Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.



ЮАР: Апартеид наоборот

Источник: "Наше кафе", nashe.orbita.co.il.

Все мы прекрасно помним, как мировая пропаганда рассказывала нам об ужасах расизма и апартеида в далекой южноафриканской стране, о справедливой борьбе Африканского национального конгресса во главе с Нельсоном Манделой за равноправие и мир. Пришедшие к власти в США и России либералы вкупе с международной элитой приветствовали крушение апартеида и приход к власти правительства, избранного темнокожим большинством. Могли ли мы тогда знать, что может быть правительство и похуже белого "расистского", и что многие проблемы не только не исчезнут, но станут носить почти апокалиптический характер.

СНАЧАЛА НЕМНОГО ИСТОРИИ

В 1652 году голландские и другие европейские переселенцы (их потомки стали называться бурами) основали первое поселение на месте современной ЮАР — Капскую колонию. Благодаря трудолюбию, высокой культуре земледелия и производства, буры за короткое время превратили ее и прилегающие территории в цветущий сад. В 1806 году англичане захватили Капскую колонию, вытеснив буров на север — в провинцию Наталь. Но в 1843 году Великобритания аннексировала и Наталь, буры вынуждены были основать еще севернее два независимых государства — республику Трансвааль и Оранжевое Свободное Государство. В конце XIX века на территории современной ЮАР были разведаны несметные запасы золота и алмазов. Вдохновляемая международными корпорациями Великобритания развязала кровопролитнейшую Англо-бурскую войну (1899-1902), применив впервые "новшества" в ведении войны — тактику "выжженной земли", разрывные пули, геноцид негритянского населения. Не выдержав натиска 250-тысячного экспедиционного корпуса, буры капитулировали. На шестьдесят лет страна стала британской колонией. Нелишне вспомнить, что русская общественность начала прошлого века была на стороне буров, многие отправились на далекую войну добровольцами, в том числе известный думский деятель Гучков. Но страсти постепенно улеглись, и в 1961 году буры и потомки англичан провозгласили независимое государство.

Буры задолго до англичан основали Кейптаун, Преторию, Блюмфонтейн и многочисленные поселения и фермы, англичане же принесли в страну крупное промышленное производство. К 80-м годам ХХ века ЮАР заняла лидирующее место в мире по добыче золота, платины, хромитов, марганца, сурьмы, алмазов, по производству окиси урана, чугуна, алюминия. Развитое сельское хозяйство позволило осуществлять экспорт сельскохозяйственной продукции во многие страны. Образование и медицина заслуживали самой высокой оценки. Великобритания принесла правовую систему, закрепившую собственность белых фермеров на земли сельскохозяйственного назначения.

Критикуемая мировым сообществом политика апартеида представляла собой достаточно жесткое разделение белого и черного населения во всех сферах жизни. При этом основывалось оно не только на расистской политике белого меньшинства, но и на нежелании многих представителей негритянского населения интегрироваться в политическую и экономическую жизнь страны, принимать язык, культуру и религию белого населения. Но во второй половине прошлого века негритянское население получило мощного союзника — мировое сообщество. На белое правительство оказывали беспрецедентное давление как Советский Союз, боровшийся за права притесняемых во всём мире, так и мировая капиталистическая закулиса, стремившаяся перераспределить в свою пользу колоссальные доходы от добычи полезных ископаемых. Щедро финансируемые из-за рубежа темнокожие боевики из Африканского национального конгресса и ему подобных организаций развернули активный террор, жертвой которого стали тысячи южноафриканцев.

Под давлением политических и экономических санкций президент де Клерк, "африканский Горбачев", начал проводить капитулянтскую политику в те же годы, когда разваливался СССР. Передав власть Нельсону Манделе и его соратникам, де Клерк получил Нобелевскую премию и сделал Европу своим вторым домом.

Непродуманные реформы (как и в СССР) привели к децентрализации: страна потеряла контроль над сопредельными зависимыми территориями — Намибией и Южной Родезией. Начались неконтролируемые миграционные потоки, из соседних беднейших государств в ЮАР хлынули миллионы негров, началось активное переселение темнокожего населения из бедных пригородов и провинций в мегаполисы. При этом белое население вытесняется в пригороды и сельские районы. Белое население практически покинуло центр Претории — города, который возводился бурами. Некогда цветущий университетский район Санни Сайд после вытеснения белого населения превращается в новый Гарлем.

Начался отток коренного белого населения из страны, началась естественная убыль населения. За пятнадцать лет численность белого населения сократилась с более чем пяти миллионов человек до менее четырех миллионов.

Лучшая на континенте система высшего образования разрушается. Вводится "апартеид наоборот" — система жесткого квотирования негритянского населения: даже если есть места, белый не имеет доступа к государственному образованию. В отместку "старому режиму" в классы одного уровня набираются разновозрастные ученики, в старших классах за одной партой могут сидеть дети и взрослые. Учащиеся, подчас из самых дальних селений — практически безграмотные. Но согласно принятой на 2005 год программе образовательного стандарта, на следующий уровень можно переходить, даже если экзамен за предыдущий уровень провален (!). Белые выпускники высшей школы, опять же по причине квотирования рабочих мест для черных, не могут найти работу по специальности и вынуждены в массовом порядке искать лучшей доли в Европе, Америке, Австралии.

Еще одна вселенская беда — разрушенная система здравоохранения. Лучшие академические больницы Претории постепенно приходят в упадок. Повсеместно грязь, антисанитария, недостаток медикаментов. Вследствие такого попустительства и откровенного наплевательства властей на здоровье нации, средняя продолжительность жизни в ЮАР упала до 34-35 лет.

Налицо общий упадок в экономике (за исключением добычи и экспорта природных ископаемых), разрушаются дороги. В таких районах, как этот, туристам бывать категорически не рекомендуется: риск нарваться здесь на серьёзные неприятности равен 100% Система правопорядка деградирует. Белые сотрудники вынуждены в массовом порядке оставлять службу. Новые сотрудники набираются подчас по критерию преданности новым властям, а не по принципу профессионализма. Подчас "стражи закона" — недавние террористы АНК и других "освободительных" организаций. Неверно думать, что черное большинство однородно: каждая из 14 народностей имеет политические амбиции, межнациональные отношения напряжены, действуют этнические вооруженные формирования.

Последние объединены ненавистью к белому населению, но недолюбливают и друг друга, уровень межэтнических столкновений позволяет вести речь о вялотекущей гражданской войне. Тем не менее, АНК беспокоят лишь набранные из фермеров отряды белой самообороны, хоть как-то защищающие места компактного проживания белого населения. Там, где самообороны нет, "неизвестные" вырезают белое население целыми семьями и общинами. Уровень преступности в 45-миллионной стране ужасен: в прошлом году погибло более 18 тысяч человек. Многие из этих преступлений направлены явно против белого населения. За прошлые годы были последовательно взорваны три принадлежащие военным здания рядом с "белой" школой. 58 человек погибли. Убийства фермеров поражают немыслимой жестокостью, словно какие-то первобытные, дикарские силы направляют руки их убийц. Случай убийства 14 человек в провинции Макаду успешно "замят" властями. Начинается политика реституции: власти за копейки предлагают белым фермерам продать их землю, т.к. сто лет назад она принадлежала (якобы) местным племенам. В соседнем Зимбабве не предлагают и копеек, фермеров силой изгоняют с их земель.

Впрочем, правительство — подстать "гражданам". 70% членов парламента привлекались ранее к уголовной или административной ответственности. Такие власти предпочитают не замечать криминальный беспредел, фактический геноцид белого населения.

В семейном кругу. Президент Зума – зулус, его народу присуща полигамия. У него восемь жён, пять – официальных. Бюджет страны, предусмотренный на содержание жён, составляет более $2 млн. Добавим, что международное сообщество закрывает глаза на вопиющие факты дискриминации белого населения в ЮАР. Правозащитники довольны тем, что строится еще одна "демократия", а транснациональные компании легко находят общий язык с новым правительством по вопросам превращения страны в очередной "сырьевой придаток". Попытки белого населения заявить о своих проблемах тонут в гневных и таких знакомых нам речах о "расизме", "фашизме", "антидемократизме".

Белое население ЮАР столкнулось с проявлением политики "двойных стандартов". Почему Израиль имеет право отделиться от культурно и религиозно чуждого ему народа Палестины бетонной стеной? Почему Соединенные Штаты возводят заградительную полосу на пути мексиканских незаконных мигрантов? Почему албанское население Косова отделили от Сербии? И почему белое население ЮАР не может иметь даже статус автономии?

Искусственно навязанные принципы "мирного сосуществования", "либерализма", "мультикультурности" ведут ЮАР к катастрофе.

Большинство жителей в Южной Африке живут относительно богато и даже шикарно, но при этом количество белых бедных увеличивается с каждым днем и стабильно, особенно в последние 15 лет. По данным исследователей, около 450 000 белых существуют за чертой бедности, а 100 000 – пытаются хоть как-то выжить в таких местах, как Коронейшен парк – это бывший лагерь, где проживают 400 скваттеров. Африкандеры, которые раньше процветали, сегодня живут на краю общества, они сами называют себя «жертвы обратного апартеида», из-за которого они оказались в еще более тяжелом положении, чем все бедное черное население.

Неотъемлемые атрибуты трущоб – это грязь и сигареты, именно так, в трущобах Крюгерсдорпа живут белые. Около 400 белых обедневших землевладельцев населяют эти трущобы. Большая часть из них – это жертвы финансового кризиса. По данным статистики, из 4,5 миллионов белого населения ЮАР, за чертой бедности живет 10%.



Крюгерсдорп располагается в северо-западной части ЮАР, до Йоханнесбурга отсюда 25 км. Компьютера здесь нет, поэтому дети бедных белых играются покрышкой от колеса машины. Крюгерсдорп основал Мартинус Вессел Преториус. Андре Котце и его соседи в трущобе между фургонами и палатками, которые служат им домом. Приготовить еду здесь тоже не всегда есть из чего.

Женщина по имени Леоне Смит готовит на импровизированной кухне обед. Сзади на кровати спит ее сын.

Пункт приёма металлолома. Местный житель пытается отремонтировать машину, надеясь, что она прослужит ему еще пару лет.

Отец, мать и сын курят. Перспективы в жизни для детей, которые вышли из трущоб, здесь очень плохие, в сравнении с детьми из простых семей. Одной из самых главных проблем ЮАР является – безработица. По официальным данным безработных в стране около 28%.

Подруги сплетничают, обсуждая последние новости.

Из школы домой, возвращаются девочки, живущие в местных трущобах. Их родителям хватило денег на школьную форму, а на обувь, к сожалению, уже нет. Типичный местный пейзаж – это мусор на обочине дороги.

Мара Удвестицен(64 года) возле своего жилья, Крюгерсдорп.

В этих хижинах местом сбора всей семьи, классом и мастерской одновременно является кухня. В то время, как мужчина что-то пилит, Рудольф (12 лет) делает свое домашнее задание.

Практически вся жизнь в трущобах проходит на улице. Рейнарда, которому 14 лет, стрижет Вернон Нел.

Привезли пакеты с едой.

Здесь тележки, которые используют для перевозки продуктов, служат, как коляски, для перевозки детей.

Девочка разговаривает с соседом, возвращаясь, домой из школы.

Люди в импровизированной церкви, во время службы.

Семейство Эбботтов в их однокомнатной маленькой хижинке: жена, по имени Эстер вяжет, лежа на кровати, а муж Винсент курит.

Вернон Нел, бухгалтер, проверяет на компьютере свою электронную почту. Компьютер работает от электричества, которое вырабатывает генератор. В интернет он выходит, используя беспроводной модем, его он делит еще с шестью местными жителями.

 Жителям лагеря раздают еду.

Девочка, которую побил отец, плачет в нищей хижине, Крюгерсдорп, 12 марта.

Женщина смотрит через окно из своей однокомнатной хижины в лагере.

ДРУГИЕ ИНТЕРЕСНЫЕ МАТЕРИАЛЫ:
А.Шарий "Нельсон Мандела. Голубь мира с кровавым клювом
Черный властелин. Как чернокожий гангстер принял ислам и стал националистом
Немного расовой ненависти. Как британцы и мигранты учились жить бок о бок друг с другом
Черные и белые. Сергей Бодров - о пресловутой политкорректности
Игры «дикарей»: как Америка провела «самую позорную» Олимпиаду
Фидель Кастро как лидер красной революции метисов против власти белых
Сборник "Межрасовая ситуация в мире глазами СМИ", часть первая
Сборник "Межрасовая ситуация в мире глазами СМИ", часть вторая
 

 

К началу страницы
 



РУСКОЛАНЬ