Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.



Известный популяризатор науки Александр Соколов объясняет,
почему религия в школах сейчас вытесняет науку

Александр Соколов
Александр Соколов.

Источник: kazanfirst.ru, Ольга Гоголадзе — Казань, 25.03.2016г.

Если бы полгода назад кто-то мне сказал, что я буду до четырёх утра смотреть видео про антропогенез, я бы подняла этого человека на смех. Про эволюцию человека было достаточно знать, что она существует. А неандертальцы с каменными орудиями казались настолько скучными, пока однажды не наткнулась на «Мифы об эволюции человека» Александра Соколова, редактора известного сайта antropogenez.ru. Я просто посмотрела одно видео...

Представить, что можно хохотать, слушая лекции на такие серьёзные темы, невозможно. Но когда рассказывает Соколов, иначе не получается. Тонкий стёб, сарказм, ирония в сочетании с серьёзной научной информацией. И в таком стиле написано буквально всё на портале antropogenez.ru, который он создал совместно с выдающимся учёным Станиславом Дробышевским.

На днях Соколов приезжал в Казань с лекцией для Школы научной журналистики КФУ. Не взять у него интервью казалось преступлением. Мы договорились встретиться и обсудить, как вера людей в инопланетян может навредить их здоровью, почему религия в школах вытесняет науку и почему естественный отбор больше не отбраковывает неучей.

— С чего началось ваше увлечение эволюцией?

— Меня эта тема интересовала с детства. Папа читал мне книжки про древних людей. Мы смотрели мультфильмы про динозавров. Тем не менее я выучился на математика, закончил аспирантуру. Потом работал журналистом, пиарщиком, занимался интернет-маркетингом. Но поскольку я был атеистом, регулярно приходилось ввязываться в споры с креационистами. Аргументации зачастую не хватало, в том числе в спорах о происхождении человека. Начал искать литературу по этой теме и наткнулся на книги Станислава Дробышевского. Это такие заумные каталоги, где описаны палеоантропологические находки. Было поначалу очень сложно их читать: там жуткая, зубодробительная терминология. Но я через это прорубался и осилил.

— Всё ради того, чтобы одержать верх в спорах?

— Нет, интересно было разобраться для себя. Я был поражён, сколько сделано открытий и как мало мы о них знаем. Поэтому у меня появилось желание заняться пропагандой науки, чтобы рассказать об этом людям простым языком.

— Так вы начали сотрудничать со Станиславом Дробышевским?

— Я долго не мог найти первую часть каталога — мне казалось, там всё самое интересное. Тогда я начал искать контакты Дробышевского, написал ему на e-mail и спросил, где можно найти эту книгу. Оказалось, достать её просто невозможно. Но он прислал мне исходный «вордовский файл».

После этого мне очень захотелось сделать с ним интервью. Я договорился с Александром Марковым на публикацию на его сайте evolbiol.ru и отправил Дробышевскому список вопросов. Он ответил на них в очень весёлой, иронической манере, и мы решили обязательно сделать ещё одно. В итоге, Станислав Владимирович сообщил, что после этих интервью ему захотелось написать научно-популярную книжку. А я предложил ему создать интернет-проект. В 2010 году я приехал в Москву, мы с ним встретились в палеонтологическом музее. Причём я представлял его, как обычно представляют ученых: пожилой, лысеющий, с седой бородой. А оказалось, он моложе меня. Составили план и через несколько месяцев у нас был готов сайт antropogenez.ru.

— Ну хорошо, какие самые сенсационные открытия сделаны антропологами за последний год?

— Это открытие нового вида людей — Homo naledi. Буквально осенью были обнародованы находки из Южной Африки, которые сделал антрополог Ли Бергер. Он ведёт раскопки в пещере Rising Star, где найдено целое кладбище древних людей. 15 человек, в том числе — почти полный скелет в хорошем состоянии. Художник нашего портала Олег Осипов сделал реконструкцию Homo naledi, я послал её Бергеру в фейсбук, а он согласился дать мне эксклюзивное интервью. Интернет творит чудеса, конечно.

— Как из атеистической страны мы превратились в почти религиозное государство?

— Наша страна уже давно не атеистическая. Достаточно было смениться одному поколению. Более того, большинство людей не были атеистами. Они — убеждённые конформисты, которые верят в то, что им скажут. Большинство современных верующих вешают крест на шею, но не молятся и не постятся. Если по телевизору говорят, что бог есть — значит, есть. Их не парит то, что за пределами их быта.

— Но сейчас мы наблюдаем постепенную клерикализацию общества. Когда, например, из школ исчезла астрономия…

— Я думаю, религия очень свойственна человеку, как биологическому виду. Она экономит мышление. Это позволяет, не задумываясь, находить ответы на многочисленные вопросы. Она утешает и даёт психологический комфорт: «Я не одинок, надо мной есть сила, которая следит за мной. Если я буду вести себя хорошо, то после смерти попаду в другой, прекрасный мир». А в учебниках это появилось из-за дурно понятой демократии: раз церковь занимает в нашем обществе такую важную роль, значит, и в школах надо преподавать не только научную, но и религиозную картину мира. Пусть дети сами выбирают, что правильно.

— Как можно говорить о выборе, если существуют научно доказанные факты? У нас же не стоит вопрос: верить или не верить в закон Ньютона…

— Я вам расскажу парадоксальный пример. Однажды я ездил в деревню, где познакомился с сельским батюшкой. Подарил ему свою книжку «Мифы об эволюции человека», он её совершенно адекватно воспринял. А учительница физики в этой деревне — креацианист-младоземелец. Она говорит школьникам, что нашей Земле шесть тысяч лет. Батюшка пытался вправить ей мозги, и ему не удалось.

— Почему же научное сообщество не бьёт тревогу?

— Оно бьёт тревогу. Но всем плевать. Учёные не знают своих прав, их любой может обидеть. В том числе журналисты. Сначала они берут комментарий, потом извращают его смысл, вставляют его в лженаучную передачу, и никто ни за что не отвечает. А тех, кто занимается решением подобных вопросов на государственном уровне, мало интересуют научные факты. Им важна национальная идея, чтобы люди служили в армии, платили налоги, не уезжали из страны. И здесь на помощь приходит религия. Государство поддерживает церковь, церковь поддерживает государство. Она влияет на электорат, а наука — нет. Поэтому теорией эволюции можно смело пожертвовать. И противостоять этому могут только учёные и энтузиасты, которые считают, что людям надо знать о своих реальных корнях, а не жить в иллюзорном мире.

— Может, иллюзии поддерживаются ещё и потому, что унизительно — произойти от обезьяны?

— Конечно! Это психологически дискомфортно для очень многих людей. Эволюция противоречит их представлениям о хорошем. Поэтому люди с огромным облегчением верят в то, что Дарвин всех обманул. И на самом деле сначала был Адам, потом — прекрасные нордические славяно-арии, а потом великие цивилизации древности. Архетип о «золотом веке» существует уже тысячи лет. Наша страна в этом далеко не единственная. Были «Обезьяньи процессы» в США, только у них это прошло в 1925 году, а у нас — в 2008-ом.

Кроме того, человек — существо иррациональное. Помимо нашего интеллекта, нами движут желание размножаться, стремление самоутверждаться и другие мотивы, которыми занимается психология. Образованность, увы, не повышает шансы на продолжение рода. А незнание биологии никак не отбраковывается естественным отбором. Пока это так, человек будет пользоваться благами, что даёт наука, и при этом ничего про науку не знать.

— Но ведь можно привязать научные проблемы к тому, что интересно широкой аудитории. Например, всем хочется узнать, когда появились блондинки, брюнетки, рыжие, конопатые.

— Это и есть популяризация. Кстати, недавно проводились исследования цвета кожи древних европейцев. Оказалось, что всего 8 000 лет назад на юге Европы жило темнокожее население. Светлые кожа и волосы появились буквально несколько тысяч лет назад. Периодически такие признаки встречались и могут встречаться в любой группе людей. Даже сейчас в Меланезии и Африке рождаются белокурые дети. Раньше думали, что европейцы оставили свой след. Но генетики выяснили, что это местные мутации. И в некоторых небольших группах этот признак может распространяться — особенно, если женщинам начинают нравиться такие оригинальные светловолосые мужики. Так получилось и на севере Европы. Несколько тысяч лет назад они стали модными, и произошёл половой отбор.

— Представьте: человек живёт в Казани, посмотрел ваши видео, послушал все лекции Дробышевского, и увлёкся антропологией. Есть у него шансы чего-то добиться в этой области? Особенно если речь не о школьниках, а о взрослых людях.

— Если они хотят связать свою жизнь с наукой, надо учиться. Для этого в России вариантов немного: кафедра антропологии МГУ либо местный факультет археологии, если брать в более широком смысле. Выбор небольшой, на самом деле. Можно пойти в смежные области: приматологию или эволюционную генетику.

— Или, например, можно стать научным журналистом?

— Да! Но для этого мало иметь литературные навыки — нужно хотя бы на базовом уровне владеть теми областями науки, о которых пишешь. Важно, чтобы у научного журналиста был пул экспертов, которым можно позвонить и сказать: «Я тебе сейчас скину цитату, проверь пожалуйста, нет ли косяков?», — и тебе в течение 10 минут приходит исправленная версия. Необходимо знать английский, чтобы переводить материалы ведущих иностранных изданий. Конечно, есть вершинный уровень научной журналистики. Энн Гиббонс пишет новости для Science Magazine. Она специально для этого получала степень магистра антропологии. Но на таком уровне журналист уже не может быть универсалом, нужна чёткая специализация.

— Почему же российские учёные так плохо идут на контакт с прессой?

— У них нет мотивации. На Западе другая система финансирования науки; ученые понимают, что их задача — убедить налогоплательщиков дать денег на коллайдер или на космос. А у нас вся популяризация держится на энтузиазме отдельно взятых личностей.

— Зато лжеучёные активно сотрудничают с телеканалами «Рен-ТВ» и «ТВ-3». Они рассказывают, что пирамиды строили инопланетяне, а существование Гипербореи давно уже доказано. И это смотрят их взрослые люди с высшим образованием. Как отвадить родителей от этого?

— Это крайне сложно. Чего вы хотите, если до сих пор есть «Общество плоскоземельцев» — людей, которые верят, что Земля плоская. Чудо, если дети от этого дистанцируются. Удивительно и здорово, что находятся ребята из таких семей, которые тянутся к знаниям. Надо исследовать, как у них возник этот иммунитет.

— Зачем лжеучёные вообще этим занимаются? Это что, приносит деньги?

— Они многолики. Есть сумасшедшие — это самый безобидный вариант, потому что их проще распознать, даже по их писанине. Шизофрению видно сразу. Есть мошенники, которые хотят заработать. Есть и настоящие учёные, которых в своё время переклинило. Кто-то «зазвездил», потому что его постоянно зовут на телешоу. Кто-то оказался в отсутствии конкуренции — тогда можно нести любую чушь, и тебе всё равно будут аплодировать. Есть и те, кто занимается лженаукой от чистого сердца, работает в НИИ. Учёный выдаёт какие-то результаты, его лаборатория функционирует, он выбивает финансирование для своих проектов. Может, коллеги его считают клоуном, но он полезен..

— Что опаснее: лженаука или устоявшиеся бытовые заблуждения?

— Заблуждения обычно идут комплексом: если человек верит в инопланетян, то он же лечится гомеопатическими препаратами. Самые опасные заблуждения связаны со здоровьем человека: антипрививочники, СПИД-диссиденты, сторонники праноедения. Пропаганда таких идей представляет серьезную угрозу жизни людей. По сравнению с ними креационисты и искатели инопланетян просто зайчики. Но они дискредитируют науку и разрушают её авторитет.

— Почему же люди с таким остервенением верят в гомеопатию, когда настоящая наука работает с геномом человека и стоит на пороге того, чтобы выращивать искусственные органы?

— Мы слишком расслабились. Сейчас можно ничего не знать и прекрасно жить. Как я уже сказал, естественный отбор не отбраковывает неучей. Можно верить в Перуна и что в каждой розетке сидит чёрт, но дожить до седых волос и оставить прекрасное потомство.

— Как избежать подобных ловушек? Развивать критическое мышление?

— Критического мышления недостаточно. Потому что лжеучёные нередко апеллируют именно к нему. «Смотрите, в школе нам внушали одно, а факты на самом деле говорят совершенно другое! Кому же верить?». В итоге, критическое мышление при отсутствии знаний подталкивает человека к тому, чтобы верить лжеучёному. Фокус-покус, следите за руками: «Историки лгут нам! Кто писал летописи? Люди. С чего мы взяли, что они писали правду?». А дальше вас подводят к мысли, что история — это вообще не наука, и никто не знает, как было на самом деле. В реальности, разумеется, историки восстанавливают картину прошлого не по одному источнику, а соотнося множество источников между собой, и вычленяя то, что в них совпадает. Есть методы, позволяющие отличить правду от лжи. Так что одного критического мышления мало. Нужно владеть методикой.

— Хорошо, допустим, мы имеем дело с адекватным человеком, который проверяет информацию. Но возникает проблема: кому из учёных можно доверять? С точки зрения дилетанта все говорят одинаково убедительно.

— По-хорошему, эта проблема нерешаема. Если человек хочет действительно разобраться в какой-то области науки, то иного пути, кроме серьёзного образования, нет. Либо нужно найти учёного, которому можно доверять. Увы, лжеучёные часто хорошо маскируются. Поэтому у меня есть целый список признаков, по которым можно отличить книгу шарлатана. А единственный надёжный источник знаний — это публикация в рецензируемом научном издании. И в этом тоже загвоздка: мало того, что они зачастую недоступны, но и совершенно непонятны для тех, кто не знаком с терминологией.

— Вы чувствуете, что ваша просветительская деятельность приносит пользу; что результаты мы увидим в масштабах страны?

— Конечно, наш охват не сравнится с охватом телевидения. Но уже сформировалось целое поколение, которое не включает телевизор. И для них мы делаем видео, которые набирают сотни тысяч просмотров. Мне кажется, что мы можем влиять на ситуацию. Мне часто пишут люди, которые долгое время были активными адептами различных сект, а потом увлеклись эволюцией человека и сумели вырваться.

Студентам-ядерщикам стыдно за ректора МИФИ, поставившего церковь выше науки

Источник: mk.ru, 15 ноября 2016 года, Любовь Кулябко.

Ученый связал успехи вуза с открытием кафедры теологии и придомового храма

Ректор МИФИ Михаил Стриханов заявил на IV Рождественских образовательных чтениях Южного викариатства Москвы, что успехи ядерного вуза связаны с открытием в нем домового храма в 2009 году и кафедры теологии в 2012 году. И приводит в доказательство положение вуза в разных топах и рейтингах. Дескать, в топ-100 сильнейших университетов МИФИ занимает 36-е место по естественным наукам по международному рейтингу. А по другому рейтингу вуз вообще — на 75-месте в мире из пяти тысяч учебных заведений.


Фото: ru.wikipedia.org

«Как физика сочетается с верой? Очень хорошо сочетается, потому что наше глубокое убеждение - что молодое поколение с самого начала должно исповедовать ценности, которые незыблемы», - заявил Стриханов.

Молодое поколение взволновалось: в соцсетях студенты делятся своими впечатлениями от открытия ректора.

- Мне уже давно стыдно за свой вуз, - пишет Владимир Д.

- Сдвиг по фазе, - поддерживает его другой студент.

- Плохо, что он увязывает успехи с духовными ценностями и скрепами, а традиционные ценности в его понимании немыслимы без православия, - здраво рассуждает Сергей Ш.

А некоторые студенты нашли оправдание действиям главы вуза. Мол, ректор вступал перед толпой священников, что он еще мог сказать? Раз доброта и вежливость ректора не позволили ему высказаться иначе (а может и нет никакого «иначе»?), то может все-таки помянуть в списке обязанных успеху, например, ведущих физиков вуза или Нобелевских лауреатов, работавших и учившихся в МИФИ? А впрочем, Бог с ними....

В свое время открытие кафедры теологии в 2012 году и придомового храма в 2009 году вызвало бурные споры в вузе. И не только потому что МИФИ, как институт (Национальный исследовательский ядерный, между прочим), мало вяжется с любой религией в принципе. В конце концов, на территории МГУ тоже есть свой храм. Студенты тогда еще светского вуза не могли понять, почему им навязывают то, что находится в области частного выбора? И ведь далеко не все из них были атеистами, и уж никто не выступал против православия как такого.

Отношения науки и религии в России всегда были непростыми. Найденный в 90-е баланс (наука и религия — это просто разные системы познания мира), устроил, видимо, не всех. Существенный перевес в пользу религии, который уже нельзя не замечать, приводит в ужас людей, привыкших отделять теплое от мягкого. А тот факт, что ректоры вузов могут фактически присуждать успехи ядерной физики неким ненаучным явлениям, навевает на студентов мысли: не придется ли после зачета идти и отмаливать «двойку» в храм?

Смешно, что в этой ситуации никто не думает ни о имидже вуза, ни о имидже, прости Господи, самого православия. А ставят его под удар его уже не первый раз. Вот только в понедельник проводили обыски в квартирах защитников парка «Торфянка»: те не хотят, чтобы их лишали сквера у дома, пусть даже и построив там храм. И обвинили активистов, что характерно, в неоязычестве. Может оно и так. Странно только, почему искать их стали именно среди противников строительства храма в парке. Может и среди студентов, недовольных ректором, стоит поискать, раз уж пошла такая истерия?

Ироничным на этом фоне кажется заявление ректора МГУ Садовничего, сказанное еще весной 2015 года. Глава первого вуза в стране заявил тогда, что создавать факультет теологии в университете пока не планируют. А может зря, Виктор Антонович? Так, с Божьей помощью, и Университет в разных рейтингах поднимется, и ученые в страну возвращаться начнут, а там и до Нобелевки недалеко.

Православие вместо образования?

Источник: burckina-new.livejournal.com, 10.02.2017г.

На слуху то, что РПЦ отжимает Исаакиевский собор. Правда на местах этот процесс идет давно: РПЦ при поддержке власти повсеместно изгоняет из зданий ВУЗы, школы, музеи и художественные галереи. Да, что там далеко ходить: на моей малой Родине вместо библиотеки, куда я ходил в детстве, сейчас находится местный приход. Причем, РПЦ там никогда не было. Не знаю, как кого, но меня такое положение вещей дико раздражает. Но хуже не это. Хуже то, что происходит с образованием на местах на этом фоне. Впрочем, судите сами:


Кликните для увеличения.

С 2000 года, в бытность Путина президентом, в РФ закрылось 25,5 тыс. школ. Из них 20,1 тыс на селе. Итого за годы правления Путина закрывалось в год 1,7 тыс. школ или 4,6 школы в день.

В это же время было построено или открылось около 32 тыс. церквей. число которых выросло с 2,5 тыс.в 1990 году до 34,5 тыс. в настоящее время. То есть каждый год открывалось 1,26 тыс. церквей или по 3,5 каждый день.

Причем, на строительство новых церквей государство находит деньги, принуждая к этому раскошеливаться также и местные бюджеты, а на содержание школ у государства денег нет, а потому их каждый год становится все меньше. В результате этого скоро число православных приходов в стране превысит число школ. А с учетом синагог и мечетей, наверное, уже обогнало.

Первичная информация. Число школ:


gks.ru, кликните для увеличения.

Число приходов РПЦ: Доклад Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 2 февраля 2013 года, patriarchia.ru (pdf)

Материалы по теме:
"Антропологов меньше, чем космонавтов"
Биологические факты, которые следует знать современному человеку, претендующему именоваться Homo sapiens
Как отличить науку от лженауки?
Почему человеку нелегко понять, что такое эволюция. Кто такой “Брайт”
Мифы об эволюции. 3 самых глупых аргумента против теории эволюции
Популярность креационизма в Европе объясняется не религиозностью, а научной безграмотностью
"Мы не можем доказать отсутствие чего бы то ни было во Вселенной". Интервью с А.Марковым
Александр Марков: "Атеизм — привилегия успешного общества"
Атеистическое движение в России
Неприятие научного знания уходит корнями в детскую психологию
Религиозность населения не способствует процветанию общества
Почему столько людей религиозны?
О последствиях пропаганды религии среди детей
О пользе критического мышления и научного подхода при воспитании детей
Религиовед Д.Узланер — о том, почему религии становятся всё более опасными
О финансировании православных школ и внедрении "Основ православной культуры"
И.В.Латыпов "Религиозное (догматическое) сознание"

Раздел "Религия" сайта "Русколань":

 

К началу страницы
 



РУСКОЛАНЬ