с наукой, с разумом, с человеческой мыслью.

С разумом христианство всегда враждовало, логику ненавидело, честного и последовательного анализа боялось, как огня. Не зря же так часто оно советует: не рассуждать – а просто верить. Не зря мы постоянно слышим из уст христианских священников фразы вроде этой - что, мол, тайна великая сие есть, скудным человечьим умом этого не понять, это надо принять сердцем, уверовать. Это не что другое, как призыв к самоубийству разума.

Отчаянную и бешеную борьбу вело христианство с наукой. Практически все научные открытия, которые теперь стали бесспорными фактами мировой науки – в свое время встречались христианской церковью с ненавистью, объявлялись ею злоумной сатанинской ересью, вызывали в ней бешеную борьбу. Практически все технические изобретения, которыми мы ныне пользуемся и без которых не представляем нашу жизнь – в свое время объявлялись христианской религией дьявольскими соблазнами, и она набрасывалась на них со всей свирепостью оголтелого мракобесия.

Но эта отчаянная, эта бешеная битва христианства с наукой была заранее проиграна. Наука шла вперед, а христианская религия сдавала одну позицию за другой. Но странное дело! - каждый раз, позорно отступив с очередной позиции, церковь всегда потом умудрялась представить дело так, как будто она отдала ее добровольно, по собственному благому произволению. Иезуитская изворотливость и лукавство церкви просто потрясают. Представьте себе бесталанного, неудачливого, но хвастливого и хитрого полководца. Он проигрывает битву за битвой, каждый раз позорно бежит с поля боя. Но в донесениях каждый раз умудряется представить свое поражение победой, а себя – героем. Таким бесстыдным полководцем-фанфароном является христианская церковь.

Когда-то церковь с невыразимой яростью набрасывалась на утверждения ученых о том, что Земля вертится и что она является спутником Солнца. Джордано Бруно был сожжен на костре, Галилея под страхом казни заставили отречься от «ереси» и каяться в своем заблуждении.

Теперь ни один даже самый мракобесный священник не посмеет утверждать, что Солнце вертится вокруг Земли, а не наоборот.

Когда-то попытки изобрести воздухоплавательный аппарат страшно гневили церковь. Она заявляла, что человеку не дано летать по небу, что бог заповедал ему ходить по земле – и значит, попытка подняться в воздух есть противление воли божьей, гордыня и дьявольский соблазн.

Теперь христианские священники охотно летают на самолете, христиане-паломники на самолете добираются в Иерусалим.

Церковь умеет сделать вид, что тут нет противоречия. Она не против науки, нет! Все научные достижения, которые служат человеку, она никогда не отрицала, наоборот – приветствовала!

Церковь отлично умеет не вспоминать то, что ей вспоминать не выгодно. А если ей напомнить – она все равно не смущается. Что-нибудь да придумает, наподобие того ловкого полководца, чтобы свое поражение выставить победой.

Благодаря этому беспримерному и циничному лукавству христианская религия, многократно разбитая наукой и разумом, многократно отступавшая под ударами логики, все еще держит свои позиции. И все же эти позиции достаточно ослаблены.

Еще сто лет назад в России большинство православных твердо верили, что бог – это старик с белой бородой, сидящий на облаке, и этот старик слепил человека из глины.

Теперь таких практически нет. Спросите теперь русского человека, который называет себя верующим – верит ли он, что бог – это старик с белой бородой, который сидит на облаках? Он ответит – что нет, в это он не верит. А тогда как же? – спрашиваете вы. «В такого бога я не верю, но что-то все-таки есть» — отвечают часто на этот вопрос. «Верите ли, что человека слепили из глины, как говорит библия?» На это тоже почти все отвечают, что в это они не верят, что библию надо понимать не буквально, что библейский миф о сотворении богом человека из персти земной есть иносказание, в котором зашифрована непостижимая для нас мудрость, и так далее. Значит – сто лет назад верили, что старик, сидящий на облаке, слепил человека из праха. Теперь это уже не старик с седыми кудрями – а неопределенное «что-то». И это туманное «что-то» каким-то непостижимым образом сотворило человека. Большинство из тех, кто говорит, что верит в загробное воздаяние – не верят в ад с чертями и сковородками, а в какое-то другое, «духовное» воздаяние. То есть – христианские мифы, прежде четкие и определенные в сознании, теперь потеряли всякую определенность, совершенно расплылись и затуманились.

Многие из тех, кто называет себя верующим, идут еще дальше. Они не стоят сильно на том, что они верят во все вышеперечисленное. Они говорят – что «надо верить». Заметьте – не «верю», а «надо верить»!

Надо верить, потому что… Почему? Потому что, если человек не будет верить в бога – то у него не будет никаких нравственных ценностей, он не будет придерживаться никаких нравственных норм, будет делать, что захочет, и все в таком духе. Надо, говорят они, чтобы человек знал, что есть кто-то, кто его покарает за зло и наградит за добро. Надо, чтобы он боялся наказания – тогда из этой боязни он будет воздерживаться от зла.

То есть – говорят они – человеку обязательно нужен какой-то жандарм над ним с кнутом и пряником. Только тогда он будет нравствен. Это же самое означает знаменитое изречение Достоевского – «Если бога нет – значит, все можно». Если человек не верит в жандарма над собой – он будет безнравствен.

Все эти утверждения означают одно – что единственно религия способна сделать человека нравственным. Следовательно, они утверждают, что человек, стоящий на материалистических позициях, атеист – не может быть нравствен.

Человечество на протяжении своей истории всегда верило в бога или богов. Христианская религия существует две тысячи лет. За эти две тысячи лет христианские государства непрерывно воевали. Люди, называющие и считающие себя христианами, истребляли себе подобных, подвергали их пыткам, умертвляли самыми кошмарными способами, совершали чудовищные злодейства, предавались дикому разврату, предавали, преступали клятвы. И вера им в этом нисколько не мешала. В таком случае – если верующий человек может быть злодеем, блудником, клятвопреступником, кровосмесителем – почему тогда атеист не может быть нравственным человеком?

Мы, последователи материалистического учения, наоборот, считаем – что именно идея о необходимости какого-то бога-жандарма есть идея безнравственная и гнусная, потому что она убивает в человеке Человека. И как уже мы видели на примере истории – даже бог-жандарм не в состоянии обуздать в человеке зло. Сделать человека нравственным может только одно – осознание своего высокого Человеческого предназначения. Наука, разум, мысль – вот что пробуждает в человеке осознание этого предназначения. Самоконтроль, самодисциплина, служение не себе лично, а всему обществу — вот что способно сделать его нравственным, сделать его Человеком!

А это именно то, что религии всегда было ненавистно. Это именно то, с чем она на протяжении всей своей истории злобно и бешено воевала.

Почему воевала? Почему ей это ненавистно?

А потому что эти качества в человеке возвышают человека, а не принижают его, они возвращают ему истинно Человеческое достоинство и уважение к себе. А людьми, не потерявшими свое человеческое достоинство, невозможно управлять, как вздумается, на них невозможно паразитировать, как хочется. Их невозможно эксплуатировать, чтобы жить за счет них другим – тому ничтожному числу членов человеческого общества, которые не желают работать и приносить пользу всему обществу! Ведь религия это необходимый компонент всякого классового общества. Без нее невозможно господство меньшинства над большинством – большинство этого сделать просто не позволит! А значит, чтобы обеспечить такое господство, большинство необходимо запутать, унизить, лишить веры в себя и свои силы, лишить способности стать творцами своей судьбы.

Настоящая свобода приходит к человеку не с верой, а только со знанием. Наука - это путь к свободе, религия - это путь к рабству. Выбирая между религией и наукой, мы тем самым определяем и свою будущую жизнь.

Яновна.


Атеист человечней верующего.

Православная Россия: мораль, нравственность

Источник: История проституции в Санкт-Петербурге, фрагмент.

Согласно законам царской России содержать публичные дома имели право только особы женского пола в возрасте от 30 до 50 лет. Но при этом сами проститутки никаких гражданских прав не имели, и, по сути, попадали к содержательницам домов терпимости в сексуальное рабство. С другой стороны они имели ряд преимуществ перед теми, кто зарабатывал на жизнь честным трудом. Им не нужно было заботиться о своем жилище, его охране, одежде и еде.

Публичные дома делились по уровню обслуживания и стоимости услуг на три категории.

1. Дорогие заведения 1 класса были обустроены шелками и мягкой мебелью, проституток (хорошо обученных сексуальным изыскам девушек 18-22 лет) одевали в меха и бриллианты, стоимость услуг жриц любви доходила до 100 руб, в сутки проститутка принимала до 6 клиентов. Особым шиком для таких домов было наличие экзотических дам (маркиз, турчанок, грузинских княжон и т.п.).

Заведения 1 класса были снабжены специальным оборудованием для особых утех. Девушек в них заставляли заниматься изощренным, а иногда извращенным сексом. Особой популярностью в одном из борделей Петербурга пользовалась зеркальная комната, в которой собиралось несколько пар. При свете спиртовых ламп после обильной выпивки куртизанки начинали в танце раздеваться, отражаясь в многочисленных зеркалах. Заканчивалось все безобразной коллективной оргией.

2. Завсегдатаями заведений ІІ класса были чиновники, офицеры среднего ранга, студенты, стоимость услуг была до 7 руб, в сутки проститутка принимала до 12 клиентов,

3. Дешевые бордели ІІІ класса были ориентированы на рабочий и солдатский люд. Даже бродяги могли позволить себе посетить такое заведение, ведь стоила такая проститутка 50 коп, а в сутки могла принять больше 20 мужчин. Из мебели в таких борделях была лишь кровать с соломенным матрасом, застеленным застиранным одеялом.

С возрастом проститутки теряли свою привлекательность и попадали в более низкие по уровню заведения. Самым последним уровнем была улица, ниже падать уже было некуда.

Занятие проституцией в царское время было доходным делом, ведь в месяц даже недорогая блудница могла заработать до 40 руб, в то время как женщины, работающие, например, на прядильной фабрике зарабатывали лишь 15-25 руб. Не говоря уже о проститутках высшего ранжира, имевших месячный доход в 500-700 руб.

В 1876 году в Санкт-Петербурге насчитывалось 206 домов терпимости, однако, к началу ХХ века их количество сократилось до 32.

Иллюстрации по теме морали и религии


Нравственные правила поведения в Библии. Ричард Докинз "Бог как иллюзия".


Моральная уверенность всегда является признаком культурной неполноценности. Чем менее цивилизован человек,
тем больше он уверен в том, что знает что правильно, а что неправильно.


Только атеист в полной мере видит безграничный нарциссизм и самообман верующих. Только атеист понимает, насколько аморально верить в то,
что один и тот же милостивый бог спасал тебя от катастрофы и топил младенцев в их колыбелях. Отказываясь прятать реальность человеческого
страдания за сладенькой фантазией о вечном блаженстве, атеист остро чувствует, насколько драгоценна человеческая жизнь — и как прискорбно то,
что миллионы людей подвергают друг друга страданиям и отказываются от счастья по прихоти собственного воображения.  Сэм Харрис.


Что значит у атеистов нет морали? Моя мораль - это единственное, что удерживает меня от того,
чтобы стать священником, и зарабатывать на вашем невежестве.


Это - Швеция. 80% её населения нерелигиозны, четверть из них - атеисты.
Давай, расскажи мне, что у атеистов нет морали.


Жить, как атеист - это большая ответственность. Вы творите добро не рады награды в ином мире, а потому,
что ощущаете беспокойство за этот мир. Все добрые чувства естественны. Я горд и рад, что я атеист.
Санал Эдамаруку, индийский писатель.

Материалы по теме:
Всегда ли сильный побеждает слабого. Ген альтруизма. Эволюционные корни справедливости
Уровень альтруизма не зависит от религиозности
Доля верующих в тюрьмах больше, чем в среднем по стране
Можно ли возразить что-либо против религиозных заповедей «не убивай» и «не кради»?
Почему нельзя возродить "нравственность"
Популярность креационизма в Европе объясняется не религиозностью, а научной безграмотностью
О последствиях пропаганды религии среди детей
О господи! Дети религиозных родителей оказались жадными, жестокими и нетолерантными
Религиозность населения не способствует процветанию общества
Ученые: волкам присуще чувство справедливости
Справедливость произошла от обезьян. Бурые капуцины способны испытывать чувство несправедливости
А.П.Никонов "Апгрейд обезьяны. Большая история маленькой сингулярности". Отдельные главы
Религиозная аддикция как вид нехимической зависимости
Почему неизбежны религиозные войны? Вера и агрессия
Библия. Аморальный лексикон от АЛьФа
Невзоров. Аборты и тайные знания попов. Церковь и наука. О посте. Христианская злоба
Warrax "Вера — что это такое?"
Вера в свете разума
Религиовед Д.Узланер — о том, почему религии становятся всё более опасными
Религия: полезная адаптация, побочный продукт эволюции или «вирус мозга»?

Раздел "Религия" сайта "Русколань"

 


К началу страницы
 

РУСКОЛАНЬ