Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.


 

ДЛЯ СЛАВЯНСКИХ ДЕВУШЕК И ИХ РОДИТЕЛЕЙ, ЧАСТЬ I:

Морева "Секс-терроризм"
Быль об излишне толерантных девушках
О.Газизова "Ты мне помоги, сестра!"
Игуана "Про дам и не дам" (Ответ Ольге Газизовой)
Мара М. "Ходжа объясняет правоверным как решить проблемы спермотоксикоза" (Ответ Ольге Газизовой)
Валентина провела в плену 24 года.

АЛИНА МОРЕВА
СЕКС-ТЕРРОРИЗМ

Источник: "Наш Континент", № 42, октябрь 2003г.

Надо было провести генеральную уборку квартиры, и я нашла ее по объявлению в газете - славную девочку Таню, двадцатилетнюю хорошенькую москвичку. Пока мыли окна, разговорились. У Тани на руках старенький отец и годовалая дочка Варя, потому бегает по чужим домам и зарабатывает на хлеб таким трудом, который не требует квалификации: специальности-то нет, не успела после школы. Миллион первая девичья история, не менее оттого горькая, поскольку каждая проживает свою жизнь, уникальную, в которой, кажется, все будет не так, как бывает у многих. Любовь будет счастливой и на всю жизнь, ребенок - желанный, муж - верный... Увы. А где же отец Вареньки? "Здесь, в Москве, - отвечает, опустив глаза, готовая к обиде, - он нерусский..." Кавказец? "Да". - Краснеет густо.

Есть темы, о которых трудно говорить, но и молчать бывает нельзя. Сексуальные отношения, национальный вопрос - темы, сложные сами по себе. А уж тема межэтнических сексуальных контактов тяжелее втройне. Либеральные средства "массовой информации не замечают проблемы в упор, обзывая "ксенофобом" и "расистом" всякого, кто о ней заговорит. Обыватель заклеймит мою Таню прозвищем вроде "чеченской подстилки". Но сегодня таких Тань в Москве и в других российских городах уже огромное количество, а в родильных домах полно брошенных детей с нерусской внешностью, практически лишенных шанса на усыновление. Это на благополучном Западе вошло в моду усыновлять детишек с неевропейскими чертами, у нас настроения иные. Неуправляемая миграция, нашествие южан, причем не лучших представителей своих наций, в русские города породили множество совершенно новых острых ситуаций, и юная уборщица Таня - не единичная покалеченная судьба, а образ тяжелой социальной проблемы.

Нынешним нашим девочкам, росшим уже в атмосфере размытых нравственных ценностей и демшизоидного отрицания качественного своеобразия людей, наций, картин мира, никто не объяснил, что люди, принадлежащие к разным культурам, имеют разные представления о том, что такое хорошо и что таков плохо. И если наличие добрачного сексуального опыта у девушки в Москве сегодня считается в порядке вещей, то по представлениям кавказцев это - позор, и девушки эти - не женщины, а проститутки, и отношение к ним соответствующее.

Никто не объяснил им также, что представители одной воюющей стороны (обладающей к тому же родоплеменным сознанием) на территории другой стороны остаются ей, приютившей их, врагами, и женщин противника считают своей военной добычей. "Портить девок" - обычное занятие завоевателей.

Эти девочки не знают, что нашим парням, оказавшимся в плену, отрезают детородные органы. Зато эти же органы южан становятся для русских орудием массового поражения. В среде пришельцев последнего призыва считается мужской доблестью соблазнить русскую женщину и бросить, поиздевавшись над ней и нередко отобрав жилплощадь, приведя на нее свою настоящую, этническую, семью. Кавказская женщина в их менталитете - человек второго сорта (хотя мать почитается безусловно), русская - вообще не человек. Свою моноэтническую семью южане, позволяя себе невесть-что на стороне, а в особенности с "неверными"; обычно не бросают и содержат при неработающих женах. Зато их девушки не завязывают интимных отношений с русскими, за такое проклянут и от общины отлучат, а то и вовсе убьют свои. Кавказцы рядом с девушками-славянками - картина, привычная для наших городов. А много ли вы видели их женщин с нашими ребятами? (Такая же ситуация, заметим в скобках, была в конце советской эпохи и с африканцами: чернокожие мужчины всегда находили себе белых женщин, зато приезжавшие к нам негритянки практически никогда не вступали в любовные отношения с нашими парнями.)

В традиционном обществе женщина - хранительница устоев, главных основ жизни. И когда в массовом порядке, нравственно и социально, разлагается женское сообщество, наступает конец этносу, нации.

Мы не говорим здесь о межэтнических - браках: усиливающиеся процессы глобализации мира ведут к увеличению их числа. Такие смешанные браки, по наблюдениям этнопсихологов - редко оказываются удачными именно из-за несходства культур. Мы говорим сегодня о межэтническом сексе в нынешних российских условиях, когда типичными становятся растление женщин титульной национальности пришельцами, массовое рождение случайных детей, обреченных на безотцовщину и - часто - на круглое сиротство, сломанные женские и детские судьбы. Какая конструктивная работа здесь возможна? Понятно ведь, что запретить тут ничего нельзя. Однако секс-терроризм, менее наглядный, чем физические взрывы и убийства, по своим разрушительным последствиям страшнее их.

Соблазняют и бросают женщин мужчины разной национальной и этнической принадлежности. Но этнически принятой и одобряемой моделью массового поведения это стало только у нас и только сегодня. А потому не уставайте говорить своим сестрам, дочерям и внучкам глупым нашим Таням, Машам и Дашам: будьте осторожны! Будьте осторожны, девочки! Ваш прекрасный принц в один непрекрасный момент может обернуться к вам звериной рожей! Человек, выросший в родоплеменных традициях, видит в вас предмет для удовлетворения животного вожделения и средство уничтожения врага - вашего, моего, нашего народа, генофонда нации. Пожалейте хотя бы собственные юность, чистоту и будущее, не отдавайте их на откуп всяческой швали.

...А Таня, с которой я начала рассказ, превратилась в ярую ненавистницу кавказцев, не желающую трезво смотреть на вещи и понимать свою вину в случившемся с нею. Свое дитя она не оставила в роддоме, но относится к нему двойственно: в нежном личике Вари явственно проступают южные черты... Так появляются матери, ненавидящие собственных детей, и воспроизводится национальная рознь. А вы чего хотели?

К началу страницы

Norena, СПб
БЫЛЬ ОБ ИЗЛИШНЕ ТОЛЕРАНТНОЙ ДЕВУШКЕ, ЧАСТЬ 1

Источник: форум газеты "Комсомольская правда"

Есть у меня одна знакомая, назовем ее Люба. Очень романтическая девушка. И наполнена гуманистическими идеями. И как-то случилась в личной жизни у неё неприятность - рассталась со своим молодым человеком. Но долго не куковала в одиночестве (ибо ее природа пустоты не терпит) и познакомилась на рынке с очаровательным брюнетом из Азербайджана. А спустя какое-то короткое время приволокла к себе его жить, ибо владеет Люба однокомнатной квартирой напротив Правобережного рынка СПб и живет там в гордом одиночестве. Причем девушка она у нас приличная, работает в салоне красоты, не курит, а тем более не пьет и не употребляет наркотики.

Мы, дураки нетолерантные, узнав про это, стали ее наперебой стыдить, увещевать и уговаривать как можно скорее все это дело прекратить и выгнать брюнета обратно. "Как ты можешь! - говорили ей мы, -с этим вот существом! Не стыдно тебе?" - "Ну что вы, - говорила толерантная Люба, -он же такой же как и мы! Он же человек! Вот у него женится старший брат в Азербайджане, а потом, может, и мы".

"Да это понятно, что он гомо сапиенс, - возражали ей нетолерантные дураки, - а как же менталитет-то, не спишешь ведь? Да и не женится он на русской. Ему твоя квартира нужна, ибо работа напротив, да, пардон, дырка бесплатная. - "Посмотрим, - говорила Люба, гневаясь, - жизнь покажет".

И жизнь, действительно, показала. Первый месяц совместного жития прошел в стиле песни "Восточные сказки". Он днем работал, ночью драл Любу как Тузик грелку, а потом с гор спустилась часть родни вместе с недавно женившимся братом и приехала в гости.

Причем родня не городская, а самая что ни на есть деревенская (или аульская). Приходит Люба домой с работы, а там... Совместно с одной из женщин приготовила она стол, накрыла и приготовилась было уже разделить трапезу с родней, да не тут-то было. Милый сожитель, еще только неделю назад кормивший ее рахат-лукумом, выставил ее на кухню.

А потом и объяснил некоторые национальные взгляды, касающиеся вопросов феминизма.

Родня гостила в гостях у Любы примерно неделю, все это время в свободное от работы время Люба жила по принципу "прими, подай, пошла вон". Даже женщины на нее смотрели как на недочеловека.

Спустя неделю родня снялась с места и подалась куда-то (квартира маленькая, а то бы остались с удовольствием). Спустя еще неделю Люба нашла в себе силенки и, периодически срываясь на крик, выставила горного орла из своей квартиры. Как она сама потом рассказывала, неделю она ждала, что "он станет прежним, что это он перед родственниками так себя вел, это у них так принято". Не стал.

Получив такую прививку, наша Люба утратила большую часть толерантности и изрядную долю романтизма. Теперь иначе как "черные", а бывает и похуже, этих товарищей с рынка не называет.

И личная жизнь наладилась. Нашла себе спутника жизни. Живет теперь с ним. С русским.

1 марта 2006г.

К началу страницы

БЫЛЬ ОБ ИЗЛИШНЕ ТОЛЕРАНТНОЙ ДЕВУШКЕ, ЧАСТЬ 2

В ответ на вышеизложенное сообщение добрый знакомый хозяина сайта "Русколань", человек во всех смыслах честный и порядочный, прислал своё невесёлое повествование. По известным причинам он просил не называть его имя. Но Вы, уважаемые читатели, можете всецело доверять правдивости рассказа этого человека.

А вот моя тётка отделалась не так легко, как героиня предыдущего поста. Суть в том, что у неё была настолько шикарная внешность, что подкатывались к ней лишь крутые, а нормальные парни просто трепетали от такой роскошности и обходили её стороной.

Долгое время она всех отбрасывала и предпочитала оставаться в гордом одиночестве, нежели связать свою судьбу с человеком, недостойным её.

Один студент арабского происхождения ухлёстывал за нею целых три года. И она посылала его ко всем чертям, потому что полученное воспитание не позволяло ей принимать его всерьёз.

А потом вдруг как-то так случилось, что она внезапно сломалась. Взяла и внезапно согласилась на его предложение. Мать плакала и умоляла её не делать этого, старший брат тоже просил её одуматься. Ничто не помогло.

Потом была шикарная свадьба в самом лучшем ресторане нашего города. Год тогда был 1986 и эти несколько тысяч долларов, выброшенные только на это торжество, производили очень сильное впечатление.

После этого они поехали на Средиземное море показываться родственникам мужа. Все были в полном восторге от потрясающей голубоглазой блондинки, но сказали: ты должна принять ислам, чтобы мы тебя могли уважать. Она сказала: конечно, я его принимаю! Тогда они сказали: ты должна принять новое имя, слово "Татьяна" - непонятно для нас. И стали ей предлагать на выбор новые имена - одно красивее другого, но - арабские. Нервы у неё не выдержали, и она расплакалась. И сказала: мне папа с мамой дали моё имя, и я не хочу от него отрекаться! По настоянию мужа они все отвяли от неё и заткнулись.

Но перед отъездом в Советский Союз отец мужа подошёл к моей тётке и сказал: ты едешь в Россию, в следующий раз, когда будешь возвращаться оттуда, привези нам оттуда много денег, нам очень нужны деньги! А мама у неё была простым инженером-экономистом. А папа давно лежал в могиле - из-за фронтовых ран умер слишком рано. Да и брат (мой отец) много не зарабатывал.

Потом они вернулись в Советский Союз, и её муж доучился последний оставшийся ему год.
 
Всё это время он проворачивал какие-то коммерческие операции с привезёнными оттуда шмотками и магнитофонами. Это приносило доход и, видимо, не маленький. Моя тётка ходила в золоте и в драгоценностях вся с ног до головы. Она сама что-то покупала и продавала, хотя у нас в роду никто никогда ничем подобным не занимался. На нас на всех она теперь смотрела свысока и давала понять, что мы люди не её круга. Моего отца оскорбляла и унижала, а тот, боясь огорчить мать, не решался ответить ей так, как она того заслуживала. Всё-таки младшая сестра, которую он когда-то нянчил и водил в школу.

И потом они уехали туда насовсем. Поезд Москва-Париж. Из Парижа они добрались до Ниццы, а оттуда сделали красивый круиз по Средиземному морю.

Живя там, она вскоре превратилась в тупую толстую корову, хотя до этого была очень образованным человеком. Муж стал важным чиновником. Живут сейчас они по тамошним меркам в роскоши. Хотя, по российским - не такая теперь это уже и роскошь: два двухэтажных дома в разных местах страны и какие-то машины.

Когда они приезжают в Россию они долго ужасаются нашей дороговизне. Но при этом каждую ночь её муж идёт по проституткам! По сравнению с арабскими проститутками любая наша девица - красавица. Тем более, что многие наши дуры готовы переспать и бесплатно!

Её дочери (голубоглазые блондинки, у нас очень сильная наследственность) чувствуют себя изгоями среди тамошних смуглых и негров. Но, несмотря на ангельскую внешность характер у девчонок - арабский. Ведут себя у нас в гостях по-хамски, дерзко, ничего не стесняясь. Тётушка каждый раз им говорит: девочки вы тут не в гостях, вы у себя дома. Они это так и понимают.

Помню моей сестре было тогда 10 лет. Она сидела за столом и рисовала картинку. Одна из девчонок долго стояла рядом и наблюдала за эти делом. А затем схватила картинку, скомкала её, с диким хохотом сунула её в лицо моей сестре и радостная убежала. А сестра сидит и тихо плачет, хотя девчонка и младше её на 5 лет. И мы все растерялись от изумления, нам и не пришло в голову набить ей хотя бы задницу за это.

Долго не мог понять, почему мои двоюродные сёстры с трудом говорят по-русски. Недавно узнал, что вторая жена её свёкра, злобная толстая негритянка, запретила ей воспитывать детей. Пока девчонки были грудными, моя тётушка общалась с ними лишь на время кормления, потом у неё детей забирали. И так было несколько лет, пока муж не ушёл от родственников и не купил себе сначала один собственный дом, а потом другой!

Тётушка моя сейчас окончательно поглупела и отупела. Говорит только плачущим и визгливым голосом (от постоянных побоев и унижений она голос потеряла), но она по-прежнему вся в золоте и в драгоценностях, а её презрение к нам не знает никаких пределов. Пожалуй, это уже и не презрение, а лютая ненависть.

Количество гадостей, которые она сделала моему отцу и всей нашей семье, не поддаётся никакому описанию. То, что она делала это всё по поручению своего муженька, ничуть не снимает с неё ответственности. По идее, они за всё это должны были бы сидеть в тюрьме. Но это отдельная тема, и я не хочу об этом рассказывать.

Не так давно умерла моя бабка, и отец только после этого решился твёрдо сказать этой семейке, что он их больше никогда не пустит к себе на порог.

Очень надеюсь, что мы их больше никогда не увидим..

3 марта 2006г.

К началу страницы

Ольга Газизова (regenta)
"Ты мне помоги, сестра!"

Источник: Живой журнал автора regenta

Люба работала в столовой для гастарбайтеров. В сущности, благодаря ним, гастарбайтерам, худо-бедно и существовал их великорусский город. Раньше столовая гастарбайтеров была столовой ПТУ при текстильном комбинате. Потом не стало ни комбината, ни ПТУ. Зато местный предприниматель, Олег Игоревич, человек весьма набожный, строитель и благоукраситель собора, в котором она была прихожанкой, занялся чрезвычайно выгодным и, что называется, социально-полезным делом: объезжая места скопления ищущих работу гастарбайтеров, он намётанным глазом, как рабовладелец, отбирал среди них самых крепких, загружал их в автобус, всегда сопровождавший его сверкающий джип, и отвозил сюда, в их город. Потом их размещали в общежитии, где вместо коек были нары, как в тюрьме, потом люди из окружения Олега Игоревича раздавали им наряды, и они работали. Кто-то катал асфальт, кто-то работал на переработке мусора, кто-то - трактористом на полях бывшего совхоза, а ныне - акционерного общества, принадлежащего хрен-знает-кому.

В городе их не любили и называли "чурки нерусские", хотя чурки нерусские жили тихо, держались особняком и драк не устраивали. Да и, в общем, им было не до этого. Ненормированный рабочий день, сами понимаете.

На самом деле чурки нерусские подразделялись на узбеков и таджиков, и Люба довольно быстро научилась отделять одних от других. И, научившись, недоумевала, отчего это другим все они кажутся на одно лицо, если и выглядят, и говорят между собой они по-разному. Вот, например, русские отличаются от украинцев, но, однако же, их, тех и других, никто не называет чурками славянскими...

Про гастарбайтеров рассказывали всякие ужасы. Особенно то, что они очень падки на местных женщин и что в этом смысле для них нет преград. Если что, так они просто зарЭжут. Но к Любе никто из них не приставал, хотя она была молодой и хорошенькой. Ну, она и перестала бояться. Люди как люди, в конце концов. Только грязные и пуганые. Рабы, в общем-то, чего скрывать... "Ишь, приехали, чурки нерусские... Чего дома-то не сидится?" Потому что дома нет работы и, соответственно, денег, вот чего. А здесь работа есть - грязная и тяжёлая, но они радуются и ей. Потому что если бы не было этой работы - так непонятно, на что бы тогда жили их жёны и дети, к которым гастарбайтеры, как правило, приезжают поздней осенью, чтобы снова уехать ранней весной. А всё это вместе называется трудовой миграцией или, по-старинному, отхожим промыслом.

Примерно об этом ей на ломаном русском и рассказал Нурали - единственный из них, кто с ней разговаривал. Нурали был родом из Намангана, бывшей Узбекской ССР. В Намангане у него была жена, четверо детей, старики-родители и две незамужние сестры. А здесь, в городе и окрестностях, Нурали катал асфальт и остальное время, пять часов в день, спал на третьем ярусе нар. И, в общем, был доволен.

"Вам, наверное, жарко?" - простодушно спросила его Люба, когда у них в городе было тридцать. "Нет, ничего, - ответил он, - совсем не жарко. У нас сейчас сорок пять. - А потом добавил непонятное: - Чилля".

Люба не поняла, что такое чилля, но переспрашивать постеснялась.

А однажды в субботу Люба встретила Нурали на улице. Он сидел на корточках около своего катка и печально смотрел ему под брюхо. "Что-то случилось, Нурали?" - спросила она. "Совсем плохая машина, сестра, совсем плохая. Я им говорил: скажите хозяину. Тут половину деталей заменить нужно. Я чинил, как мог, но теперь уже не ходит, совсем плохая. Машина не ходит, норму не выполню. Норму не выполню, денег не получу. Денег не получу - что мои дети будут кушать?"

Люба печально улыбнулась и спросила: "А у тебя хорошие дети, Нурали?" - "Хороший, Люба, хороший". - "А жена?" - "Хороший, Люба, хороший". - "До свидания, Нурали".

Он встал с корточек и, стоя от неё в стороне и внизу, на проезжей части, сказал, не поднимая глаз: "Только не обижайся, сестра, не обижайся. Помоги мне".

"Я не умею чинить машину", - удивилась Люба. "Да нет... - он помолчал. - Я тут уже давно у вас работаю. Жена - там, я - здесь. Тяжело мне. Женщина нужна. Не обижайся, сестра, помоги. Если сможешь. Если захочешь. Очень прошу".

Люба покраснела, а потом быстро пошла вперёд. "Ужас какой, - думала она. - Чурки нерусские".

Дома за ужином она почти ничего не ела, хотя бабка ей подкладывала на тарелку то того, то другого. А потом она расплакалась. Бабка встревожилась. "Бабуль, ну ты скажи... Я к ним так хорошо отношусь, кормлю их, а они..." И Люба всё рассказала.

Бабка покачала головой. "Когда я овдовела, мне было двадцать пять. И трое детей. И ни души вокруг. И вот так - до семидесяти. И никому ничего не скажешь, я же не мужчина. Хотя, конечно, думала: "Хоть кривого, хоть горбатого". А тут - Нурали. Простой человек: что думает, то и говорит. Не обижайся на него. Не обижай. Понять его можно. Ох, как можно".

Бабка помолчала и добавила: "И вообще, внучка, война..."
- Какая война, бабушка? Мирно всё.
- Война, внучка, война. Всех против всех. И все мы в ней - кто убитые, кто раненые...

К началу страницы

Игуана
ПРО ДАМ И НЕ ДАМ
(ОТВЕТ ОЛЬГЕ ГАЗИЗОВОЙ)

Источник: Живой журнал автора iguanodonna

Я думаю, все уже читали очередное творение Regenta "Ты мне помоги, сестра!". В комментах, понятно, мнения разделились - либеральномыслящая часть жж-социума восторгается "ах, как прекрасно, ах, как верно!", мыслящая часть того же социума высказывает яркое неодобрение.

Я позволю себе рассмотреть данное произведение не с общечеловеческой и не с антитолерантной, а исключительно с бабской точки зрения.

Итак, почему мне лично не нравится ситуация, описанная в этом рассказе.

Его суть вкратце можно изложить так: некий мужчина предлагает некой барышне переспать с ним, барышня категорически отказывается, а бабушка барышни, к которой та бросилась за утешением, объясняет, что ничего страшного не случилось и мужчину вполне "можно понять". Так вот, дорогие товарищи, понять-то этого мужчину может быть и можно, но вот оправдать - никак нельзя. Поскольку свое предложение он делает не потому, что именно эта девушка ему очень нравится, а потому, что ему просто хочется потрахаться. Все равно с кем. На проститутку, оказывающие такие услуги, у него нет денег, поэтому он не считает зазорным обратиться к обычной барышне - он же "простой человек", "что думает, то и говорит".

Боже, как же я ненавижу это выражение - "простой человек"! Почему, с какой стати примитивность, грубость и элементарная невоспитанность, которые так любят называть простотой, может служить оправданием гадких поступков? Да, он стоит на остановке и прилюдно чешет яйца, отпихивает с пути ковыляющую старушку с присказкой "куда прешься, старая б...ь", дает пинок уличному коту - ах, умиляется интеллигенция, он же "простой", ему можно. Так вот, граждане, "простых" людей не бывает - простые у нас только амебы, как говорили Стругацкие, - а бывает обычное хамство. Которое надо пресекать.

Но вернусь к рассказу. Интеллигенция недоумевает - а что, собственно, произошло-то? Ну, объяснил ситуацию - жена далеко, денег нет, спермотоксикоз - предложил переспать, чего тут такого-то? Да абсолютно ничего, если не считать того, что это глубокое оскорбление. Сохранилось еще, понимаете ли, у отдельных девушек и женщин понятие женской чести. Эти отсталые дамы до сих пор не хотят рассматривать себя только как ходячее влагалище, требуют какого-то уважения к себе, морщатся, слыша матерщину, и - во дремучие-то! - не считают, что спать со всеми подряд - это признак раскрепощенности и свободы. И когда с такими женщинами пытаются обращаться, как с проститутками, это их почему-то глубоко ранит.

Постараюсь пояснить на личном примере: лет десять назад мы с мужем и приятелем собирались вечером поехать поплясать в какой-то клубешник. Мужики направлялись туда прямо с работы, а меня должны были забрать по пути. И вот, когда я мирно ждала их на перекрестке, рядом остановилась машина и водитель что-то мне сказал. Я, естественно, подошла к нему - мне показалось, он хочет спросить, как куда-то проехать. Но я услышала от него совершенно другое: "Сколько?". Я непонимающе похлопала глазами. Тогда он уточнил: "Сколько за минет?". Знаете, товарищи, лучше бы он вылил на меня ведро помоев. Поскольку ощущение это передать невозможно - оно непереносимо: смесь растерянности, унижения, боли, гнева... Я отнюдь не кисейная барышня, не оплот нравственности и не ханжа, но я плакала.

Поэтому я прекрасно понимаю, что испытывала девушка из рассказа. И вот почему меня мутит, когда интеллигентствующие особы пытаются мне доказать, это все фигня, дело житейское - ну, попросил Багдасарян Сашу Иванникову отсосать, ну, попросил Нурали Любу с ним переспать - чего тут кошмарного, ну отсосала бы, ну переспала бы - чай, не барыни, чего кобениться-то. Ошибаетесь, как раз барыни. Потому что внутреннее достоинство и нравственная чистота от места работы и профессии никоим образом не зависят - они либо есть, либо их нет. И именно поэтому бывшая секретарша Иванникова и девчонка из столовой Люба - Дамы, а вот одна сценаристка и одна литератор - увы.

МАРА М.
Ходжа объясняет правоверным
как решить проблемы спермотоксикоза
(ОТВЕТ ОЛЬГЕ ГАЗИЗОВОЙ)

Источник: Живой журнал автора beansi

Проходя по базарной площади, Ходжа Насреддин увидел толпу убелённых сединами старцев, побивавших камнями пожилую сморщенную тётку. Присмотревшись, Ходжа узнал в ней одну известную графоманку, прославившуюся своими бредовыми порнографичесими сочинениями. Не привязывая своего ишака, Ходжа Насреддин бросился к толпе.

- Что случилось, за что вы бьёте её?! - возопил он.

В этот момент один из камней угодил тётке в район бикини, и она завизжала как недорезанная овца.

- За блядство, – спокойно отвечали старцы, не прерывая своего занятия – она «помогала» каждому, кто просил её о сексуальных услугах, не брезгуя ничем и никем. Похоть её и фантазия не знала границ, несмотря на почтенный возраст. И Нурали, и Толики, все ходили к ней, и она не отказывала никому. Теперь это стало известно, и она будет наказана.

- Нимфоманка старая – подумал про себя Ходжа, вслух же сказал: Аааа, ну это другое дело. Блядство должно быть наказано. Он наклонился, подобрал с земли пару булыжников потяжелее и тоже кинул в тётку.

- А зачем все эти почтенные люди ходили к ней? – спросил он, озадаченный. – Ведь немолода она, да и ведь от такой не ровен час заразишься нехорошей болезнью.

- Спермотоксикоз, - ответствовали старцы, продолжая прицельно метать камни. – Тяжело без женщины,жениться – калым платить – денег нет, вот и кидаются на кого попало. А эти «сёстры» и рады стараться.

- Глупые и неотмеченные печатью мудрости люди, - ответствовал Ходжа. – Разве не знают они, как легко и разумно решать эту проблему?

И ласково потрепал по шее любимого ишака.

Валентина провела в плену 24 года

Источник: Комсомольская Правда в Белоруссии, www.minsk.kp.ru

20-летней девушкой белоруска уехала в Туркмению за одурачившим ее женихом


Сегодня Валентина Важник проходит курс реабилитации в минском Доме милосердия. Здесь покой и тишина. Рядом лес. Постороннему человеку проникнуть к Валентине практически невозможно. В регистратуре незнакомым людям о ней не дают информации: "Как, говорите, фамилия? У нас такой пациентки нет".

Но по телевидению прошли репортажи о том, что Валентине, спасенной при помощи белорусской милиции из туркменского плена, вручили новый белорусский паспорт. Нам удалось поговорить с Валентиной по телефону. Ее эмоциональное состояние считывалось даже по голосу.

- Я не хочу больше об этом вспоминать, после этих репортажей по телевизору у меня поднялось давление и сейчас голова болит... Я хронический гипертоник.

- А у вас есть семья? Кто у вас в Беларуси остался?

- Нет у меня семьи. Я не хочу ничего больше говорить. Хочу все забыть.

Подробности этой истории "Комсомолке" рассказали в Департаменте по гражданству и миграции МВД Беларуси. В восьмидесятых годах после окончания кулинарного техникума Валентина работала в одном из ресторанов Минска. Там и познакомилась с парнем из Туркмении, который, как говорит сама Валентина, пользуясь ее чувствами, обманул девушку. Заезжий туркмен пригласил 21-летнюю Валентину погостить на месяц в Ашгабад. Юная и влюбленная, она и не заподозрила подвоха. Но чуть ли не у трапа самолета возлюбленный забрал у девушки паспорт, и дома белоруску встретили не потенциальные свекор со свекровью, а деловые и расчетливые люди, которые сдавали девушку за деньги в качестве кухарки и домашней помощницы в другие семьи. То, что надо быть послушной, Валентине объясняли очень жестоко. Свидетельство тому - отчетливый шрам на ее лице. Жила Валентина в ужасных условиях. В ее медицинской карточке длинный список хронических заболеваний, которые выявили у пленницы белорусские врачи после освобождения. Что касается сексуального рабства, этот вопрос, как наиболее щекотливый, все пока обходят.

В 2001 году лже-жених пристроил Валентину в семью пожилого мужчины, там у нее случился инсульт. И женщина почти на год утратила всякую способность передвигаться самостоятельно. Ей никто не оказал должной медицинской помощи. Из-за этого злосчастного инсульта Валентина сейчас с трудом вспоминает подробности кошмара, происходившего с ней с 1988-й по 2006 год. По крайней мере, имени своего жениха она еще не назвала. А может быть, напугана настолько, что боится рассказывать то, о чем ей так долго приказывали молчать.

Счастливое освобождение женщины стало возможно по стечению обстоятельств. В 2006 году умер новый хозяин Валентины, и ее выгнали на улицу. Видимо, поставив на Валентине крест еще после инсульта, «жених» перестал опекать ее вплотную. Никаких документов на руках у женщины не было, и она решила обратиться в посольство Беларуси в Туркменистане. В это же время она отправила в Минск первую весточку: письмо своей родной сестре Татьяне. Жива ли сестра, Валентина не знала.

И письмо, и запрос посольства нашли своего адресата. С восьмидесятых годов Валентина считалась пропавшей без вести, поэтому сестра очень обрадовалась, получив весточку от живой Валентины. Департамент по гражданству и миграции произвел идентификацию личности и выдал Валентине Важник свидетельство на возвращение. Международная организация по миграции взяла на себя все остальные хлопоты и формальности.

В Минске Валентина была уже в конце 2006 года. И все это время лечилась. По свидетельству людей, которые общались с Валентиной лично, она вряд ли сможет работать. Сестра готова забрать Валентину к себе.

ОФИЦИАЛЬНО

Этот случай - не единичный

Сотрудник белорусского офиса Международной организации по миграции Татьяна БУГАЕВА рассказала "Комсомолке", что случай с Валентиной не единичный.

- В такую ситуацию попадают и другие люди. Конечно, история с Валентиной беспрецедентна. Но по этическим соображениям мы не имеем права рассказывать о судьбах наших клиентов. Курс реабилитации Валентины рассчитан на четыре месяца.

- А, может быть, в связи со сменой власти после смерти Туркменбаши из Туркменистана хлынул целый поток освобожденных из рабства граждан других стран?

- Нет, такой информацией я не владею. Адреса самые разные.

06.03.2007г., Фото БелТА.


Девушки, помните!

В качестве послесловия

Эти сообщение были оставлены в конференции "Семейный психолог" сайта www.03.ru. Сколько ещё подобных характерных случаев должно произойти, чтобы люди поняли всё то, что было изложено выше..?










В навязывании расового смешения под прицелом непременно белая женщина.


Она хотела бы жить на Манхеттене... и с Деми Мур делиться секретами...
Но вышла замуж она за Асланчика, и теперь грузит арбузы из Нальчика.


Чернильница. Нет выбора позорней.

Материалы по теме:
Для славянских девушек и их родителей, часть 2

Н.Федорова "Охота на белых лебедей или взгляд женщины на русскую проблему"
Женщина в Родноверии. Честь нации в девушках. Рукоделие — важно. И другие материалы
С.Яровой "Слово к барышням"
А.Бирюков "Чем опасно и вредно обращаться к проституткам?", "Чем опасна и вредна порнография?"
Миф "свежей крови" (рассмотрение мифа о пользе межрасового смешения)
Сборник "Межрасовая ситуация в мире глазами СМИ", часть первая
Сборник "Межрасовая ситуация в мире глазами СМИ", часть вторая

 

К началу страницы
 

РУСКОЛАНЬ