Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.




Мифы об эволюции


Антидарвинизм как симптом интеллектуальной деградации

Теория эволюции путем естественного отбора была обнародована Чарльзом Дарвином 143 года назад и сразу подверглась яростным нападкам. Хотя многочисленные данные палеонтологии, генетики, зоологии, молекулярной биологии и других наук постепенно доказывают верность учения Дарвина, однако и в XXI в. креационисты пытаются убедить политиков, юристов и рядовых граждан в том, что эволюция — ничем не подтвержденная фантазия. Количество и разнообразие аргументов против эволюции может смутить даже самых образованных и информированных людей. Но все они строятся на неправильном понимании эволюции и умышленном искажении истины.

«Эволюция — только теория, а не научный факт или закон»

Ещё в начальной школе мы «узнаём», что теория в научной иерархической лестнице якобы располагается где-то посередине — между гипотезой и научным фактом. Согласно определению, данному Национальной академией науки США (НАН), научная теория — это «хорошо аргументированное объяснение определённых аспектов развития объективного мира, основанное на фактах, законах, результатах экспериментов и проверенных гипотезах». Таким образом, когда учёные говорят о теории эволюции или теории относительности, они не сомневаются в их истинности. Наряду с теорией эволюции (имеется в виду идея происхождения видов путём естественного отбора) можно также говорить и о факте эволюции. НАН США определяет научный факт как «многократно подтверждённое на практике наблюдение, считающееся "истинным" для всех практических целей».

Древние ископаемые и другие многочисленные свидетельства подтверждают, что организмы со временем эволюционировали. Конечно, никто не наблюдал преобразований организмов воочию, но косвенные доказательства эволюции очевидны и достаточны.

Подтверждение теории Дарвина и самого факта эволюции — далеко не единственная область знания, где учёным приходится оперировать косвенными доказательствами. Так, ни один физик не может воочию увидеть элементарные частицы. Однако ни для кого не оставляет сомнения факт их существования, который подтверждается наблюдением треков частиц в камерах Вильсона. Отсутствие прямых доказательств не делает выводы физиков менее обоснованными.

<...>

«Теория эволюции ненаучна: её нельзя ни доказать, ни опровергнуть. Она основана на событиях, которые никто не видел и которые нельзя воспроизвести»

Исследования эволюции подразделяются на две принципиально разные области — микроэволюцию и макроэволюцию.

Микроэволюция изучает внутривидовые изменения во времени, которые ведут к появлению новых видов. Макроэволюция занимается изменениями крупных таксонов выше уровня вида. Её свидетельства чаще основаны на изучении окаменелостей и сравнительных исследований ДНК для установления степени родства различных организмов.

Сегодня даже большинство креационистов признают, что микроэволюция основана на лабораторных исследованиях (изучение клеток, растений, дрозофил) и исследованиях в полевых условиях (те же вьюрки с Галапагоссов). Естественный отбор и другие факторы — хромосомные изменения, симбиоз и гибридизация — с течением времени могут привести к глубоким изменениям популяции.

Историческая природа макроэволюционных исследований предполагает свидетельства, полученные при изучении окаменелостей и ДНК, а не в результате прямых наблюдений. Тем не менее, «исторические» отрасли науки — геология, археология, астрономия, эволюционная биология — позволяют подтвердить или опровергнуть гипотезы, проверить, не голословны ли они в прогнозах на будущее. Эволюция предполагает, что между самым древним предшественником человека, обитавшим на Земле приблизительно 5 млн лет назад, и появлением около 100 тыс. лет назад особей, анатомически наиболее схожих с современными людьми, существовало несколько видов гоминид. Найденные ископаемые подтверждают и эту гипотезу, и то, что черты гоминидов постепенно утрачивали сходство с обезьяньими. Но никто ещё не находил — и не найдёт — ископаемые «современного» человека, относящиеся к юрскому периоду (144 млн лет тому назад). Эволюционная биология делает и более точные прогнозы, которые подвергаются тщательным проверкам учёных.

<…>

«Всё больше учёных ставят под сомнение истинность теории эволюции»

Тому, что эволюция теряет своих сторонников, подтверждений нет. Возьмите любой выпуск какого-нибудь биологического журнала, и вы непременно найдёте в нём статьи в поддержку эволюционных изысканий. А вот серьёзных научных публикаций, отвергающих эволюционное развитие, вы не обнаружите. В середине 90-х годов XX в. Джордж У. Гилкрайст (George W. Gilchrist) из Вашингтонского университета изучил сотни тысяч номеров разных научных журналов в поисках статей о креационизме, об идее «разумного замысла», но таковых не обнаружил. То же проделала два года назад Барбара Форрест (Barbara Forrest) из Университета Юго-Западной Луизианы. Результат тот же.

<…>

«Разногласия, возникающие даже в среде самих биологов-эволюционистов, доказывают, что эволюция не стоит на твёрдой научной почве»

Биологи-эволюционисты ведут горячие споры по разным поводам: о возникновении биологических видов, о темпах эволюционных преобразований, о родовых взаимоотношениях птиц и динозавров, о том, были ли неандертальцы обособленным видом. Но эволюцию биологии безоговорочно принимают как данность, и никто в ней не сомневается. А что касается споров, так какой учёный может от них удержаться?

<…>

«Если человек произошёл от обезьяны, почему обезьяны существуют поныне?»

Этот часто встречающийся аргумент отражает несколько уровней непонимания эволюции. Первая ошибка — эволюция не говорит, что люди произошли от обезьян. Она утверждает, что и те, и другие имели общих предков.

Хуже, что это глубокое заблуждение равносильно такому: «Если дети произошли от родителей, почему родители ещё живы?». Новые виды возникают как ответвления от уже устоявшихся в результате дивергенции. Популяция организмов отдаляется от основного видового ствола, со временем приобретая такие заметные отличия от него, что уже можно говорить об отдельном независимом виде. Родительские особи при этом могут существовать сколько угодно долго, а могут и вымереть.

<...>

«Второй Закон термодинамики гласит: со временем системы должны становиться более неупорядоченными. Значит, живые клетки не могли возникнуть из неживых химических соединений, а многоклеточная жизнь — из простейших одноклеточных организмов»

Это утверждение — от плохого понимания второго закона. Если бы оно было верно, кристаллы и снежинки также не могли бы существовать, ведь они — сложные структуры, спонтанно формирующиеся из неупорядоченных частиц. На самом деле второй Закон термодинамики гласит, что полная энтропия замкнутой системы (т.е. такой системы, которая не обменивается энергией и материей с окружающей средой) не может уменьшаться. Энтропия — физическая величина, являющаяся мерой беспорядка. Но это сильно отличается от истинного смысла.

Второй Закон, что более важно, допускает уменьшение энтропии в части системы до тех пор, пока в других её частях имеется компенсирующее увеличение энтропии. Так и наша планета — как система она вполне может становиться всё более сложной. Солнце отдаёт ей своё тепло и свет — свою энергию. Энтропия вступает во взаимосвязь с этой энергией. Чем больше эта связь, тем сильнее разбалансированность уровней. Так и простые организмы способны подпитываться энергией и становиться в итоге более сложными, в процессе как бы поглощая другие формы жизни и неживые инстанции.

↪ «Мутация — очень важный элемент в теории эволюции. Но она лишь уничтожает характерные особенности, а новые создать не способна»

Всё наоборот! Биологии известно множество характерных особенностей, присущих точечной мутации, т.е. изменениям определённой позиции в ДНК организма. К ним, например, относится приобретаемая со временем способность бактерий сопротивляться действию антибиотиков. Мутации, возникающие в группе генов Hox, регулирующих развитие у животных, также имеют комплексный эффект. Гены группы Нох определяют, где у животного образуются ноги, крылья, антенны, щупальца. У дрозофил, например, мутация Antennapedia вызывает образование ножек вместо антенн. Эта аномалия не функциональна, но она показывает, что генетические ошибки вызывают появление сложных структур. А естественный отбор в дальнейшем ищет им практическое применение.

<…>

«Никто ещё не видел возникновения нового вида»

Видообразование, возможно, достаточно редкий процесс, иногда он может растягиваться на века. К тому же биологи порой ещё спорят о самом определении нового вида. Наиболее распространённое — особая группа обособленной популяции, способной к размножению. Хотя на практике его бывает сложно применить к организмам, разделённым большими расстояниями, или же к растениям, ну и, конечно же, к ископаемым. Поэтому биологи для определения видовой принадлежности обычно используют набор морфологических и поведенческих признаков.

В научной литературе немало работ с описанием достоверных фактов видообразования у растений, насекомых и червей. В результате проведённых опытов эти организмы попали под различные типы селекции — по анатомическим признакам, брачному пведению, предпочтению мест обитаний. Оказалось, что получившиеся организмы не скрещиваются вне своей популяции. Уильям Р. Райс (William R. Rice) из Университета Нью-Мексико и Джордж У. Солт (George W. Salt) из Калифорнийского университета в Дэвисе отсортировали группу плодовых мушек исходя из их пристрастий к определённой окружающей среде. Наблюдения велись за 35 поколениями. И в итоге — оставшиеся мухи наотрез отказались спариваться с особями, обитающими в другой среде.

«Эволюционисты не могут представить какие-либо "переходные" виды ископаемых, например полуптиц или полурептилий»

Обратимся к палеонтологии. Учёным известно множество примеров ископаемых, промежуточных между разными таксономическими группами. Один из общеизвестных примеров ископаемого в переходной стадии — Archaeopteryx. Оно совмещает оперение с особенностями скелета, характерного и для птиц, и для динозавров. И подобных ископаемых найдено немало.

Есть доказательства происхождения современных лошадей от небольших, не больше кота, «низких лошадок», или Eohippus. Предками китообразных были четвероногие млекопитающие, бродившие по суше. Важным связующим звеном между современными китами и их четвероногими предками были Ambulocetus и Rodbocetus. Изучая ископаемые раковины, можно проследить эволюцию различных моллюсков на протяжении миллионов лет. Более 20 гоминид (не все из которых наши предки) позволяют заполнить брешь между самкой австралопитека Люси и победительницей Miss World 2002.

<…>

Между тем, эволюционисты идут дальше, черпая доказательства своих предположений в молекулярной биологии. У всех организмов более или менее схожие гены, но, как утверждают дарвинисты, структура и продукция этих генов различны у разных видов. Генетики используют термин «молекулярные часы», определяющий временной отрезок. Такие «часы» показывают переходные отрезки на эволюционном уровне.

«У живых существ исключительно сложное строение — и на анатомическом, и на клеточном, и на молекулярном уровне. Будь оно проще, организм не смог бы функционировать. Единственный разумный вывод напрашивается сам собой: живой организм — продукт Высшего Разума, а не какой-то там эволюции»

На этом аргументе выстроены практически все нападки на эволюцию. Но корни их гораздо старше. В 1802 г. теолог Уильям Пейли (William Paley) писал, что если человек найдёт на дороге карманные часы, это значит, что кто-то их обронил, а не то, что они возникли там сами по себе. Проводя аналогию дальше, Пели выдвинул теорию, что такие сложные структуры, как организм человека, могут быть исключительно творением рук Божьих. В ответ Дарвин в работе «О происхождении видов» писал, что силы естественного отбора, опираясь на наследственную изменчивость, в процессе эволюции могут постепенно сформировать сложнейшие органические структуры.

Целые поколения пытаются спорить с Дарвином, ссылаясь на строение глаза, которое остаётся неизменным. Его способность обеспечивать зрение, утверждают они, обусловлена безупречным расположением его составных частей. Естественный отбор не может объяснить эволюцию на примере глаза — какой будет прок, если появится только его половина? Предвосхищая подобные возражения, Дарвин предполагал, что даже неполноценный глаз может приносить пользу — например, помогать ориентироваться на свет. Поэтому он годен для дальнейшего усовершенствования. Биология подтвердила правоту Дарвина: учёные выявили примитивные светоулавливающие органы у животных организмов и проследили их эволюционное развитие до момента возникновения глаз. Кстати, сейчас уже известно, что у разных видов глаза развивались независимо.

«Последние исследования доказывают, что даже на микроскопическом уровне жизнь состоит из такого количества сложнейших составляющих, что просто не может появиться в результате эволюции»

«Непреодолимая сложность» — лозунг Майкла Дж. Бехе (Michael J. Behe) из Лехайского университета, автора книги «Чёрный ящик Дарвина: биохимический вызов эволюции».

В качестве самого доступного примера Бех приводит мышеловку. Любая её часть сама по себе бесполезна, но если будет отсутствовать какая-либо составляющая, мышеловка не будет работать. Всё это, утверждает Бех, можно отнести и к бактериальному жгутику — плетевидной клеточной органелле, движущейся по типу пропеллера. Белки, из которых состоит жгутик, хитроумно объединены в двигательные компоненты, универсальный шарнир и другие структуры, знакомые любому инженеру. Бех настаивает, что нельзя даже предположить возможность происхождения столь замысловатого механизма при помощи эволюционных видоизменений. По словам Беха, речь здесь можно вести только о «разумном замысле». Подобным образом он описывает и процессы свертываемости крови, и другие явления на молекулярном уровне.

У биологов-эволюционистов есть ответы на все его возражения. Во-первых, существуют жгутиковые микроорганизмы, которые устроены намного проще тех, что описывает Бех. Хитроумные компоненты жгутиковых имеют предшественников. Фактически механизм жгутиковых очень похож на тот, которым пользуется Yersinia pestis, бактерия бубонной чумы, для впрыскивания токсинов в клетки организма. Дело в том, что составные части жгутика, которые Бех считает бесполезными вне целого, могут выполнять множество функций, помогая тем самым процессу эволюции. Эволюция заставляет отбирать и реконструировать их самые сложные компоненты, предназначенные ранее для других целей. Схожим образом механизм свертываемости крови выбирает сложные белковые модификации, первоначально использовавшиеся при пищеварении. Так считает Рассел Ф. Дулиттл (Rassel F. Doolittle) из Калифорнийского университета в Сан-Диего.

Джон Ренни
Бюллетень «В защиту науки» № 2, 2007. Стр. 114-124.

«Мифы об эволюции человека» Александра Соколова

Источник: vozduh.afisha.ru/books, 24.04.2015г.

В своей новой книге главный редактор сайта Antropogenez.ru Александр Соколов последовательно и подробно разоблачает самые распространенные мифы об эволюции человека. «Воздух» публикует отрывок с его разбором четырех мифов о Дарвине.

Миф №13
Главная идея Чарлза Дарвина — что «человек произошел от обезьяны»

Именно за это Дарвина клеймили больше всего: выводили в образе обезьяны на злобных карикатурах, предавали анафеме в религиозных журнальчиках. Однако идея об обезьяньих предках человека принадлежит не Дарвину. Об этом почти ничего не говорится в его главной работе — книге «Происхождение видов путем естественного отбора», и вовсе не в этом заслуга великого натуралиста.

Мысль о том, что предком человека является древняя обезьяна, за полвека до Дарвина высказал другой отец биологии — Жан Батист Ламарк, автор первой законченной теории эволюции. В своей книге «Философия зоологии» в 1809 году (год рождения Дарвина!) Ламарк пишет:

Допустим, в самом деле, что какая-нибудь порода четвероруких — вернее всего, совершеннейшая из них — отвыкла в силу тех или других внешних условий или по какой-нибудь иной причине лазать по деревьям и цепляться за ветви задними конечностями наряду с передними; допустим далее, что особям такой предполагаемой породы приходилось в течение целого ряда поколений пользоваться задними конечностями только для ходьбы, не употребляя на это передних. Несомненно, в этом случае — согласно с приведенными наблюдениями в предшествующей главе — наши четверорукие обратятся в конце концов в двуруких и большие пальцы на их задних конечностях перестанут противопоставляться остальным, так как эти конечности стали служить им только для ходьбы.

Допустим далее, что данные особи, побуждаемые потребностью господствовать и видеть вдаль и вширь, употребят усилия стоять на одних задних конечностях и будут неуклонно придерживаться этой привычки из поколения в поколение; несомненно, их задние конечности мало-помалу примут строение, необходимое для поддержания тела в приподнятом положении, и получат икры; тогда одновременное пользование при ходьбе задними и передними конечностями будет для наших особей очень затруднено.

Впрочем, на поразительное сходство человека и человекообразных обезьян обращали внимание еще античные мыслители — например, Аристотель, писавший в IV веке до н. э.: «Некоторые животные обладают свойствами человека и четвероногих, как, например, пификос, кебос и кинокефалос…». Пификос, или питекос, — бесхвостая обезьяна, кебос — мартышка, кинокефалос — псоглавец — возможно, павиан.

Дарвин же впервые предложил внятный и обоснованный механизм эволюционных изменений. В книге «Происхождение видов» эволюция объясняется просто и убедительно. Виды изменчивы, каждая особь чем-то отличается от других представителей вида. Ресурсов — пищи и половых партнеров — на всех не хватает. Возникает естественный отбор: более удачные экземпляры выживают и размножаются, неудачные — отбраковываются, вымываются из популяции хищниками, болезнями, конкурентами за пищу. Таким образом, вид меняется; возникают новые формы.

Как уже говорилось выше, в «Происхождении видов» автор не касается темы происхождения человека. Дипломатичный и осторожный Дарвин прекрасно понимал, что подступил вплотную к очень щекотливой теме. Хватит уже того, что он покусился на идею творения всего живого. Если бы Дарвин сразу «рубанул с плеча», современники могли поступить с его теорией так же, как в свое время с идеями Ламарка, — счесть очередным сумасбродством, предать анафеме или просто проигнорировать.

Дарвин, представьте себе, щадил религиозные чувства людей своей эпохи! Потому говорил об эволюции на примере голубей, вьюрков, черепах, медведей, пчел и цветковых растений… Но деликатно умолчал о венце творения — человеке.

Резюме

Миф Главная идея Чарлза Дарвина — что «человек произошел от обезьяны».

Опровержение Эта идея была высказана до Дарвина другими мыслителями. Главная заслуга Дарвина — в формулировании базовых механизмов эволюции всех живых существ.

Отсутствие в наиболее известной книге Дарвина высказываний о человеческой природе послужило почвой для следующего мифа.

Миф №14
Чарлз Дарвин нигде не утверждал, что «человек произошел от обезьяны»!

«Дарвин был, между прочим, человеком глубоко верующим, получил духовное образование, и даже в «Происхождении видов» есть абзац, восславляющий Творца. А крамольную мысль об обезьяночеловеках ему приписали злобные атеисты».

Как часто бывает в «городских легендах», в предыдущем высказывании правда переплелась с вымыслом. Давайте отделим одно от другого. Чарлз Дарвин действительно закончил духовное учебное заведение — колледж Христа в Кембриджском университете. Но, увлекшись естествознанием, предпочел накатанной дороге служителя церкви тернистый путь исследователя-первопроходца. И, разумеется, эволюционные взгляды не снизошли на Дарвина внезапно, в результате откровения, а формировались в течение многих лет наблюдений за явлениями природы, опытов, сомнений.

В своем знаменитом «Путешествии на корабле «Бигль» (в первом издании 1839 года) Дарвин еще позволял себе высказывания о «животных, каждое из которых получило при сотворении особого рода организацию» (курсив мой. — Авт.). Дневники Дарвина дают отчетливую картину эволюции его взглядов и убеждений. Впрочем, в наши цели не входит анализ биографии Дарвина. Принципиально здесь следующее: да, «Происхождение видов» — не об истоках человеческого рода. Этому вопросу Дарвин целиком посвятил другую книгу, которая так и озаглавлена: «Происхождение человека и половой отбор». В этой книге, вышедшей в 1871 году, автор пишет прямым текстом:

Если допустить, что человекообразные обезьяны образуют естественную подгруппу, то, зная, что человек сходен с ними не только во всех тех признаках, которые общи ему с целою группою узконосых, но и в других особенных признаках, каково отсутствие хвоста и седалищных мозолей, а также вообще по внешности, — зная это, мы можем заключить, что человечеству было дано начало некоторым древним членом человекообразной подгруппы. Мало вероятия, чтобы один член какой-либо из других низших подгрупп мог посредством аналогичных изменений дать начало человекообразному существу, сходному в столь многих отношениях с человекообразными обезьянами. Нет сомнения, человек пережил громадное количество видоизменений, сравнительно с большинством своих родичей, как видно из значительного развития его мозга и вертикального положения. Тем не менее мы должны помнить, что он представляет лишь одну из нескольких исключительных форм «приматов». […]

В классе млекопитающих нетрудно представить себе ступени, ведущие от древних птицезверей к древним сумчатым и от этих — к древним предкам живородящих млекопитающих. Мы можем подняться таким образом до лемурных, а от последних уже невелик промежуток до обезьян. Обезьяны разделились с течением времени на две большие ветви: обезьян Нового и Старого Света. От последних же произошел в отдаленный период времени человек, чудо и слава мира.

Видимо, после триумфа «Происхождения видов» автор счел, что время пришло. И опять оказался прав, обозначив и ближайшего родственника человека — шимпанзе, и наиболее вероятную нашу прародину — Африканский континент.

Впрочем, к этому моменту о происхождении человека от обезьяны уже открыто говорили и писали другие ученые. Например, более решительный соратник Дарвина Томас Гексли издал в 1863 году книгу «Место человека в природе», целиком посвященную нашему родству с человекообразными обезьянами. Годом ранее, готовясь к циклу просветительских лекций, Гексли писал жене о своих слушателях: «К пятнице каждый из них вполне проникнется сознанием того, что он обезьяна».

Резюме 
Миф Чарлз Дарвин нигде не утверждал, что «человек произошел от обезьяны»!
Опровержение В книге «Происхождение человека и половой отбор» Дарвин прямо пишет о наших обезьяньих предках.

Миф №15
Главная идея Дарвина — что Бога нет…

Религиозные консерваторы часто представляют Дарвина (наряду с Ницше, Фрейдом и прочими «еретиками») этаким идолом атеизма, пропагандистом вседозволенности и принципа «кто сильнее — тот и прав». Дескать, «масон и безбожник» Дарвин написал свою книгу в противовес Библии, стремясь низвергнуть христианские ценности, заставить людей «забыть о Всевышнем Отце и сделать своим прародителем мерзкую обезьяну».

Однако при знакомстве с трудами и биографией великого натуралиста вырисовывается другая картина. Приступая к работе над книгой, Дарвин меньше всего хотел покушаться на религию. Впрочем, и позже он не собирался вступать в борьбу с Церковью. Чарлз Дарвин был не философом, а естествоиспытателем, а по характеру — осторожным и деликатным человеком, к тому же женатым на весьма набожной женщине. В книгах он избегал метафизики и отвлеченных рассуждений, справедливо понимая, что в научном труде место — фактам и их интерпретациям, а не фантазиям. А в конец второго издания «Происхождения видов» действительно вставил панегирик мудрости Творца, первоначально вдохнувшего жизнь «в одну или ограниченное число форм»…

Только в своей автобиографии, написанной незадолго до смерти, Дарвин откровенно рассказал о своих взглядах на религию.

Чарлз Дарвин, пытливый наблюдатель и экспериментатор, собрал огромное количество фактов, которые надо было как-то объяснить. И он дал свое объяснение, которое свело множество данных воедино и придало им новый, неожиданный смысл. Стремление проникнуть в тайны природы, выявить ранее сокрытые от человеческого разума закономерности, а отнюдь не желание сокрушить авторитеты и традиции двигало Дарвином в течение всего его жизненного пути. Во многом из боязни, что современники не поймут его идей, воспримут их неправильно, долгие годы он медлил с изданием главной работы своей жизни (от написания первой версии до выхода книги в свет прошло 17 лет).

Интересно, что некоторые представители Церкви сразу же после выхода «Происхождения видов» стали искать пути примирения новой теории и религиозной картины мира. Ищут и по сей день… XX век ознаменовался рядом громких «обезьяньих процессов» — и Россия отметилась в этом сомнительном списке в 2008-м. Итак, на одном полюсе — судебные разбирательства об «оскорблении чувств» (заметим, далеко не всегда инспирированные Церковью; в народе и без того хватает «энтузиастов»). На другом — заявление папы римского Пия XII о том, что между теорией эволюции и религиозной верой нет никакого противоречия. Сказано в 1950 году. Существование теистического эволюционизма как респектабельного направления в религиозной философии — свидетельство того, что можно быть верующим человеком и при этом спокойно принимать идеи Дарвина.

Впрочем, мифотворцы от религии, которые желают быть святее папы римского, воюют с дарвинизмом уже полтора века и, вероятно, не уймутся еще лет 200.

Резюме
Миф
 Главная идея Дарвина — что Бога нет…
Опровержение В своих научных трудах Дарвин не касается религии и не высказывает богоборческих идей; наоборот, делает дипломатические реверансы в сторону поборников веры. Идеи Дарвина при желании вполне совместимы с религиозным мировоззрением.

Миф №16
Чарлз Дарвин в конце жизни «отрекся от своей теории»

Это распространенная разновидность городской легенды — история о раскаянии «еретика». Не избежал чаши сей и Чарлз Дарвин.

И опять во власти мифов оказываются даже почтенные ученые мужи.

«…во 2-м издании [«Происхождения видов»] Дарвин добавил слово «Творец»; в конце жизни разочаровался в эволюционной идее, зато прославился как психофизиолог, ботаник и провозвестник экологии», — пишет в статье о Дарвине историк науки Ю.В.Чайковский (курсив мой. — Авт.)

Так вот. Если ваш собеседник во время спора о том, «происходил человек или не происходил», заявит, что-де сам Дарвин в конце жизни усомнился и уверовал, спросите его об источнике таких сведений. Скорее всего, внятного ответа вы не получите.

Давайте же внесем ясность. Рассказ об отречении Дарвина впервые всплыл через 33 года после смерти ученого. Эту нраво­учительную историю «духовного преображения великого скептика» опубликовала в американском баптистском издании Watchman-Examiner от 15 августа 1915 года проповедница Элизабет Хоуп. Якобы она посетила тяжело больного Дарвина незадолго до смерти и застала его сидящим на кровати с Библией в руках. В возвышенной беседе ученый посетовал на то, что, будучи молодым и незрелым, породил некие идеи, подхваченные обществом и распространившиеся как пожар. А затем… Но оцените слог сами.

Тогда он сделал паузу и после нескольких предложений о «святости Бога» и «великолепии этой книги», не отводя взора от Библии, которую он держал нежно все время, внезапно сказал:

—  У меня есть летний домик в саду; он вмещает примерно тридцать человек. Это там, — указал он на открытое окно. — Я очень хочу, чтобы вы говорили там. Я знаю, что вы читаете Библию в деревнях. Я хотел бы, чтобы завтра днем слуги, арендаторы и несколько соседей собрались там. Вы будете говорить с ними?

— О чем я буду говорить? — спросила я.

— Об Иисусе Христе! — ответил он ясным, решительным голосом…

На последнем предложении читатели уже с трудом сдерживают слезы умиления… Однако никакими фактами эта душеспасительная история не подтверждается. Ни в автобиографии Дарвина, написанной им незадолго до смерти, ни в воспоминаниях его близких нет никаких намеков на то, что великий натуралист в конце жизни испытывал какие-то колебания по поводу своих взглядов. Более того, дети Чарлза Дарвина (сын Фрэнсис Дарвин и дочь Хенриетта Личфилд) заявили, что их отец в последний период своей жизни не был замечен за чтением Библии, а леди Хоуп никогда не встречалась с ним. В 1922 году Хенриетта Личфилд писала: «Я была рядом с отцом, когда он лежал на смертном одре. Леди Хоуп не посещала его во время последней болезни или любой другой болезни... Он никогда не отрекался ни от одного из своих научных взглядов, ни тогда, ни ранее».

Резюме
Скорее всего, «история Хоуп» — чистый вымысел, состряпанный проповедницей уже после приезда в США.
Миф Чарлз Дарвин в конце жизни «отрекся от своей теории».

Опровержение Единственное «доказательство» этого утверждения — рассказ проповедницы Хоуп, опубликованный через 33 года после смерти Дарвина. Судя по всему, история отречения Дарвина не основана на реальных событиях.


- Если человек произошёл от обезьяны, тогда почему обезьяны всё ещё существуют?
Потому что ты не понимаешь, как работает эволюция. Вот почему.

3 самых глупых аргумента, которыми противники Теории эволюции
оправдывают своё невежество

Источник: ВКсообщество "Science|Наука".

Настало время сказать всё как есть, без купюр: мы искренне убеждены, что произошли от обезьян. Шучу, шучу. От общего с обезьянами предка, чьи следы теряются во мраке времён, однако видны аж на 7 000 000 лет. Да, мы можем отследить эволюцию нашего вида до ардипитеков, больше похожих на прямоходящих орангутангов, чем на людей, но у противников Теории эволюции всегда найдётся парочка «весомых» аргументов, например…

1. Эволюция не доказана, потому что она «всего лишь «теория».

Термин «теория» в науке означает не то же самое, что в нашей повседневной речи. Предположение на научном языке именуется «гипотезой», а научная теория - это «учение, система идей или принципов. Является совокупностью обобщённых положений, образующих науку или её раздел. Теория выступает как форма синтетического знания, в границах которой отдельные понятия, гипотезы и законы теряют прежнюю автономность и становятся элементами целостной системы». Говоря проще, теория в научном смысле — это система знаний. Не гипотеза, не предположение, не идея. А Теория эволюции — вся совокупность сведений об эволюции, накопленных человечеством.

2. Эволюция не доказана, потому что не найдены «переходные виды» между человеком и обезьяной.

Вопрос о переходных видах закрыт давным-давно. В настоящее время известен целый ряд видов, сменивших друг друга на протяжении эволюции, пока мы не развились до человека разумного. Так, например, открыты останки сахелантропа, ардипитека, австралопитеков (африканского, афарского и других), человека умелого, человека работающего, человека прямоходящего, человека-предшественника, гейдельбергского человека, неандертальца и раннего человека разумного. Все эти виды изучаются настолько полно, насколько это возможно средствами современной науки. Споры идут лишь о том, насколько плавно происходит процесс смены видов, но не о том, идёт ли он вообще.

С тех пор, как Дарвин сформулировал свою Теорию, споры и злоупотребления вокруг этой темы не утихают ни на минуту. Людям неприятно думать, что они, их строение, их сознание, их способ мышления и восприятия окружающей действительности — суть следствие в некотором роде хаотических процессов, не контролируемых абсолютно ничем, кроме законов природы.

И эволюция идёт внутри вас прямо сейчас. Миллионы клеток вашего тела рождаются и умирают на протяжении вашей жизни, сменяя поколение за поколением. Некоторые из них рождаются более сильными и агрессивными, чем другие. А эволюция заботливо закрепляет эти характеристики до тех пор, пока агрессивные клетки не накопят достаточного числа мутаций и под действием одного из провоцирующих факторов не вырвутся из-под контроля природного механизма. Эволюционировавшие клетки начинают бесконтрольно делиться, захватывая новые территории. Результат? Рак.

3. Почему же в наше время обезьяны не превращаются в людей?

Э, стоп, а кто сказал, что когда-то превращались? Люди никогда не были обезьянами. Люди — это отдельный род приматов, относящийся к семейству гоминид. Мы эволюционировали, развиваясь от наших далёких общих предков параллельно с другими сестринскими видами: орангутангами и шимпанзе.

Самый древний из известных нам видов гоминид ходил по Земле около семи миллионов лет назад — ардипитеки. Именно ходил, а не лазил по деревьям: ардипитеки, как и сменившие их австралопитеки, уже были прямоходящими, а вот с разумом у них было неважно: примерно как у современных орангутангов. Орангутанги и шимпанзе, кстати, имеют интеллект, равный по уровню интеллекту человеческих детёнышей в возрасте 3–7 лет. Дальше их эволюция пока не пошла, но кто знает, что будет с ними через 7 миллионов лет?


Между прочим, 86% из нас не поддерживают эту вот эволюцию!

Ученые опровергают миф о неиспользуемых возможностях мозга

Источник: Российская газета, rg.ru, 23.07.2014г. Текст: Елена Субботина

Хорошо известно утверждение о том, что мозг используется только на 10 процентов. Однако ученые считают это всего лишь очередным распространенным мифом.

Идею с полной реализацией всех ресурсов мозга с удовольствием обыгрывают даже в кино. В августе на экраны выходит научно-фантастический фильм "Люси" с участием Скарлетт Йоханссон, в котором повествуется о том, как героиня учится использовать весь потенциал мозга.

Нейрофизиолог из фильма, которого играет Морган Фримен, утверждает: "Большинство людей используют лишь 10 процентов своего мозга. Представьте, что было бы, если бы мы получили доступ к 100 процентам".

Между тем в реальной жизни неврологи далеки от подобных утверждений, пишет Federal­Post. Барбара Саакян, профессор клинической нейропсихологии в Кембриджском университете, считает: сама идея, что мы используем лишь небольшой процент мозга, бессмысленна. Мозг активен целиком и трудится постоянно, участвуя в различных функциях организма. Идея, что 90 процентов мозга просто не используется, не выдерживает анализа. По ее мнению, цифра в 10 процентов была когда-то взята из воздуха психологами и растиражирована благодаря книге Дейла Карнеги.

В свою очередь, Сэм Ван, нейробиолог из Принстонского университета, считает, что миф о 10 процентах смог закрепиться на стремлении людей к саморазвитию. Дело в том, что людям нравится верить в это, потому что тогда они могут уповать на самосовершенствование.

Материалы по теме:
Что такое наука?
От кого произошел человек?
Доказательства эволюции
В какие лженаучные идеи верят россияне
Сорок пять тысяч поколений: эволюция под микроскопом. Эта работа — блистательная демонстрация эволюции
"Обезьянье дело": как теория эволюции через суд пробивалась в школы
Всегда ли сильный побеждает слабого. Ген альтруизма. Эволюционные корни справедливости
Справедливость произошла от обезьян. Бурые капуцины способны испытывать чувство несправедливости
Конрад Лоренц. Агрессия (так называемое «зло»), отзыв Е.С.Холмогорова
А.П.Никонов "Апгрейд обезьяны. Большая история маленькой сингулярности". Отдельные главы
Ричард Докинз. Религия как побочный результат инстинктивного дуализма
Гумницкий Григорий Николаевич. Вера в свете разума
С.Морозов "Секс и ранг. Древние программы современного человека"
Биологические факты, которые следует знать современному человеку, претендующему именоваться Homo sapiens
На русском языке издана книга Карла Циммера "Эволюция. Триумф идеи"


Эволюция. Что это такое.

Раздел "Религия" сайта "Русколань"

 

 

К началу страницы
 

РУСКОЛАНЬ