Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.


Человековедение

О.А.Мельников, биосоциолог

Мельников Олег Александрович, биолог по образованию, автор 10 теоретических публикаций на русском и немецком языках, автор открытия в области энтомологии (1974 г., зоол. журн. т.53, стр.1786), герой публикации Антонины Галаевой "Синдром Деточкина" в "Литературной газете" от 10.06.1991. Человек достаточно интересной судьбы. Главное, что побудило пригласить его к нам - это его научные работы в области социобиологии. Материалы из его работ позволят более объективно делать суждения о событиях, происходящих вокруг нас, помогут разобраться в причинах происходящего. Но самое главное - помогут избегать ошибок в принятии практических решений и действий в отношении, окружающего нас, такого опасного и сурового, но всё-таки прекрасного мира.

Дополнение от аналитического отдела MR.int-21h.

Представленный раздел науки, какой является биосоциология, по целому ряду причин (одна из которых - так называемая политкорректность), в настоящее время считается несуществующим.
Но тем не менее, явления, происходящие в человеческом сообществе, подчинены всё тем же Законам Природы, игнорируя которые мы все, как биологический вид - рискуем просто исчезнуть с поверхности Планеты.

Нас, людей, уничтожат не ядерные бомбы, получившиеся в результате исследований материального мира, не мифические террористы, возникшие по причине неспособности трёх главных, существующих в настоящий момент мировых цивилизаций, разумно контролировать планетарные ресурсы, а самая обычная человеческая глупость!

Копошась в повседневных делах и заботах, находясь во власти незамысловатых потребностей и эмоций, мало кто задумывается о собственной уязвимости. Даже те, кому положено этим заниматься по роду деятельности. Всё это происходит только по одной и самой главной причине - отсутствии реального, а не формального образования!

Путём запущенного механизма отрицательного формообразующего отбора, обусловленного бредовыми идеями о социальном переустройстве человеческой природы, были созданы все условия для репродуцирования в человеческом сообществе индивидов, утративших такие ценные свойства как: любознательность, дерзость, способность к решительным действиям.

В научной среде в настоящий момент великое множество учёных, эрудированных и трудолюбивых, но неспособных генерировать дерзкие идеи. Упомянутое свойство личности в формализованных сообществах не то что не приветствуется, а всячески подавляется и уничтожается.

Следует процитировать высказывание генерал-майора Рябчука, преподающего в Общевойсковой Академии им. Фрунзе, произнесённое им на своём 80-летнем юбилее: - "В войне, современной и будущей, главное не ядерное или высокоточное оружие, а главное - это мысль. Главная задача - создать интеллект. Научить умного."

Без личной дерзости, без чувства собственного достоинства, невозможно создать полноценного носителя интеллекта. Такое существо, как показывает практика, неспособно решать сложные задачи не то что в развитии цивилизации, а даже в поддержании её в современном виде.

Единственно, на что способно не дерзкое, безынициативное существо, так это на бездумное уничтожение не восполняемых планетарных ресурсов.

Естественные сословия. Социально-генетическая психофизиоморфология, полиморфизм и функциональные подсистемы гомеостаза в социумах гоминид.
О.А.Мельников

1. Исходная иерархия приматов.

Представители (класс: млекопитающие, подтип: позвоночные, тип: хордовые) отряда приматов - обезьяны, родство с которыми так яростно отрицают духовные лица всех конфессий мира, и которое оспаривается различными плохо знающими биологию в пределах средней школы новаторами - ныне столь обычными авторами статей в популярных журналах - характеризуются, в том числе, и иерархическим устройством своих популяций, сложившихся при филогенетическом становлении этой ветви плацентарных млекопитающих.

Иерархия - пирамидальное устройство социума. На вершине социальной пирамиды, характеризуемой отношениями господства-подчинения, находится самец-доминант (индивид - a) на ближайших нижестоящих ступенях - субдоминанты b, g, d . Ниже следуют самцы ещё некоторого количества социальных ступеней - рангов. Основание пирамиды образуют самцы - w-ранга исключающиеся из размножения: ранг самок зависит от ранга самцов - чем выше ранг самца, тем больше у него преимуществ в размножении; самки с наименьшей предпочитаемостью достаются самцам ранга, предшествующего w-рангу, сексуальная конкурентоспособность возрастает по направлению к вершине пирамиды. Роль сексуальных взаимоотношений в становлении приматов, очень велика. Сексуальное наслаждение, у них, становится ежедневной потребностью, сравнимой с пищевой. Отсюда - эмоциональное богатство высших приматов и их потомков - людей, сила и продолжительность их страстей и желаний, сложность подсознания. Зоопсихология, этнология и биосоциология смыкаются здесь с учением Зигмунда Фрейда и его последователей и подтверждают ряд их положений. Внешняя агрессивность, направленная на объекты вне социума, возрастает с высотой ранга. Внутренняя, направленная на выяснения ранговых отношений возрастает в сторону w-ранга, достигая в последнем весьма высокой степени; чем выше ранг самца, тем более ритуализованный характер принимает агрессия вовнутрь. Социальная установочность поведения как поведения в интересах социума увеличивается с высотой ранга. Наиболее эгоистическим поведением обладают самцы w-ранга. Молодые особи, некоторое время сохраняют ранг матери, который при взрослении может меняться в любую сторону.

Социальный ранг определяется степенью обще-морфологического и информативно-поведенческого совершенства особи. Активный поиск информации и склонность к риску - возрастают с рангом. Последнее имело огромное значение для морфологической и социальной эволюции приматов.

Также социальный ранг определяется, в конечном счёте, удачностью данного генетического варианта индивида. Само социальное устройство, в этом случае, в очень большой мере обеспечивает, даже при ослаблении внешних факторов, стабилизирующий отбор - за счёт сбрасывания генетически неудачных вариантов в w-ранг и прекращение их участия в размножении (элиминация = генетическая смерть).

В связи с тем, что склонность к риску и активному освоению информационных ресурсов повышает ранг самца, иерархия, у приматов, обеспечивает и возможности формообразующего отбора в строну совершенствования органов обработки информации (мозга) - также за счёт своего собственного устройства. Отсюда видно, что дальнейшее продвижение на генеральном направлении - для позвоночных животных с иерархическим устройством социума и развитой внегенетической передачей информации - вопрос наличия удачных преадаптаций и успехов в межвидовой и внутривидовой конкуренции.

Иерархия приматов характеризуется более высокой степенью интеграции индивида, нежели у других млекопитающих. В результате формообразующего отбора, замыкание положительной обратной связи между способностью к активному освоению информации и числом потомков, повышающим вероятность наследования этого признака, в ряду приматов повышается информативность: растёт способность индивидов к использованию и передаче внегенетической информации (идёт "интеллектуальная эволюция"). Комплексные преадаптации: связь повышенной сексуальности поведения с высотой ранга и, через неё, со становлением потребности в освоении новых информационных ресурсов, удовлетворение которой вызывает сильные положительные эмоции; сексуальная избирательность, как самцов, так в последствии и самок, создали условия для продвижения представителей приматов на генеральном направлении эволюции.

В рамках чисто социальной эволюции это включает отбор на социальные установки поведения индивидов, становящиеся на уровень инстинктов. Только у приматов социальные инстинкты, у самцов высших рангов, подавляют даже инстинкты самосохранения, когда поведению в интересах социума жертвуется жизнь. Существование и совершенствование такого поведения поддерживается и упрочивается самой структурой социума: "поведение риска" жёстко связано с внешней агрессивностью, с высотой ранга и числом потомков; сугубо же эгоистическое поведение связано с исключением из размножения.

В контексте данной статьи важно подчеркнуть, что психоморфологический облик любого конкретного представителя как неандертальской, так и современной, сапиентной ветвей человеческого эволюционного дерева генетически определяется расовыми, этническими, и сословными признаками. Доставшаяся в наследство от неандерталоидных предков ступенчатая сословная иерархия исходная для социумов современного человеческого вида, наиболее чётко была представлена у предков индоевропейских народов белой расы: брахманы, кшатрии, вайшья, шудры.

С возникновением земледелия и скотоводства ступенчатая иерархия социальных функциональных подсистем приобрела те общие очертания, которые сохранились по сей день. Наиболее психоморфологическим неандертолоидным и наименее информативным становилось сословие оседлых земледельцев, обеспечивающее пищевыми ресурсами весь социум. Более сложные технологии производства предметов материальной культуры способствовали историческому складыванию более продвинутому в информативном плане ремесленному сословию.

Рост численности индивидов и расширение контролируемых ареалов сделали распределение материальных ресурсов социума основной деятельностью торгового сословия.

Жрецы-хранители, накопители и генераторы информации, правители сохраняли своё господствующие положение образуя три высших сословия. Для этого требовалось наивысшая информативность и наиболее выраженные социальные инстинкты.

2. Эволюция гоминид.

Биосоциология переходных форм и современных людей.
Расоэтногенетические особенности.
Формализация социальных подсистем.


Начиная эту главу, автор надеется что среди читателей не будет лиц, которые станут отрицать, что:

1. Люди суть разумные существа.

2. Человек и общество представляют собой ОРГАНИЗОВАННЫЕ СИСТЕМЫ, существующие и развивающиеся благодаря использованию ИНФОРМАЦИИ.

3. На человека и общество полностью распространяются законы и механизмы ЭВОЛЮЦИИ ОРГАНИЗОВАННЫХ СИСТЕМ.

4. Как морфологический, так и социальный ПРОГРЕСС человека и общества обуславливается ПРИРАЩЕНИЕМ ИНФОРМАТИВНОСТИ, застой - отсутствием приращения, а регресс - прежде всего - уменьшением используемого информационного массива.

5. Люди относятся к царству животных, типу хордовых, подтипу позвоночных, классу млекопитающих, отряду приматов и родственны обезьянам.

6. Исходная для человеческого общества, социальность есть ИЕРАРХИЯ, а отнюдь не "первобытный коммунизм"

7. Люди и общество неразрывно связаны с остальной биосферой планеты биоценотически и экологически.

8. ЗАКОНЫ ПРИРОДЫ НЕЛЬЗЯ ИЗМЕНИТЬ, ИХ МОЖНО ТОЛЬКО ИСПОЛЬЗОВАТЬ!

Учитывая отсутствие или крайнюю малоразвитость эволюционного мышления у большинства современных образованных русских людей, их весьма слабое знакомство как с теорией эволюции так и классической генетикой (не говоря уже о биосоциологии в частности теории социальной эволюции, расовой, этнической и социальной психологии и социальной генетики), приходиться начинать с исходного для человечества - (вида HOMO SAPIENS) устройства естественного социума-клана-иерархии в популяциях приматов, что было описано выше.

Когда пресс конкуренции лучше приспособленных к древесному образу жизни видов обезьян вытолкнули предков гоминид на окраину их ареала - влажного тропического леса, на границу саванны, их же собственное несовершенство как древесных форм позволило лучше передвигаться по открытым пространствам. Правило эволюционного парадокса: именно проигравшие конкуренцию в данной среде, данном биоценозе, виды получают шанс на повышение уровня организации, на стратегический эволюционный успех (Эволюция "побеждённых" - см. Бауэр,1935 стр.201).

Они были вынуждены переходить к хищничеству в саванне. Важнейшей морфологической преадаптацией для этого послужило формирование рук как приспособления к брахиации - передвижению среди ветвей деревьев. При переходе к наземному хищничеству руки дали возможность использовать камни и палки в качестве орудия охоты и войны между отдельными социумами при обострении конкуренции.

Иерархия, как таковая, явилась социальной преадаптацией к коллективной охоте (аналог: стая волков). Как более активный, охотничий образ жизни австралопитеков способствовал отбору на информативность. Современные родственники предков людей - человекообразные обезьяны, в искусственных условиях, проявляют в своих действиях низшие формы способности к выработке новой объективной информации: из палки и втулки собирают "длинную" палку и достают вожделенный банан. В их естественной, полудревесной жизни эта морфо-поведенческая преадаптация к примитивному мышлению проявляться не может. Создание питекантропами грубых каменных орудий охоты и войны, технологии их производства - проявление имевшееся у их предков преадаптации к созданию новой информации, которая не может быть принята из окружающей среды - творчеству. Свойственный высшим приматам активный поиск информации, в сочетании с освободившимися от локомоторных функций манипуляторами-руками, привёл к возможности "экспериментировать", установлению в органе обработки информации, обратных связей между идеей, действием и результатом. Обмен такого рода внегенетической информацией, передача её из поколения в поколение, создали технологии производства и обеспечили сохранение выработанной предками информации.

Широкая адаптация охотников-питекантропов, их, тогда оптимальная, социальная организация, позволила им, достаточно быстро, распространиться по Африке и Евразии. Они стали господствующими в биосфере видами: ни крупные хищники, ни огромные толстокожие травоядные - никто не мог противостоять социумам питекантропов - они нападали согласованно, их (примитивнейшее) оружие поражало на расстоянии. Исследования на стоянках австралопитеков свидетельствуют, что их агрессивность доходила до каннибализма.

Социальная эволюция кланов-племён питекантропов и их неандерталоидных потомков взаимообусловлена с их морфологической эволюцией как прямоходящих, вторично наземных приматов совершенствованием их индивидуальных систем обработки информации - приращением информационного массива, передаваемого, из поколения в поколение внегенетическим путём - устной речи и материальной культуры как сумме технологических, знаний, эмоций.

Оказавшись, по сравнению с другими приматами, в эволюционно более выгодном положении благодаря направленности формообразующего отбора в сторону увеличения, в социумах, числа индивидов, активно осваивающих информационные ресурсы, гоминиды стали господствующей группой видов тогда, когда отдельные индивиды оказались способны к генерации новой информации, а социальное устройство обеспечивало этим продвинутым особям - возможность оставлять большее количество потомков: так реализовывалась вероятность наследования такого признака, как способность к творчеству.

Высокая агрессивность питекантропов вела к острым формам конкуренции между их социумами при дележе охотничьих территорий. Именно эта острота обусловила непрерывность их эволюционного прогресса: в конкуренции побеждали социумы с оптимальной степенью интеграции индивидов с оптимальным сочетанием охотничьего, военного, технологического сотрудничества и внутрисоциальной конкуренции за воспроизводство, где продвинутые, в отношении способности к выработке новой информации - творческие индивиды приобретали высокие социальные ранги, обеспечивая большую вероятность наследования этой способности и улучшения генофонда данного социума. Большее количество таких индивидов создавало более высокую вероятность изобретения новых технологий производства оружия, орудий труда, продуктов питания, а более совершенные технологии обуславливали успехи в конкурентной борьбе с другими социумами. Налицо - положительная обратная связь, присущая формообразующему отбору, направленному в сторону повышения информативности систем: индивида и социума, когда именно повышение информативности приводит к увеличению степени надёжности гомеостаза того и другого, повышению вероятности их дальнейшего существования.

Сами технологические процессы, трудовая деятельность, приводя к созданию отсутствовавших в природе предметов, продуктов питания, освоению новых энергетических ресурсов и ресурсов времени, создавали новые информационные массивы, давали материал для нового творчества; так замыкались новые обратные связи на путях информативного прогресса и социального политического, экономического, так возникла их слитность с ходом эволюции социумов человека.

Опосредованно под действие отбора попадали и сами социальные отношения, характеризовавшие конкретные социумы людей. Менялась степень интеграции особей и поколений, появлялись удачные варианты усложнения социумов - различные социальные субструктуры: социально-генетические сословия, брачные классы, роды, полигамные и моногамные семьи (иерархия семей). Такого рода эволюция приводила к дифференциации социально-генетических сословий внутри кланов-племён путём формообразующего отбора: к появлению функциональных подсистем, к "разделению труда" по обеспечению гомеостаза, включая сюда и выработку новой внегенетической информации в процессе творчества.

На фоне сохраняющейся типичной для приматов многоступенчатой иерархии индивидов a-w рангов, складывались сословные слои:

1. Правители (князья) - (A),
2. Хранители и созидатели внегенетической информации (учёные, жрецы) - (B),
3. Воины-охотники - (C),
4. Производители предметов материально-энергетической культуры (ремесленники, хранители огня, собиратели) - (D).

Следы наличия неандерталоидных генотипов в четырёх, хотя и расплывчатых, но типических сочетаниях параметров морфологического телосложения и внешнего облика, характера и темперамента, мотиваций и стереотипов поведения вообще и вариантов проявления социальных инстинктов, в частности, эмоциональных палитр и эстетических предпочтений, степени интеллектуальности и наличия-отсутствия способности к творчеству - всё это укладывается в четырёхчленную психофизиологическую таблицу и морфологическую типологию уже современных людей, известную, в этом отношении, у белой европеоидной расы.

Описываемые приведёнными в табл.1 признаками четыре психофизиологических конституционно-морфологических социально-поведенческих генетически определяемых сословия неандертальской иерархии, сложившейся за 700-800 тыс. лет существования неандерталоидов прослеживается в виде не чётких, но численно совпадающих комбинаций этих признаков, количественно в разной степени выраженных у всех рас, этносов, сословий составляющих современный человеческий вид.

Социальный полиморфизм неандерталоидов, их сложившаяся за сотни тысяч лет кланово-племенная иерархия: функциональные подсистемы - социально-генетические сословия морфофизиологически и поведенчески отличающиеся друг от друга - есть единственное мыслимое объяснение наличия вышеописанных четырёх довольно различных генетически обусловленных психо-морфо-физио-типов телосложения и социального поведения у всех современных людей - потомков неандертальцев. Представляется достаточно очевидным, что исходное для человечества устройство естественной иерархии - её социально-генетическое и психофизиологически-морфологическое выражение большей или меньшей продвинутости на генеральном эволюционном пути приращения информативности - от неандерталоида - к человеку - до сих пор сохраняет своё влияние на фенотипы и социотипы современных людей всех рас и народов. Представляется очевидным, что, широко распространившись по Африке и Евразии, популяции неандертальцев за сотни тысяч лет своего существования, приобрели достаточно резкие расовые, а возможно даже видовые различия (например, лесные неандертальцы ледниковой Европы - коротконогие, длиннорукие, с массивным горилоподобным телосложением исчезли около 25 тыс. лет назад).

Археологические данные, географическое распространение, время существования и биоценотическая принадлежность непосредственных предков человечества - т.н. "продвинутых" неандертальцев, отличавшихся морфологически от классического неандертальского типа более лёгким (ювенильным) телосложением, более длинными ногами (высокими) - и соответственно, способностью к длительному охотничьему бегу, а это около 100-80 тыс. лет назад - Северная Африка (цветущая саванна прото-Сахара) нагорья Малой Азии и Среднего Востока, цветущие степи тогдашней Средней Азии, Северного Причерноморья и Предкавказья - всё это позволяет довольно отчётливо представить себе внешний облик наших палеолитических предков, устройство их социумов, особенности их материальной культуры; а это означает, что мы можем понять ход формообразующего отбора от племени через расу - к новому виду. Нетрудно заметить, что, в эволюционном переходе от классических неандертальцев - к продвинутым, произошли последние внешние заметные изменения в строении скелета, пропорциях конечностей и конфигурации костей черепа - в сторону типичного представителя человеческого вида. К сожалению неравномерное приращение информационного массива - характерное для европейской науки, обусловило и то обстоятельство, что биологи-эвоолюционисты, начиная с Дарвина-Уоллеса и вплоть до 70-х годов ХХ-го века, не имели чётких представлений о социальном аспекте морфологической эволюции организованных систем вообще. Термин "социобиология" в 30-х годах появился в русской научной периодике, но лишь в 60-70 годы в работах Уилсона (США) и Гуральника (Израиль) была подчёркнута роль социальности, даны представления о социальной эволюции вообще (Гуральник) и генно-культурной коэволюции предков человека (Уилсон). Большинство современных исследователей считает неандертальцев и современных людей не более чем подвидами одного и того же вида. Не вдаваясь в тонкости эволюционной систематики, нужно отметить, что вышеприведённая схема наглядно показывает переход от классических к продвинутым неандертальцам, причём новостью для немногочисленных ныне учёных-эволюционистов здесь явится социальный аспект этого перехода.

За сотни тысяч лет существования неандертальцев древнекаменного века в их социумах, на фоне общей для приматов многоступенчатой иерархии, сложились социально-генетически очерченные и функционально-морфологически обособленные социальные подсистемы - сословия, различающиеся по своей численности - в зависимости от их роли в обеспечении гомеостаза социума как организованной системы.

Индивиды:
a и b - рангов составили очень небольшое по численности сословие правителей (А);
g и d - хранители внегенетической информации (позднее жрецы) (В);
e - самое численно большое сословие, учитывая материальную культуру древнекаменного века, мыслимо только как воины-охотники, совмещавшие тогда три основные функции защиты-нападения, ресурсодобычи (С);
d - менее многочисленное сословие производителей предметов материальной культуры - ремесленники, стоявшие на супра-w уровне тогдашней иерархии представляли подсистему внегенетического воспроизводства технокультуры (D).

Социально-морфологический полиморфизм неандертальцев в той их эволюционной ветви, что привела к выделению ныне господствующего вида Homo sapiens, имел и информативно-психологический, и физиологический, и эволюционно-онтогенетический аспекты, роль полового отбора в ходе такого рода эволюции также была очень велика. Автор даже готов рискнуть назвать это эстетическим отбором, пользуясь неакадемичностью данной публикации.

В истории формирования представлений об эволюционной линии: дриопитеки - австралопитеки - питекантропы - неандертальцы - люди есть ряд странных моментов, ряд вопросов, без вразумительных ответов на них.

Среди плацентарных млекопитающих только среди людей есть такое явление, как рождение 7-ми месячного детёныша при нормальном сроке беременности 9 месяцев. Почему?

Почему 7-ми месячные дети нормально развиваются и все их генетически определяемые признаки подчиняются всё той же Гауссовой кривой нормального распределения, что и у 9-ти месячных?

Почему, в случае рождения 8-ми месячного ребёнка почти неизбежен летальный исход? И почему именно 8-ми месячный человеческий эмбрион покрыт шерстью с головы до ступней, а 7-ми месячные и 9-ти месячные дети имеют нормальное для людей волосяное покрытие - волосы на голове - имеющие тенденцию быть длинными, опушенный "треугольник" в области крестца и, иногда для детей представителей белой расы, выпадающие в первые дни постнатальной жизни - редкие, довольно длинные волосы вокруг сосков? Что помешало такой конфигурации полипараметрического естественного отбора, при которой, при расселении в более умеренные и холодные климатические зоны планеты, пошло бы усиление остевого волосяного покрова тела и тёплого подшёрстка, подобно тому, как это имело место у мамонтов, шерстистых носорогов, яков, северных оленей, японских макак?

Можно сформулировать ряд предположений, позволяющих очертить мыслимый ход эволюции "в сторону сапиентности" при конфигурации полипараметрического естественного отбора.

1. В эволюционно-онтогенетическом аспекте - это, несомненно дезэмбрионизация (рождение менее близкого по всем параметрам, к дефинитивной взрослой форме, детёныша) или ювенилизация - неотения - наступление полового созревания до завершения процессов морфогенеза предковой формы.

Отсюда тенденция к сокращению сроков беременности, рождению матерью-девочкой легко носимого плода "на бегу", - 7-ми месячного, до появления взрослых, но более неандерталоидных признаков 8-го месяца онтогенеза - волосатости тела и всего определяющего генами, с ними коррелирующими. В сапиентной ветви эволюция шла таким образом, что позже, рожали уже не "на бегу", снова удлинился период беременности - до 9-ти месяцев, но "неандерталоидная" 8-ми месячная волосатая стадия развития стала строго натальной - иллюстрацией биогенетического закона Гексли "онтогенез сокращённо повторяет филогенез"!

2. В социальном аспекте - это, ведущая роль социално-генетического сословия воинов-охотников: углубляющийся социальный полиморфизм неандерталоидов в сапиентной ветви привёл к формированию воинов-охотников-бегунов с длинными ногами, с облегчённым скелетом, холерическим и сангвиническим темпераментом, повышенной страстностью и эмоциональностью, агрессивностью, склонностью к риску, более высоким творческим интеллектом. Выделяясь вначале в молодёжные охотничьи группы, сочетаясь с процессами, описанными ранее, также все группы быстро обособлялись в отдельные популяции, которые снова, из поколения в поколение расслаивались на 4 социально-генетических сословия, но социальный их полиморфизм фенотипически уже был выражен мене резко.

Обособляясь как отдельная популяция, молодые охотники-воины и их подруги (С) воспроизводительно замыкались сами на себя, снова выделяя из себя в каждом поколении социально-генетические сословия правителей (А) и хранителей внегенетической информации (В) - вверх; длясь в процессе воспроизводства как воины- охотники (С) и сбрасывая вниз - в производители предметов материальной культуры более неандерталоидные морфологически и психофизиологически, социально-генетические варианты индивидов флегматиков-пикников (D).

3. Женщины, предпочитаемые мужчинами трёх высших сословий - АВС, сохраняя вспомогательные поло-ролевые функции в социуме - собирательство, поддержание огня, приготовление пищи (основы энергетической и генетической независимости), становясь всё более ювенильными и грациозными, избавляясь от тяжёлой физической работы, необходимой по технологиям производства предметов материальной культуры древнекаменного века. Более неандерталоидные подруги более неандерталоидных ремесленников D - сохраняли физическую мощь, телосложение и психофизиологию более неандерталоидного типа, теряя сексуальную привлекательность для АВС-мужчин, в свою очередь сохраняя сексуальную привлекательность для D-партнёров. АВС-мужчины в свою очередь и для D- женщин - за счёт своего более высокого рангового положения в социуме, однако D-мужчины, в своих сексуальных притязаниях на АВС-женщин встречали всё больший отпор не только в силу своего более низкого рангового положения, но и из-за смены эстетических предпочтений - из-за своей большей габитуальной неандерталоидности. Даже физическая мощь и высокий интеллект D-мужчин в сочетании с коротконогостью, приземистостью, волосатостью, флегматичностью, физиологической большой примитивностью, теряли в глазах АВС-женщин, сексуальную привлекательность (плебеи!). Обратные, аристократические качества АВС-мужчин в сочетании с физической крепостью, высоким интеллектом, эмоциональным богатством и творческими способностями, сангвиническим, меланхолическим и холерическим темпераментами, высоким ростом, меньшей волосатостью и высоким ранговым положением в иерархии - сексуально привлекали женщин всех 4-х социально-генетических сословий. Такого рода социально-генетико-эстетический половой естественный отбор - парадоксальное явление эволюции гоминид и эволюции организованных систем вообще, пример взаимодополнения социальной и морфологической эволюции.

4. В эволюционно-психологическом аспекте перехода "продвинутых" неандертальцев к современным расам людей важно обрисовать изменение психологического облика, конфигурации сознания и подсознания. Классический неандерталец и представители его более поздних тупиковых ветвей, "продвинутых" в сторону неандерталоидности, были очень "взрослыми", очень серьёзными, очень трудолюбивыми. Но с человеческой точки зрения хотя и разумными, но туповатыми существами, со слабыми творческими способностями, малоподвижными и нелюбознательными.

Сапиентную ветвь характеризуют такие черты, как сохранение "детской весёлости" в позднем возрасте, насмешливость и жизнерадостность, юмор, легкомыслие. И это стало социальнозначимой ценностью.

Над "занудством", "звериной серьёзностью", флегматичностью, леностью в познавании окружающего мира (приращение информативности) - люди не зря смеются. А "плебейские" черты внешнего облика - обычно коррелирующими с плебейскими чертами этического облика, характера - коротконогостью, короткорукостью, приземистостью, низкорослостью (пикноиды!), круглолицестью (брахицефалия!) склонность к ожирению - воспринимается людьми как отталкивающий, в эстетическом и сексуальном аспекте, фактор! Вышеописанныеобиходные явления человеческой жизни особенно присущие белой расе отнюдь неслучайны.

5. Легко заметить, что расы современных людей неоднородны не только по цвету кожи, особенностям психоморфологии, но и по конфигурации их сознания и подсознания, разным интеллектуальным и творческим способностям, разным этическим обликом их представителей: ярко смотрится "неукротимый характер белого человека", его агрессивность и воинственность в сочетании с сентиментальной трогательной любовью к домашним животным и, для сравнения тонкая, возвышенная философия желтокожих в сочетании со способностью наслаждаться поеданием мозга живой, дико кричащей обезьяны со вскрытым черепом, привязанной к ножкам специального столика с круглым отверстием для её головы...

Технологические достижения сделали предков людей настолько слабозависящими от факторов абиотической и биоценотической среды, что их дальнейшее внешнеморфологическое и функциональноадаптивное совершенствование стало "ненужным": формообразующий отбор шёл уже на морфофизиологические изменения в мозгу (и сопутствующие, а также коррелятивные морфофизиологические изменения: например строение черепа, гортани), будучи направленным на увеличение количества индивидов - генераторов информации.

Именно внешняя незаметность хода эволюционного процесса у современных рас и народов, составляющих человеческий вид, сложившийся около 50 тысяч лет назад, позволяла существовать суждениям о "неизменности человеческой природы". Эти заблуждения, препятствовали объективным исследованиям в области изучения природы человека, и позволяли иметь место недавно широко распространённым взглядам о "конце" морфологической эволюции человека, о том, что развивается только общество как "социальная форма движения материи", что происходит "духовная эволюция"...

Как и у неандерталоидных предков, у социумов первобытных представителей современного человеческого вида и его разновидностей шла непрерывная конкурентная борьба между собой, причём в самой острой форме. Большое количество народов (=популяций=социумов) погибло в ней физически, растворилось генетически - перестало существовать как народ. Многие народы оттеснялись сильными конкурентами в неблагоприятные не только для развития, но и для существования регионы, выталкивались на путь боле узкой адаптации, ведущей в эволюционный тупик.

Десятки тысяч лет разнонаправленного отбора и острой конкуренции не могли создать ту однородность врождённых умственных и творческих способностей людей разных рас и народов, которая декларируется гуманистами последних столетий или по незнанию, или по непризнанию науки. Частота, с которой встречаются индивиды, обладающие высоким интеллектом и, тем более, творческими способностями, различна и по сей день для разных рас и народов.

В отечественных учебниках генетики можно встретить убедительный график, нормального, распределения признаков в популяции, статистически достоверный для любых организмов, включая людей. Он представляет собой характерную Гауссову кривую. Указывается, что согласно этой кривой распределяются и умственные способности индивидов, составляющих достоверную выборку из любой человеческой популяции (народа). Следует обратить внимание, что: из гуманистических и идеологических соображений сравнительный анализ интеллектуальных показателей - в пределах разных рас и народов - НЕ ПРОВОДИТСЯ!

3. Социально-биологическая иерархия.

В течение десятков тысячелетий существования нынешнего человеческого вида иерархические устройства социумов, при острой конкуренции, обеспечивало, по меньшей мере стабилизирующий отбор, сохранявший достигнутый уровень морфофизиологической организации индивида. В последние 200 лет технико-экономическое развитие, успехи медицины и здравоохранения, при резком росте численности населения за счёт преимущественного размножения не самых совершенных индивидов, создали условия для настолько значительного ослабления действия механизма стабилизирующего отбора, что генетики ХХ-го столетия поставили вопрос об угрозе "генетической смерти" белой расы: морфологического вырождения, умственной деградации как результатов представления возможностей для жизни и размножения носителям неудачной мутации и рекомбинации генов. Спасение видится многими в развитии генной инженерии и евгенических проектах. (Евгеника - направление теоретической медицинской генетики, предлагающее селекцию людей: выведение "пород" с заранее заданными свойствами).

Остановка формообразующего отбора, вплоть до смены его направленности - гораздо менее заметна. Какова вероятность появления и закрепления, в генофонде конкретного народа, удачных генетических комбинаций, отвечающих за интеллектуальные и творческие способности индивидов, показывает демографическая статистика.

В настоящее время, наблюдается тенденция в НАШЕМ народе: чем выше интеллектуальный уровень родителей, тем меньше число потомков!

Куда ведёт такая тенденция - понятно: число олигофренов неизменно растёт (см. статистику роста школ для умственно отсталых детей), и не только за счёт пьянства беременных и кормящих матерей или "матерей кукушек"; возрастание же количества просто глупых - статистикой не отражается: глупость относительна, а становясь массовой - не так заметна. Сдвиг кривой Гаусса влево начался.

Генетически, картина появления удачных в обсуждаемом отношении признаков - столь сложна и калейдоскопична, что технические возможности развивающейся генной инженерии, в данном случае, можно оценить весьма пессимистически. Только очень серьёзная социальная перестройка может привести к ощутимым результатам.

На заре цивилизации технологические достижения, развитие экономики, обеспечение непрерывности передачи внегенетической информации - с появлением письменности - привели к формализации социумов при профессиональных политико-экономических специализациях индивидов, к разделению гомеостатических функций между социальными группами, к внушительному росту численности особей в крупных формализованных социумах и в связи с этим - к множественности носителей всех врождённых ранговых ступеней, включая потенциальных доминантов. Это было весьма значительным шагом на шкале социальной эволюции, шагом от классической иерархии в сторону квазиорганизма: степень социальной интеграции индивидов сильно увеличилась. При формализации социумов специализацию испытали функции поддержания целостности социума, защиты от внешней агрессии, осуществления внешней агрессии, территориальных захватов и грабежа, поддержания уже социально-экономических отношений господства подчинения; у ранних форм государств (государство с точки зрения социобиологии - формализованный социум конкретного народа; при наличии господствующей нации и подчинённых народов - имеет место "империя"), формировалась армия и стража, устанавливались способы формального доминирования и субдоминирования; начали складываться экономические классы как вид социальной общности, связанный с отношением к производству и распределению.

Процесс формализации социумов, растягиваясь на сотни лет и десятки поколений, сопровождался, в качестве более или менее сильной тенденции, по разному направленным внутри одного и того же формализованного социума, социально-гентическим отбором (формообразующим по своей сути).

Ранняя цивилизация могла возникнуть только при условии образования сословия оседлых земледельцев, обеспечивающих пищей вершину формальной иерархии, создавая ещё большую возможность неким субдоминантным слоям - заняться накоплением и выработкой информации, совершенствованием технологий - творческой деятельностью (жизнь более продвинутых в информационном отношении, организмов - за счёт менее совершенных, более примитивных).

На подобном супра-w(e)- уровне формализованной иерархии более продвинутые индивиды, обладавшие врождённо более высоким уровнем ранговых притязаний, не оставались. Оставшиеся же воспроизводительно замыкались сами на себя, так шло формирование сословия крестьян - трудолюбивых, с конкретным мышлением, непритязательных, склонных к подчинению.

Каждый человеческий индивид, в силу исходной для гоминид иерархической социальности, имеет ВРОЖДЁННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ РАНГ, в социально-психологических терминах лучше всего выражающийся и определяющийся через его "шкалу ценностей" и "уровень притязаний". Степень совпадений врождённого ранга с рангом данного индивида в данной формализованной социальной системе зависит и от устройства системы, и от специфических свойств индивида. С резким ростом численности населения вызванным расширением технико-экономических возможностей (XVII-XX вв.), стала особенно наглядной свойственная формализованным социумам современного человеческого вида множественность носителей всех врождённых ранговых ступеней - от a до w.

Вопрос о врождённом социальном ранге каждого из наших современников вызывает эмоциональную напряжённую полемику при обсуждении: он находится в прямой связи со старым вопросом о роли наследственности и внешних, в том числе, воспитательных модифицирующих факторов в онтогенетическом развитии человека как особи некоего социума. Противоположные точки зрения: о решающей роли внешних воздействий, о врождённости, у ребёнка, только эгоистических, общих с детёнышами любого позвоночного, инстинктов, вплоть до восходящего, скажем, к французским просветителям XVIII в. идеи о врождённом (генетическом?!) равенстве (идеи "равенства" значительно древнее...), имеют большое число приверженцев в отечественных интеллигентских кругах.

Ранее упоминалось о том, что, врождённые социальные инстинкты у самцов-приматов высших рангов бывают настолько выражены, что могут подавлять инстинкты самосохранения. Доминанты и субдоминанты в стаях некоторых приматов, например, прекрасно зная расстояние поражения огнестрельного оружия загонщиков-людей, останавливаются, чтобы поднять обронённого во время панического бегства детёныша самки любого ранга. Этот вариант поведения, риска - уже не связан напрямую с активной добычей информации и агрессией. Такого рода героическое поведение - инстинктивно, оно определяется высоким врождённым рангом: герои-доминанты оставляют много потомства, обладая высокой конкурентоспособностью как самцы, несмотря на то, что чаще гибнут в раннем возрасте. Наличие большого количества "героических" доминантов даёт преимущество социуму в целом. Сторонникам противоположной точки зрения предоставляется возможность поискать "воспитательные" источники столь благородного поведения самцов павианов! Необъяснимое, с точки зрения школьной биологии, с позиции современной отечественной педагогики и других дисциплин, ничем иным, кроме целенаправленного воспитания, героическое поведение людей, рискующих и жертвующих жизнью во имя своего народа - во время войн и стихийных бедствий, во имя науки, при защите детей, женщин и просто слабых существ, обусловлено в действительности теми же социальными инстинктами, что и у предков приматов, гнездящимися в подсознании, неразрывными с высоким врождённым социальным рангом. Эгоистическое поведение индивидов низких врождённых рангов, на языках всех народов называется низменным не случайно: благородство и подлость - противоположные этические понятия, которые характеризуют именно социальное поведение индивида.

Логически невыводимый, коренящийся в подсознании, этический комплекс индивида обуславливается мозаикой генов его родителей и предков с обеих сторон. Норма социальной реакции устанавливается на базе социальных инстинктов под воздействием воспитания: из предлагаемых этических вариантов ребёнок совершает подсознательный выбор, которым и определяется его врождённый социальный ранг. (Так, усиленно насаждаемая в отечественных школах сталинского времени этическая формулировка: "расскажи начальнику честно о плохом поступке товарища, донеси, его накажут - он исправится, тем самым ты будешь его настоящим другом" - нигде и никогда не имела 100%-го успеха, даже среди мальчиков 7-10 лет, что может служить показателем наличия врождённого отвращения к такого рода поступкам). В то же время следует помнить, что, как и у всех высших позвоночных, у людей генетически обуславливается только сама способность к восприятию и обработке внегенетической информации: описанного рода программы нуждаются в "воспитательном" воздействии извне для своей реализации.

Формализация социумов привела к возможности использования чисто интеллектуального потенциала, не всегда коррелирующего с высоким врождённым рангом, для имитации поведения, соответствующего более высокому врождённому рангу, с целью обрести более престижное место в формальной иерархии. Такого рода "высокий" уровень притязаний, побуждающий к имитации, внутренне мотивируется не поиском возможностей более масштабной деятельности в патриотических, научно-технических, экономических целях, а поиском вариантов потребления более предпочитаемых продуктов и предметов. Власть психологически воспринимается имитаторами ранга не как нечто естественное для себя, не как социальная ответственность, а как результат хитрой интриги, как источник наслаждения самой властью над другими, тешащий их комплекс неполноценности, обусловленный полуосознанием собственного низкого врождённого ранга.

С формализацией социумов, в ходе функциональной специализации индивидов, очень рано возник институт носителей власти - формальных доминантов и субдоминантов. В разных вариантах социального устройства складывались разные формы передачи власти: наследование, выборность, захват; структуры государства усложнялись. Прямое наследование формального ранга родителей - в условиях формализованного социума с достаточно развитой экономикой и государственностью - служило и служит до сих пор тормозящим социальное развитие фактором большой силы: оно приводило и приводит к значительному разрыву между врождённым и формальным рангами индивидов, которое оказывает деструктивное воздействие на стабильность и потенциал данного социума. Вспомним, что в естественной иерархии потомки сохраняют ранг родителей лишь до определённого возраста, затем их ранг зависит уже только от их собственных индивидуальных особенностей и характера проявления врождённых социальных инстинктов, т.е., может меняться в любую сторону; не следует забывать и того, что формальная иерархия складывается на фоне множественности индивидов всех врождённых ранговых ступеней. Поскольку врождённый ранг определяется мозаикой генов предков с обеих сторон, потомок формального доминанта, обладавшего совпадением врождённого и формального рангов, может этим совпадением и не обладать (Пётр I и царевич Алексей).

Представляется очевидным, что стабильным, т.е. имеющим высокую степень надёжности гомеостаза, формализованным социумом, создающим преимущества в размножении для информативно продвинутых индивидов и имеющим, вследствие этого, шансы на эволюционный прогресс на генеральном направлении, будет тот народ, то государство, которое добьётся совпадения врождённых и формальных рангов своих индивидов в наибольшей степени: обеспечит РАВЕНСТВО ВОЗМОЖНОСТЕЙ - продвижение граждан по иерархической лестнице формализованного социума только в зависимости от их собственных, индивидуальных, интеллектуальных и этических данных.

Выборность, демократия как политическая форма управления формализованным социумом, столь же несовершенна, в смысле эволюционных возможностей, как и автократия. Дело не только в возможностях ловкой имитации свойств личностей высокого врождённого ранга лидерами конкурирующих политических партий и группировок с целью эксплуатации естественного доверия избирателей.

Древнеиндийская иерархия.

Древнеславянская иерархия.

Российский этнокультурный комплекс - историческая реальность, понимание которой возможно также только на основе эволюционного подхода. Как стержневой русский этнос, так и остальные этносы этого комплекса в своём нынешнем состоянии - результат общей генно-культурной коэволюции в течение нескольких веков.

Своеобразие генофонда и этнокультуры русских не подлежит сомнению. Исторически сравнивая их генофонд с генофондами других европейских народов, можно констатировать, что их способность к творчеству во всяком случае, не ниже чем у других европейцев... Особенности этнокультуры и этнопсихологии русских, "загадочные" для их восточных и западных соседей, определились в ходе естественного отбора - на выживание - в течение трёх тысячелетий в условиях острейшей борьбы именно за существование в качестве одного из славянских этносов в специфическом геополитическом ареале - в одном из постоянно действующих очагов расо-этнического противостояния и конфликтов.

Тысячелетие назад возникло вполне конкурентно-способное русское государство; его интегрированность как формализованного социума (централизованность и единство), исторически опережая складывание государств такого же типа у ныне ведущих европейских народов, впитала в себя как византийско-римскую имперскую тенденцию, так и влияние восточных деспотий. Исходно сословное государство и общество русских, укладываясь в общую для индоевропейских народов схему функциональных специализаций формализующихся иерархий (A - вожди; B - жрецы; C - воины; D - торговцы - ремесленники; Е - крестьяне), располагалось как социальное устройство где-то между классическим западным феодализмом и застывшей системой индийских каст. Своеобразие этнической истории и этнопсихологии русских отчётливо видно даже из самоназвания: "русский" - прилагательное, отвечающее на вопрос: "чей", а не "кто?". Русь была основана иноплемённой династией: само слово "Русь" (от прилагательного "русый" означало не славянское происхождение) сравните "чудь" - от прилагательного "чудной", сословие профессиональных правителей и воинов, занявшее место славянских племенных князей и их дружин на обширной восточнославянской территории расселения.

Навязываемое западом "экономическое видение мира" мешает адекватному восприятию геополитических реальностей и осознанию интересов собственного формализованного социума интеллектуальной элитой России. Экономические интересы и деятельность государства, предпринимательских и торговых объединений и частных лиц, представляя собой интересы и деятельность лишь одной из функциональных подсистем, обеспечивающей гомеостаз формализованного социума, не могут определять его стратегию как организованной системы в целом и не могут обеспечить её долговременную стабильность. Будучи гипертрофированны, они уже в настоящее время представляют собой угрозу самому существованию своего и окружающих формализованных социумов как организованных систем, человечеству как виду и другим высокоорганизованным формам жизни на планете.

История не даёт примеров долговременной стабильности формализованных социумов, деятельность которых определялась торгово-промышленными социальными группами. Вполне конкурентно-способное российское государство прошлых веков управлялось отнюдь не купеческим сословием, и психология купли-продажи и приумножения частной собственности отнюдь не была доминирующей в российском обществе.

Уже не в первый раз в отечественной истории из эволюционного социального и экономического тупика тоталитарной системы - из состояния формализованного социума; степень интеграции индивидов в котором находилась далеко выше точки социального оптимума, российский этнокультурный комплекс шарахнулся в другую крайность и снова, по принципу маятника прошёл эту точку. Устремлённое в "мировое сообщество" (несуществующее!), в мировой рынок, российское общество находится в диссоциированном состоянии, низкая степень интеграции индивидов подходило к точке анархии. Как и всякий другой в подобном состоянии, отечественный формализованный социум, к тому же пытающийся принять исторически и этно-психологически чуждую форму государственности - западную демократию - находился, одно время на грани распада - к выгоде мировых конкурентов. Всегда существовала естественная склонность определённой части населения к предпринимательству и торговле, к приумножению частной собственности, но ныне она выдвинулась как господствующая психологическая и ментальная установка, захлестнула управляющие структуры российской формализованной иерархии.

Распадающееся российское общество ещё может самоорганизоваться в некую близкую к оптимальной структуру, если вновь будут образованы функциональные социальные подсистемы, которые могут взять на себя повышение степени надёжности гомеостаза и поиск стратегически выгодного баланса экономического и политического направлений его развития.

Московское царство, Российская империя.

Советская иерархия.

При всём внешнем соответствии естественному иерархическому принципу, формальная иерархия чиновников, даже в классических западных демократических государствах, трудно поддаётся контролю с точки зрения соблюдения насущных и долговременных интересов формализованного социума как целого. Исполнительная же власть в современном российском государстве - в лицах носителей высшего и среднего формальных рангов управления - может представлять собой лишь научный интерес как яркий негативный пример, как результат почти 100-летнего пренебрежения здоровыми этносоциальными инстинктами и тысячелетней историей и культурой.

Ранее упоминалась возможность имитации благородных стереотипов поведения индивидами с достаточно высоким интеллектом, который не обязательно коррелирует с высокой врождённой этикой. Затруднить проникновение карьеристов и мздоимцев на ключевые управленческие уровни формализованной иерархии могут как очень жёсткие нормативные акты, определяющие служебную этику, так и создание специальной службы внутренней социальной безопасности, владеющей теорией и методиками определения врождённого социального ранга индивида.

Представления об эволюции организованных систем позволяют осознать стратегические цели конкретного этнокультурного сообщества и его государства, но требуют весьма резких изменений в общественном сознании, в политических, экономических и этических установках существующего ныне формализованного социума.

В последние два столетия "информационного взрыва" европейская, российская и американская наука дала возможность существенно и резко изменить представления людей о своей собственной природе и Природе вообще. Стало достаточно ясным также и то, что психология большинства любого народа на бессознательном уровне отторгает жестокие выводы и рекомендации людей науки.

Вынужденная ориентироваться на большинство избирателей (людей среднего и ниже среднего интеллекта) формальная элита западных демократических государств делает вид, что не принимает всерьёз научных теорий и рекомендаций и, одновременно, столь же старательно делает вид, что разделяет примитивнейшие потребительские желания и нелепые верования своего, всё более деградирующего электората.

Психологически устремлённому к потребительскому комфорту и изобилию большинству любого народа (и российского тоже) средствами массовой информации продолжают прививаться ложные представления о "природном равенстве" людей, о "гуманизме как вселенском принципе, об особых свойствах человеческой природы, исходящих из её "божественного происхождения", о "неисчерпаемости" природных ресурсов, "всемогуществе" технологий, мировом рынке и "мировом сообществе", о "добрых пришельцах" из реальных и выдуманных миров...

Ряд современных геополитиков и теоретиков культуры вполне обоснованно утверждает, что ведущие западные демократические государства движутся в эволюционный тупик: их линия развития направлена на достижение материального и психологического комфорта индивидов, составляющих слабо интегрированное общество непрерывного производства и потребления с рыночной экономикой, но подобно сообществам неразумных животных, не обладающие сознательной стратегией совершенствования социума как целого на фоне конечности планетарных ресурсов и необходимости поддержания биосферного равновесия.

Экономически процветающие в настоящее время западные этнокультуры увлекают на этот тупиковый путь и остальные расоэтнокультурные сообщества, в том числе и российское.

Представляется необходимым введение и постепенная формализация объективной и качественной оценочной общественной категории: степени информативности индивида - природного обладателя некой интеллектуальной собственности.

Вполне соответствует основному положению теории эволюции организованных систем (генеральное направление - приращение информативности индивидов и социумов) тот факт, что техносфера современных цивилизаций возникла, существует и развивается только благодаря открытиям фундаментальных наук, благодаря создателям новых технологий.

Однако, именно те индивиды, которые могут быть генераторами новой информации в современных формализованных социумах поставлены в условия, отнюдь не способствующие не только увеличению их численности, но даже сохранению такого рода генотипов в следующих поколениях.

Важнейший, стратегический параметр современного формализованного социума, залог его будущего, определяющий возможность прогрессивной эволюции, избежал формализации опять же по причине неравномерности прироста и однобокости используемого информационного массива; рост, в поколениях числа индивидов- генераторов новой информации не обеспечен строем ни политически, ни законодательно, ни экономически.

Степень информативности индивида, его интеллектуальная собственность должна быть отнесена к природным ресурсам данного расоэтнокультурного сообщества.

История и психология показывают, что творческие личности не могут не заниматься своим делом, даже живя в нищете. Индивиду-генератору информации склонность к безделью чужда генетически: отсутствие возможности деятельности воспринимается им как наказание, даже при полнейшем материальном достатке.

Ранее традиционное уважение к носителям знаний и культуры, расшатанное в XIX в. субкультурой разночинцев, ненавидимое коммунистами, добивается ныне другими агрессивными субкультурами, как внутренними, возникшими в советское время, так и приносимые извне - "массовой культурой" "мирового сообщества" с ее культом обогащения, примитивного гедонизма и анархического насилия.

Тысячелетняя история права - это история более или менее эволюционно удачных формализаций реально существовавших и существующих биосоциальных отношений внутри конкретных расо-этнокультурных сообществ и их взаимоотношений как макросоциумов. Однако, основополагающие правовые принципы, складывавшиеся тысячелетия назад, соответствовали представлениям людей того времени о своей собственной природе и об устройстве окружающего мира, отражая очень древнюю тенденцию отставания развития биологических и социальных наук от знаний в областях механики, физики, химии, математики, астрономии и от философских и религиозных обобщений (неравномерность прироста информационного массива).

При решении простейших вопросов, стоявших перед немногочисленным населением древнегреческого полиса или древнеславянского городка, демократия срабатывала: большинство людей обладает житейским здравым смыслом. Их формальное равенство - прямое избирательное право - не входило в противоречие с задачами, стоявшими перед столь несложным обществом в несложных ситуациях.

Современному многомиллионному этнокультурному сообществу демократия с прямым избирательным правом (один человек - один голос), с правами любой отдельной личности без учёта её социально-генетических характеристик - ничего, кроме нестабильности, умственного и физического вырождения, экологических бедствий, проедания стратегических ресурсов, геополитического и эволюционного тупика, дать не может: чем сложнее проблема, тем меньше количество людей способно её правильно решить!

Любое общество составляют люди, разные по своей способности к сознательному выбору! Может ли человек, путающийся в таблице умножения, иметь одинаковое значение волеизъявления с одарённым человеком, владеющим разносторонними знаниями и культурой - представителем естественной элиты - при решении кардинальных вопросов существования и стратегии совершенствования общества?

Формализация естественного различия граждан по способности избирать и быть избранными возможна лишь введением максимально объективного показателя информативности индивида.

Как показывает на прилагаемом рисунке общая схема более или менее формализованной сословной иерархии функциональных подсистем социума неизменна.

Мыслимая стратегически выгодная иерархия естественных сословий в современном формализованном социуме.

Для успешного продвижения на генеральном направлении эволюции формализованный человеческий социум, обладающий конкретными расоэтнокультурными особенностями должен максимально удовлетворять принципу Корелева: в каждом следующем поколении должно рождаться больше здоровых, красивых и умных детей.

Если конкретное политическое и экономическое устройство общества этому принципу не удовлетворяет, оно эволюционно-стратегически бесперспективно, сколько бы оно ни соответствовало абстрактным представлениям о равенстве, справедливости и гуманизме.

А.О.Мельников

Материалы по теме:
О.А.Мельников "Народовластие: власть какого народа?"
О.А.Мельников "Гуманизм, как парадигма эволюционного самоубийства"
"Как управлять рабами". Советы античного топ-менеджера

Раздел "Толпа" сайта "Русколань":
Баннер раздела "Толпа"

 

К началу страницы
 

РУСКОЛАНЬ