Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.


Человековедение

Джон Уолтер Грегори
Раса как политический фактор

Джон Уолтер Грегори, John Walter Gregory (1864-1932) - один из крупнейших английских учёных рубежа веков.

Родился в Лондоне в семье торговца шерстью. В пятнадцатилетнем возрасте он окончил школу и занялся было укреплением и развитием бизнеса своего отца, сочетая это с получением хорошего классического образования. Но в 23 года произошел коренной переворот в его мировоззрении, и он пламенно увлекся естествознанием, да так, что сумел получить должность ассистента в геологическом департаменте Музея естественной истории в Лондоне.

Он является основоположником современной геологии, а также исследователем Африки и Австралии. Кроме того, Грегори оставил заметный след и в области расологии - науки, изучающей биологические факторы мировой истории, а также исследующей и оценивающей биологические предпосылки любой деятельности вообще.

На протяжении всей научной карьеры он пытался дать ответ на один из наиболее острых вопросов эволюционной теории: что же в большей степени формирует природу расовых различий - среда или наследственность? В итоге своих научных изысканий учёный пришел к заключению, что именно кровь, то есть наследственные параметры расы, обуславливают её физические, психические и моральные кондиции. При попадании семени в почву весьма важны характеристики её плодородности, но при этом они не в силах изменить видовую принадлежность растения, которое должно будет появиться на свет.

Его расово-политические сочинения «Цветная угроза» (1925), «Человеческие миграции и будущее» (1928), а также «Раса как политический фактор» (1931) ценны как раз именно тем, что в них автор рисует весьма достоверную картину взаимоотношений основных человеческих рас, исходя из их природных задатков, интересов и адаптивных свойств.

Лекция, прочитанная в Конвей Холле 15 aпpeля 1931 г.
Лондон, Уоттос энд Ко, 1931

Вступительное слово Сэра Артура Кейта

Прежде чем мой друг, профессор Джон Уолтер Грегори, начнет свою лекцию, позвольте мне рассказать немного о его полной приключений жизни, потому что она - ключ к его лекции. Он будет говорить о тех трудностях и опасностях, которые возникли в современном мире в результате смешения разных рас. Он, как вы знаете, один из самых выдающихся геологов нашего времени, но этим не объясняется, почему он уполномочен говорить сегодня, как авторитет, о закономерностях, которые наблюдаются, когда белые люди селятся в стране черных людей. Если вы познакомитесь с его биографией, полной неожиданных поворотов и событий, вы признаете его право говорить на ту тему, которую он выбрал для своей лекции.
 
Он родился в Лондоне 67 лет тому назад. Хотя Лондон это мешанина рас, мало кто из его уроженцев стал антропологом. Карьера нашего лектора не объясняется ни местом его рождения, ни тем, что по окончании школы он занялся бизнесом своего отца и продолжал им заниматься, пока ему не исполнилось 23 года. Потом произошло что-то, связавшее его с грандиозным мавзолеем в Южном Кенсинг, тоне - Музеем естественной истории. Между ним и бизнесом встала его любовь к морским звездам, морским ежам, морским огурцам и похожим на растения животным прибрежной зоны. Он увлекся даже не современными морскими животными, а ископаемыми мелового и более ранних периодов. И он стал работать в Южном Кенсингтоне, изучал их, описывал, классифицировал, публиковал результаты своих исследований и стал авторитетом в области геологической истории своих любимых животных форм.

Если присылали образцы со всех частей света, но ему этого не хватало, он хотел увидеть те далекие страны, откуда они приходили. Когда ему было 27 лет, он приехал в Северную Америку для изучения геологии скалистых гор и Большого бассейна. Он заинтересовался не только геологическими, но и расовыми проблемами Северной Америки. Что делать белым американцам с их черными братьями? Что делать Америке с потоками иммигрантов из разных европейских стран, выливающимися на ее берега? Настал момент серьезно изучить эти проблемы, и он стал не только геологом, но и антропологов.

В следующем, 1892 году, он поспешил в Восточную Африку, в Кению, в долину Большого ущелья, и стал первопроходцем, путешественником, альпинистом, геологом, географом, занялся изучением естественной истории и туземных рас. Он сделал фундаментальные открытия и привез на родину богатую коллекцию наблюдений и образцов. В ходе этой экспедиции в Восточную Африку он напал на много новых следов: он увидел страну и ее коренных обитателей такими, какими они были до того, как в ней поселились белые люди. Вскоре после возвращения, в 1893 году, он женился. Невесту он нашел в Эссексе, графстве, которое давно его привлек ало, а теперь стало его домом. Через два года после женитьбы он принял участие в экспедиции сэра Мартина Конвея на Шпицберген. Из тропического геолога он превратился в арктического.

В 1900 году произошел второй неожиданный поворот в его карьере. Ему было тогда 36 лет; 13 лет он проработал в Кенсингтонском музее, стал старше и прославился в ученом мире своим знанием беспозвоночных форм, обитавших в наших морях, когда Земля была на несколько миллионов лет моложе. И тогда Мельбурнский университет предложил ему занять кафедру геологии, и в его карьере наступил второй этап, короткий, длившийся всего 4 года. Огромный остров-континент поста­ вил перед ним новые проблемы геологии, палеонтологии, географии и антропологии. Ему представилась возможность изучить первобытное человечество, живущее в первобытных условиях, и он воспользовался ею. Он организовал экспедицию на озеро Эйр и описал ее в книге «Мертвое сердце Австралии», одной из многих его книг.

В 1904 году, когда ему было 40 лет, он опять переместился с одного конца света на другой. Его пригласили на кафедру геологии в Глазго, и он согласился. Он настолько слился со своим новым окружением, что многие, подобно мне самому, считали его шотландцем! Я надеюсь, наш лектор воспримет это как комплимент. В любом случае, Шотландия обеспечила его студентами и поставила перед новыми проблемами. Ее горы - рай для любителей геологических загадок. Некоторыми из них он занимается до сих пор. r лазго дал ему возможность изучать трения, вызванные расовыми контактами, трудности на пути к смешению разных национальностей.

25 лет он провел в Глазго. Оживление вносили путешествия на дальние континенты. Важно отметить его привязанность к Африке, поскольку то, о чем он сегодня нам расскажет, основано на опыте, полученном на этом континенте. В 1905 году он посетил Южную Африку, два года спустя познакомился с Киренаикой, пустынной, изолированной частью Ливии, а в 1912 году предпринял экспедицию в Анголу и получил в результате представление обо всех частях Черного континента. Во время своих посещений Африки, как и других частей света, он проявил себя не как узкий специалист, а как наблюдатель и ученый, способный оценить страну в целом - ее нынешние проблемы, политические и экономические, ее будущие возможности и прошлые достижения. Когда он говорит о расовых проблемах Африки, он говорит о том, что видел сам и знает по опыту.

Как член Калькуттской университетской комиссии (1917•19 гг.) он посетил Индию. Тот факт, что он подписал доклад меньшинства этой Комиссии - я полагаю, он его и составлял - не удивляет; он всегда имеет собственное мнение. Его поразил внешний вид жителей Калькутты, преобладание у них монголоидных черт. Я упоминаю об этом, чтобы показать, что он постоянно изучает человеческие расы. Позже, в 1922 году, в возрасте, когда многие из нас уже стараются не напрягать силы, он предпринял самую смелую и авантюрную из всех своих экспедиций. Вместе со своим сыном он пришел вдоль спинного хребта Азии, изучая геологию «Альп китайского Тибета». Единственная часть света, в которой профессор Грегори лично еще не побывал, это Южная Америка.

Он обладает уникальным знанием рас, живущих в своих родных местах во всех частях света. Все, что он скажет о народах Земли, заслуживает пристального внимания. Он уже обобщил свой антропологический опыт в ряде публикаций: в том, что он давно уже написал для «Живых рас человечества» Хатчисона и Лайдеккера, в статьях для ежемесячных журналов; в книгах «Цветная угроза» (1925) и «Человеческие миграции и будущее» (1928). Сегодня его богатый опыт научит нас, что мы должны делать для того, чтобы белые, желтые и черные люди могли жить вместе, следуя своей собственной судьбе и без кровопролития.

И последнее, что я хочу сказать о лекторе и его теме. Он представляет собой тип, который становится все более редким среди людей науки. Этот человек воспринимает весь земной шар с его обитателями как свою провинцию, он обладает живым знанием. Я часто удивляюсь, как ему удается столь успешно избегать внимания журналистов. Он пережил в своей жизни больше приключений, чем писатель-фантаст мог бы придумать для героя своего романа, однако, за пределами своего избранного круга и более широкого круга ученых, которые набираются от него мудрости, это обычный профессор среди прочих профессоров. Как он столь успешно избегает популярности? Это его секрет, секрет ненавязчивости, качества, необходимого, когда мы говорим о расах. Но вас не должна вводить в заблуждение его скромность.

Здесь, в Лондоне, мы можем обсуждать расовые проблемы в обстановке единодушия. Но известно ли нам, лондонцам, что такое расовое чувство? В этом аспекте жизни мы невежественны, как младенцы. Надо пожить на расовой границе, чтобы понять, какие чувства и страсти могут зародиться при контакте рас. Надо пожить в зоне землетрясения, чтобы узнать, что такое паника. Сегодня нам расскажут о расовых проблемах без эмоций. Наш лектор знает, как можно разжечь расовую вражду, но, к счастью для него и для нас, он обладает даром, который позволяет голосу спокойного разума перекрыть шум, вызываемый лицемерием, эмоциями и страстями, часто сопровождающими дискуссии о расовой политике. Расовые проблемы это, в действительности, конфликт между разумом и страстями. Совершенная этика хороша в теории, но ужасно трудно применять ее на практике.

Раса как политический фактор.
Часть I. Влияние расы
1. Растущее значение расовых проблем.

Политические аспекты расовых проблем становятся все более сложными и важными в мировом масштабе. В Америке, несмотря на благородные усилия Ассоциаций прими рения, Джером Дэвис из Йельского университета отметил в 1928 г., что «лишь немногие американцы понимают важность и масштаб, может быть, самой большой проблемы, с которой сталкивается Америка, - проблемы отношений между расами. В какой бы части США мы ни оказались, нам приходится иметь с нею дело. На Юге негритянский вопрос - одна из самых сложных головоломок; на Востоке особые трудности создают рабочие-иммигранты, а на Западе присутствие японцев вызывает серьезные трения и расовую вражду». В Африке отношения между европейцами и туземцами, как говорит генерал Смэтс, стали «главной проблемой ХХ века»; в результате контакта культур в Африке, добавляет он, «мы столкнулись с самой сложной расовой ситуацией, с какой когда-либо сталкивались в мире». Австралийская политика «белой Австралии» общепризнанна теперь в Европе как здоровая и правильная, но последующие меры против иммигрантов из Южной Европы могут помешать Австралии иметь население, достаточное для ее развития.

Каждый из этих вопросов - часть всемирной проблемы межрасовых отношений, которая захватывает все более обширные пространства в связи с развитием средств сообщения, потребностью в мигрантах вследствие неравномерного распределения населения, усилением национализма, повышением уровня образования и ростом политических амбиций и все большей чувствительностью общественного сознания, которое побуждает давать утвердительный ответ на вопрос: «Разве я сторож брату моему?»

2. Влияние расы

Три школы спорят между собой, расходясь во мнениях относительно роли расы. Согласно одной из них, раса - это фундаментальная ценность, и будущее цивилизации целиком зависит от расовой чистоты. Пророки этой школы – Дизраэли и граф де Гобино.

Дизраэли иллюстрировал важность расовой чистоты ссылками на свою собственную расу. «Евреи - раса, избегшая смешения. .. Арабы Моисея - самый древний, если не единственный народ не смешанной крови, живших в городах. Раса, избегшая смешения, с первоклассной организацией, это аристократия Природы». Один пункт его доктрины гласил: Блаженны расово чистые, ибо они наследуют Землю, а все ублюдки будут истреблены. «Это факт, - заявлял он, - что невозможно уничтожить чистую расу кавказского типа. Это физиологический факт, простой закон природы, против которого тщетно боролись египетские фараоны и ассирийские цари, римские императоры и христианские инквизиторы. Ни жестокие законы, ни пытки не могут привести к тому, что высшая раса будет поглощена низшей или уничтожена ею. Смешанные расы преследователей исчезли, чистая раса преследуемых осталась».

Особую важность сохранения чистоты белой расы подчеркивал граф Артюр де Гобино, основатель нордической школы. Он признавал три расы - черную, желтую и белую, но признавал их, правда, с явной неохотою, подразделениями одного вида. Он был вынужден прийти к этому выводу, исходя из факта плодовитости гибридов этих трех рас и из того, более важного для него соображения, что такое толкование санкционировано Церковью.

Он описывал белую расу как «великую и благородную», и его r лавное про изведение это сплошные стенания по поводу ее порчи в результате смешения с кровью цветных народов. Он допускает, что межрасовые браки могут улучшить низший тип и дать кое-какие хорошие результаты. «Художественный гений - говорит он (том 1, стр. 358) - в равной мере чужд каждому из трех главных типов, он возникает только в результате брака белых и черных». Но он заявлял, что снижение уровня белых вследствие этого - зло, с которым не сравнимы никакие благоприобретения. Смешанные браки между людьми трех главных рас он считал главной причиной вырождения человечества. «Народы вырождаются лишь вследствие смешения, пропорционально ему и в зависимости от уровня смешения» (т. 1, стр. 360).
 
Белая раса, которую он в своем последнем томе называет «белым видом», по его словам, «была не смешанной в эпоху богов, в героическую эпоху стала в умеренной степени смешанной, а в эпоху аристократии началось быстрое снижение ее уровня вследствие смешанных браков» (т. IV, с. 352).

Практическая политика, основанная на доктрине этой школы, это политика сохранения самых благородных рас в несмешанном виде, чтобы они мог ли оставаться на высшем уровне своих способностей и продолжать овладевать силами природы и устанавливать высшие стандарты в искусстве и этике. Позже успешные расы окажут влияние на менее развитые народы. Согласно этой точке зрения, прогресс человечества зависит от интеллектуальной аристократии народов, а прогресс народа - от специалистов высшего класса.

Вторая школа считает расу источником опасности и конфликтов и, веря, что мир во всем мире необходим для дальнейшего прогресса, надеется, что в результате широкомасштабного смешения расы исчезнут. Самый блестящий адвокат этой точки зрения - мистер Г. Уэллс.

Третья школа утверждает, что расы существуют только в предрассудках. «Раса, - говорит профессор Рос из Висконсинского университета, - это дешевое объяснение, которое профаны дают любым коллективным чертам, будучи слишком глупыми или слишком ленивыми, чтобы проследить их происхождение в физической среде, социальном окружении или исторических условиях». «Наши так называемые расовые проблемы, - говорит он, - это всего лишь проблемы, созданные нашими антипатиями». Бруно Ласкер объясняет рост расовых предрассудков недостатками образования, причем особенно вредную роль играют воскресные школы, а также «коварной тактикой эгоистической пропаганды возмутительных социальных учений».

Часть II. Три главные расы
3. Термин «раса.

В споре этих соперничающих школ путаница возникает из-за отсутствия точного определения понятия «раса». Оно имеет два разных значения и две линии происхождения. В спорте оно обозначает скорость и в этом значении, как и применительно к скорости потока воды оно - тевтонского происхождения. Как обозначение групп животных и растений оно основано на испанском слове «раса», которое выводят от арабского «рас» - «глава», но профессор Энтвистл сказал мне, что он оспаривает эту этимологию.

Диапазон применения термина «раса» К группам живых организмов видоизменяется до бесконечности. Это может быть небольшая группа, например, кони одного завода, или большое число особей, когда речь идет о подразделении вида. В среде людей расой могут называть одно семейство или династию, например, «породу Бурбонов»; клан или племя или часть нации, как профессор Девенпорт, который относит голубоглазых и темноволосых шотландцев к разным расам; или нацию или более чем нацию, как профессор Мак-Брайд, который делит европейцев на три расы; или одно из первичных де­ лений человечества. Можно использовать это слово и применительно ко всему человечеству, как Неннисон, который говорил об «общей утрате для расы».

4. Три главные расы

Значение, которое все больше укрепляется, это одно из первичных делений человечества. Их обычно насчитывают три: кавказскую, монгольскую и негритянскую расы.

Профессор Эллиот Смит делит человечество на пять рас: монгольскую, негритянскую, кавказскую (с четырьмя подразделениями: светловолосые европейцы, темно пигментированные южные европей­цы, семиты и хамиты), расу круглоголовых альпийских европейцев и австралийскую расу.

Сэр Артур Кейт в своем докладе на антропологической секции Британской ассоциации в 1919 году на тему «Дифференциация человечества на расовые типы» признал «большими расовыми стволами современности белый, черный и желтый, а «тремя главными типами человечества негров, монголов и кавказцев или европейцев». В своей последней работе «Этнос» он насчитывает четыре первичных группы, отделив коричневых людей от темных европейцев.
Кавказцы включают в себя большинство народов Европы, Северной Африки и Юго-Западной Азии, в том числе светлокожих и голубоглазых тевтонов, темно пигментированных итальянцев и испанцев, семитов Юго-Западной Азии и хамитов Северной Африки. Поскольку типичные кавказцы с Кавказа светлые, кавказской первоначально обычно называли только белую расу и включали в нее только светлых европейцев и их потомков. Евреев и некоторых их сородичей включали тоже, но не более темные, смешанные народы Северной Африки и Юго-Западной Азии.

Цвет может изменяться и как расовый признак он ненадежен. Пигментация кавказцев становится более темной под солнцем, и светлые волосы сохраняются только вне тропических зон. Цвет кожи негров варьирует от черного до коричневого или шоколадного. То, что этот цвет у всех рас зависит только от климата, опровергается тем фактом, что у американских монголоидов один и тот же цвет кожи сохраняется по всей Америке, от Аргентины, минуя тропики, и до Канады. Как отмечают Флауэр и Лайдеккер, в данном случае «цвет кожи, несмотря на огромные различия климатических условий, в которых живут многие члены данной группы, изменяется лишь немного». Цвет кожи зависит от различных пигментов. Болезнь надпочечных желез вызывает отложение пигмента, которое делает кожу белого кавказца темно-коричневой. Проказа делает кожу негра белой. Альбиносы животных с темной шкурой белые, а многие животные со светлой шкурой становятся черными вследствие меланизма. Вариации в рамках одного вида, от белого до черного цвета, можно видеть на примере кроликов. Пигментация первобытного человека, несомненно, была темной; возможно, изменение пищи и климата привело к изменению работы надпочечных желез внутренней секреции и к приостановке отложения пигмента. Этой биохимической реакцией объясняется бледная кожа европейцев. Изменение цвета произошло после отделения кавказской ветви от негритянской и монгольской.

Обратный ход этого процесс а мог привести к повторному развитию пигментации у темных и даже чернокожих дравидов Южной Индии. Но это могло быть и результатом примеси негритянской крови, о чем свидетельствует ширина носа.

Цвет, хотя он не является критерием первичных рас, можно использовать для их подразделения. Гексли делил кавказцев на белых кавказцев Северо•ЗападноЙ Европы (ксантохрои) и темных кавказцев (меланохрои), к числу которых он относил южно-европейских брюнетов, берберов, мавров, арабов, древних египтян и прочих хамитов, большинство народов Индии, австралийских аборигенов и ряд самых черных из известных племен, таких как сомалийцы и некоторые суданцы.

Есть глубоко укоренившееся предубеждение против названия одной из трех первичных рас «кавказской», так как типичные кавказцы свет­ лые, и некоторые авторитеты стесняются включать черных сомалийцев и суданцев в то же подразделение человечества, что и шведов и грузин.

Применение термина «кавказский» К ряду темных типов представляется, однако, не более неподходящим, чем включение американских индейцев и малайцев в монгольскую расу, и не более нелепым, чем включение меланезийцев и бушменов в негритянскую расу. Сэр Артур Кейт в своей последней книге «Этнос» сожалеет, что Гексли злоупотреблял термином «кавказский».

Несомненно, термин «кавказский» порождает путаницу, поскольку народ верит, что он обозначает белого человека. Поэтому термины, основанные на форме волос, следует использовать в дополнение к более популярным названиям. Самые заметные физические различия между расами основаны на форме волос. У монголов они круглые в поперечном сечении, гладкие, свободно свисают, как веревки, и не завиваются в одном направлении. Люди с гладкими волосами известны как лейотрихи. Волосы негров уплощены в поперечном сечении, завиваются и становятся шерстистыми; крайний вариант - завитки в форме перечных зерен, как у бушменов. Отсюда название негритянской расы - «улотрихи», шерстистоволосые. Волосы кавказцев - промежуточной формы, в поперечном сечении они овальные; это раса с волнистыми волосами (кимотрихи).

Это различие по форме волос ввел Прунер Вей в 1864 году. Его следует применять с рядом оговорок и только к нормально развитым волосам. Встречаются неправильные формы волос, с вариациями, но, согласно Прунер Вею, крайние вариации «встречаются на одной голове только при смешении кровей».

5. Класисификационная ценность расы. Род человеческий: одни или несколько видов?

Что касается классификационной ценности различий между тремя названными расами, то здесь разногласия доходят до предела.

«Сына Адама - члены одного тела, так как их создала одна природа», - писал персидский поэт Саади, и это мнение разделяет подавляющее большинство ученых. Раньше многие антропологи считали расы разными видами и называли три из них «Ното cancasicus», «Ното mongolicus» и «Ното elhiopicus». Самые крайние полигенисты, считали, что трех видов мало, и Дарвин цитирует одного из них, который довел их число до 63. На первый взгляд кажется абсурдным отнесение негров и норвежцев к одному виду, а воробья и завирушки - к разным видам. Многие признанные виды выделены на основании менее заметных физических признаков, чем три типа человеческих волос. Но, несмотря на физические различия, тот факт, что все люди могут смешиваться и производить плодовитое потомство, считается доказательством того, что все они принадлежат к одному виду. Часто утверждали, будто не• которые человеческие гибриды через несколько поколений становятся бесплодными; но все согласны в том, что в отличие от лошади и осла, гибрид которых, мул, бесплоден, все человеческие гибриды плодовиты, как и представители чистых линий. Дарвин, после очень серьезного рассмотрения этого вопроса, пришел к выводу, что всех людей следует включить в один вид. Первичные деления, как он думал, можно «по праву» называть подвидами, но, вероятно «в силу долгой привычки» их продолжают называть «расами».
 
Специфическое единство человечества было еще раз признано высокими авторитетами на l-м Всемирном расовом конгрессе (Лондон, 1911). Ф. фон Лушан из Берлина сделал вывод, что, несмотря на все свидетельства противоположного, мы вынуждены признать «реальное единство человеческого рода», а Ратцель сказал: «Есть лишь один вид - человек; вариации многочисленны, но не глубоки».

6. Национальность и раса

Национальность не, связана с расой, если понимать под этим первичные деления человечества. Сегодня у нас нет необходимости пытаться дать более четкое определение расплывчатого термина «нация». Израиль 3ангвилль изложил и отбросил многие определения в своей лекции «Принцип национальности» в 1917 году. На одном этапе своих исследований он думал, что ему удалось достичь цели, объявив сущностью нации чувство национального долга, но это определение оказалось не лучше остальных. «Национальность, - заключил 3ангвилль, - как мы видим теперь, это состояние ума, соответствующее политическому фак­ ту». Нация это, как правило, политический союз, который может быть основан на физическом сходстве благодаря общему происхождению, на экономическом или религиозном фундаменте, на общности языка, как Китай и Франция, или для защиты от военной или экономической агрессии или благодаря проживанию в одном географическом ареале. Расовое чувство может быть мощным элементом единства нации, но нация может быть сугубо политическим союзом и объяснять, как США, представителей всех трех первичных рас. И наоборот, каждая раса разделена на множество национальностей.

То постоянство, с которым умственные различия в рамках наций пересекают границы между их физическими элементами, еще один аргумент в пользу единства человека. Разные расы в рамках одной национальной группы могут интеллектуально иметь больше общего между собой, чем с представителями той же расы. Венгры и финны, будучи монголоидами по происхождению, европеизировались в своем мышлении, и у них больше общего с европейскими кавказцами, чем с восточными монголоидами, а многие азиатские кавказцы по своему мышлению ближе к монголоидам, чем к тевтонам. Так что границы психологических и политических группировок не совпадают с границами рас.

Сэр Артур Кейт распространяет этот принцип на меньшие группы, когда он утверждает, что каждая нация это раса в начальной стадии развития («Этнос», стр. 87-88). Но, хотя он видит в национальностях источник конфликтов и опасностей и считает возможным исчезновение рас в результате всеобщего смешения, его идеал - мир как плод взаимопонимания, а не уничтожения рас.

Национальные объединения показывают, что воздействие воспитания и среды позволяет превозмочь умственные различия трех первичных рас. Но этот факт не означает, что этих умственных различий не существует. Он показывает, что нет абсолютного разделения расовых типов по культуре и нерушимых границ между высшими и низшими типами. В интеллектуальном плане три расы накладываются друг на друга, и о различиях между ними следует судить путем сравнения средних величин.

7. Умственные особенности трех главных рас

Широко распространенное мнение о превосходстве белого человека над цветными расами основано, если говорить о хамитах, на проклятье Ноя (Бытие, IX, 25): «Да будет проклят Ханаан, да будет слугою слуг он у братьев своих». Это превосходство снова утверждается в новейшее время нордической школой. Ее основатель, граф де Гобино, утверждал, что белые - высшая раса по энергии, уму, практичности, смелости, стойкости, любви к порядку, изобретательности, идеализму и т. д. Гоц переводит его слова так: «Если негр может только подражать, а китаец только до некоторой степени использовать практические достижения белых, то белая раса непрерывно добавляет к прежним новые достижения». Это утверждение об отсутствии оригинальности у китайцев смехотворно, если учесть, что многие изобретения были сделаны в Китае гораздо раньше, чем в Европе.

Умственное превосходство белых над неграми доказывается в последние годы с помощью различных тестов и сравнения мыслительных способностей двух рас. Большой разрыв был обнаружен в ходе тестов, проведенных в американской армии во время мировой войны, которые, как утверждают, показали, что средний негр из южных штатов равен по уму среднему 9-летнему белому ребенку и что интеллектуальные способности негров составляют от половины до трех четвертей таких же способностей белых. Некоторые авторитетные ученые оспаривают эти тесты, например, Э. Б. Рейтер, профессор социологии университета штата Айова. Он утверждает, что «все ученые принимают теперь как предварительную, но хорошо обоснованную рабочую гипотезу ту точку зрения, что различные расы и народы мира по сути своей равны по умственным способностям и способности к цивилизации». Количественные различия, как он считает, не имеют большого научного значения и не таковы по характеру, чтобы иметь политическое значение.

Монкьюр Конвей одним из первых в Америке выступил против мнения о неграх как о низшей расе. Он заявил в своей речи против рабства, что негры в ряде отношений оказываются выше своих хозяев, когда устраняется внешнее давление закона и силы и они могут по• меряться на равных со своими хозяевами. Они стали господствующей расой в Вест-Индии, они превзошли белого человека на Гаити, и по единодушному мнению наших солдат, которые сейчас (сказано в 1862 году) воюют на Юге, негры - высшая раса в этой части Америки. Из восьми миллионов белых в рабовладельческих штатах шесть это «белое отребье» и никто из тех, кто видел их, не может сравнить их с тамошними черными работниками».

С другой стороны, ряд людей, симпатизирующих неграм, все же считают, что они умственно ниже. Так профессор Ройс рассматривает негров как людей отсталых по своему умственному складу и, пусть нордическая школа и преувеличивает, есть достаточные основания для того, чтобы прийти к выводу, что негры менее эффективно, чем европейцы, проявляют качества, необходимые для обеспечения успеха в современной жизни. Следует добавить, что ни одна из трех больших рас не имеет монополии на важнейшие атрибуты умственной деятель• ности, ни одна из них не обладает общим превосходством.

Европейцы, включая их потомков в Америке, выше всех по сво, ей гениальной способности к широком ас штабному сотрудничеству.

Возможно, они не более изобретательны, чем китайцы, которые ис­пользовали магниты, печать, порох и широком ас штабную ирригацию задолго до того, как они стали известны в Европе. Но европейцы не имеют себе равных в отношении здравого смысла и умения использовать свои изобретения на практике и развивать их. Современная промышленность возникла благодаря инстинкту сотрудничества. Все великие орудия прогресса, такие как паровые машины, электроэнергия, двигатели внутреннего сгорания и металлургия требовали сотрудничества специалистов многих отраслей науки, крупных организаторов промышленности и деловых людей. Это сотрудничество полчищ специалистов - характерная европейская черта. Ганди, человек проницательного и тонкого ума, называет основными чертами британцев «находчивость, энергичность и инициативу и добавляет: «Это именно те качества, которые необходимы, чтобы помочь Индии очнуться от летаргии, в которую она погружена».
 
Монголоиды - искусные ремесленники, великие организаторы и философы. Они создали буддизм и конфуцианство, и, может быть, благодаря влиянию монголоидов, остальные четыре великие религии - иудаизм, христианство, ислам и индуизм - азиатские по происхождению. Многие из наших искусств и ремесел ведут свое начало из Азии или из Египта, страны, географически относящейся к Африке, но азиатской по культуре. Монголоиды были великими пионерами широкомасштабной ирригации и создали цивилизацию, которая позволяет очень большому количеству людей жить на одном квадратном километре, самую стабильную в мире.

Негры особенно одарены в области искусства и музыки, и Гобино приписывал им зарождение художественного чувства. Негры привлекательны как люди, благодаря своей доброте, привязчивости и прекрасному чувству юмора, одного из источников их живучести. Это о них сказано: «Бог послал язычникам множество бед, но и глубокое чувство довольства». Негры, может быть, частично из-за отсутствия личных амбиций, находят удовольствие в терпеливом тяжелом труде. «Работать как нигер» - эта поговорка свидетельствует об их достоинствах как трудящихся. Учитывая их заслуги, М.Конвей заявил американцам, что «негры должны исполнить важную миссию в человеческом обществе». Эта раса, сказал он, «принесла из отдаленного прошлого, с жаркого Востока священный поток жизненный силы, единственный сейчас на Земле, который призван влиться в реку человечества и без которого люди в Новом Свете никогда не выполнят предначертания Верховного Художника».

Если, как полагают некоторые ученые, негры первыми начали обрабатывать железо, значит, мир обязан им материальной основой промышленной цивилизации. Однако их сильный индивидуализм по­ мешал им достичь высочайших успехов. Их древние наскальные рисунки в Южной Африке отличаются высокой художественностью, но из их среды никогда не вышел художник или поэт первого ранга, ни один великий правитель или политический организатор. Африканские туземные монархии не негритянские. Абиссиния и Уганда, например, обязаны своим успехом семитским или хамитским захватчикам.

Часть III. Политика в области межрасовых отношений

8. Отношения между расами

Поскольку существуют три большие расы, главная проблема века - каким образом обеспечить такое их сосуществование, чтобы оно способствовало мировому прогрессу. Для нас с вами нет сомнений в том, что идеалом является их мирное и гармоничное сосуществование. Расы должны работать вместе ради достижения одинакового уровня жизни, сохраняя разное расовое наследие.

Следует различать условия, в которых живут расы, географически отдаленные друг от друга, и те, когда они являются близкими соседями и перемешиваются. Если эти расы примерно равны по силе и уровню культуры, особых трудностей не возникает, если не считать обычного национального соперничества. Если же в контакт вступают две расы, очень разные по уровню культуры и цивилизации, то более сильная и более передовая раса всегда стремится подчинить себе более слабую и руководить ею, часто, в конечном счете, ради ее же собственного блага.

9. Право на вмешательство

Даже при благотворном вмешательстве встает вопрос, допустимо ли вообще вмешательство в отношениях между расами и нациями. Партия миссионеров и филантропов, известная у нас как Эксетер Холл, стоит на точке зрения неотъемлемых прав человека и осуждает любое насильственное вмешательство одной нации во внутренние дела другой и господство одной расы над другой.

Эта крайняя точка зрения противоречит как этике, так и практическим инстинктам человечества. Если народ владеет обширными территориями и природными ресурсами, которые он не использует, получит право мешать использовать их другим, тем, кто в них крайне нуждается, это будет противоречить справедливости и здравому смыслу. Такую политику осудил Христос в притче о «лукавом рабе», который зарыл свой талант в землю, в то время как его товарищ с выгодой использовал свой.

Если право на вмешательство оправдано тем, что оно не позволяет отсталой расе проводить, пусть и бессознательно, политику собаки на сене, то более чем обязательно гуманное обращение с более слабыми расами.

Статья 22 Устава Лиги Наций провозглашает как обдуманный приговор цивилизованного мира, что народы, которые еще не могут стоять на своих ногах в суровых условиях современного мира, должны быть взяты под опеку, которую следует поручить передовым нациям, действующим по мандату Лиги Наций. Этот принцип обеспечивает защиту отсталых народов, но не дает им права тиранить еще более слабые народы или держать у себя сырье, необходимое для прогресса человечества.

Отношения между смешанными расами гораздо сложней. Если представители разных рас перемешаны, возможны три политики:

1) сохранение двух отдельных рас, связанных между собой территориально, - Г. Уэллс называет ее политикой различий в единстве, 2) сегрегация, географическое разделение двух рас и 3) слияние двух рас путем смешения.

10. Три политики

1) Сохранение различий в едином целом. Эта политика была наиболее убедительно обоснована лордом Лугардом в статье в «Эдинбург Ревью» за апрель 1921 года и в его книге «Двойной мандат в Британской Тропической Африке» (2-е изд., 1923, с. 87). Его тезисы цитировали с одобрением президент США Гардинг (26 октября 1921 г.) и генерал Смэтс: «Это правильная концепция взаимоотношений с цветными: пол­ ное единообразие идеалов, абсолютное равенство в области знания и культуры, равные возможности для тех. кто стремится к ним, и равное уважение к тем, кто их обрел, а в социальной и расовой сфере - разные пути, каждая раса следует своим наследственным традициям, сохраняя свою расовую чистоту и расовую гордость; равенство в духовной сфере, признанные различия в сфере физической и материальной».

Такая политика пропагандируется в последние годы в США как способ решения негритянской проблемы. Ее сторонником был Букер Вашингтон, негритянский просветитель и политик. Он советовал своим друзьям неграм отбросить мечты о социальном равенстве и обеспечить себе материальные преимущества, которых можно достичь благодаря лучшему образованию и организации своей собственной жизни. Он знаменит своим изречением: Белая и цветная расы должны быть едины в работе, как кулак, но в социальных отношениях разделены, как пальцы. Целью этой политики было обеспечение неграм политических прав в условиях, когда уровень жизни большинства из них был ниже, чем у белых.

Букер Вашингтон оказал огромные услуги негритянскому делу в Америке, но многие негритянские лидеры отвергали его политику, особенно д-р Р. Дюбуа, видя в ней отказ от справедливых требований негров. Несмотря на некоторое улучшение отношений между двумя расами в южных штатах, политика Букера Вашингтона в последние годы перестала пользоваться популярностью. Профессор Рейтер говорит о ее «настоящем крахе» и о «заметном упадке ее относительного значения во взглядах негров на расовую проблему» после смерти Букера Вашингтона.

Многие американские авторы, которые пишут о социальном прогрессе, отмечают, что негритянская проблема остается нерешенной. Недавние случаи линчевания негров свидетельствуют о том, что вызванные некоторым ее смягчением в первые послевоенные годы надежды на ее полное исчезновение были преждевременными.

Возможность того, что разные расы могут тысячелетиями жить бок о бок в рамках одного народа, отстаивается, главным образом, теми, кто рассматривает индийские касты как расовые по происхождению, как сэр Герберт Ризли, который заявляет, что социальное положение человека в Индии тем выше, чем меньше ширина его носа. «Традиционалисты» считают, что кастовая система была придумана индусскими брахманами. В последние годы эта точка зрения уступает место другой, согласно которой задача касты - не только расовое выживание. Э. Сенар возводит касты к социальным и семейным делениям среди ариев, вторгшихся в Индию. Возможно, влияние оказали и смешанные браки с аборигенами, но в основе лежала древняя арийская племенная организация. «Касты, - говорит он, - это, по моему мнению, нормальное продолжение древних арийских учреждений, обретших новую форму с учетом изменения условий и среды, с которыми они столкнулись в Индии».

Каково бы ни было их происхождение в Индии, в западных странах мало шансов на создание достаточно замкнутых каст и эффективное разделение двух живущих вперемешку рас.

Другой аргумент в пользу возможного выживания двух таких рас опирается на пример евреев. Но это плохая опора, так как евреи со­ храняли свои физические особенности только в условиях изоляции в гетТо. Теперь общепризнанно, что еврейской расы в физическом смысле слова нет. Евреи это религиозная национальность, а не раса. Стремление наиболее просвещенных еврейских мыслителей нового времени, таких как Израиль 3ангвилль, к созданию еврейского государства вызвано осознанием ими того факта, что с разрушением системы гетто евреи могут в течение одного века утратить свою индивидуальность и национальность.

Многие авторитетные ученые говорят, что постоянный успех политики союза рас при сохранении их различия невозможен. Брайс в своих ранних выступлениях на эту тему рассматривал вопрос о выживании двух рас, живущих в контакте, без их слияния, но он думал, что подобная ситуация вызовет такие трения, что ее следует по возможности
избегать. Он говорил, что «за постоянным взаимоналожением двух рас всегда следует либо исчезновение более слабой, либо их смешение». В своей лекции «расовое чувство как фактор истории» (1915) он повторил свой тезис: «Все указывает на сокращение числа народов и языков. Более слабые исчезнут, некоторые - вследствие истребления. .. Когда два народа живут вместе на одной территории, более сильный тип ассимилирует и поглощает более слабый». Позже он добавил: «Когда расы живут вместе на одной территории или в близком соседстве... более многочисленный или более сильный по иной причине элемент в конечном счете поглощает более слабый».

Одна из трудностей сохранения различий в едином целом зто появление класса «белых бедняков», неизбежное при конкуренции белых и черных на рынке труда, потому что нормальной работы для менее выносливых белых не находится. Черную работу обычно делают черные, а белым беднякам остается лишь такая работа, как уборка мусора, столь неприятная и низ• ко оплачиваемая, что даже черные ею брезгуют. Белые в этих условиях живут в такой бедности, что не могут дать образование своим детям. Они вступают в браки с черными и возникает смешанный клан, который по мере все большего смешения стирает различия между двумя расами.

11. (2). Структура. Единственный шанс на выживание для чуже• родного расового меньшинства, как уверяют многие авторитеты, эта сегрегация путем сосредоточения в резервациях типа гетто или гео• графической изоляции. Сегрегация, чтобы быть эффективной, не должна быть абсолютным обособлением. Они до сих пор сохраняются в ряде южных штатов США, где негры сосредоточены в особых зонах. Так в округах Иссеквена и Тюника в штате Миссисипи негры составляли согласно переписи 1920 года 90,7 и 89% соответственно. Во всем штате Миссисипи их 52,2%, в Южной Каролине - 51,4%.

Пример эффективной сегрегации - Басутоленд в Южной Африке. Ни один европеец не может туда попасть без официального разрешения.
 
Было бы хорошо, если бы какие-нибудь зоны в Южно•Африканском доминионе были заселены только белыми и их немного численной негритянской прислугой. Сегрегация в этих зонах не должна быть столь строгой, как в Басутоленде. Достаточно в трудовом законодательстве закрепить определенное число рабочих мест за белыми, чтобы обеспечить всем классам белых работу с зарплатой, позволяющей сохранить европейский уровень жизни. Подобным же образом должно быть регламентировано число рабочих мест для черных и цветных.

Эту политику сегрегации многие считают единственным способом сохранения для белых рабочих в Южной Африке соответствующего числа рабочих мест. 3а последние 40 лет там наблюдается постепенное проникновение негров на рабочие места, которые раньше были монополией белых. Когда я впервые побывал в Капской колонии в 1893 году, все кузнецы, каких я видел, были европейцами, а в 1905 году я уже нашел на этих местах одних туземцев. Многих белых вытесняют с квалифицированных работ и вынуждают пробавляться случайными заработками.

12. (3). Смешение. Если сохранение различий при сосуществовании связано с трениями и устойчивый успех такой политики невозможен, а сегрегация неприемлема, наиболее вероятный результат сосуществова• ния - пог лощение одной расы другой, более многочисленной. Пословица «Бог создал белых людей и черных людей, а мулатов создал Дьявол» выражает широко распространенное предубе'lщение против межрасовых браков. Слово «гибрид», согласно «Этимологическому словарю» Скита (1882), происходит от греческого слова, означающего «оскорбление, произвол, насилие».

Но это предубеждение не является всеобщим. Оно сильно у тевтон• ских народов, но слабее у французов и итальянцев. В Индии на этой точке зрения твердо стоят такие властелины общественного мнения, как Ганди и Рабиндранат Тагор. В США это предубеждение настолько сильно, что во многих штатах браки между неграми и белыми запре• щены. Виргинский «Акт о сохранении расовой целостности» 1924 года требует избегать браков между белыми и теми, у кого есть хоть капля негритянской крови.

Часть IV. Проблема расового скрещивания

Желательно ли смешение рас, зависит от его результатов.

12 (3). Сила гибридов. Гибридизация во многих случаях приводит к рождению потомства, более сильного, чем оба родителя. Эта сила гибридов известна под названием гетерозиса. Предлагаются разные физиологические объяснения, например, такое, что гибриды расходуют меньше энергии на выработку семени, но обычно усиление объясняют наследственностью, заимствованной из двух разных источников.

Эта сила среди людей является следствием смешанных браков между представителями разных национальностей, как и при скрещивании домашних животных и растений.

14. Скрещивание в растительном и животном мире. Есть предел различий между родителями, начиная с которого может быть обеспечен гетерозис. Благоприятно скрещивание близко родственных типов. Австралийские овцеводы и коневоды убедили меня, что нет смысла скрещивать очень разных животных. Потомство в этих случаях бывает слабым и может варьировать в неожиданных и нежелательных направлениях. Говоря языком животноводов, гибриды имеют «хаотическую конституцию» И их скрещивание не дает надежных и удовлетворительных результатов. Большинство наших улучшенных сортов сельскохо­зяйственных растений выведено путем скрещивания подходящих типов с последующим отбором. Скрещивание растений, достаточно близких, но имеющих заметные различия, может дать бесплодное потомство.

Приложимо ли это правило к человеку - предмет спора. Мнения высказываются совершенно противоположные. Профессор Э. Б. Рейтер, например, вообще отрицает наличие такого правила. Поэтому следует начать с доказательств, собранных на примерах растений и животных в результате опытов, проводившихся под строгим контролем.

В. О. Фокке подвел итоги длительных наблюдений за скрещиванием растений. Утверждая, что гибриды отличаются вегетативной силой, он замечает: «Гибриды между типами со значительными различиями часто бывают довольно слабыми, особенно в молодом возрасте, так что саженцы трудно вырастить. Гибриды же между видами или сортами, более близкими друг к другу, как правило, высокие и мощные».

Даже когда гибриды между разными видами обладают большой вегетативной силой, их рост может быть неправильным, а цветы бесплодными. Граветт вывел гибрид редиски с капустой, большой, но бесплодный.

Герберт Спенсер считал доказанным фактом, что «в то время как смешанные породы часто бывают больше ростом, чистые породы более устойчивы, их функции не так легко вывести из равновесия».

Я опубликовал длинное письмо Герберта Спенсера князю Ито, премьер-министру Японии, в котором излагается этот принцип. Приведу отрывки, поясняющие его аргументацию. «Есть множество доказательств, собранных как на примерах смешанных браков между людьми разных рас и скрещивания животных, согласно которым, если смешиваются типы, различия между которыми переходят определенную границу, результат в дальней перспективе неизменно бывает плохим... Если речь идет о разных породах овец и скрещиваются очень непохожие, то результат, особенно во втором поколении, получается плохой - возникает непредсказуемая мешанина признаков, которую можно назвать хаотической конституцией... Если вы смешаете конституции двух очень разных пород, приспособленных к очень разному образу жизни, вы получите конституцию, не приспособленную ни к какому образу жизни, ни к каким условиям».

Классический современный труд «Узкородственное и неродственное размножение» Эдвина М. Иста и Дональда Ф. Джонса, монография по экспериментальной биологии, 1919, излагает эту проблему в деталях. Авторы заявляют (на стр. 255): «Наш первый вывод может считаться возражением против смешения рас с явно различными характерными признаками, особенно если одна из них, несомненно, низшая». Они думают, что «при смешении желтой и белой рас можно не бояться плохих последствий, чего нельзя сказать о смешении желтой и черной и белой и черной рас» (там же, с. 255). Они признают достоинство правильного скрещивания и указывают на дефекты скрещивания слишком непохожих рас. Они утверждают, что «гибридизация крайне различных рас нежелательна по причине невозможности вновь обрести достоинства исходных рас, но гибридизацию близко родственных рас можно считать почти что предпосылкой быстрого прогресса, потому что результатом такой гибридизации бывает та умеренная степень изменчивости, которая делает возможным рождением гениев. Они дают такое же объяснение плохих результатов скрещивания очень разных рас, что и Герберт Спенсер. Они отмечают, что «реальный результат расового скрещивания в столь широком диапазоне - разрыв тех совместимых физических и умственных качеств, которые образовывали в каждой расе плавно работающее целое, возникшее после сотен поколений естественного отбора».

Профессор Девенпорт в своей статье «Результаты расового смешения» (Зап. Амер. Фил. Общ. том 56, 1917, с. 365) отмечает, что расовое смешение исследовано недостаточно, но он тоже придерживается того взгляда, что «любая стабилизировавшаяся в своем развитии раса, вероятно, хорошо приспособлена к условиям, в которых она живет, и все ее элементы и функции гармонично согласованы». В качестве иллюстрации он приводит результаты своих опытов на курах. Он скрестил леггорнов, которые откладывают яйца непрерывно и никогда их не высиживают, с породой брама: куры этой породы откладывают большое число яиц, высиживают их два-три раза в год и очень заботятся о цыплятах. Гибридные куры хорошо несутся, выводят сколько•то цыплят, а потом усаживаются на насест и просто откладывают яйца, а цыплята погибают от голода и отсутствия заботы. Вывод: этот гибрид неудачен и с точки зрения яйценосности и в плане ухода за цыплятами.

Чтобы опереться на авторитетное мнение, я обратился к профессору Крю, директору института генетических исследований Эдинбургского университета. Он любезно ответил, что мнение о неудовлетворительных результатах скрещивания очень разных родителей превалирует среди гене­ тиков и в настоящий момеит остается в силе все, что писали Ист и Джонс.

15. Скрещивание человеческих рас

Вывод о неудовлетворительных результатах скрещивания очень разных родителей подкрепляется и наблюдениями над человеческими видами, но всегда бывают исключения, и к индивидуальным случаям следует относиться с осторожностью. На результаты смешанных браков сильно влияют среда и забота родителей. Полукровки обычно происходят из низших классов, и высшие классы обеих рас их презирают, поэтому они с детства сталкиваются с предрассудками и дурным отношением, что часто считается причиной неполноценности полукровок. С другой стороны, часто отмечают, что дети китайцев и европейских женщин отличаются здоровьем и умом. В этих случаях отцы, вероятно, принадлежали к высшему типу, а, будучи социально изолированными, они были необыкновенно заботливыми родителями; у этих детей были исключительно хорошие шансы по сравнению с детьми женщин того же класса.

Какими бы ни были особые условия, общий опыт показывает, что смешанные браки между родственными народами дают сильное и способное потомство. Европейские нации это большей частью смеси тевтонской и альпийской субрас или альпийцев и южных европейцев.

Мы, британцы, - смесь кельтов, саксов, норманнов, датчан, с примесью римских легионеров и постоянным притоком иммигрантов со всех концов Европы. Британия была «плавильным котлом», пользуясь выражением 3ангвиЛJIЯ, и слила эти составляющие в однородную нацию. Аналогичным образом поглощение различных монголоидов племенами завоевателей той же расы привело к формированию китайского народа, а бесконечное разнообразие смесей европейских и азиатских кавказцев привело к появлению ряда преуспевающих наций. Профессор Рейтер считает, что мулаты в США выше негров, но он ориентируется на интеллектуальное меньшинство, вроде 139 американских негров, перечисленных в справочнике «Кто есть кто в цветной Америке» за 1916 год.

Профессор Рейтер объясняет превосходство мулатов длительным половым отбором. В служанки брали самых умных и привлекательных негритянок, и от них родилось большинство мулатов. Лучшие из мулаток предпочитали выходить замуж за белых, а не за черных. Он иллюстрирует этот процесс примерами 143 членов Национальной негритянской бизнес-лиги; почти все они были женаты на женщинах с более белой кровью, чем у них самих.
 
Профессор Рейтер считает, что белые, черные и мулаты обладают в целом примерно одинаковыми способностями.

Гибриды между первичными расами, которые считаются удовлетворительными, включают в себя франко-канадских путешественников и охотников, у которых много индейской крови; полудатчан-полузскимосов в Гренландии; гибриды голландцев с готтентотами; гриква в Юго­ Западной Африке; гибриды хамитов и негров в Судане; минь-хуонг, франко-аннамитов Французского Индокитая; южно-американские смеси испанцев и португальцев с неграми и южноамериканскими индейцами и островитяне острова Питкерн, потомки девяти английских матросов и пятнадцати таитянских женщин. Но этих случаев недостаточно, чтобы опровергнуть биологическое правило, так как в ряде из них, например, в случае с островитянами острова Питкерн матери были индонезийками, т. е. принадлежали к тем же коричневым кавказцам, что и гавайцы и маори, и жили в столь здоровых условиях, что преодолевались дурные последствия близкородственных браков. В других случаях из приведенного выше списка многие ученые не считают результаты удовлетворительными.

Вывод, согласно которому потомство смешанных браков между людьми разных рас слабее родителей, подкрепляется вескими доказательствами. Майор Леонард Дарвин, председатель Евгенического общества, в письме премьер-министрам доминионов, участникам Имперской конференции 1923 года сослался на учение, согласно которому «смешение очень разных рас может привести к появлению типов, низших по сравнению с обеими исходными расами. Все уверены, что результат смешения именно таков во всех случаях». Это мнение имеет широкую поддержку в Америке. Его разделил также лорд Брюс, который писал со всей авторитетностью политика, путешественника и историка: «Когда две расы физиологически близки одна к другой, результат смешении хороший, если же они далеки друг от друга - менее удовлетворительный. Я имею при этом в виду не только то, что он ниже уровня более высокой расы, но и что он не всегда и не явно лучше низшей расы». Он добавляет: «Но смешение белых и негров или белых и индусов или американских аборигенов и негров редко дает хорошие результаты. Гибридные типы, пусть они и не уступают по физической силе ни одной из рас, от которых они произошли, явно менее стойки и, как утверждают некоторые наблюдатели, могут вымереть, если не вступят в брак с представителем или представительницей той или иной из исходных рас».

Смешанные браки скандинавов и лопарей - хороший пример, так как шведы - чистые тевтоны, а лопари-монголоиды. Профессор Ион А. Мьоэн, профессор лаборатории Виндерен, Осло, долго изучал полукровок, гибридов шведов и' лопарей. В 1921 году он выступил с предостережением против смешения очень разных рас. Благодаря любезности д-ра Элдона Мура я ознакомился с текстом недавнего доклада д-ра Мьоэна на тему «Расовое смешение и железы», прочитанного на 9-й конференции Международной федерации евгенических федераций в 1930 году. В своем докладе он сравнил 600 шведов, 600 лопарей и 300 гибридов. Полученные им результаты показывают, что гибриды ниже по ряду физических черт и по умственным способностям. Он упомянул также о народе, известном в Скандинавии под названием «татар». это «большей частью бродяги, нищие, бездельники и преступники». «Целые семьи этой гибридной народности, - сказал он, - заполняют наши тюрьмы и сумасшедшие дома». Он объясняет их вырождение тем, что это «плохая расовая смесь со всеми характерными чертами гибридов с нарушенным балансом». Он закончил тем, что «серьезные возражения против смешения очень различных рас могут быть выдвинуты эндокринологами».

Он процитировал также норвежского ученого, д-ра Халлфдана Брюна, который «пришел К твердому убеждению, что браки между лопарями и норвежцами одинаково плохи для обеих сторон».

Результаты расового смешения между неграми и белыми анализируют Девенпорт и Стеггерда (Публикации ин-та Карнеги, ом 395, 1929, 516 стр.) на базе наблюдений на Ямайке 100 взрослых чистокровных негров, 100 белых и 100 полукровок, все одинакового социального положения, а также 1200 детей. Авторы приходят к выводу, что очень большой процент гибридов «оказывается неспособным использовать свои природные дарования». Профессор Девенпорт в 1917 году завершил свой доклад на тему «Расовое смешение» словами: «Подведем итог. Смешение обычно вызывает дисгармонию всего: физических черт, мышления, темперамента, а это означает и дисгармонию со средой. Смешанный народ плохо консолидирован, это недовольный, беспокойный, несостоятельный народ. Удивительно, сколь высокий уровень смертности в среднем возрасте в этой стране объясняется таким нарушением физического баланса и сколько преступлений и болезней связано с нарушениями умственной деятельности и дефектами темперамента».

Это сказано о смешении представителей европейских наций. А результат смешения представителей разных рас считает неудовлетворительным профессор Карр-Сондере, который утверждает, что смешение «между явно различными разновидностями, такими как белые и негры, может вызвать временный гетерозис, «увеличение сил, но оно оказывается нестойким в последующих поколениях. Кроме того, каждый тип, вроде тех, что мы взяли для примера, имеет ряд характерных комплексов, сложившихся на протяжении веков отбора и совместимых друг с другом, а смешение разрушает эти комплексы».
 
«Результаты смешения сходных разновидностей, - говорит он, - могут не быть неблагоприятными. Поскольку в таких случаях различия между скрещивающимися расами не очень велики, результаты обычно генетически благоприятны».

Хотя при рассмотрении такой проблемы индивидуальный опыт может показаться малозначащим, я хочу упомянуть о двух случаях, в которых мои собственные наблюдения совпадают с общим мнением. Мое впечатление от посещения ряда американских учреждений, где я видел много полукровок, сводится к тому, что физиогномическое разнообразие этих гибридов говорит о наличии у них физиологических нарушений. Второе наблюдение. До моей первой прогулки по многолюдным улочкам бедных кварталов Калькутты я не понимал, насколько правильно определение бенгальцев как смеси монголоидов с дравидами. Я тогда с удивлением отметил, сколь сильно выражен монголоидный элемент. Этим объясняется, почему народ, который сэр Фрэнк Янгхасбенд удачно описал как «ловких, быстрых, пылких бенгальцев», несмотря на большие интеллектуальные способности отличается столь необычной переменчивостью настроений и нестабильностью.

Возражения против межрасовых смешанных браков, надо помнить об этом, не относятся к бракам многих людей разных культур и даже разного цвета кожи. Браки многих индийцев с европейцами это не браки между представителями разных первичных рас, так как индийские арийцы - кавказцы. Евроазиаты - отпрыски представителей одной и той же расы.

(Примечание. Термин «евроазиаты» был предложен маркизом Гастингсом в 1820 году, и стал общепризнанным после его использования лордом Литтоном в 1878 году, пока не был официально заменен в 1911 году термином «англо-индийцы», который менее точен, поскольку так теперь именуются и гибриды с индийцами шотландцев, французов и португальцев, а не только англичан.)

В итоге весы общественного мнения, как мне кажется, склоняются в пользу той точки зрения, что доказательства опасности расового смешения достаточны для того, чтобы считать его крайне нежелательным. Однако это смешение имеет место в широких масштабах, которые будут еще шире.

Часть V. Две особые расовые проблемы

16.Негры в СШA. Я посвятил негритянскому вопросу в США свой доклад на географической секции Британской ассоциации в 1924 году. С тех пор ситуация изменилась, так как начали действовать американские акты об ограничении иммиграции 1921 и 1924 годов.

Эти акты - свидетельство того, каким образом, при сложных переплетениях современной жизни, оружие, брошенное с целью самозащиты, может вернуться обратно, как бумеранг, и поразить того, кто его бросал.

США долго держали двери открытыми для европейских иммигрантов, и более 1 14 миллиона иммигрантов приезжали в эту страну за один год. Так было, пока после мировой войны не поняли, что такое количество иммигрантов невозможно ассимилировать и они представляют собой серьезную опасность.

Общественное мнение было очень озабочено ростом преступности в связи с притоком иммигрантов. Сухая статистика нарушений ими закона вводила в заблуждение, потому что во многих случаях речь шла о нарушении правил, не связанном с морально осуждаемыми по­ ступками. Причиной других преступлений были разные национальные кодексы чести. Случаи личного насилия были особенно многочисленны среди итальянцев, так как их национальные традиции требовали личной мести. Обращение к закону с целью пока рать за оскорбление считалось в Италии немужским. В соответствии с национальной традицией личной мести итальянские иммигранты в Америке предпочитали решать свои конфликты с помощью ножа и револьвера. Они легко становились рэкетирами, о которых стали много говорить в последнее время, но это занятие было известно и раньше, до его бума, связанного с бутлегерством. Многие из самых знаменитых гангстеров были итальянцы, другие использовали итальянских агентов.

США были также встревожены изменением национальности иммигрантов. Большинство из них раньше составляли британцы, немцы и скандинавы, но после 1882 года масса вновь прибывших принадлежала к латинской и славянской субрасам южной и восточной Европы.

Акты 1921 и 1924 годов искусственно сократили в значительной мере пропорцию иммигрантов из южной и восточной Европы. Так число итальянских иммигрантов было сокращено актом 1924 года до 3895, греческих - до ста.

США имели серьезные основания для сокращения потока иммигрантов. По окончании войны коллапс промышленности в Европе и массовая демобилизация армий давали сильный импульс иммиграции. Консулы США докладывали, что в 1922 году в Америку рвались несколько миллионов эмигрантов. Это нашествие могло стать катастрофическим, поскольку безработица и так была большой, и Конгресс принял меры по сокращению иммиграции. Иммиграция из Европы была сокращена актом 1921 года с более чем миллиона до 357803 в год; акт 1924 года сократил ее до 150.000. В апреле 1930 года был предложен билль, сокращавший ее до 80.000, а билль, одобренный комитетом Палаты представителей в декабре 1930 года предлагал сократить ее до 20.000. А недавно обсуждался билль о временной приостановке иммиграции США вообще.

Право США принимать такие меры, какие они считают необходимы­ ми для контроля состава своего населения соответствуют международно­признанным принципом, как и право Австралии про водить политику «белой Австралию). Различия в оплате труда в странах, расположенных вокруг Тихого океана, столь велики, что существующий в Австралии уровень жизни невозможно было бы сохранить при неограниченном допуске азиатской рабочей силы. Сравнение затруднено тем, что они могут включать в себя доплаты на жилье и пропитание, которые в Китае выдаются только когда цены поднимаются выше определенного уровня. Но, несмотря на эти факторы, цифры, названные мисс Мюриел Суон на конференции Тихоокеанского союза женщин в Гонолулу 9-19 августа 1928 г. показывают фундаментальное различие в зарплатах. Согласно этим цифрам, в настоящее время работницам платят за неквалифицированный труд в Австралии 25 центов, в Новой Зеландии 20-25 центов, в США 25 центов, на Гавайях 15 центов, в Японии 4 цента, в Китае 3 цента.

Зарплата в США и Австралии в шесть раз выше, чем в Японии, и в восемь раз выше, чем в Китае.

Реакция на акты об ограничении иммиграции в США была сильной и неожиданной. Потери доходов от перевозки иммигрантов стали тяжелым ударом для трансатлантического пароходства. Быстрей всего повлияли эти акты на внутренние расовые проблемы. Фирмы-изготовители и крупные промышленные организации северных штатов обратились к южным штатам, чтобы кем-то заменить иммигрантов. Нехватка рабочей силы привела к массовой миграции негров на север, что встревожило южные штаты, где уменьшились резервы рабочей силы и выросли зарплаты. Негры стали расселяться по северным промышленным центрам, что усилило тенденцию к смешению рас.

В 1924 году альтернативными вариантами решения негритянской проблемы были ассимиляция и сегрегация. Сохранение различий при совместном проживании представлялось в дальней перспективе практически невозможным, а ассимиляция негров в прочем населении казалась неизбежной, хотя некоторые меры по сегрегации принимались. Процент негров в остальном населении США точно не определен. Я исходил из того, что в 1924 году негров было около 12 миллионов при населении США 105.700.000 или примерно один негр приходился на 7Y:z-8 белых. Согласно другим данным, негров девять миллионов; называют также цифры десять миллионов негров и два миллиона мулатов. Есть и более высокие оценки.

В 1625 году на территории нынешних США было всего 22 негра; в 1790 году, при первой переписи, их насчитали 757208 или 239 негров на тысячу белых. Негры составляли тогда 19,3% всего населения. В течение XIX века число негров и белых американцев увеличивалось примерно в одинаковом темпе. Число негров увеличил ось на 663,3%, белых - на 693%.

К 1920 году число негров увеличилось до 10463131, а их пропорция уменьшилась до 111 на тысячу белых или до 9,9%. Это сравнительное уменьшение породило мнение, что оно будет продолжаться и сделает негритянскую проблему менее важной.

Однако уменьшение процента негров в населении США было вызвано притоком европейских иммигрантов, а с уменьшением их численности и улучшением санитарных условий жизни негров они, согласно статистике, стали жить дольше, и следует ожидать, что процент негров в США будет увеличиваться.

Если бы негры были ассимилированы в их нынешней пропорции, США стали бы нацией октеронов. Основываясь на личных наблюдениях, я, хотя и высоко оценивал замечательные качества негров, считал результаты широкомасштабного смешения негров с кавказцами столь неудовлетворительными, что высказал в 1924 году мнение, что это было бы катастрофой для человечества. Этого, как я тогда думал, можно было бы избежать путем частичной сегрегации, сосредоточив негров в определенных зонах, где, по мере увеличения их численности и улучшения здравоохранения и образования, можно было бы повысить их статус, дать им политические привилегии и власть. То, что политику сегрегации одобряли в США, подтвердил позже Дж. А. Спендер, который заявил: «Налицо почти полное единодушие относительного того... что необходимо сохранить сегрегацию негров теперь, когда их число достигло десяти миллионов. Главная идея - сохранить белую расу в чистоте, и никакая аргументация или теория эту идею не опровергает». Американцы боятся, что европейские иммигранты не ассимилируются, а негры ассимилируются. Они понимают трудности политики сегрегации из•за большого числа полукровок, которых трудно отнести к неграм. эту трудность можно преодолеть с помощью такого способа сегрегации, при котором сосредоточение негров в определенных зонах поощрялось бы путем предоставления им особых политических привилегий. Анализируя эту проблему в 1924 году, я рассматривал возможность того, что со временем американская федеративная система может быть модифицирована с образованием особых подгрупп штатов. Понятно, что 12,5 миллионам жителей штата Нью-Йорк когда-нибудь надоест, что у них в Сенате столько же представителей, что и у 90 тысяч жителей штата Невада или 238 тысяч жителей штата Делавэр. Если по какому-нибудь вопросу интересы 26 миллионов жителей штатов Нью-Йорк, Нью-Джерси и Пенсильвания вступят в конфликт с интересами миллиона жителей штатов Невада-Аризона и Айдахо, три восточных штата могут выступить против равного представительства в Сенате трех штатов Скалистых гор.

Несостоятельность попыток навязать одну и ту же систему контроля качества продуктов питания штатам Нью-Йорк и Айдахо очевидна уже теперь. Целесообразно было бы создать подгруппы штатов, чтобы обеспечить их более независимое развитие в соответствии с их особыми географическими условиями.

Австралия тоже испытывает трудности по причине жестокости федеративной системы, так как распределение финансов, удобное для восточных штатов, не устраивает Западную Австралию, где уже обсуждается вопрос о выходе из федерации.

Создание в США автономных негритянских провинцией оказалось более трудным делом, чем это казалось в 1924 году, несмотря на уверения мистера Спендера, будто американское общественное мнение настроено в пользу сегрегации негров. Ограничение иммиграции стимулировало расселение негров по северным промышленным штатам. Подгруппы штатов могут никогда не образоваться или образоваться лишь тогда, когда уже будет поздно повлиять этим способом на решение негритянской проблемы. Однако и теперь, как и в 1924 году, это представляется мне единственной альтернативой ассимиляции негров. Идея, что какое-либо смешение негров с европейцами может иметь место, решительно отвергалась тогда общественным мнением. Меня постоянно уверяли, что это дело прошлое, что этого больше не происходит, и негры, и белые против этого. Р. Р. Мотон, преемник Букера Вашингтона на посту директора колледжа Таскиги, заявил: «Что касается смешения, о очень немногие этого ожидают; еще меньше людей, которые хотят этого; никто не выступает за это и лишь постоянно сокращающееся меньшинство практикует смешение, и то тайком. Общепризнано с обеих сторон линии, разделяющей людей по цвету кожи, что лучше всего для обеих рас оставаться этнологически различными».

Вероятно, мало браков заключается между чистыми белыми и чистыми неграми, и смешение теперь имеет место благодаря обычаю представителей смешанной расы заключать браки с лицами более чистой крови, чем они сами.

Хотя я высказывался в 1924 году за сегрегацию негров как альтернативу их ассимиляции, многие американские социологи считают последнюю неизбежной. Так э. Конклин заявляет: «Сколь бы ни были сильны в настоящее время антипатии к подобному расовому смешению, мы остаемся при убеждении, что через несколько сотен лет лица чужой расы и крови вольются в нашу расу, а мы - в их расу». «Гибридизация человеческих рас продолжается и будет приобретать все больший размах... Полная изоляция больше невозможна и постепенное смешение человеческих рас неизбежно». Профессор Рейтер говорит о проблеме американских негров: «Решения этой проблемы нет. .. Трудности исчезнут в результате ассимиляции». «Вследствие смешения негры как таковые исчезнут из состава населения, и расовая проблема будет решена». Он отстаивал это мнение и в 1923 году: «Смешение рас будет продолжаться. Единственный эффективный барьер на пути к смешению рас это географическая разделенность». «Приток европейских кРестьян, которые по своему социальному и экономическому статусу ненамного выше негров и не имеют социальных расовых предрассудков, будет способствовать усилению гибридизации. Расовая изоляция в современном мире невозможна и неограниченное смешение рас неизбежно. Нравится кому-то эта идея или нет, тем не менее факты таковы, что американские негры растворятся в остальном населении».

Возможность ассимиляции усилилась вследствие ограничения иммиграции. Сегрегация потребовала бы сознательного проведения заведомо трудной позиции. А для ассимиляции ничего не надо делать - достаточно плыть по течению. Тенденция событий и общественного мнения указывает на то, что в конечном счете возможно растворение негров в остальном населении США.

17.Статус нeгpoв в Африке
 
Британская империя сталкивается с самыми трудными расовыми проблемами в Африке, где более столетия длится острый конфликт между двумя политическими линиями. Буры основали в Южной Африке колонии, где они использовали труд негритянских рабов. Миссионеры выступали за полную отмену рабства и предлагали, чтобы Южная Африка развивалась в виде нескольких свободных туземных государств, при вождях которых состояли бы советники-миссионеры, как было на Мадагаскаре до завоевания его гранцией.

Противоречия между британскими миссионерами и бурами были непреодолимыми. После того, как Билль о реформах 1832 года передал на время политическую власть в руки союзников миссионеров, их политика была навязана Капской колонии. Буры бежали на север и создали новые государства, чтобы избежать того, что они считали большой несправедливостью. По наущению миссионеров ряд туземных государств был создан за границами бурских свободных государств, чтобы окружить их с севера. 'Эти туземные государства позже рухнули, и британское правительство признало бурские республики, но неудачная миссионерская политика породила в Южной Африке междоусобицу между бурами и британцами.

Это старое противоречие сохраняется до сих пор, хотя терминология изменилась. Альтернативная политика теперь определяется как преобладание туземцев или белых поселенцев. Эти провокационные лозунги являются препятствиями на пути к проведению политики, целью которой было бы сочетание интересов обеих групп. Крайние варианты обеих позиций изложены в правительственной «Белой книге о политике по отношению к туземцам в Африке» (1930), где термин «преобладание», использованный консерватором•секретарем по делам колоний, вызвал напряженность и резкую оппозицию. Крайние притязания с другой стороны были выражены в требованиях ассоциаций поселенцев Кении и Северной Родезии и в письмах, вроде того, что было опубликовано в «Таймс» от 30 марта 1926 г. В нем заявлялось о решимости белых людей оставаться в Южной Африке и править ей и о том, что «никакие этические соображения, вроде прав человека, не должны стоять у них на пути».

Более умеренные варианты двух политических линий изложил генерал Смэтс в своих лекциях памяти Родса (1929 год), а также авторы доклада комиссии по более тесному объединению колоний в Восточной и Центральной Африке (1927 год). Обе соперничающие политические линии основаны на том предположении, что из•за климата и болезней развитие Африки зависит от африканской рабочей силы. Поселенцы продолжают верить в то, что с неграми всегда надо обращаться, как с детьми, и обучать их лишь тому, что способствует более эффективному их использованию в качестве рабочих, а не засорять их головы идеями, которые они никогда не поймут.


Генерал Смэтс, хотя он придерживается более широких взглядов на образование, считает, что «самый легкий, самый естественный и очевидный способ цивилизовать африканских туземцев это дать им приличную белую работу. Белая работа для них - лучшая школа, евангелие труда - самое спасительное евангелие».

Генерал Смэтс исходит в своей политике из существования в тропической Африке, от Южно-Африканского Союза до экватора, широкой полосы земель выше 4000 футов над уровнем моря и площадью свыше миллиона квадратных миль, пригодных для европейской колонизации. Он рекомендует, чтобы эта зона развивалась белыми поселенцами, влияние которых должно распространяться за ее пределы и цивилизовать и воспитывать население туземных территорий. «Настоятельно необходимо, - говорит он, - освоение этих земель белыми поселенцами, способными и умеющими решать задачи развития, чтобы в конечном счете завоевать этот континент и удержать его для белой цивилизации». «Проводя активную политику колонизации этих высокогорных земель от юга до севера Восточной Африки, вы заложите основание будущего великого доминиона Империи. Дело африканской цивилизации будет прогрессировать гораздо надежней при проведении такой политики, чем какой-либо другой».

Цивилизация Африки, настаивает он, требует европейской колонизации, которая обеспечит «стальной каркас всей амбициозной структуры африканской цивилизации». «Признавая, В принципе, что интересы туземцев должны учитываться в первую очередь, - продолжает он, - я продолжаю считать, что белая колонизация, при надлежащих предупредительных мерах, остается лучшим средством для того, чтобы сделать этот приоритет эффективным, ибо без широкомасштабной, постоянной европейской колонизации этого континента африканские массы никуда не двинутся, спорадические попытки цивилизации будут тщетными, Африка может снова погрузиться в доисторическую дремоту, и только заброшенные шахты и развалины фортов расскажут будущему о том, что здесь когда-то было. Мы будем иметь повторение Зимбабве, а не твердую надежду на улучшение жизни народов этого континента».

Генерал Смэтс - решительный противник смешения двух рас. «Разделение белых и черных, - заявляет он, - необходимо для сохранения туземной культуры и традиций, здорового общества, расовой чистоты и общественного порядка. Смешение двух столь чуждых друг другу элементов, как белые и черные, приведет к пагубным социальным по• следствиям - моральному вырождению обеих рас, расовой антипатии и конфликтам и породит множество других форм социального зла. В таких великих делах, как раса и культура, только раздельное поселение и параллельное развитие учреждений может быть справедливым и соответствовать идеалам обеих частей населения». Промышленную сегрегацию он считает нетерпимой и неосуществимой. Разделение должно быть географическим. «В новой форме, - предсказывает он, - это должно быть тем, что в Южной Африке называется сегрегацией - отдельными учреждениями для двух элементов населения, живущих в своих отдельных зонах. Отдельные учреждения включаются в себя территориальную сегрегацию белых и черных. Если они живут вперемешку вместе, нецелесообразно создавать для них отдельные учреждения. Сегрегация учреждений предполагает территориальную сегрегацию».
 
Он предполагает, что сегрегация в Южной Африке пока не по• лучилась из•за нехватки туземных трудовых резервов.

Генерал Смэтс отвергает возражения против освоения белыми поселенцами нагорий Центральной Африки из-за их климата. Климат не препятствует развитию тропиков на средней высоте белыми при отсутствии туземного населения. Я согласен с этим мнением и давно его поддерживаю.

Утверждение генерала Смэтса о необходимости географической сегрегации соответствует тому принципу, что удовлетворительное развитие страны белой расой зависит от отсутствия конкуренции со стороны цветной рабочей силы. Возможно, в тропической Африке большая белая колония может сохраниться только благодаря такой сегрегации, которая обеспечит физической работой менее удачливых белых. Как и в Индии, невозможно, чтобы меньшинство иностранных поселенцев и торговцев могло надолго сохранить свое господство, но если странам Западной Африки будет предоставлена возможность развиваться самостоятельно, они оправдают ожидания и возникнут более широкие рынки для более выгодной торговли, чем в том случае, если бы туземцам оставлялись только сельское хозяйство и неквалифицированный физический труд. Медленное занятие цветными мест рабочих, священников, а потом и специалистов, первоначально бывших монополий белых, подрывает позиции белых, и они постепенно вытесняются, за исключением немногих экспертов, торговцев, фабрикантов, миссионеров, чиновников и иностранных политических представителей.
 
Альтернативная политика, изложенная в докладе об уплотнении поселений и в книге Дж. Олдхэма «Белые и черные в Африке. Критическое исследование лекций генерала Смэтса», основана на том мнении, что наиболее важную роль в Африке должны играть африканцы, что они способны, под мудрой опекой, полностью развить ресурсы континента; что рабство недопустимо ни в каком виде; что принудительный труд дозволен лишь в исключительных случаях на общественно полезных работах и что ограничения, связанные с цветом кожи, несправедливы, ненужны и аморальны. Согласно этой школе, приоритет следует отдавать интересам африканцев, а в случае конфликта интересов белые поселенцы должны уступать. Сегрегация в Южной Африке считается неверной политикой, а условия, в которых живут там туземцы, столь ужасными, что растущее недовольство приведет к катастрофе. Примеры Западной Африки и Уганды приводятся в доказательство того, что управление через местных вождей и поощрение независимости туземных рабочих лучше всего для африканцев, позволит увеличить добычу сырья, необходимого Европе, и прибыли европейских торговцев.

Конфликт между школами, представляющими интересы поселенцев и туземцев, в настоящее время обостряется. Он завел в тупик развитие Кении и привел к политическим волнениям в Северной Родезии. Этот конфликт в значительной мере вызван страхом перед отдаленным будущим и стремлением разработать формулы, позволяющие справиться с такими ситуациями, которые, может, никогда и не возникнут. По текущим практическим вопросам разногласий меньше. Предложенная генералом Смэтсом политика создания цепи белых поселений от Кении через Родезию до Капской колонии гармонирует с идеями лорда Лугарда и стремлениями кенийских поселенцев к занятию белыми нагорий Кении, долины которой будут оставлены туземцам. Обе стороны, в принципе, согласны учитывать требования туземцев. Генерал Смэтс говорит, что их, в принципе, надо учитывать в первую очередь. Он согласен также с тем, что в таких условиях, как в Восточной Африке, из-за различных интересов европейского меньшинства, многочисленных индийских торговцев и африканцев, парламентское правление нецелесообразно. Генерал Смэтс и мистер Олдхэм оба за создание консультативного совета как промежуточного звена между африканскими чиновниками и британским правительством. Обеим сторонам ясно, что наша африканская политика должна учитывать наши обязательства перед Лигой наций в том, что касается мандата на Танганьику, и что ни в одной колонии не могут быть приняты принципы, несовместимые с принципами Империи в целом.
 
Несомненно, разногласия по ряду вопросов есть. Кения испытывает дефицит туземной рабочей силы, и поселенцы требуют, чтобы с учетом капиталов и труда, вложенных ими в эту страну, им разрешили использовать любую имеющуюся рабочую силу. Будущее процветание этой колонии зависит от увеличения трудовых ресурсов в результате умножения местного населения и их быстрое увеличение возможно только на этой основе.

В Северной Родезии главная проблема тоже связана с тем, что квалифицированной работой могут заниматься только белые. Генерал Смэтс предложил решение этой проблемы. При любой системе сегрегации городским образованным туземцам должно быть разрешено селиться среди белых. Если согласиться с этим принципом, который рекомендуется применить в Родезии, чтобы удешевить добычу сырья, туземцы постепенно будут осваивать различные виды квалифицированного труда.

Поскольку налицо достаточная степень согласия о фундаментальных принципах политики в трудовой сфере, обе стороны рассчитывают на разумный баланс интересов. Отношение к туземцам должно быть справедливым, но нельзя допускать и несправедливости по отношению к поселенцам. Законодательство не должно быть ориентировано на будущие поколения, достаточно, чтобы конституционный механизм мог развиваться с учетом новых требований. Будущее Кении будет определяться условиями, которые никто не может пред сказать и которые неподвластны ни правительству Кении, ни поселенцам. Успехи ее сельского хозяйства зависят от развития Южной Америки и Вест-Индии, от того, чья продукция победит на северных рынках. Плантаций Бразилии или Кении.

Необходимо учитывать интересы европейских поселенцев в Восточной Африке. Первые поселенцы прибыли в Кению по приглашению британского правительства и их заслуги больше, чем заслуги предыдущих иммигрантов, поскольку они не были завоевателями и не устраивали массовых убийств. Такие племена, как вахума и массаи, остались такими же, какими были, им только не позволяют больше тиранизировать и грабить своих мирных соседей. Аналогичным образом мы должны признать присутствие европейских поселенцев свершившимся фактом, уважать их права, как и свободы африканцев.

Желательна такая политика, которая устранила бы подозрения обеих сторон и избегала формул, вызывающих возмущение. Поселенцы должны быть уверены, что их вклад в прогресс Африки полностью оценен, но они должны понимать, что обеспечение рабочей силой в нужном количестве зависит от увеличения туземных трудовых резервов и будет связано с новыми требованиями туземцев.

Главный практический вывод, сделанный на основании изучения межрасовых отношений, заключается в том, что, по аналогии со скрещиванием в животном и растительном мире и по итогам наблюдений за скрещиванием людей, смешанные браки между представителями трех первичных рас человечества порождают, в целом, низшее и нестойкое потомство, поэтому желательна сегрегация этих трех рас.

Массовая сегрегация должна сопровождаться предоставлением равных возможностей для индивидуального общения, чтобы расы могли помогать друг другу и сотрудничать без той злобы, которая возникает, когда люди разного цвета кожи и уровня жизни сталкиваются на рыночной площади в борьбе за свой хлеб насущный.

 

К началу страницы
 

РУСКОЛАНЬ