Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.


Сборник статей "Франция 2005: предостережение для России"

ГИЙОМ ФАЙ В РОССИИ

Во второй декаде мая 2005 года в Москве и Петербурге находился Гийом Фай - известный французский политолог, философ, журналист. Г. Фай - автор ряда книг, наиболее известные: «Система убийства народов» (1981 год), «Упадок Запада» (1984 год), «Новые идеологические ценности» (1985 год), «Археофутуризм» (1998 год). В последней книге он прогнозирует возврат архаических ценностей: передачу этнических и народных традиций, культа предков, обрядов, восстановление органических общин на уровнях от семьи до народа в целом, разделение ролей между полами, престиж военного класса, пропорциональность обязанностей правам.  Г. Фай сотрудничал с «Фигаро Магазин», «Пари-Матч», журналом «Жеостратежик». Благодаря своим трудам он выдвинулся во франкоязычных странах как основной мыслитель революционно-консервативного движения.

Во время посещения Петербурга 17-18 мая Г. Фай ознакомился с городом, дал ряд интервью питерским СМИ, провёл двухчасовую лекцию для студентов, молодёжи, патриотической общественности. В своей лекции он отметил, что европейские общности погружаются в этнический хаос. Европейские (белые) народы переживают упадок. Однако многие европейцы не замечают нависшей над их народами и ими самими опасности. Они не испытывают чувство гордости за историческое прошлое своих народов, их достижения, стараются дистанцироваться от своих предков, национальных традиций.

Ежегодно во Франции около 100 тыс. эмигрантов получают гражданство, около 300 тыс. нелегально пересекают границу. Во Франции около 6 млн. мусульман, более 2000 мечетей. Через пару десятков лет Франция, как и соседние с ней страны, может стать арабо-африканским государством.

После краха СССР американцы безо всякого стыда погнались за мировым господством. Цели нового американского империализма изолировать Россию, пресечь попытки образования союза европейских стран. США – главный противник Европы и России в геополитическом плане. Будущее же Европы – полуострова Евразии немыслимо в рыхлом болоте Европейского Союза и невозможно без России.

Г. Фай также неоднократно отмечал, что русские в отличие от западноевропейских народов во многом сохранили чистоту своей крови. В отличие от стран Европы в России ещё очень мало инородцев с юга и Африки. Но если ситуация в РФ будет развиваться по сегодняшнему сценарию, то и Россию ждут серьёзные этнические потрясения.

RUS-PIAR, 25 мая 2005 года

КИНОДИВА ПРЕДСКАЗАЛА ПОГРОМЫ, ЗА ЭТО ЕЁ И ОСУДИЛИ...

Год назад парижский Исправительный суд приговорил всемирно известную актрису Бриджит Бардо к штрафу "за высказывания, призывающие к расистской ненависти" - за изданную в мае 2003 года книгу актрисы под названием "Крик в тишине", в которой центральное место было отведено проблеме мигрантов из Северной Африки, буквально удушающих валом преступности и наркоторговли прекрасную Францию. В этом честном вскрытии социальных язв, созданных политикой мультикультурализма, и заявлении актрисы "Я против исламизации Франции!", подлая парижская Фемида и усмотрела "расизм". Как и в констатации общеизвестного факта варварских кровавых жертвоприношений, культивируемых "мульти-культи" и особенно возмущавших всемирно известную защитницу прав животных, каковой является великая актриса: "Постепенно дикие обряды перерезания горла баранам стали происходить открыто на обочинах дорог, во дворах жилых домов, в ваннах, на лестничных площадках. Люди возмущаются этими варварскими обычаями, жалуются, называют их недопустимыми, - писала Бардо. - Безуспешно! Никакой реакции со стороны жандармерии, полиции, министра внутренних дел, уполномоченного по культам. Каждый год нелегальные убийства животных, приносимых в жертву согласно этой традиции, приобретают всё больший размах".

Может быть, это действительно "расизм" - мешать варварам тренироваться на перерезании глоток баранов, чтобы потом оттачивать своё мастерство на людях, как это мы видели в репортажах из Чечни? Однако спустя всего месяц после возмутительного, словно списанного у Кафки "процесса" над Бардо, "Монд" обнародовала доклад экспертов Департамента внутренней безопасности, в котором по поводу всё тех же мнимых "жертв расизма" говорится: "Кроме отторжения западных ценностей (в "чёрных" пригородах Парижа) формируется НЕГАТИВНАЯ КУЛЬТУРНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ, основанная на смеси из суеверий предков, условий жизни в бедняцких районах и примитивного ислама...".

"Вся эта "молодёжь", которая терроризирует население, насилует девушек, дрессирует пит-бультерьеров, заставляет полицейских держаться подальше, и избивает своих французских сверстников. Достаточно будет малейшего сигнала, поданного этой "молодёжи" её вожаками, и с нами внезапно произойдёт то же, что случилось в Москве, в театре ("Норд-Ост"). Надо быть трижды болваном, чтобы не понимать этого", - писала Бардо.

Но даже и непрекращающихся погромов, грозящих перейти в европейскую интифаду - гражданскую войну, к которой открыто призывают на своих сайтах всё те же вожаки, - недостаточно для того, чтобы европейская либеральная сволочь покаялась за своё многолетнее пособничество новоявленным вандалам. Хотя бы - перед великой актрисой, оклеветанной ими. Чтобы до них наконец дошло: у генетически неспособных ни к производительному труду, ни к элементарной социальной порядочности лузеров нет и не может быть прав человека. Права человека - принадлежность человека, а не пещерной обезьяны. С этими последними нужно разбираться не требованиями считать их пещерность "особой самобытной культурой", требуя от нормальных людей уважения к этому варварству и толерантности к его носителям, а методами, на которые всегда были способны настоящие политики, строившие великую Францию, - Лафайет, Наполеон, Тьер, Кавеньяк - выкатывать пушки и стрелять картечью вдоль улиц. А оставшихся в живых неандертальцев - по традиции прислонять к тепленькой стеночке Пер-Лашез.

Ярослав ВОЛИН

P.S. Нашлись умники в российской власти, которые как раз сейчас предложили срочно легализовать миллион незаконных иммигрантов в России, в основном речь идет об азиатских мусульманах. Пусть, дескать, и в наших пригородах укореняются.
С 1 января, видимо с расчетом на будущее, правительством открыта граница для свободного въезда в Россию таджикам. Пусть едут как можно больше, везут героин, доубивают всю нашу молодежь - а потом тоже легализуются и живут. А Валентина Ивановна им уже сейчас будет детские деньги за наш счет платить, даже еще до гражданства!
P.P.S. В Питере задержан гражданин Ливана. Ему вменяют многократные изнасилования малолетних девочек в нашем городе.

Газета "НОВЫЙ ПЕТЕРБУРГЪ", №46(757), 10.11.2005 г.

ДИКТАТУРА ПОЛИТКОРРЕКТНОСТИ

Как выглядит французское чувство колониальной вины, мне довелось наблюдать во время телевизионного ток-шоу с шокирующим названием «Существует ли расизм против белых?». Студия разделилась на две части: арабы и африканцы по одну сторону баррикад, белые - по другую. В сущности, в том, что во Франции появился «антибелый» расизм, никто и не сомневался. Но как быстро обвиняемые в нем превратились в обвинителей. «Вспомните, как вы убивали наших братьев в Алжире!» - кричали арабы. «Вы поставили экономику Африки на колени!» - восклицала темпераментная негритянка. Под градом исторических упреков все ниже и ниже клонили головы белые участники дискуссии. Кончилось ток-шоу тем, что цветные спорщики сделали вывод: расизм против белых - следствие «белых» преступлений, это своего рода историческое искупление, и наказания без вины не бывает.

Единственный человек во Франции, кто открыто говорит о демографической агрессии, о наступлении на французскую культуру и французский образ жизни, о надвигающейся катастрофе, о белом меньшинстве, - это президент партии «Национальный фронт» Жан-Мари Ле Пен. Он - персона нон грата, его неудобно иметь в друзьях, ему не дают слова ни газеты, ни телевидение. Его называют расистом и фашистом, а он заверяет, что он всего лишь патриот: «Я люблю своих дочерей больше, чем своих кузенов, я люблю своих кузенов больше, чем соседей, но мне ближе соседи, чем незнакомые люди, и я предпочитаю незнакомцев своим врагам. То же самое с нациями. На первом месте для меня французы, на втором - европейцы, потом - в целом представители западной цивилизации, а затем страны - друзья Франции». Известны высказывания Ле Пена: «Заведите удочку и сами ловите рыбу в своем пруду», «Живите в своем доме, растите свой сад».

Этот очень старый человек живет в одном из самых элегантных пригородов Парижа, Сен-Клу, в великолепном доме со старинной мебелью и вышколенной прислугой. Все здесь - символ утонченной французской цивилизации. Когда смотришь из окон дома на мирный цветущий сад, с трудом верится, что вся эта роскошь, Париж в весенней дымке с его шампанским, фуа-гра, благородными винами и модой могут исчезнуть, как Атлантида, под волнами чуждой цивилизации. «Может быть, вы преувеличиваете? - спрашиваю я Ле Пена. - Жизнь кажется такой спокойной!» «За пять минут до войны - всегда мир, - отвечает старый человек. - И потом в этой войне не будет выстрелов. Я помню одну арабскую женщину, которая, похлопав себя по животу, сказала: «Вот наше оружие. Мы завоюем мир без кровопролития». - «Но разве есть выход?» - «Конечно. Полный контроль границ и виз, но самое главное - прекращение денежных субсидий для иностранцев. Они едут сюда, зная, что во Франции они получат денег в десять раз больше, чем у себя на родине, причем не работая».

«Вас не слишком любят во Франции?» - «Я просто говорю вслух, о чем многие думают. У меня много известных друзей, таких, как Ален Делон и Брижит Бардо, но они никогда не участвуют в политических кампаниях Национального Фронта. Это опасно для их репутации. Один известный певец согласился выступить с концертом на нашем митинге. Его продюсер схватился за голову: «Не смей этого делать! Ты не сможешь выпустить новые диски, для тебя закроют теле- и радиоэфир». Певец, разумеется, отказался от концерта. А стоило мне заявить в интервью: «Когда во Франции будут жить 25 миллионов мусульман, французы будут ходить по улицам, боясь поднять голову», как на меня немедленно подали в суд по обвинению в дискриминации и заставили выплатить штраф 20 000 евро».

О России Ле Пен говорит с удовольствием: «Я член комиссии ЕС по сотрудничеству с вашей страной и не раз бывал у вас. Мне очень нравится ваше метро». «Метро? - удивилась я. - Почему?» «Потому что там я вижу лица людей одного со мной цвета кожи». (А я тут же вспомнила свою маленькую дочь, которая, спустившись первый раз в парижское метро, недоуменно спросила: «А французы, они какие? Черные или смуглые?» «Вообще-то они белые, - уклончиво ответила я, - но бывают разных цветов».)

«Один мой друг, японский националист, однажды выдвинул новый лозунг: «Националисты всех стран! Объединяйтесь!». Как вы относитесь к этой идее?» - спросила я. Ле Пен рассмеялся, потом посерьезнел: «Я думаю, что люди, не уважающие собственный народ, не смогут уважать и людей другой национальности».

Дарья АСЛАМОВА

Я раньше не говорил ни слова по-русски и сейчас русский знаю плохо,
но я чувствую себя несравненно ближе к русским,
чем к арабам и африканцам, говорящим по-французски
и даже имеющим французское гражданство.
Гийом Фай

ПАРИЖ-2005: ПРИЗРАК КОСОВО БРОДИТ ПО ЕВРОПЕ

Исламская колония Франции переросла фазу «гиперлояльности» и переходит к криминальному террору. Похоже, уже в ближайшее время во Франции появится аналог «Армии Освобождения Косово». Париж и Москва - города-побратимы

В предместьях Парижа началась очередная Великая Французская революция. На этот раз – исламская. Повод для волнений не имеет значения: важно, что потенциальная опасность «зеленого пояса» стала реальной и Париж отныне и надолго стал осажденным городом.

В чем корни конфликта? В отличие от Германии, куда турки завозились бизнесом как дешевая рабочая сила взамен местной, обитатели бывших африканских колоний Франции селились в пригородах с одной только целью: любой ценой зацепиться и безнаказанно паразитировать на французской системе соцобеспечения, известной рекордным даже в Европе детским пособием, рассчитанным именно на тех самых француженок, которые, вопреки призывам Де Голля, так и не хотят рожать – даже за большие деньги.

Россиянину трудно даже представить величину французского детского пособия. По нашей терминологии, это оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком – но не до одного, а до десяти лет! Его хватает, чтобы одинокая мать с ребенком могла жить, не работая, на уровне хорошего европейского стандарта.

А теперь представьте себе реальный уровень жизни где-нибудь в Сенегале или в арабском мире: на французское пособие для одной матери с ребенком может жить целая африканская деревня. Надо ли говорить, что легальные и нелегальные иммигранты всеми правдами и неправдами стремятся любой ценой переплыть море и попасть в Европу, где можно получать немыслимые деньги только за то, что у тебя есть дети!

Соответственно, жизнь «зеленого пояса» Парижа проста, как жизнь кроликов: родив первого ребенка на территории Франции (по конституции, он сразу же получает гражданство и право на социальные пособия), иностранка полностью решает материальные проблемы для всей семьи, начиная с мужа и кончая африканскими родственниками– правда, только на десять лет.

Еще ребенок – и жить становится еще лучше и веселей. А ведь можно и еще, и еще… Так что сегодня все жители арабских предместий были целевым образом выращены французским правительством (точнее, правительствами) на деньги налогоплательщиков – не вернув в казну ни сантима.

Поскольку единственным условием реализации «африканской мечты» во Франции было получение вида на жительство и регулярное размножение, первоначально все инокультурные колонии во Франции были более лояльны и законопослушны, чем коренные французы. Так рождалась легенда о возможности «интеграции» культурно враждебных (скажем мягче – культурно несовместимых – ред.) меньшинств в европейские социумы.

Однако на деле никакой интеграции не было: проживая компактными группами, арабские колонисты не чувствовали себя французами. Они чувствовали себя частью другого мира, чье назначение – застолбить новые земли и со временем очистить их от аборигенов-христиан.

Чем оправдывают погромщиков? Как всегда, «тяжелой долей нацменьшинств»: мол, работы нет, аборигены не любят, ксенофобы обижают… На самом деле, ситуация – прямое следствие «войны на размножение» и установки исламской общины на социальный паразитизм. «Зеленые» пригороды Парижа кормятся не руками, а репродуктивными органами: деньги «зарабатывают» дети, вставая на «трудовую вахту» еще в чреве матери (пособия выплачиваются, начиная со второго месяца беременности) и «выходя на заслуженную пенсию» в десять. Все остальные – иждивенцы. На смену «перестаркам» встают новые и новые «кормильцы», и так до бесконечности, вернее – до пределов, обусловленных конечностью ресурсов.

Участники погромов - типичные «пенсионеры репродуктивного фронта», живущие на детские пособия своих братьев и сыновей. Работать они в большинстве своем не хотят – они привыкли, что за них работают «эти белые свиньи». А вот качать права и мечтать о порабощении иноверцев – это пожалуйста.

Характерны результаты опросов французских «евромусульман»: около половины из них откровенно признались в сочувствии к религиозным экстремистам, а около 10% - заявили, что готовы помогать Бен Ладену. Политика «интеграции» иммигрантов, насаждаемая сегодня и в России, экспериментально опровергнута.

Наградой за доброту французских властей стали аномально быстро растущие инокультурные метастазы, «интегрированные» в живое тело Франции.

Что следует за ростом метастазов? Метастазы начинают давить на окружающие органы, нарушать их функционирование, дальше интоксикация, болевой синдром, агония…

Так происходит и с государственным организмом - в данном случае Франции.

Какова врачебная тактика? Несмотря на любовь к социальным экспериментам, в данном случае европейцы в очередной раз выбирают смертельный вариант: обезболивание «толерантностью» и «борьбой с ксенофобией» и отказ от оперативного лечения: может, опухоль рассосется? Иосип Броз Тито тоже думал, что албанская проблема в Косово рассосется…

Беспорядки в «зеленом поясе» Парижа - не волнения, связанные с местной безработицей, а гораздо более грозный симптом: исламская колония во Франции переросла фазу «гиперлояльности» и переходит к стадии криминального террора против коренного населения. Судя по всему, уже в ближайшее время во Франции появится аналог печально известной «Армии Освобождения Косово». «Армия освобождения Франции»? Почему бы и нет? Ведь в начале века албанцев в Сербии и Косово практически не было.

Итак, во Франции разгорается этнический конфликт. Где критическая точка? В общей численности населения Франции численность исламской колонии пока не превышает нескольких процентов. Однако если взять парижский мегаполис и сравнивать не номинальную численность населения, а число мужчин призывного возраста, то картина выглядит иначе… А ведь захват столицы – это, как правило, захват всего государства.

А теперь учтите, что при сегодняшних темпах размножения исламские общины Европы даже без внешнего притока удваивается меньше, чем за двадцать лет…

Возможно ли восстановление мира уступками? Не станут ли уступки прецедентами, толкающими инокультурные колонии на обострение напряженности? Учитывая, что ассимиляция иммигрантов намного отстает от роста инородного населения, устойчивого решения конфликта не предвидится.

Впрочем, теоретическая возможность решения остается. Политкорректные называют такое решение «репатриацией», любители европейской истории – «реконкистой». В конце концов, в международном праве есть принцип взаимности. А если так, то стоит вспомнить историю изгнания из Алжира двухмиллионной французской колонии. История любит неожиданные повторы и аналогии.

Совершенно очевидно, что ситуация в Париже как две капли воды напоминает ситуацию в Москве. За тем исключением, что за отсутствием в России детских пособий и слабостью власти, инокультурные общины в России сразу перешли к стадии криминальной экспансии и криминального террора.

Сегодня, когда русское население сплошь и рядом обвиняют в «ксенофобии», почему-то приравнивая ее к германскому нацизму.

Но что такое ксенофобия? По определению, это всего лишь боязнь людей иной этнической принадлежности, и не более того. Можно ли обвинять потенциальную жертву в отсутствии любви к потенциальному насильнику? Или мы обязаны заранее «расслабиться и получать удовольствие» от всего, включая смерть?

Примеров того, что массовое вселение чужаков заканчивается плохо, более чем достаточно – теперь и на примере Франции.

Париж и Москва - города-побратимы. В том числе и в части межэтнической напряженности.

Так можно ли обвинять людей в естественном чувстве самосохранения перед реальной опасностью этнического конфликта, открыто ввозимого извне?

ИСЛАМСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В ЕВРОПЕ НАЧАЛАСЬ

События последней недели в Европе справедливо оцениваются аналитиками как генеральная репетиция исламской революции. Идет пробивка реакции государств Европейского Союза на попытки насильственного запугивания титульных наций этих государств и выявление способности и готовности государств защищать интересы этих титульных наций.

Именно поэтому и были выбраны такие идиотские поводы для предъявления претензий к Старой Европе. Два хулигана забрались в трансформаторную будку, где их дернуло током. Виноват в этом министр внутренних дел, пока он не уйдет в отставку, будем жечь автомобили проклятых белых. При чем тут министр? - удивляются белые. Не он же загонял в будку, не он пускал ток. А министр для того, чтобы вы удивлялись. Абсурдность обвинений и требований выбрана специально: чтобы посмотреть, готовы ли вы сдать министра, чтобы замириться с нами. Если уступите - будете уступать дальше и дальше. Значит, наступать нам дальше будет очень легко.

Любая уступка деморализует того, на кого наезжают. И придает новые силы наезжающему, провоцирует его на большее насилие, большие претензии, большую жестокость. Чем кончается дело, хорошо исследовал Карлейль в "Истории Французской революции": уступки короля провоцировали толпу и породили разгул насилия и дестабилизации. Дестабилизация закончилась, как только один решительный паренек выкатил на площадь десяток пушек и презентовал толпе готовность на встречное насилие. Разгул толпы прекратился, Франция обрела стабильность, а паренек этот через несколько лет стал Императором.

Сейчас власти своими уступками изо всех сил провоцируют эскалацию маргинального насилия. Способствует эскалации и либеральная публика, которая пытается объяснить происходящее "невыносимыми" социальными условиями, в которые поставлены подростки из мусульманских семей: им на халяву платится пособие, они получают бесплатное образование наравне с коренными европейцами, но в отличие от них они еще имеют право не ассимилироваться, а объединяться в свои закрытые мусульманские общества, которые готовятся установить гегемонию в Европе и навязать ей свой образ жизни. Никто не заставляет их работать - белые зарабатывают достаточно, чтобы содержать их всю жизнь. Все это с точки зрения либералов - ужасная эксплуатация и унижение мусульманской молодежи. Для них мало просто платить им дань, мазохизм либералов распространяется дальше - в область бесконечности.

*

Уже не вызывает сомнения, что сегодняшняя репетиция - лишь предвестник настоящей бури, которая сметет Старую Европу и предъявит нашему взору новый образ жизни, Европу мусульманскую. Разумеется, навязывание новым гегемоном своего образа жизни и понятий коренному населению не обойдется без насилия и будет в точности повторять процесс реорганизации Римской Империи в Германскую Европу во времена прошлые. Тогда толерантное и цивилизованное романское население само приглашало варваров селиться внутри своей цивилизационной зоны. Затем замкнутые варварские консорции добились привилегированного положения, а вскоре и навязали титульному населению свои представления о жизни. Старая цивилизация сдохла, а новая потихоньку созрела в течение следующего тысячелетия.

В какой мере эта история может повториться? В той мере, в какой это сочтут полезным хозяева нынешней Европы.

*

Впрочем, причиной грядущей исламской революции является не ислам и даже не исламский фундаментализм. Все это - инструменты преобразований, которые вызваны к жизни естественным ходом дел в мире.

Последние десятилетия - время грандиозной революции в развитии производительных сил, в основе которой лежит автоматизация производства. За последние 20 лет в Европе ликвидирован рабочий класс. Сегодня тиражирование любого образца товара производится автоматическими заводами, которые контролирует один оператор. Все, что еще требует ручного труда, выброшено в Китай.

Это изменило положение элиты в мире. Если в прошлые времена при любом строе для того, чтобы поддерживать свое благополучие, элита должна была эксплуатировать множество людей, теперь она ни в ком не нуждается. Исчезла нужда в квалифицированных и ответственных рабочих кадрах, на которых держалось производство в индустриальную эпоху. Исчезла необходимость поддерживать для них социальное государство и образ жизни среднего класса. Необходимость у элиты в людях исчезает окончательно, на повестку дня встает демонтаж бисмарковского социального государства.

В этих условиях неизбежным становится резкая социальная дифференциация во всем мире по сценарию, отработанному в России в 1990-е годы. За ним начинается дифференциация территориальная: элита приступила к формированию своих анклавов - хорошо защищенных городов для благополучных, дабы предоставить периферии опускаться без ее участия. Мир середины XXI века будет представлять собой сеть благополучных городов-анклавов высокой жизни, окруженных территорией киберпанка.

Однако добровольно белое население не готово отказаться от социальных завоеваний прошлых веков. В Европе фокусы с Гайдаром и Чубайсом не пройдут: там их быстро оценят и повесят, а разрушение экономики не попустят. Что же делать? Как преодолеть это сопротивление изменениям?

Выход один: у титульного населения необходимо пробудить комплекс неполноценности и затерроризировать его, чтобы заставить принять новые стандарты жизни. Для этого необходимо найти такую силу, достаточно массовую и агрессивную, которая не жалея себя бросилась бы навязывать новый образ жизни европейцам.

В качестве такой силы и выбран исламский фундаментализм.

*

Фундаменталистские консорции вербуют будущую "Армию антихриста" из обитателей цветных кварталов, стандарты жизни в которых определяются способностью представителей этих рас к жизни в условиях западной цивилизации. Поскольку последние 60 лет в Европе существует запрет на расовую теорию вообще, ни у публики, ни у властей нет реального понимания расовых различий. Все расы признаны равными в своих способностях, различия объяснены просто культурными факторами. Тот факт, что воспитание даже двух поколений цветных иммигрантов в европейской культурной среде не порождает у них способности к формальному мышлению, а значит - и к адекватному поведению в среде современного общества и бизнеса, просто игнорируется. Объяснить его не пытаются: табу.

В результате такого подхода от цветных общество по сути негласно требует соответствовать официально принятому расовому эгалитаризму, "политкорректности". Они должны стать в результате воспитания такими же по своей системе реакций, как и нордическое население Европы. Малейший намек на биологический факт, что это невозможно в результате особенностей анатомии и физиологии их организма, отметается и отрицается с паранойяльной злостью. Каждый, кто попытается упомянуть о нем, немедленно зачисляется в расисты.

Благодаря этой политике игнорирования общество ставит цветных в невозможное положение. Игнорируя необходимость обеспечить адекватные их адаптационным способностям социальные условия, подвергая остракизму всякого, кто хотя бы пытается поставить вопрос в этой плоскости, обвиняя его в расизме, фашизме и еще каком-нибудь "изме", европейские власти загоняют проблему вглубь, делая невозможным ее решение.

Навязывая цветным необходимость неестественного с точки зрения их биологии поведения, европейское общество ставит их в неустранимо маргинальное положение. Не будучи способными к такому поведению, но вынужденные его имитировать, цветные оказываются в принципиально, изначально проигрышном положении в конкурентной борьбе. Они обречены на нищету, маргинальность и глубокую неудовлетворенность жизнью.

Конечно, выросшие в рамках этой жизни цветные подростки не способны осознать суть проблемы и ее причину. Они вообще не склонны к рефлексии. Зато их чувства подсказывают им, что окружающее общество враждебно и несовместимо с их выживанием и счастьем. Они чувствуют, что в этом обществе им не адаптироваться никогда.

Евгений ГИЛЬБО
Газета "НОВЫЙ ПЕТЕРБУРГЪ", №46(757), 10.11.2005 г.

Светлана Лурье
УРАГАН

Бунт иммигрантов во Франции в течении пары недель был главной мировой новостью. Сообщения о погромах и беспорядках начинали собой все информационные передачи и сопровождались впечатляющей картинкой. Только во Франции эта информация шла на четвертом-пятом месте и часто безо всякого видеоряда. Объясняли это нежеланием будоражить общественное мнения, стремлением сохранить спокойствие. А может быть, все проще: сказать французам нечего. Во всяком случае, пока. Межэтническая обстановка в Париже казалась столь гладкой (не только по официальной точке зрения, но и на взгляд любого не слишком погруженного в тему наблюдателя), что можно себе представить, каким громом среди ясного неба стал пресловутый бунт, который СМИ окрестили «французской Интифадой» или «социальной Катрин». Последнее сравнение очень точно. На ураган, накрывший Флориду, французские события похожи тем, что напоминают стихию, природный катаклизм.

КРУШЕНИЕ МОДЕЛИ

Политика ассимиляции последние десятилетия, казалось, шла во Франции на всех парах. Местные чернокожие стремились во всем подражать французам. Они не только не носят свою этническую одежду, в отличии, например, от лондонских цветных, но стремятся во всём походить на коренных французов. На парижских улицах практически нет кудрявых негритянок: те с помощью химии распрямляют волосы и красят их посветлее. Они старательно одеваются в черно-серенькое, как большинство француженок, которые в обыденной жизни выглядят более чем скромно. Бывшие иммигранты, кажется, не имеют иного желания, как слиться со своей французской средой. Даже запрет на ношение хиджаба местные мусульмане восприняли более чем стоически.

Французы воспринимали эти усилия адекватно. Помню, на курсах французского языка в Париже один мой соученик, негр, знающий на французском несколько слов, заявилв ответ на вопрос о национальности, что он француз. Группа была шокирована. Но преподаватель отнесся к этому спокойно и подтвердил, что этот негр — француз. Французы уверены, что все их сограждане с любым цветом кожи, принадлежащие любой религии и имеющие любые обычаи — французы, которые ничем не должны отличаться от коренного населения Франции.

Надо сказать, что французская культура действительно обладает сильными ассимилирующими свойствами. Она очень комфортна, на нее «подсаживаешься», как на наркотик. Неудивительно, что на многих мигрантов она оказала свое чарующее действие. Но французы переоценили свои возможности. Природной ассимилирующей силе французов мешает идеология, которая не менее сильна, поскольку уже имеет более чем трехсотлетнюю традицию.

Понятие равенства воспринимается французами как природная данность. От рождения все равны, и те обычаи, которые привиты человеку с детства, не имеют особого значения. Не религия и не традиция лежит в основе мировоззрения француза, а государство, роль которого сильно гипертрофирована. Перед государством человек стоит один, лицом к лицу, без прикрытия привычек, традиций, верований.

Поэтому французское государство абсолютно не в состоянии воспринять категорию этничности. Само наличие этнических общин не признается, причем вполне сознательно. Слово «этничность» напрочь отсутствует во французском политическом языке.

Сейчас, когда весь мир говорит о крушении французской модели интеграции иммигрантов, французы стремятся объяснить происходящее проблемами в социальной сфере. Они, конечно, играют свою роль в «арабском бунте». Среди мигрантов действительно высокий уровень безработицы. Правда, следует ответить на вопрос, действительно ли арабская молодежь во Франции не может найти работу или же предпочитает жить на пособия? По нашим понятиям, пособие немаленькое: 390 евро, к тому же жилье оплачивает государство (а плата за жильё — самая большая статья расходов рядовых французов). Особенно часто французские политики указывают на то, что мигранты живут в «бетонных джунглях»: безликих многоэтажках среди серого урбанистического пейзажа. Такая ужасная обстановка неизбежно провоцирует людей пойти по преступной дорожке — рассуждают парижские эстеты. Видела я эти районы. По обычным московским представлениям, это благоустроенные и обихоженные места. Не говоря уже о том, в большинство предместий Парижа доходит парижское метро: полчаса — и вы в самом сердце Парижа. Наши «хрущёбы» несравненно хуже. Но мы же не думаем, что жители наших «спальных районов» по причине недостаточной эстетичности среды своего проживания могут пойти на преступление.

Но справедливости ради нужно признать, что живут мигранты хуже, чем коренные французы (хотя и последние не все богаты). Возможно, им действительно трудно получить хорошее образование хотя бы из-за того, что уровень обучения в школах парижских предместий хуже, чем в округах самого Парижа. Вероятно, раз уж французы дали мигрантам приют в своей стране, то необходимы социальные программы, призванные поднять уровень благосостояния своих новых граждан.
И, по всей видимости, французы правы, когда утверждают, что мигранты не выдвигают этнических и религиозных требований. Возможно, не ислам стал причиной волнений. Но важно тут то, что сама форма бунта приняла этнические очертания.

ПОСОБИЯ И ЗАКОНЫ

Французские СМИ предпочитают не указывать этническое происхождение бунтарей, а говорят о них просто как о французской молодежи. Но это неверно, поскольку в ходе событий участники беспорядков выступают именно как этническая община, пусть только как молодежная ее часть. Этническая община укрепляется в ходе бунта, очерчивает свои границы, определяет свою идентичность. Более того, как выясняется, этнические община во Франции существуют уже много лет. Оказывается, они фактически были самоуправляемыми и не признавали общегосударственные законы. Французы должны были быть совсем слепыми, чтобы этого не замечать. Или они не хотели это видеть, поскольку реальное положение вещей не вписывается в обычную самоидентификацию, самоощущение французов?

Французы были поставлены перед фактом. От того, что они не хотели иметь дело с этничностью, от того, что не признавали ее, от того, что были уверены в благополучном протекании ассимиляционных процессов, этничность никуда не делась. Она существует, она сильна и угрожает французам именно потому, что они не привыкли ею управлять, ею манипулировать, вводить ее в приемлемые для себя рамки — как, например, в Англии, где этническая община сама является институтом, вписанным в государство, и инструментом управления мигрантами.

Не будь этой повышенной уязвимости французов перед лицом этничности, можно было бы полагать, что во Франции не произошло ничего особенного. Прошли выступления бунтарей, потом утихли. Может, до следующего раза. Вполне вероятно, что французское правительства примет меры, кнут и пряник, чтобы не допустить подобных волнений в будущем. Но даже если допустить, что ничего подобного в обозримом будущем не повторится, все равно можно сказать, что Франция стала другой страной. Нарушены важнейшие составляющие картины мира французов.

«Новые соотечественники» выступили против французской государственности, французской культуры, уничтожая кроме автомобилей (что стало для бунтовщиков чем-то вроде спортивного упражнения) школы (оплоты ассимиляционистской программы), детские сады, клубы, культурные центры. «Дайте нам пособия и отстаньте с вашими дурацкими законами», — высказал, очевидно, общую мысль мятежников молодой араб.

Тринадцать суток Франция не могла дозреть до решения о введении чрезвычайного положения, дождавшись того, что волнения из предместий Парижа распространились на всю страну. Более десяти дней погромов прошло прежде, чем президент Жак Ширак высказал свое мнение о происходящих событиях. Зато министр внутренних дел Николя Саркози выступил почти сразу, назвав бунтовщиков «сбродом». А как он еще мог назвать тех, кто жгли и грабили, стреляли в полицейских? «Я говорю, как есть, — сказал Саркози. — Если кто-то стреляет в полицейских, то он уже не «молодой человек», а негодяй, и точка». По европейским понятиям министр нарушил все законы политкоректности и высказался даже хлеще Ле Пена. Французский истеблишмент был шокирован. Какой шквал обвинений посыпался на голову Саркози со стороны членов правительства и самых разномастных политиков! Зато сряди рядовых французов министр вызвал шквал аплодисментов. Конфликт, который разгорелся сегодня во французском обществе — это, в частности, конфликт вокруг политкорректности.

ТУМАННОЕ БУДУЩЕЕ

Вопреки своим ассимиляционистским настроениям французы всегда испытывали чувство превосходства над имигрантами, особенно цветными. Это чувство легко перерастает в комплекс негативных ощущений по отношению к своим негритянским и арабским согражданам. Но эти чувства чисто иррациональны и не могут выразиться в какой-то конкретной программе. Можно выслать участников сегодняшнего мятежа, лишив их французского гражданства (сейчас власти Франции собираются выслать только тех из них, у кого гражданства нет). Но конфликтогенная среда останется. И если раньше французы были к ней как-то адаптированы (хотя, как показала жизнь, это было иллюзией), то теперь чувство взаимной враждебности будет нарастать.

Между тем у французов разрушены как сознательные, так и бессознательные, интуитивные установки французов по отношению к иноэтническим членам своего общества.
 
Вся Европа бросилась учить Францию уму-разуму. Впереди всех Великобритания, которая принялась нахваливать свою систему политики в отношении мигрантов. Там этнические обычаи не подавляются, как во Франции, а наоборот, поощряются. Этнические общины являются структурной составляющей британского общества. Этнические беспорядки в Англии не редкость, но они практически никогда не выражаются в столкновении мигрантов с коренными британцами. Обычно драки возникают между членами различных этнических общин и не выливаются в значительные общественные беспорядки. Но с другой стороны, террористами, которые недавно устроили многочисленные взрывы в лондонском метро, были те, кто родился и вырос в Британии.

Германия же, глядя на Францию, трепещет: беспорядки грозят перекинуться на ее территорию. Немецкие газеты только и пишут о том, какой взрывоопасный коктейль сформировался в этнических районах германских городов.

Теперь Франции придется искать новый способ адаптации к своим этническим проблемам. Но себя не переделаешь. Те установки по отношению у мигрантам, которое до сих пор реализовывало французское общество, сидят глубоко внутри. Они не только сознательны, но и безотчетны. Скорее всего, Франция ограничится выработкой социальных программ, ужесточит правила приема мигрантов. Но с теми этническими общинами, которые уже есть во Франции, отношения будет установить трудно, а то и невозможно. И их уже не удастся скрыть за пресловутой политкорректностью.

В панике вся Европа. Стало очевидно, что общество, построенное на этом континенте, очень хрупко.

СПЕЦНАЗ РОССИИ N 11 (110) НОЯБРЬ 2005 ГОДА

ЛЕ ПЕН: ФРАНЦИЯ АТАКОВАНА ИНОСТРАННЫМИ ОРДАМИ

Так лидер правого Национального фронта Франции Жан-Мари Ле Пен охарактеризовал арабские погромы.

"Нападения на полицейских и на государственные символы означают, что Франция атакована ордами, которые мы должны охарактеризовать как иностранные, невзирая на так называемые антирасистские законы", - говорится в заявлении Ле Пена.
Лидер французских правых подверг критике правительство страны за "фатальную неспособность противостоять ситуации мятежа, который распространяется вне правовых рамок".

ПРАВАЯ.РУ

ВЛАСТИ ФРАНЦИИ НАМЕРЕНЫ УЖЕСТОЧИТЬ
ИММИГРАЦИОННУЮ ПОЛИТИКУ

Власти Франции намерены ужесточить иммиграционную политику, сообщил премьер-министр страны Доминик де Вильпен.

По его словам, правительство будет действовать жестко и с чувством ответственности. В рамках мер по ужесточению контроля за иммиграцией предлагается увеличить сроки рассмотрения вопросов о предоставлении гражданства лицам, являющимися супругами французских граждан. Кроме того, правительство собирается объявить вне закона многобрачие. Во Франции насчитывается от 8 до 15 тысяч полигамных семей.

Предложения де Вильпена поддержал и министр иностранных дел Николя Саркози, заявивший, что Франции необходима «селективная иммиграция».

Пойти на ужесточение иммиграционных правил французское правительство вынудила прокатившаяся по стране волна беспорядков, основными участниками которых стали потомки иммигрантов. Продолжавшиеся около трех недель беспорядки во Франции начались 28 октября 2005 года в беднейших кварталах северных пригородов Парижа, населенных преимущественно выходцами из Северной Африки. Затем волнения перекинулись в центр французской столицы.

Новые Известия.

МИНАРЕТ ИВАНА ВЕЛИКОГО

Не успела осесть на землю гарь подожжёных инофранцузянами автомобилей, школ и церквей, как некто Вдовин из Петербурга стращает власти: "Агрессия экстремистов против иностранцев может вызвать беспорядки в России". Вот она, оказывается, - причина погромов и убийств полицейских и мирных граждан: "Катализатором консолидированного выступления иностранцев, в том числе мигрантов-нелегалов, может стать непродуманная политика властей и агрессия доморощенных фашистов". Для тех, кто не понимает антигосударственного новояза правозащитных двоемыслов, объясняю: "фашист" - это тот, кто хочет жить на своей Родине так, как он привык жить, честно трудиться, спокойно ходить по родным улицам, не опасаясь того, что его самого ограбят, машину и дом сожгут, дочь или малолетнего сына изнасилуют или посадят на иглу смуглые пришельцы. "Фашистам" противостоят "демократы" - считающие и делом утверждающие, что правами, весьма, надо сказать, специфическими, обладают только насильники, маньяки, наркоторговцы, члены этнических преступных сообществ и педерасты. У остальных есть только одно "право" - быть их бессловесными жертвами.

К "фашистам", судя по последним демшизовским побликациям относятся, в частности, и те люди, которые праздновали и поддержали новый государственный праздник - "День народного единства", а их пособниками и вдохновителями - те люди в администрации президента и Госдуме, которые этот праздник санкционировали. Не зря же и на тех, и на этих спустили всех собак. Не зря же вторых призывают срочно "разобраться" с первыми.

Думается, что в русле последних событий даже слепому становится ясно: в стране "восьмёрки", а не в какой-нибудь там лимитрофной Украине или заугольной Грузии, - например во Франции или в России, "цветочная революция" может быть только одного цвета - и отнюдь не оранжевого. Это будет "чёрная" революция, а подстрекательствовать к ней будут не скучающие подростки, коротающие времечко после сессии в хорошем вузе за чтением "классиков экстремизма" и посещающими в неурочный час президентские и думские приёмные. Если им вовремя и крепко не дадут по лапам.

АТАНОР
Газета "НОВЫЙ ПЕТЕРБУРГЪ", №46(757), 10.11.2005 г.

ПАРИЖСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ

Что нужно есть на завтрак в Париже? На завтрак здесь нужно есть хрустящие круассаны с французским маслом и с клубничным конфитюром. Зашел за ними в ближайший магазин, похожий на (придорожную "Находку"). Стою в себе в очереди кассу, думаю о своем, смотрю на симпатичную кассиршу с бейджем “Натали”, оказавшуюся Наташей из Белоруссии, говорящей по-русски.

Рядом стоят два парня (протиснувшиеся к кассе без очереди), не то, чтобы совсем пьяных, но уже слегка неадекватных. Один из них – блондин с дебильноватой улыбкой, другой – арабский бородач с неполным набором зубов. Бородач подпрыгивает, веселится. Озорно прикладывает перочинный ножик к горлу своего приятеля, подмигивает покупателям в очереди, блондин гыгыкает. При оплате им не хватает денег. Араб, ничтоже сумняшеся, оборачивается к очереди и требует ему добавить нехватающих 25 сантимов на банку крепкого пива. Два француза выгребли мелочь из карманов и добавили парню на пиво, он им сказал мерси и вышел в проход за кассами. Там он начал вдруг носиться туда-сюда со своей банкой, что-то кричать и грозить кулаком присутствующим покупателям. Смотрю – лица у всех французов вокруг стали понурые. Черный здоровенный охранник магазина подошел к этому крикливому наглецу, вежливо ему чего-то говорит, видно, просит уйти, выводит из магазина. Спрашиваю у кассирши – чего же это он орал, бегая в проходе и размахивая кулаком? Натали мне любезно перевела :”Скоро придет Бин Ладен и всем вам перережет глотки”. Здравствуй, новая Франция...

Recepter, ноябрь 2005 года.

Дмитрий Рогозин:
У НАС БУДУТ ПРОБЛЕМЫ НАПОДОБИЕ ПАРИЖА

«У нас будут реальные проблемы наподобие Парижа, только в Париже горят окраины, потому что там арабы живут на окраинах, а у нас наоборот — мигранты живут в центре, и гореть будет центр», — заявил лидер партии «Родина» Дмитрий Рогозин в эфире радиостанции «Эхо Москвы», комментируя состоявшийся в столице 4 ноября «Правый марш», главным лозунгом которого был протест против присутствия нелегальных мигрантов в России.

Рогозин потребовал от властей наведения порядка в процессе миграции в России и Москве. По его мнению, «если этого не произойдет, то на улицы выйдет не 2-3 тысячи как 4 ноября, будут ходить по 50 тысяч человек». Он подчеркнул, что партия «Родина» не принимала участие в «Правом марше», так как «градус этой демонстрации был слишком завышен».«Но, несмотря на то, что вчерашнюю демонстрацию можно критиковать, она стала прямым следствием настроений радикальной части москвичей, которые чувствуют, что живут в небезопасном городе, в котором не менее 3 миллионов нелегальных мигрантов, — заметил Рогозин. По его мнению, «если не было бы проблемы нелегальных мигрантов, то не было бы и таких демонстраций, и если власть будет работать адекватно и эффективно, то никакой общественной реакции на приезжих не будет».

Forum.msk.ru, 2005.11.07

ПАДАЮЩЕГО ПОДТОЛКНИ

У нас либералы годами твердили, что надо бы нам всей Россиянией вступить в Семью Цивилизованных Народов. Но никак нас туда не принимают, потому что мы не соблюдаем принятые у цивилизованных народов обычаи, не освоили ихние правила цивилизованного поведения. Либералы правы. И вот нам представился случай подробно ознакомится с обычаями цивилизованных народов, их отношением друг к другу. Друзья познаются в беде, не так ли.

«Европе нужно поучиться у США в вопросе адаптации эмигрантов, пишет сегодня американское издание Christian Science Monitor. На фоне неприятия политики США подавляющим большинством мусульман в мире такой совет выглядит вроде бы несерьезным. Однако если рассмотреть вопрос внимательнее, в этом предложении есть резон. Как отмечает издание, США имеют уникальный опыт по адаптации эмигрантов, будучи изначально страной, состоящей из приезжих. Собственно, в этом состоит уникальность американской культуры и истории. В Европе же все обстоит иначе. Получение гражданства в Европе во многом еще зависит от происхождения, а не места рождения, как в США. Германия упрямо твердит, что "не является эмигрантской страной", тогда как буквально трещит по швам от турецких гастарбайтеров. Франция, в свою очередь, предлагает "свободу, равенство и братство" всем своим гражданам, за исключением мусульман-африканцев, которым остаются бедность, преступность, отсутствие образования и безработица. Европейская политика в отношении эмигрантов, пишет издание, уже привела к нынешним двухнедельным беспорядкам во Франции, террористическим атакам исламских экстремистов 7 июля в Лондоне, убийству голландского режиссера Тео ван Гога. У Европы, похоже, не осталось другого выбора, кроме как полной интеграции. То, что во всех вышеуказанных событиях участвуют вторые и третьи поколения эмигрантского слоя, свидетельствует о том, что европейские страны не сумели интегрировать не только самих эмигрантов, но и их детей, указывает Christian Science Monitor».

Новый Орлеан 2005Интересно, конечно, послушать поучения из США на тему адаптации эмигрантов, вникнуть в передовой американский опыт дружбы народов. Совсем недавно в десятом поколении адаптированные североамериканские негры громили Новый Орлеан. Беспорядки удалось прекратить лишь при помощи переброшенных из Ирака армейских подразделений, которые получили приказ расстреливать мародеров на месте. Но американцы вместо совета «патронов не жалеть!» и «нагнуть канальям шею под железное ярмо закона» рекомендуют французам усилить борьбу с расизмом (не чёрным, а белым, разумеется) и увеличить материальную помощь афроарабским мятежникам. Так сказать, полная интеграция.

Занятно слушать упреки Франции на бедственное положение её афроарабских гетто. Это ведь ещё надо поискать страну, где бы предпринимались столь длительные усилия (четыре десятилетия) по интеграции несчастных арабов и негров в европейскую жизнь и культуру, где бы им предоставляли столько экономических и социальных привилегий, где столь щедро расходовали государственные средств на помощь эмигрантам и их потомкам, где был бы до такой степени задавлен коренной национализм и ксенофобия. Всё впустую. Выросшее во Франции третье поколение афроамериканцев в массе не может и не желает учиться, не видит смысла работать (пособия большие), предпочитает жить своими общинами (гетто), ширяться, торговать дурью. И что важно, погромщиков морально поддерживают не только низы общества, но, в общем, и социально благополучные афроарабы. Они понимают, что «наши мальчики» сражаются с французским государством за общее дело, и за афроарабские национальные интересы.

Эксперимент по ассимиляции инорасового элемента провалился повсюду на Западе. Во Франции это особенно заметно, поскольку там наиболее сильны левые (взгляды, политики, традиции) и французское общество наиболее идеологически беззащитно против учиняемого «угнетенным меньшинством» погрома.

Подозреваю, что грядущая судьба Франции ужасна. Ни внутренние ни внешние силы не позволят ей спастись. Наиболее вероятно, что государством будет принята программа «позитивной дискриминации». То есть афроарабам и другим меньшинствам законодательно предоставят привилегии (экономические, социальные, политические) по отношению к белым гражданам. Результаты не заставят себя ждать, это мы знаем по собственному опыту. Прощай, Франция! Мы тебя любили. Хотя особенно и не за что было, но с любовью всегда так.

ПИОНЕР.

ВО ФРАНЦИИ МУСУЛЬМАНЕ ТРЕБУЮТ ЗАПРЕТИТЬ ВОЛЬТЕРА

В то время, когда мусульмане всего мира выступают против карикатур на пророка Мухаммеда, французские приверженцы Ислама стремятся запретить чтения великого философа 18-го века Вольтера.

Возмущение мусульман вызвало произведение «Магомет» 1741 года, в котором философ высмеивает религиозную нетерпимость. По мнению местных исламских активистов, публичные чтения оскорбляют мусульманское сообщество.

Сторонники Вольтера утверждают, что это попытка подвергнуть цензуре великого философа, выступавшего за свободу слова, сообщает MIGnews.com. 7 марта 2006г.

Эксперт:
ФРАНЦУЗСКИЙ СЦЕНАРИЙ В РОССИИ УЖЕ РЕАЛИЗУЕТСЯ

Федеральная Миграционная Служба нашла способ решить проблему нелегальной миграции. Для граждан СНГ, нелегально работающих в России, в 2006 году планируется провести амнистию. Как сообщил исполняющий обязанности начальника управления внешней трудовой миграции ФМС РФ Вячеслав Поставнин, амнистии подлежат около миллиона человек. Эксперимент пройдет в восьми регионах России, в том числе в Москве, Московской области, Санкт-Петербурге.

Как утверждают в ФМС, главная цель амнистии – предоставить нелегалам гражданские права и социальные гарантии. Иными словами, обеспечить им жизнь нормального члена общества, а не бесправного раба. С другой стороны, процедура эта призвана упростить контроль над самими трудовыми мигрантами, которые, как известно, налогов в казну не платят и не всегда чтут Уголовный кодекс.

В ближайшее время в Госдуму будет внесен соответствующий проект амнистии.

По мнению лидера Движения против нелегальной иммиграции Александра Белова, несмотря на все старания ФМС, решить проблему нелегальных мигрантов в России вряд ли удастся. Вероятно также повторение той критической ситуации, которая сложилась во Франции.

"Французский сценарий у нас уже реализуется. Только локально. Но если эти люди легализуются в России, осядут, получат возможность перевозить сюда свои семьи, что год, два, три – и будет то же самое, что во Франции, даже еще страшнее.

На самом деле, ничего сложного в этом вопросе нет. Нужно просто не озираться на эти толерантные ценности, надо действовать как Япония, Швейцария, Малайзия. То есть те страны, которые решили проблему нелегальной миграции", - сообщил NewsInfo Александр Белов.

По его мнению, России необходимо реализовать три законодательных инициативы.

"Первая: исполнять закон, то есть если человек находится на территории России, он должен быть депортирован. Второе: депортация должна происходить не за счет государственного бюджета, а за счет исправительных работ, которым эти граждане должны подвергаться. Поскольку иначе такой человек не несет никакой ответственности. Его депортировали, а он заново приехал. Третье: закон о репатриации. Надо упростить до самых элементарных процедур процесс въезда в Россию коренных народов. Они должны въезжать сюда без долгих процедур получения гражданства. Если по прямой восходящей линии твои родственники проживали на территории России – все, можешь приезжать", - заключил собеседник NewsInfo.

www.newsinfo.ru, 09.11.2005.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

В Париже вновь начались беспорядки, подожжены несколько машин
Reuters, 22.10.2006г.

В южном парижском пригороде Гриньи в преддверии годовщины прошлогодних беспорядков в Париже в воскресенье произошли новые столкновения между полицией и молодежью, вновь совершивших поджоги нескольких автомобилей и автобуса.

Как сообщил пресс-секретарь полиции, в столкновениях участвуют от 30 до 50 молодых людей. Они подожгли несколько машин, а также остановили автобус, и потребовав от его пассажиров и водителя покинуть машину, зажгли и его. По словам пресс-секретаря, «отдельные спорадические инциденты все еще имеют место – в основном, закидывание полиции камнями».

Согласно заявлению профсоюза полиции, происходящее «знаменует начало повторения событий ноября 2005 года». Профсоюз призвал правительство значительно увеличить патрули и обеспечить «видимое присутствие сил полиции» во избежание нападений на полицейские патрули.

В парижских пригородах снова горят автобусы
Enemy, 26.10.2006

Инцидент произошел около 1.00 по местному времени на одной из остановок пригорода. Около десятка злоумышленников в масках, угрожая оружием, остановили рейсовый автобус, заставили водителя и пассажиров выйти из салона, забрали оттуда все ценное, а затем подожгли его. Пострадавших нет.

Вечером в среду в расположенном западнее Парижа городе Нантер (административный центр департамента О-де-Сен) группа молодых людей также подожгла рейсовый автобус. В результате пожара никто не пострадал, однако сам автобус был полностью уничтожен огнем.

В последние дни во Франции в целях безопасности был отменен ряд маршрутов, проходящих по потенциально опасным районам. Кроме того, начиная с вечера четверга автобусы будут ходить только до наступления темноты.

Прошлой осенью во Франции прокатилась волна массовых беспорядков. На протяжении почти двух месяцев в пригородных районах Парижа и других крупных городах каждую ночь происходили столкновения между молодыми людьми и сотрудниками правоохранительных органов.

Эмигрантские районы Франции снова охватывает хаос
06.10.2007. "радио "Маяк" "

Эмигрантские районы Франции снова охватывает хаос. Ночью в городе Сан-Дизье неизвестные в масках сожгли десятки автомобилей и забросали бутылками с зажигательной смесью два административных здания. Полиция не смогла ничего предпринять.

А накануне в том же населённом пункте неизвестные с железными прутьями в руках напали на полицейский патруль, разбиты несколько машин. В обоих случаях не удалось никого задержать.

В пригороде Парижа произошли массовые столкновения подростков-иммигрантов с полицией

Западная Европа: 2007-11-26. Массовая драка между подростками и полицейскими произошла в одном из пригородов Парижа. Десятки молодых людей устроили беспорядки после того, как двое подростков погибли в результате столкновения их мотоцикла с полицейской машиной, передает Полит.ру.

Авария произошла в воскресенье в городе Вилье-Де-Бель, находящемся к северу от Парижа. Двое молодых людей, ехавших на украденном мотоцикле, столкнулись с полицейской машиной, в результате чего оба погибли. По словам полиции, это был несчастный случай, а не погоня.

В ответ молодежь подожгла полицейский участок и ограбила еще один в соседнем городе. В общей сложности были подожжены два гаража, бензозаправка и два магазина, а также 21 машина. Протестующие также сожгли машину и мусорные баки. По словам представителя властей, небольшие группы вандалов мародерствуют в магазинах, один из злоумышленников арестован.

Семь полицейских и пожарный, тушивший загоревшийся гараж, получили ранения.

Массовые беспорядки становятся традиционным явлением для Франции. Зачинщиками волнений очень часто выступает молодежь арабского происхождения. Наиболее масштабные беспорядки охватили страну в ноябре 2005 года.

Spolomir "Уроки событий во Франции"
(Источник: Живой журнал spolomir)

То, что происходит во Франции, события, стыдливо именуемые в СМИ "беспорядками молодёжи" - провозвестник того, что произойдёт и в России. И то, что имеет сейчас Франция - это не кульминация и итоги, а лишь начало тяжелейшого процесса "пожинания плодов".

Что произошло с Францией?

Сначала были убийственные "либеральные и общечеловеческие ценности". Потом - вследствии укоренения этих "ценностей" - французы перестали хотеть рожать, размножаться, воспроизводить и приумножать свою нацию.

Дальше, будучи последовательными "общечеловеками", они пришли к последовательному же выводу - надо впускать в страну иммигрантов. Надо справиться с падением рождаемости и надвигающимся демографическим кризисом за счёт иммигрантов. Конечно же - невзирая на их вероисповедание и цвет кожи.

Вначале, когда иммигранты только приезжали, и их было не так много - они вели себя вполне благопристойно - именно так, как и хотелось французскому правительству. Однако, то, что сдерживали в себе отцы - в полной мере начали демонстрировать их дети - и уже во втором поколении инорасовые иммигранты начали показывать себя во всей красе.

В итоге - Франция имеет, то, что имеет. Сейчас бесчинствующие молодчики, почувствовав свою силу, продолжают входить во вкус. Ведь 2 года назад, когда они впервые заявили о себе как о силе, они не встретили должного и адекватного отпора властей и коренных французов. Гидра не была обезглавлена и то, что происходит теперь - не больше и не меньше, чем второй раунд пробы сил.

Дальше - будет больше, намного больше.

Что ожидает Францию?

На сегодняшний день правительство не имеет никаких законодательных механизмов для решения проблемы иммигрантов в целом. Для полного решения этой проблемы, в идеале, следует объявить в стране мобилизацию среди коренных французов, а потом посадить всех инорасовых иммигрантов на пароходы и выгрузить где-нибудь на африканском берегу.

Но это невозможно. Сами французы, будучи отравлены либерализмом, уже лишены той искры, которая некогда возвеличила их нацию. Руководство страны лишено элементарной политической воли. Экономика прочно завязана на иммигрантов, которые уже давно встроены в неё. А что сказало бы "международное сообщество" в ответ на такие, по настоящему адекватные, а значит жёсткие действия французского правительства? Кроме того, высылай иммигрантов или не высылай - от этого не прибавиться желания рожать среди самих коренных французов.

Поэтому - всё, что могут власти - это не решать проблему как таковую, в целом, а пытаться бороться адресно, в индивидуальном порядке, хватая зачинщиков беспорядков и наиболее агрессивных бесчинствующих арабов и негров.

Однако такая борьба это лечение вторичных симптомов, в то время как основная причина и главная болезнь продолжает прогрессировать во французском обществе.

И эта болезнь - даже не сами иммигранты как таковые. Иммигранты - лишь следствие изменения и упадка духа коренных французов. Настоящая болезнь Франции - это либерализм и общечеловеческие "ценности".

Это - именно то, что, через несколько десятилетий приведёт эту страну к падению. И уже не будет ни высокого уровня жизни, ни сильной экономики. Мечети, завывания муэдзинов, арабы, негры и мулаты, мулаты и ещё раз мулаты, грязь на улицах и никакой перспективы на будущее - вот то, что останется от некогда великого европейского народа.

В этом процессе Франция идёт с некоторым опережением не только России, но даже своих непосредственных соседей в ЕС.

Успеют ли белые народы Европы сделать выводы из французских событий?

Ноябрь 2007г.

Париж в огне: за ночь сожжено 12 машин

Источник: vesti.ru, 23.07.2016г.

Парижский пригород Валь-д'Уаз этой ночью полыхал в огне, передает телеканал "Россия 24". В районе зафиксировали поджоги нескольких зданий, на улицах сгорели 12 машин. Злоумышленников, по данным полиции, было не менее 50 человек. Вплоть до утра их пытались задержать жандармы.

Беспорядки вспыхнули после известия о том, что в одном из полицейских участков скончался темнокожий молодой человек. Его задержали для допроса в связи с нарушениями, допущенными его братом. Родственники уверяют, что в участке молодого и здорового юношу забили до смерти. Однако, согласно заключению судмедэкспертизы, следов насилия не обнаружили.

Пожары в пригородах Парижа — история не новая. В 2005-м поджоги стали следствием гибели двух подростков североафриканского происхождения, пытавшихся скрыться от полиции.

Материалы по теме:
Сборник "Межрасовая ситуация в мире глазами СМИ", часть первая
Сборник "Межрасовая ситуация в мире глазами СМИ", часть вторая
Фотографии: Французские школьники тогда и сейчас
В.Башлачев "Что из опыта Европы не надо применять на Русской равнине"


Марин Ле Пен, французский политик о иммигрантах.
 

 

К началу страницы
 

РУСКОЛАНЬ