Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.


Антиправославная ответственность в Российской Империи

Многие православные считают, что в Российской империи народ верил в Христа постольку, поскольку это просто «истинная вера». И конечно, христиане не хотят даже слышать о том, что эта вера поддерживалась исключительно на штыках.

Интересно будет окунутся в прошлое и выяснить какая раньше предусматривалась ответственность за преступления против веры. Для примера можно взять первый российский уголовный кодекс - Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года (полный текст представлен в Интернете, можно найти по поиску).


Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. Санкт-Петербург, 1845 год.
Раздел второй, фрагмент.

О богохулении и порицании веры.

О богохулении и порицании веры.

Статья 182 Богохульство в церкви — ссылка и каторжные работы до 15 лет, телесные наказания, клеймение; в ином публичном месте — ссылка и каторга до 8 лет, телесные наказания, клеймение.
антиправоставная ответственность

Около 150 лет назад учинившие песнопения с богохульством, могли быть сосланы куда-нибудь Сибирь с необходимостью каторжных работ до 15 лет с шансом получить телесные наказания и выжигание клейма на теле раскалённым железом.

Остальные десятки уголовных статей за преступления против веры с невероятно суровой ответственностью. Которые плохо сочетаются с декларируемым РПЦ добром и смирением:

Статья 183. Непубличное богохульство — ссылка в Сибирь и телесные наказания.

Статья 184. Порицание Христианства и церкви, публично - ссылка до 8 лет, телесные наказания, клеймение; непублично — ссылка в Сибирь и телесные наказания.

Статья 185. Сокрытие свидетельства богохульства, порицания, критики Христианства — тюремное заключение до года или арест до 3 месяцев.

Статья 186. Богохульство, поношение, порицание, критика Христианства без умысла — заключение в смирительном доме до 2 лет, заключение в тюрьме до 2 лет.

Статья 187. Печатная и письменная критика Христианства — ссылка в Сибирь, телесные наказания.

Статья 188. Насмешки над Христианством, умышленно — заключение до года; неумышленно — до 3 месяцев.

Статья 189. Изготовление, распространение предметов веры в непристойной форме — по умыслу — наказание согласно ст. 183; без умысла — заключение до 6 месяцев или арест до 3 недель.

Какие добрые люди, защищают веру от осквернения и, главное, здравого смысла.

А что в Российской империи грозило человеку, который бы сам решил перейти из православия в другую веру? А вдруг, в «духовных поисках» он посчитал важным сменить веру? Ведь православие никто не выбирал, всех людей заставляли креститься. И на этот счет в уголовных уложения находились отдельные варианты:

Статья 190. Отвлечение от веры: ненасильственное — ссылка до 10 лет, телесные наказания, клеймение; насильственное — ссылка до 15 лет, телесные наказания, клеймение.

Статья 191. Отступление от веры — лишения прав на время отступления от веры.

Статья 192. Если один из родителей не христианской веры воспитывает детей не в Православной вере — расторжение брака, ссылка в Сибирь.

Статья 195. Совращение из Православия в иное вероисповедание — ссылка, телесные наказания, исправительные работы до 2 лет. При насильственном принуждении — ссылка в Сибирь, телесные наказания.

Статья 196. Вероотступничество — запрет на контакты с детьми, до возвращение в веру.

Вот так наш народ был «всегда веротерпим» и «уважал чужие взгляды», как любят сегодня говорить различные «патриоты» вроде журналиста Шевченко. Взгляды то они уважали, да только клеймили и ссылали людей с идеей вечной справедливости.

А теперь стоит посмотреть на то, как толерантно относились к другим ветвям христианства, т.е. к католицизму, лютеранству (с сектами был разговор отдельный). Стоит сразу отметить, что торговцам и иностранцам разрешалось отправлять их культ, однако им запрещалось его пропагандировать среди русских:

Статья 197. Не Православная проповедь — заключение в смирительном доме до 2 лет. За повторное нарушение — заключение до 6 лет. В третий раз — ссылка, заключение до 2 лет, телесные наказания, исправительные работы до 4 лет. Соблазнённые проповедями — заключаются в смирительном доме до года.

Вот и веротерпимость еще раз.

А теперь хотелось бы обратить внимание на статью, которая касается воспитания детей:

Статья 198. Уклонение от крещения и воспитания детей в Православной вере — заключение до 2 лет.

Статья 199. Воспрепятствование добровольному присоединению к Православной церкви — заключение до 6 месяцев. Насильственное воспрепятствование — заключение в смирительном доме до 3 лет.

Статья 200. Не воспрепятствование детям и опекаемым самовольного отлучения от веры — арест до 3 месяцев, предание покаянию.

С «сектантами» поступали проще:

Статья 206. Раскольничество — ссылка.

Статья 207. Сектантство — ссылка.

Статья 210. Насильственное распространение ереси и раскола — каторжные работы до 15 лет, телесные наказания, клеймение.

Статья 214. Издание, распространение, продажа старопечатных книг, приобретение, использование раскольнических книг — денежный штраф, заключение в тюрьму до 6 месяцев.

Статья 215. Создание и эксплуатация объектов для религиозной деятельности раскольнического типа — тюремное заключение до 2 лет.

Статья 218. Сохранение иноверческих обычаев новообращенными в Православие — вразумительная беседа.

Статья 219. Уклонение от религиозных обрядов, для священнослужителей — временное отлучение от службы, для поселян — временное отлучение от дома и работ.

Вот и прямое свидетельство того, что вообще-то выбора никакого не было:

Статья 220. Не привод детей в церковь — духовное и гражданское внушение.

Статья 221. Хождение без разрешения с культовыми предметами — денежный штраф.

Статья 222. Погребение верующего без соответствующего ритуала — арест до 3 месяцев.

Чаплин говорил, что оскорбление святыни – это самый ужасный поступок. В Российской империи его бы полностью поддержали, ведь среди законов был и такой:

Статья 223. Оскорбление святынь — каторжные работы до 15 лет или пожизненные, телесные наказания, клеймение.

Статья 224. Насильственные действия против священнослужителей — ссылка в Сибирь, телесные наказания.

Статья 226. Неуважение к святыне — заключение в смирительном доме до 3 лет или тюремное заключение до года.

Статья 227. Оскорбление священнослужителя — заключение в смирительном доме до года или тюремное заключение до 6 месяцев.

Статья 228. Неумышленное неуважение к святыне и оскорбление священнослужителя — арест до 3 месяцев.

Статья 229. Оскорбление Православного священнослужителя иноверцем — заключение в тюрьме до года, повторно — до 2 лет.

Статья 230. Порча символов веры — заключение в смирительном доме до года, при неумышленности — арест до 3 месяцев.

Статья 231. Нарушение при Богослужении — денежный штраф или арест до 3 месяцев.

Статья 232. Насильственные действия при Богослужении — ссылка в Сибирь, телесные наказания.

Статья 233-234. Нахождение лица в предназначенном для него месте в Церкви — денежный штраф, арест до 7 дней.

Статья 235. Просьба во время Богослужения — арест до 3 дней.

Статья 236. Непозволительное вторжение в церковь - денежный штраф, арест до 7 дней.

Статья 237. Бесчинство при Богослужении - денежный штраф, арест до 3 месяцев.

Статья 238. Недопустимость торговли и развлечений рядом с церковными действиями — денежный штраф.

Статья 239. Помехи крестному ходу — арест до 3 месяцев.

Статья 240. Неприличное поведение при молебне — арест до 3 недель.

Даже если несерьёзное нарушение - одного штрафа недостаточно, добавляется ещё арест, хотя бы на недельку.

Некогда существовавшая ужасная тирания РПЦ, основанная на уголовном уложении, обеспечивала почти полную монополию на мистические и религиозные услуги в Российской Империи и насильственную принуждённость каждого гражданина к своеобразному религиозному налогу на семейный бюджет, к участию в религиозной жизни, вне зависимости от личных предпочтений, желаний и мировоззрения.

Ныне действующее законодательство не только не позволяет РПЦ принудительно облагать граждан религиозным налогом, но и даже совершать карательные действия в отношении тех, кто действует против интересов РПЦ. Понятно, что РПЦ заинтересованно в возвращении хотя бы части былой власти. И если не было «Pussy Riot» их следовало бы придумать, для демонстрации необходимости ужесточения административного и уголовного законодательства с целью защиты прав верующих, а точнее защиты финансовых интересов РПЦ. Можно предположить высокую вероятность появления новых резонансных акций, подобных панк-молебну, скрытными организаторами которых в большинстве случаях будет выступать РПЦ, чтобы под шум негодования пытаться протаскивать законопроекты, подобные некогда действующим статьям уголовного уложения Российской Империи.

Из описанных уголовных статей можно увидеть огромный и тяжёлый путь выхода общества из под насильственного гнёта корпораций, зарабатывающих деньги на идеях о Боге. Самое сложное позади, обществу осталось пройти сравнительно простой шаг - полностью изжить из обихода вид деятельности по религиозному выдуриванию денег у населения и государства.

Прививание духовности в Российской империи

Источник: kritix.ru, 03.01.2014г.

Прививание духовности в Российской империи

Многие «патриоты» часто любят вспоминать о величии Российской империи. А особенно о том великом состоянии, что ныне зовется «духовностью». Они отвергают категорически тезисы, согласно которым «духовность» эта поддерживалась при помощи штыков, а также тот факт, что эти самые «духовные» люди с легкостью с нею попрощались, как и остальным атрибутами РИ в 1917 году.

Несколько важных источников высокой духовности в Российской империи стоит отметить. Они, как ни странно, напрямую связаны с вопросом цены. Причем все вполне понятно, духовный уровень нации нужно хоть как-то поддерживать.

В данном случае речь идет об императорском указе. Вот несколько пунктов, которые «помогали» простому люду постоянно совершенствоваться духовно. В стране, где порой продавали, а порой проигрывали в карты людей, и где безграмотность и низкая продолжительность жизни - обычные явления.

Во-первых, всем известно, что царское правительство в первую очередь с большим недоверием относилось к «разночинцам». И не удивительно, ведь именно из этой среды, как правило, появлялись бунтовщики-студенты. Достаточно большая часть народовольцев именно из разночинцев. Это были не крестьяне, но и не очень обеспеченные (если сравнивать с высшими сословиями), в общем, нечто среднее. И, как показывает история, у этих людей была колоссальная тяга к знаниям и просвещению, а также к революции…

А с другой стороны эта духовность касалась и крестьян, поскольку последние тоже очень часто устраивали местечковые бунты против помещиков и попов. Порой их масштабы перерастали в нечто стихийное и опасное для государства (Пугачев), но чаще это было только на местах. Там могли убить помещиков и попов, но затем приходила армия и крестьян «успокаивали» при помощи оружия.

Вот как в царские годы пытались «усмирить непокорных».

Итак, из указа:

«За «небытие на исповеди» с разночинцев и посадских людей в первый раз взимать рубль, во второй раз – 2 руб., в третий раз – 3 руб.; с крестьян – соответственно 5, 10 и 15 коп.»

Стоит отметить, что в то время это очень большие деньги. Например, Пушкарь получал в месяц 16 рублей, прислуга около 3-5 рублей. Для крестьянина деньги вообще были не в ходу, что создавало сложную ситуацию. Собственно, после третьего раза человеку грозила каторга.

Вот так, собственно, и поддерживалось мракобесие в Российской империи. Причем, что еще важно, в указе также значился интересный пункт:

«За сокрытие «небытейщиков» священника наказывать на первый случай 5 руб., затем 10 и 15, а в четвертый раз – лишением сана и отсылкой в каторжные работы» (Петровский указ от 17 февраля 1718 г. Полное собрание Законов Российской им­перии. СПб., 1830. Т.5. №2991, 3169).

Собственно, вряд ли бывали случаи, когда наказывали священника, поскольку исповедь, со времен Петра Великого, его работа. Он должен был в обязательном порядке отсчитываться по этому поводу и получать за это деньги, само собой.

А теперь самое интересное: если сложить крестьян и разночинцев вместе, то это явно более 90% населения Российской империи (точно сказать сложно, но около 94%), поэтому здесь и была такая важность. Надо отметить, что для дворян и других привилегированных сословий это было не обязательно. Было четкое понимание, что религия – это инструмент контроля и управления, а вовсе не «истина».

Русь православная. Церковь и народ

Источник: warrax.net, 31.01.2017г.

Когда говорят, что православная церковь – духовная скрепа России, намекают на то, что когда-то давно православие действительно «скрепляло» общество. Проблема только в том, что не упоминается, как скрепляло.

Черта оседлости, убийства еретиков и иноверцев, законы империи, устанавливающие православный культ как обязательный – про это забывают.

Сказка же такая: все было на Руси прекрасно. Люди православные из-за того, что уж очень им всем полюбился древнееврейский фольклор и бородатые мужики с бижутерией. Все жили в гармонии, их (большинство населения) даже не смущал тот факт, что торговали людьми (русскими и православными). Нет, православие защищало от бессмысленных бунтов. Торгуют людьми, и что? Это испытание от бога.

Идиллию нарушили проклятые большевики, скрепа куда-то вдруг исчезла. А после крушения СССР возникла идея ее «возродить», чтоб снова жители России принимали православие со всеми прочими невзгодами.

Однако идиллии никакой не было. Православие всегда держалось на штыках. И в данном случае можно обратить внимание на то, как простой народ реагировал на отдельные выходки православной церкви в период, когда православие было обязательным культом для низших сословий (большинство населения).

Как и сейчас, православная церковь была крупной корпорацией, которая все время расширялась. В эпоху «святой Руси» это относилось к земле. Доходило до того, что церкви (в начальный период правления Ивана Грозного) принадлежала почти треть всей земли. Активно строились церкви и монастыри.

С монастырями – отдельная история, поскольку крестьяне боялись, что рядом вдруг построят монастырь, так как в таком случае их могут передать, и они станут монастырскими крестьянами, то есть будут выполнять работу за монахов и еще будут им платить за право жить и работать на них же.

Задача церкви, по утверждению Писарева:

«Накоплять огромные земельные и денежные богатства, быть эксплуататором по отношению к сельскому населению, и отдельным представителям церкви владеть большими личными средствами и крепостными людьми»[1].

Монастырских крестьян было несколько миллионов. Они обязаны платить оброк, отработать барщину и выполнять все виды работ для монастыря. Церковь была коллективным помещиком, причем крупнейшим.

Усугублялось все еще тем, что церковь считалась самым страшным эксплуататором, поскольку крестьян не только заставляли платить то, что они «обязаны», но еще помимо этого вымогали деньги и заставляли работать сверх меры. Монастырские крестьяне Амвросиево-Новоспасского монастыря жаловались, что управитель монастыря «держит их в цепях и железах недель по пяти и больше»[2].

Как монахи отравляли жизнь населению:

«Монастыри не осваивали незаселенные, пустынные области… Не крестьянин шел за монахами, а монахи продвигались на север по проторенным уже путям на­родной колонизации. Основатели монастырей селились близко от городов и сел, обычно в двух-трех верстах от населенных «весей», у проезжей дороги, занимая «пустыни», служившие обычно пастбищами, охотничьи­ми угодьями, местами рыбной ловли для окрестного населения. Монастыри внедрялись в уже существую­щие крестьянские волостные миры, постепенно осваи­вали их земли и превращали окрестное население в феодально зависимых людей»[3].

Периодически крестьяне старались не допустить появления паразитов на их земле:

«Борьба с монастырским землевладением толкала трудовое население на «святотатственные» действия, вос­питывала в них дух вольнодумства. Крестьяне сознательно сжигали построенные Антонием Сийским церкви, натрав­ливали собак на «преподобного» Герасима Болдинского и его учеников, украли колокол с церкви, построенной Ки­риллом Новоезерским, дочиста обобрали монастырь Гри­гория Пельшемского. Особой остроты и напряженности достигла классо­вая борьба крестьян против монастырей в XVI веке. Она сделалась столь ожесточенной, что крестьяне не останав­ливались перед физическим уничтожением «преподоб­ных» игуменов и их ближайших сотрудников. Были убиты келейник Арсения Комельского, Агапит Маркушевский с двумя старцами, Адриан Ондрусовский, Адриан Пошехон­ский со старцем Давидом. Эта борьба оказала сдержива­ющее влияние на дальнейшее развитие монастырей-вот­чинников»[4].

Но в основном в этом сражении они проигрывали, так как монахов защищало государство, а крестьяне зачастую и людьми-то не считались. Подобные ситуации свидетельствуют о том, что с повальной духовностью были некоторые проблемки, работало это дело не всегда, точнее никогда, если бы не царские или княжеские войска.

Проблема крестьянина в том, что он не может добиться того, чтобы локальный конфликт перерос в нечто большее. Взбунтоваться может пара деревень, но вряд ли больше, так что подавить такое – задача несложная для войск.

А до восстания крестьяне иногда пытались обращаться к царю:

"Крестьяне Архангельского собора с. Завидова Клинского у. царю Петру Алексеевичу... Бьют челом бедные и беспомощные и до конца разоренные сироты твои, Клинского уезду Архангельские вотчины села Завидова крестьяне староста Климко Матвеев да выборные Афонка Ларионов, Климко Андреев, Митка Ефтифеев, Куска Епифанов, Панка Кондратев и все крестьяне. В прошлых, государь, годах владели нами, сиротами, твоими, того ж Архангельского собору власти и протопопы вообще, и всякие оброки мы, сироты твои, платили на вообще ж. А ныне, государь, мы, сироты твои, разделены в мелкие поделы. И по тому, государь, разделу священники [и дь]яконы накладывают на нас, сирот твоих, многие лишние оброки и столовые запасы. И для своих всяких прихотей они, священники и дьяконы, к нам всяких прихотей, сиротам твоим, приезжают и людей своих непрестанно присылают. И таких своих накладных оброков и столовых запасов на нас, сиротах твоих, правят смертным платежом не против прежнего. А прежде, государь, сего мы, сироты твои, таких накладных оброков и столовых запасов никому не плачивали. И мы, сироты твои, от такого их накладного оброку и столового запасу и всяких нападков и от безвременного и смертного правежу разорились вконец без остатку. И таких их накладных оброков нам, сиротам твоим, платить невмочь".

"Крестьяне Архангельского собора с. Ильинского Кашинского у. царю Петру Алексеевичу о снятии с них прибавочного оброку… А как, государь, мы ж, сироты твои, отданы в Архангельский собор, и бывший протопоп Федор с братией наложил на нас в прибавку деньгами восемьдесят один рубль тринадцать алтын две деньги, да для косьбы указали брать с нас и ныне берут в подмосковную вотчину десять человек работников. А как в прошлом в 204-м году протопресвитер Петр Васильевич с священниками разделили нас, сирот, меж себя по поделям, и они, священники, ключарь с братией наложили вновь же прибавочный оброк: бараны, сыры, яйца, грузди, рыжики, грибы, ягоды, брусника, клюква. И ради тех столовых запасов приезжают они, священники, к нам сами и присылают людей своих и из тех припасов бьют нас на правеже смертным боем, и для своих приездов велят готовить про себя обеды, и берут с нас подводы. И оттого мы, бедные, разорились вконец"[5].

Как же отреагировал мудрый государь на такую челобитную? Очень просто:

"Велено… села Ильинского старосте и выборным крестьянам по росписи за их противность и непослушание учинить наказание: бить вместо кнута батоги нещадно". "Такая же участь постигла земледельцев Завидовской вол., Клинского у."[6].

Такой исход предсказуем, поскольку поп для крестьян - хозяин, а крестьяне должны выполнять любую работу, никаких прав у них нет.

Еще характерный пример жалобы на попов:

"Преосвященному Варсунофию, митрополиту Сарскому и Поддонскому, бьют челом сироты великих государей дворцового села Богданова Вяземского уезду церкви Троицы живоначальной староста церковный Ивашко Лаврентьев. Жалоба, государь, мне той же церкви на попа Максима Федорова. В нынешнем, государь, во 193-м году марта в 12 день зазвал к себе он, поп Максим, меня, сироту, в дом и учел у меня церковных денег просить. И я, сирота, тех денег ему не дал, потому что миром давать мне не велели. И он, поп Максим, меня, сироту, бил за то и увечил и голову мне проломил до крови. И многих нашу братю бьет… Да он же поп Максим чинит не против твоего святительского указу: от венчанья берет с первоженцов по рублю да по пуду меду"[7]

В ту пору немногие могли обличать церковь. Буквально единицы. Монах Вассиан Патрикеев один из таких, он писал:

"Вместо того чтобы питаться от своего рукоделия и труда, мы шатаемся по городам и заглядываем в руки богачей, раболепно угождаем им, чтоб выпросить у них село или деревеньку, серебро или какую-нибудь скотинку. Господь повелел раздавать неимущим, а мы, побеждаемые сребролюбием и алчностью, оскорбляем различными способами убогих братий наших, живущих в селах, налагаем на них лихву за лихву, без милосердия отнимаем у них имущество, забираем у поселянина коровку или лошадку, истязуем братий наших бичами или прогоняем их с женами и детьми". "Наши же предстоящие, владея множеством церковных имений, только и помышляют о различных одеждах и яствах; о христианах же, братиях своих, погибающих от мороза и голода, не прилагают никакого попечения; дают бедным и богатым в лихву церковное серебро, а если кто не в состоянии платить лихвы, не покажут милости бедняку, а до конца его разорят. Вот сколько нарядных батогоносных слуг стоят перед ними, готовые на мановение владык своих! Они бьют, мучат и всячески терзают священников и мирян, ищущих суда перед владыками"[8].

Этого монаха заточили в монастыре, он почти сразу там и умер. Князь Курбский считал, что его «уморили». Монахи и попы многократно демонстрировали свою «нравственность», что людей в большей массе от них воротило (можно вспомнить фольклор).

И когда говорят о православном народе, то всегда нужно помнить: никакого выбора у этого народа не было. Зато как только он появлялся, эти же самые крестьяне утверждали, что никакие церкви им не нужны. Вот в годы революции 1905 года на сходе крестьян Ольховской волости Царицынского уезда заявляли:

"Церкви не нужны, их следует обращать на другие полезные учреждения: школы, больницы"[9]

Вот что говорилось в 1906 году, то есть задолго до «проклятых большевиков», прямо на совещании Всероссийского крестьянского союза:

"У нас живется все-таки страшно тяжело. Например, в нашем селе много лет идет тяжба с попами. Сколько ни сыплем денег, куда-то проваливаются. Говорят, священники служат посредником между людьми и богом, а на самом деле они служат посредниками между начальниками, полицией и нами и только спешат содрать побольше с крестьян"[10].

И в годы первой русской революции 1905 года один поп в церковном издании признал:

«Духовенство не пользуется никаким влиянием, ненавидимо и презираемо народом, служит в глазах его олицетворением жадности, корыстолюбия. Духовенство деморализовалось до потери значительной части не пастырского только, но и человеческого достоинства»[11].

Но это скорее исключение. В основном попы обвиняли во всем «не тот народ». Очевидно, что никакой такой духовности, которую стоит возрождать, в принципе никогда не было. Если власть действительно хочет вернуть «былые деньки», то вместе с пропагандой РПЦ она должна задействовать полицию и армию, дабы вынудить людей отправлять культ. Но это сомнительный вариант для современности.

Источники:

  1. Писарев В. И. Церковь и крепостное право в России. — Москва, 1930.

  2. Монастырские крестьяне. URL: www.bse.sci-lib.com/article077765.html

  3. И. Будовниц. История монастырского землевладения в XIV—XVI веках

  4. Монастыри на Руси и борьба с ними крестьян в XIV—XVI веках (по «житиям святых»). М., 1966.

  5. Крестьянские челобитные XVII в.: Из собраний Государственного Исторического музея. - М.: Наука, 1994. - С. 85-86.

  6. Там же. С. 237.

  7. Там же. С. 210.

  8. Слово ответно // Цит. по Костомаров Н. И. Русская история: В жизнеописаниях ее главнейших деятелей. - М.: Мысль, 1991. - С. 227-228.

  9. Высший подъём революции 1905-1907 гг.. Ч. 2. - М., 1955. - С. 758

  10. Протокол делегатского совещания Всероссийского крестьянского союза 6-10 ноября 1905 г. - М., 1906. - С. 30-31

  11. Церковный вестник. - 1905. - № 32.

Материалы по теме:
Добровольно-принудительное крещение Руси: Исторический очерк. Церковь и сожжения
Борьба христианства с остатками язычества
Язычество и Христианство. О крови и жертвах. Жертвоприношения в монотеизмах
Как христиане любят ближних. Криминальная история Христианства
Летописные свидетельства о насильственном крещении Руси. Незамоленные грехи Русской Православной Церкви

Раздел "Религия" сайта "Русколань"

 

К началу страницы
 

РУСКОЛАНЬ