Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.


Человековедение

Аннотация к сборнику работ Ганса Гюнтера

Источник: Ганс Ф.К. Гюнтер. Избранные работы по расологии / Перевод с нем. А.М. Иванова.
Серия «Библиотека расовой мысли». - М.: Белые альвы, 2002.- 480 с., илл.
ISBN 5-7619-0142-0, Лицензия – ЛР № 064741
Подписано и печать 24.05.2002. Тираж 3000 экз. Заказ 354

Данное издание ставит своей целью ознакомление русского читателя с грудами некогда самого известного немецкого расового теоретика Ганса Ф.К. Гюнтера (1891 - 1968). Научная беспристрастность, широта кругозора, изящество стиля и в то же время доступность формы работ снискали ему славу самого массового и популярного пропагандиста расовых идей. Его книги расходились огромными тиражами и при Веймарской Республике, и в Третьем Рейхе, и в послевоенной Федеративной Германии, а также в других странах. Несколько поколений немцев, от домашних хозяек до профессоров, постигали основы расовой теории в его изложении.

Будучи горячим и бескомпромиссным сторонником единства белого мира и одним из основоположников европейского неоязычества, Ганс Ф.К. Гюнтер на основе научных знаний предсказал крах «блицкрига» немецкой армии на Восточном фронте, чем вызвал неодобрение официальных идеологических кругов Третьего Рейха, за что был осужден на забвение. До сих пор доктрину нордической расовой философии во всем мире связывают с именем Ганса Ф.К. Гюнтера. Его взгляды особенно актуальны для современной России.

Книга предназначена для широкого круга читателей, интересующихся проблемами философии, психологии, истории и культуры.

© Авдеев В.Б., Иванов А.М., Ригер Ю., предисловие. 2002. © «Белые альвы», 2002.

НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ И ВОСПИТАНИЕ

Из сборника статей «Воспитание аристократических родов
и формирование правящей аристократии» Ю. Ф. Леманс Ферлаг, Мюнхен-Берлин, 1941

Я не могу говорить о несомненных выводах, к которым пришли ученые, изучающие наследственность, во-первых, потому что я не полномочен говорить от имени этих ученых, а во-вторых, потому что таких выводов пока нет.

Несомненно одно: тема «Наследственность и воспитание» стала сегодня вопросом, которым занимаются многие серьезные люди. Главный вопрос в рамках всего этого круга вопросов: насколько люди и группы людей обусловлены их наследственными задатками и в какой мере эта обусловленность может противодействовать воспитанию? И какие выводы, важные для воспитания и обучения, могут быть сделаны на основе такого понимания наследственной обусловленности людей.

В такой форме этот вопрос должен быть поставлен сегодня, когда исследования на близнецах показали необыкновенно сильную наследственную обусловленность людей. Если взвесить влияние наследственности и влияние среды, то наследственность всегда перевесит.
 В XIX - начале XX века вопрос о возможностях воспитания ставился иначе. Широкие круги были убеждены, что человека физически и духовно может формировать среда, и правильное воспитание может сделать людей не только умней, но также нравственней и счастливей.

XIX веку, хотя т.н. всеобщее образование не сделало людей ни справедливей, ни умней, ни счастливей, был присущ «бессовестный оптимизм» (Шопенгауэр). Хотя еще Гете подчеркивал неизменность врожденной физической и духовной сути человека, Шопенгауэр придерживался того же мнения, а Кант учил, что врожденное сильней благоприобретенного, начиная с последователей Канта стала усиливаться вера в неограниченные возможности воспитания всех людей. Против течения шли только Шопенгауэр и Ницше. Аристократически мыслящие люди, такие как Гете, Шопенгауэр, Ницше, всегда делают упор на наследственных качествах, а массовое мышление городской демократии — на благоприобретенных, т.е. на влиянии среды.

Именно таким был образ мыслей, преобладавший в XIX веке (я умышленно отделяю городскую демократию от крестьянской, т.к. последняя мыслит аристократически).

Естественные науки в XIX веке шли на поводу у этого массового мышления, пока не столкнулись с фактами, которые, если продумать следующие из них выводы до конца, опровергают гипотезу о всевластии среды. Геккель, которого демократы и социалисты безосновательно причисляют к своим, ясно говорил, что из теории происхождения видов и учения о наследственности можно сделать только аристократические выводы. Но суть любого аристократического мышления это упор на врожденных качествах. Поэтому Ницше так издевался над идеей «аристократии духа». На эту тему любили рассуждать еврейские интеллектуалы и другие люди, которые старались что-то скрыть в своей наследственной сути. Ницше говорил, что дух облагораживается «кровью», т.е. наследственно благородной натурой, которая существует раньше любых приобретенных качеств и утверждает свою ценность над ними.

Но такими же были убеждения лучших представителей всех народов, говорящих на индоевропейских языках, в эпохи их творческого расцвета. Это убеждение выразил Пиндар в третьей Немейской оде: «Врожденная суть придает высшую ценность. Тот, кто обладает лишь тем, чему его научили, — темный человек... его шаги всегда неуверенны».

Люди таких убеждений не отрицают, конечно, ценность образования и духа. Убеждения Пиндара и Ницше не следует путать с враждебностью духу и образованию тех, кто ненавидит их, потому что не чувствует в своих наследственных задатках никакого духа и стремления к получению образования.

Как я уже сказал, естествознание XIX века пришло к результатам, из которых можно было сделать только аристократические выводы. Вследствие этого ламаркистское учение с его упором на влияние среды было вытеснено дарвинизмом с его упором на наследственности. Первыми сделали решающие выводы из теории происхождения видов путем естественного отбора англичанин Гальтон, двоюродный брат Дарвина, немцы Отто Аммон и Альфред Плётц и француз граф Лапуж.

Гальтон еще в 1876 году обратил внимание на метод исследований, который сегодня дал удивительные результаты: исследования на близнецах. Эти исследования показали, что наследственные задатки играют определяющую роль вплоть до мелочей. При этом особенно поучительны случаи, когда люди с одинаковой наследственностью десятилетиями живут в совершенно разных средах и тем не менее одновременно заболевают одинаковыми болезнями или совершают одинаковые преступления. Эти наблюдения подтверждают слова Горация: «Ты можешь пытаться хоть вилами выгнать природу - она все равно возвратится назад». «Тот, кто за море уедет, по сути останется прежним, климат один лишь сменив».

Обратный пример: люди с разной наследственностью оказались после войны в одинаковой среде. Исследования детей в сиротских приютах показали, что в ребенке почти всегда развиваются характерные черты его семьи и даже сословия.

Теперь я перейду к выводам из ставшего сегодня несомненным знания того, что в жизни людей, как и всех живых существ, влияние наследственности сильнее слияния среды, — к выводам, касающимся воспитания.

Воспитание, с точки зрения биологии, это процесс приспособления. Жизнь это всегда конфликт наследственных задатков со средой. Историю народа я предлагаю рассматривать тоже как такой конфликт. Задача воспитания в этом свете — способствовать разрешению данного конфликта в интересах конкретной группы людей или отдельного человека. Воспитание это процесс приспособления, - сказал Ленц, а занимающийся изучением наследственности зоолог Юст выразил эту мысль следующим образом: воспитание это «планомерное создание стимулирующих и подавление вредных влияний среды».

Действие воспитания относится к области паратипического, а не генотипического, оно ничего не может изменить в генотипе народа, поскольку действует в области благоприобретенного, а не в области наследственности, а способность или неспособность к приобретению тех или иных признаков зависит опять-таки от наследственности.

Улучшить генофонд народа можно только путем отбора, а не воспитания. Для этого нужно, чтобы люди с лучшей наследственностью из всех сословий имели много детей, а неполноценные - мало или совсем не имели. Воспитание может всегда ориентироваться только на отдельного человека. Это ограничение связано с тем, что нам, людям, не дано передавать по наследству приобретенные знания и способности. Например, математик, если он хочет, чтобы его дети унаследовали его способности, должен жениться на девушке из математически одаренной семьи.

В XIX веке маниакально верили в прогресс, верили, будто улучшив среду, в частности, обучение, можно сделать «род человеческий» более совершенным. От этой веры нужно отказаться. Нужно отказаться и от довольно распространенного заблуждения педагогов, будто каждого человека можно научить чему угодно, даже внушить ему любой образ мыслей, надо только найти подходящий метод. У меня создалось впечатление, что 9/10 педагогической литературы написаны с этих позиций, а все неудачи в ней объясняются тем, что еще не найден верный метод. Орава этих фанатиков обучения долго ловила мелкими сетями мелкую и бездарную рыбешку, пока не поняла, что улов будет больше там, где больше талантов.

Немногие учителя задумываются над тем, что есть пределы обучаемости, зато многие мучаются и винят себя в том, что из их учеников не выходит ничего путного. Хорошим учителям свойственно питать иллюзии насчет своих способностей. И знание силы наследственности не должно их обескураживать. Тот же Гете, который указывал на силу наследственности, сказал: «Человек это не только наследственные, но и благоприобретенные качества».

Хотя эти приобретенные качества не наследуются, и «прогресс» человечества не может быть достигнут таким путем, ни один разумный человек не станет отрицать, что ценность каждого человека как личности определяется его окружением в зависимости от его наследственных и приобретенных качеств. Учение о наследственности и евгеника рассматривают человека как носителя наследственных качеств и определяют его ценность для потомства, а педагогика рассматривает человека как личность и определяет его ценность для окружения. Евгеника обращает внимание на генотипические черты, педагогика — на фенотипические.

Но педагогика тоже не должна упускать из вида наследственность. Сначала нужно составить представление о неизменных, врожденных чертах подлежащего воспитанию человека; только после этого возможно осмысленное воспитание.

Вопрос стоит так: если наследственность имеет решающее значение, то как сделать воспитание осмысленным и в перспективе успешным? Чего можно достичь несмотря на наличие у воспитанника неизменных черт?

Сначала нужно установить, какие черты относятся к неизменной наследственной сути, а какие возникли под влиянием среды и могут быть изменены с помощью других влияний. Шиллер верно говорил о конфликте «неизменной сути» человека с меняющимися внешними условиями.

Вопрос решается сравнительно просто, если речь идет о способностях к определенному предмету. Такие наследственные способности обычно проявляются быстро, и от учителя не требуется особых усилий.

Труднее обстоит дело с учениками-середнячками, у которых нелегко понять, какие их способности врожденные, а какие возникли под влиянием среды. Здесь должно проявиться искусство воспитателя. Он должен понять, в каких пределах можно повлиять на ученика.

Может ли воспитание улучшить человечество или народ? Нет. Народ может улучшиться только благодаря многодетности своих высокоодаренных представителей и малому количеству детей у неполноценных элементов.

Может ли воспитание улучшить отдельного человека? В его неизменной сути оно ничего не может изменить. «Ты это ты и от себя не убежишь». Но искусное воспитание в определенных пределах может способствовать проявлению отдельных ценных свойств из неизменной сути человека, а другие свойства подавить. Хотя наследственную суть человека изменить нельзя, способность или желание изменить себя также заложены в этой сути, но это скорее крайний случай, который можно себе представить. Обычно же приходится иметь дело с чертами, которые не изменяются на протяжении всей жизни. Но в какой-то мере повлиять на их проявление можно...

 Неправильное воспитание может испортить человека, но тоже в определенных пределах, отнюдь не в такой мере, как думают многие родители и учителя, часто испытывающие из-за этого ненужные угрызения совести.

Воспитание не может изменить суть человека, но оно может изменить в лучшую или худшую сторону воздействие этой сути на окружающих.

Опытный педагог может у каждого человека определить диапазон, в котором тот поддается влиянию. Графически этот диапазон можно изобразить в виде двух концентрических кругов, причем диаметр внутреннего круга относится к диаметру внешнего как 3:4. Внешний круг указывает диапазон, в пределах которого воспитание может изменить в ту или иную сторону проявление сути человека, очерченной внутренним кругом. В какую именно сторону, тоже зависит от наследственной сути. Изменение в какую угодно сторону невозможно.

Эта картина будет правильной, если мы предположим вместе с Попноу, что в поведении человека 75-80 % зависит от наследственности и 20-25% - от влияний среды. Исследования на близнецах, вероятно, сделают степень влияния среды еще меньше.

Возможно и другое графическое изображение этих соотношений. Воспитатель может придать определенное направление развитию наследственных задатков, тоже в определенных рамках. Возможности такой ориентации будет тогда изображать параллелограмм сил, сторона наследственности у которого будет в 4 раза больше стороны влияния среды.

  Этот диапазон разнится от человека к человеку, у одного он больше, у другого меньше. Один человек по своим наследственным задаткам более управляем, чем другой. От этих же задатков зависят и педагогические способности воспитателя. Воспитателей часто сравнивают с садовниками. Это сравнение очень верно.

Подведем итог. Искусство воспитателя состоит в том, чтобы:
 - оценить процент наследственных задатков и влияний среды в поведении ученика
 - оценить диапазон возможного воспитательского воздействия, какие качества следует развивать
 - оценить, насколько, не искажая характер ученика, можно придать его задаткам определенное направление. В педагогике не должно быть места лицемерию и иллюзиям.

Так выглядит искусство воспитания с точки зрения теории наследственности применительно к отдельному человеку. Что же касается воспитания народа и государства, то я могу пока что высказать на этот счет лишь несколько предварительных замечаний.

Какие качества учеников следует развивать, а какие подавлять, зависит от национального идеала. Этот идеал должен быть таким, чтобы он способствовал увеличению числа высококачественных задатков в народе, тогда как до сих пор образование, наоборот, способствовало вымиранию талантливых семей. Идеал и образование могут быть враждебными жизни. Многое в средневековом, да и в современном христианстве враждебно жизни. Идеал и образование могут стимулировать жизнь. Примеры этого можно найти в истории многих индоевропейских народов, особенно персов, эллинов, римлян и германцев.

В этом свете понятно, насколько ценно для народа определенное единообразие наследственных духовных сил, расово-психологических задатков. Слишком большое разнообразие этих задатков делает невозможным всеобщее признание одного национального идеала.

Необходимость признания национального идеала несовместима с «индивидуалистическими» методами воспитания, модными со второй половины XIX века. Нужен скорее баланс между ориентацией на национальный идеал и стимулированием развития личности в наиболее подходящем для нее направлении.

Индивидуальный подход к ученикам, если он становится самоцелью, не обеспечивает наилучшее приспособление учеников к среде. Такое приспособление достигается лишь в том случае, если при учете особых задатков своих учеников воспитатель учит их ставить выше всего общее благо нации.

Что касается вопроса о подготовке самих педагогов, то должна исчезнуть вера в ценность научного, прежде всего психологического обучения будущих учителей. Учителями рождаются, и педагогические академии не увеличивают число прирожденных педагогов. Я бы даже сказал, что академическое образование ни для одной профессии не опасно в такой степени, как для педагогов. Мы имеем уже во многих областях переизбыток специалистов, «образованных» выше своих умственных способностей. Переизбыток таких людей нигде так не опасен, как среди учителей. Именно здесь нужно найти способы выявить среди соискателей «прирожденных» учителей. Наследственное неравенство учащихся требует, чтобы к ним относились неодинаково, чтобы на всех этапах обучения одаренные и высоконравственные ученики были отделены от бездарных и безнравственных, чтобы последние своим балластом не мешали развитию первых. Наследственно лучшим желательно помочь и пораньше основать семью. И здесь из учения о наследственности и отборе можно сделать только аристократические выводы. Школа должна способствовать созданию руководящего слоя, слоя отборных семей, от браков между которыми можно ожидать появления высоко одаренных детей.

Инстинкты многих людей расстраиваются от «образования», они не могут получить образование, не став несносными и противными. Таких не следует допускать в высшие школы. Число тех, кто может получить образование и избежать при этом усиления своих сомнительных задатков, гораздо меньше, чем думают.
 К высшему образованию следует допускать лишь тех, чей ум и характер благодаря их наследственным задаткам позволяют надеяться, что такое образование им под силу.

Аристократическое понимание сути и значения образования необходимо, прежде всего, нам, немцам. Не только наша система образования, но и наше понимание жизни вообще могут быть облагорожены, если наследственное, врожденное будет снова признано в своем высоком, а благоприобретенное — в своем ограниченном значении. Тогда удастся избавиться не только от унаследованного от XIX века маниакального стремления к образованию, но и от многих других маний. Это либерализм надеялся улучшить народы путем распространения образования. Образование еще никогда не делало никого умней, и ни одна эпоха в истории древней Греции не уделяла столько внимания «образованию», как эпоха носителей разложения — софистов. Мы должны отделаться от идеала городской демократии, идеала «образования», который гордится объемом приобретенных знаний и множит число учебных заведений, не задавая себе вопроса, какие задатки учащихся усилит «образование» — лучшие или худшие, во что они обратят полученные знания под влиянием своих наследственных задатков. Всему этом должно быть противопоставлено аристократическое понимание образования, исходящее из ценности наследственных качеств. Цицерон следующим образом сформулировал такое понимание образования и связанные с ним требования: «В кандидате важны благородство, порядочность, честность, а не плавность речи, не ловкость и не ученость». Такому же пониманию образования обязана своей мощью Британская империя.

В нашем народе тип «грекулуса», образованного болтуна, стал слишком многочисленным среди двух последних поколений, а тип тех, кто убеждает и воспитывает одним своим существом - слишком редким. Отбор должен исправить это положение. Национальный идеал таких образованных людей, которые убеждают одним своим видом, окажет на народ более сильное воспитательное воздействие, чем образование XIX века с его верой во всесилие среды.

Лучшее свидетельство воспитания и образования народа — воплощение ценностей образования этого народа во многих идеальных поколениях.

Ганс Фридрих Карл Гюнтер чист и свеж как утренняя роса и больше… не экстремист

Источник: racology.ru,  26 мая 2015 года.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда определила прекратить производство по делу о признании автора Ганса Ф.К. Гюнтера «Избранные работы по расологии» экстремистской литературой. Как говорится, читайте на здоровье!

Так, решением по аппеляционной жалобе Авдеева В.Б., в 2015 году бесславно закончилось эта история. А началась она в сентябре 2011, когда прокурор Пресненского района г. Москвы обратился в суд в интересах «неопределенного круга лиц» (!) с иском к ООО «Белые Альвы», после того как в рамках профессиональной прокурорской деятельности — надзора за соблюдением законодательства о противодействии экстремистской деятельности — в помещении магазина «Русский вестник» была приобретена книга известного германского расового теоретика Ганса Ф.К. Гюнтера «Избранные работы по расологии».

Мы приветствуем решение судебной коллегии. Заметим, что сам заявитель жалобы Авдеев В.Б. в суд не явился.

Определение суда (PDF)

Интересные материалы по теме:
Ганс Ф.К. Гюнтер "Выбор супружеской пары для счастья в браке и улучшения наследственности"
Ганс Ф.К.Гюнтер "Расовые типы Европы" (иллюстрации)
В.В.Селиванов "Создание своей пары"
Сборник статей для славянских девушек и их родителей, часть I.
Женихи заморские. Информация для славянских девушек и их родителей, часть II.
Как взаимосвязаны успехи в учебе, гены, интеллект и окружающая среда
Карл Штрац и лабиринты женского тела
Белые люди, размножайтесь! Интервью газете "Stringer"
В.Б.Авдеев о легализации однополых браков во Франции
У.Г.Флоуер "Мода на уродование"
Обзор книг "Реабилитированная расология"

 

К началу страницы
 

РУСКОЛАНЬ