Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.



Человековедение

Гонка со временем. Расовые ереси в XXI столетии

A Race Against Time: Racial Heresies for the 21s' Century (2014) by Jared Taylor

Источник: Гонка со временем. Расовые ереси в XXI столетии.
Книга представляет собой сборник избранных статей журнала "Американский Ренессанс".
Авторы: Джаред Тэйлор, Томас Джексон, Стивен Шваменфельд, Эрик Петерсон, Гедалия Браун, Вильям Боггс, Джордж Мак-Даниэл, Ричард Линн.
Оригинальное название: A Race Against Time: Racial Heresies for the 21s' Century (2014) by Jared Taylor
Формат издания: 125x200. Количество страниц: 480. Год выпуска 2016.
ISBN 978-5-9906463-3-9. Издательство "Кучково поле", Переводчик М.Диунова.
Идея проекта: В.Б.Авдеев.

Эта книга — непримиримый разрыв с декларациями и клише. Авторы считают, что когда десятилетия опыта не дают никакого результата, но противоречат реальности, на которой основывается государство и экономика, идею следует пересмотреть. Америка попыталась — настолько ревностно, насколько может попытаться нация — построить общество в соответствии с умозрительной доктриной. Пора признать неудачу и остановить движение по ошибочному пути, который ведет Америку в пропасть.

Для белых сейчас идет гонка со временем. Если они ничего не сделают, если они позволят себе стать меньшинством, то их будущее будет вырвано из их рук. Иммигранты имеют свои собственные идеи о правительстве, религии, культуре, законах — и об отношении к расовым меньшинствам. После того как они станут достаточно многочисленны, они начнут игнорировать пожелания бывшего большинства, как это уже происходит в тех частях Соединенных Штатов, Германии, Великобритании или Франции, где иммигранты стали локальным большинством. Европейцы имеют полное право сопротивляться лишению своих прав, и если они не будут отстаивать эти права, если они проиграют гонку против времени — они будут отодвинуты в сторону теми народами и расами, которые не стесняются смело отстаивать свои интересы.

Полистать книгу, формат PDF

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ПЕРЕВОДУ КНИГИ «ГОНКА СО ВРЕМЕНЕМ»

Одним из великих несчастий истории является то, что американский правящий класс отвернулся от понимания расы, которое является основой европейского братства. Американский режим предал исконную концепцию своей страны в расовом отношении как сознательного форпоста Европы; концепцию, которая руководила народом от его основания до 1950-х и 1960-х годов. Эта история расового предательства стала одной из главнейших тем нашей книги. Соединенные Штаты в настоящее время отвергают традиционную расовую концепцию собственного основания, а историки пытаются забыть эту часть прошлого Америки.

В своем радикальном отходе от первоначального понимания природы Америки нынешний режим в настоящее время официально заявляет, что раса ничего не значит для человечества. Незначительность расы оправдывает политику, стимулирующую небелую иммиграцию, что сведет белых Америки к меньшинству уже к 2042 году. США быстро становится солянкой всех существующих на земле рас, религий, племен, наций. В настоящее время 60 тысяч бутанцев (из менее чем 700 тысяч) и 100 тысяч сомалийцев (из 10 миллионов) живут в Америке.

Это преобразование осуществляется во имя одной из самых невероятных идей, когда-либо появлявшихся в США: что разнообразие такого рода есть преимущество для всей страны. Мой очерк в данном сборнике «Миф о разнообразии» объясняет, что теперь для всех, начиная с президента Соединенных Штатов, стало практически обязательным проговаривать ритуальную формулу: «разнообразие величайшая сила Америки». Конечно, потребуется лишь секундное раздумье, чтобы понять, что разнообразие является источником конфликтов и напряженности и что большинство людей в своей личной жизни избегают разнообразия и ищут комфорт в однородности. Американцы вынуждены смешиваться с другими расами на работе, но в целом они женятся, общаются и живут с людьми той же расы, что и они сами.

Разнообразие проклятие всех стран. Если мы где-либо находим серьезные кровопролития, то все они происходят из-за разнообразия. Будь то племенной конфликт в Африке, религиозные конфликты на Ближнем Востоке или беспорядки переселенцев во Франции все происходит потому, что люди, которые отличаются друг от друга каким-то принципиальным образом, пытаются делить одну и ту же территорию. Закрепление «разнообразия» в качестве верховной американской добродетели есть удивительный триумф идеологии над реальностью.

Сегодня из всех различных видов разнообразия, которым американцам предлагается радоваться, раса считается наиболее ценным. Жилые районы или учреждения, которые сегодня имеют большое разнообразие по национальному признаку, социальному составу, религии, политической ориентации, будут рассматриваться как скандально однообразные, если все их члены окажутся белыми. В соответствии с действующей идеологической ортодоксией, нет ничего важнее, чем мультирасовость.

При этом американский режим не находит никакою противоречия, настаивая на том, что расы вообще не существуют!

Мы верим, что физические и психические различия между шведами и пигмеями Конго являются мифом, придуманным псевдоучеными XVIII века. Американская жизнь поэтому построена на загадочных противоречиях: раса не существует, но является важным компонентом разнообразия; раса не существует, но расизм - страшная проблема.

Конечно, раса — важнейший биологический фактор. Расы отличаются в основных аспектах, и многие статьи в первом разделе этой книги, «Современность», описывают ужасающие последствия принятия догмы, что расы не только равны, но и взаимозаменяемы. Россия по-прежнему в значительной степени остается белой страной, поэтому очень немногие русские имеют прямой контакт с большим количеством людей других рас. Откровенные описания американской расовой реальности в этом разделе могут показаться шокирующими русскому читателю.

Одной из причин, по которой они могут удивлять, является то, что американские средства массовой информации представляют новости о расе таким образом, чтобы преуменьшить возможные напряжение и конфликты. Американский режим предпочитает игнорировать плохое поведение чернокожих и латиноамериканцев или извинять его, если оно не может быть проигнорировано.

Некоторые недавние события, однако, слишком серьезны, чтобы игнорировать их. Многие русские, конечно, слышали о негритянских беспорядках, имевших место в Фергюссоне, Миссури и Балтиморе, штат Мэриленд, в начале 2015 года. Насилие такого масштаба не может быть проигнорировано, так как телевизионные изображения чернокожих, жгущих полицейские машины и грабящих магазины, разошлись по всему миру. Конечно, официальное объяснение всегда одно и то же: гнев и насилие чернокожих оправдывается жестоким «расизмом» американского общества, особенно полиции.

Теперь в Америке табуируется даже возможность упоминания того, что различные расы не равны во всех отношениях, или что неудачи негров и латиноамериканцев проистекают из их собственных недостатков, а не из мифического «расизма». Один из разделов этой книги назван «Наука» и включает в себя статьи о биологических основах расовых различий. Научные доказательства теперь собраны в достаточном количестве: биология объясняет, почему чернокожие менее умны и более жестоки, чем белые, и почему азиаты умнее белых и менее жестоки.

Исследования в этой области продолжаются, но официальный климат в Соединенных Штатах столь враждебен к свидетельствам о различиях людей, что ученые тихо публикуют свои результаты в специализированных журналах, которые игнорируются крупными средствами массовой информации. Будущие поколения будут в изумлении оглядываться на эпоху, которая сознательно закрывала глаза на правду о расовых различиях.

Это не противозаконно откровенно говорить о расе, но это весьма опасно. Американцы пока еще не бросают в тюрьму инакомыслящих, но они относятся к ним как к прокаженным, которым не место в приличном обществе. Социальное давление, требующее соответствовать идеологическим догмам, настолько сильно, что правдивое обсуждение расы загнано в подполье. Русские, которые, возможно, по-прежнему думают о Соединенных Штатах как о бастионе свободы слова, не могут себе представить, сколь ужасно стало быть американцем. Я знаю людей, иммигрировавших в Америку из России и Восточной Европы, которые говорят, что американская расовая ортодоксия еще более гнетуща, чем коммунистическая ортодоксия их родины в 1960-х и 1970-х годах. Это то, что они видели и пережили, поэтому им можно поверить.

После распада Советского Союза в 1991 году Россия стала гораздо более открытой к идеям Запада. Поскольку Соединенные Штаты и Западная Европа богаче, чем была Россия, она может быть склонна принимать западные идеи некритически и думать, что они являются частью того, что делает Запад богатым и процветающим. К счастью, российские лидеры до сих пор отвергали это искушение и были осторожны в том, что они принимали от Запада.

Идеи, которые могли бы нанести наибольший ущерб России и другим бывшим коммунистическим странам прежде всего те, которые имеют отношение к расовому вопросу. Россия не должна попасть в ловушку, полагая, что раса не имеет значения или даже иллюзорна. Если Россия останется Россией, если она останется западной и европейской страной, то она не должна позволить своему населению стать смесью народов третьего мира.

Только европейцы могут нести европейскую цивилизацию вперед. Принимая большое число неевропейских иммигрантов и беженцев, Соединенные Штаты и Западная Европа разрушают наследие, которое строилось на протяжении тысячелетий. Они проигрывают тем самым будущее своих детей и внуков. Этой огромной трагедии можно было полностью избежать раньше, и еще есть время ликвидировать ее последствия сейчас. Русские не должны повторять наши ошибки!

Статьи в этой книге были написаны для журнала иод названием «Американский Ренессанс», который ежемесячно выходил более 20 лег, прежде чем перешел в интернет (www.AmRen.com) в 2012 году. Его название было символом нашей веры в возрождение той Америки, которую мы знаем и помним.

Я надеюсь, что ясно показал, почему полагаю, что этот сборник актуален и современен потому что темы, поднятые в нем, выходят далеко за пределы Соединенных Штатов. Моя надежда и молитва что они станут предупреждением для всех европейцев, которые еще не прошли до конца последний путь к «разнообразию» и « мультикультурализму», уже почти уничтожившим будущее Соединенных Штатов и теперь угрожающим выживанию самой большой и благородной цивилизации, когда-либо созданной человеком.

Джаред Тэйлор
Оактон, штат Вирджиния, США
25 мая 2015 года

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

10 марта 2003 года двое полицейских погибли в перестрелке в Стэплтон-Хаусе в Нью-Йорке. Грейс Уоткинс, которая живет в практически полностью «черном» квартале, пояснила, что, когда люди узнали об убийстве, они говорили, что полицейские получили то, что заслужили. «Я думаю, что много людей здесь совсем не были обеспокоены [расстрелом полицейских], — объяснила она, потому что думали, что были убиты белые полицейские, но когда они услышали, что полицейские были черные, их отношение изменилось полностью, и они начали выражать озабоченность в отношении семей офицеров полиции» (Douglas Montero, «Surprising Sympathy Dawns in Projects», New York Post, March 12, 2003).

Грейс Уоткинс 18 лет, что означает, что она родилась через 20 лет после принятия знаменитого закона о гражданских правах 1960 года. Задолго до наступления 1980-х годов вся сила масс-медиа и государственной политики американского общества страстно поддерживали достижение цели ликвидации расовых предрассудков. В течение всей ее жизни люди черной расы, к которой принадлежит мисс Уоткинс, не только были юридически защищены от дискриминации, но и сильно выиграли от государственной программы преференций, которую мы называем «позитивная дискриминация». Наша страна вложила более нравственной энергии в борьбу против расизма, чем в какой-либо национальный проект со времен Второй мировой войны. И все же почти 40 лет спустя после главных достижений в борьбе за гражданские права мисс Уоткинс спокойно говорит репортеру, что ее черные друзья и знакомые не волновались о гибели двух мужчин, которых они считали белыми. Полицейские стали человеческими существами в их сознании только тогда, когда они оказались черными.

Комментарий мисс Уоткинс стал просто небольшой деталью, показывающей атмосферу вокруг истории преступления. Не сомневаюсь, что большинство читателей вскоре забыли о нем. Но то, что сказала Грейс Уоткинс, и молчание средств массовой информации, сопровождавшее эго, стали символами полного провала колоссальных усилий, которые наша страна вложила в преобразование межрасовых отношений. Грейс Уоткинс живет не в той Америке, которую активисты Движения за гражданские права обещали нам. Никто из нас не живет в этой стране.

Цель интеграции — ликвидация расовых предрассудков, уничтожение расовых барьеров — состояла в том, чтобы построить общество, в котором раса потеряет свое значение. Мы должны были, по ныне канонизированному выражению Мартина Лютера Кинга, судить друг друга по нашему характеру, а не по цвету кожи. Друзья Грейс Уоткинс, как видно, судят о людях именно по цвету их кожи. Хотя белые, опасаясь прослыть неполиткорректными, обычно не выражаются столь свободно, они часто поступают так же.

Американцы по-прежнему разделяют себя по расам. Жилые кварталы почти так же разделены, как и в 1960 году. Церковные приходы разделены. Поколение за поколением американские школьники проваливают «тест столовой», усаживаясь за столами с друзьями, принадлежащими к одной расе. Американцы знают, что постоянная пропаганда интеграции и «разнообразия» является только маскировкой глубоких разногласий. За исключением редчайших случаев, американцы обычно проживают свою жизнь среди людей, схожих с ними.

Иногда страна проходит через приступ самодовольства, во время которого кто-то делает вид, что воспринимает концепцию гражданских прав серьезно. Кто-нибудь помнит «Расовую инициативу» президента Уильяма Клинтона? Начатая с большой помпой во время его второго срока, она должна была стать краеугольным камнем его наследия. Инициатива должна была стать основой для построения — используя цитату из документа — «единой Америки в XXI веке».

Сам факт инициативы был признанием того, что межрасовые отношения не таковы, как мы хотели бы видеть. Ее название даже намекает, что расовый конфликт угрожает идее «единой Америки». И все же, несмотря на всю власть и престиж Белого дома, данная инициатива ничего не добилась. То, что должно было вырезать имя президента на скрижалях истории, исчезло без следа. Как и сотни других расовых инициатив, информационно-пропагандистских программ, комиссий, жюри присяжных, это был бесполезный труд, закончившийся ничем.

Единственным интересным моментом в этой неудаче было то, что, как и раньше, результат ни в коем случае не поставил под сомнение официальную цель создания Америки, в которой раса не имеет значения. Мы до сих пор празднуем День Мартина Лютера Кинга, мы все исходим яростью, подобно инквизиторам прошлого, на людей вроде Трента Лотта (5 декабря 2002 года, в 100-й день рождения Строма Тэрмонда, сенатор от Миссисипи Трент Лотт заявил: «Я хочу сказать о моем штате: Когда Стром Тэрмонд баллотировался на пост президента, мы голосовали за него. Мы гордимся этим. И если бы остальные штаты последовали нашему примеру, мы бы не имели множества проблем на протяжении всех этих лет». Г-н Тэрмонд был кандидатом 1948 года от партии «Диксикратов» и выступал как сторонник расовой сегрегации. Ссылка сенатора Лотта на эту кампанию была повсеместно осуждена как одобрение сегрегации. Г-н Лотт неоднократно извинялся, но его осуждение не прекратилось. Он сам ушел с поста лидера большинства в Сенате, когда республиканцы пригрозили отправить его в отставку).

Мы продолжаем озвучивать банальности о пользе расового «разнообразия», но остались ли еще реальные верующие в это среди американцев? Кто-нибудь думает, что чернокожие могут успевать в школе так же хорошо, как и белые, что обитатели гетто внезапно станут средним классом, что белые останутся, когда в их квартал придут чернокожие или мексиканцы, что расовая напряженность исчезнет или что национальное единство, которое мы считали само собой разумеющимся в 1940-х и 1950-х годах, может быть уничтожено двуязычием, мультикультурализмом и сведением белых к расовому меньшинству? Мы стали подобны Советскому Союзу, где бесклассовая утопия продолжала быть официальной национальной идеей, хотя все понимали, что эго невозможно. Наши расовые мифы, возможно, были выдвинуты с благими намерениями, но они столь же ошибочны и деформированы, как и марксистская идеология. Нация не может постоянно находиться в погоне за недоступными целями и основываться на принципах, в которые почти никто не верит.

Авторы, представленные в этой книге, отвергают современную расовую ортодоксию. Некоторые никогда не верили в нее. Большинство изначально принимали ее без вопросов, но в конце концов на собственных ощущениях убедились в ошибочности. Они все прекрасно понимают, что идеи, предлагаемые вместо современной американской идеологии расового разнообразия, являются не меньшей революцией, чем та, что спасла Россию и Восточную Европу от их умирающей коммунистической ортодоксии.

Эта книга является сборником статей из ежемесячного журнала «Американский Ренессанс», в котором я являюсь редактором. За те 13 лет. что он издается, многие авторы, я думаю, заложили основы объективного подхода к расе, основанного на фактах истории и культуры. Эта книга представляет собой непримиримый разрыв с декларациями и клише эпохи гражданских прав. Авторы считают, что когда десятилетия опыта не дают никакого результата, но противоречат реальности, на которой основывается государство и экономика, то такие идеи должны быть пересмотрены. Америка попыталась настолько ревностно, насколько может попытаться нация —- построить общество в соответствии с умозрительной доктриной. Грейс Уоткинс, и вряд ли она одна, говорит нам, что мы не смогли это сделать. Пора признать неудачу и остановить движение по ошибочному пути, который ведет Америку в пропасть.

Если мы не хотим повторять одни и те же ошибки, мы должны принять по крайней мере, следующие идеи:

• Раса есть важный аспект индивидуальной и коллективной идентичности.
• Большинство людей имеют сильные чувства расовой лояльности и предпочитают культуру и образ жизни, связанный с собственной расой.
• Когда люди разных рас вступают в контакт, возникают неизбежные проблемы.

Эти три тезиса универсально верны и являются спорными только в обществе, настроенном игнорировать очевидные факты. Даже если наши люди не признают эти принципы открыто, большинство американцев живут по ним.

В этой книге мы идем немного дальше, чем выражено в данных тезисах: расы не идентичны и не взаимозаменяемы по своим средним показателям и способности к созданию и поддержанию высокой цивилизации. Любое общество, которое ожидает, или, как у нас часто делается, требует, - равных результатов по разным расам, требует невозможного. В конечном счете сегрегация, учитывающая реальность расовой лояльности и расовых различий в способностях и поведении, оказывается более естественной, чем интеграция.

Мы идем еще дальше: расовые и этнические группы имеют коллективные интересы, и эти интересы часто находятся в конфликте. Одним из примеров является «позитивная дискриминация». Чернокожим и латиноамериканцам она нравится, потому что приносит им пользу за счет белых и азиатов. Белым и азиатам она не нравится по той же причине. Это антагонистические интересы, которые не могут быть согласованы никак, и уже десятилетия белые, которые поднимают свои голоса против систематической расовой дискриминации, постоянно обвиняются в «расизме».

Другой пример конфликта демографические изменения Америки. Всякий раз, когда данные переписи сообщают об увеличении числа выходцев из Латинской Америки, латиноамериканские активисты отмечают политические, культурные, языковые и экономические выгоды, которые приходят с численным ростом латиноамериканцев. Они не скрывают, что хотят, чтобы наша страна стала еще более испаноязычной, учитывала их вкусы, признавала их образ жизни, праздновала их праздники и прославляла их героев.

Большинство нелатиноамериканцев не хотят, чтобы США стали еще более похожи на Латинскую Америку, и непонятно, почему они вдруг должны этого захотеть. Многие желали бы увидеть, как растущее латиноамериканское присутствие сократится. Подобно «позитивной дискриминации», это еще один симметричный непримиримый конфликт: страна не может стать более латиноамериканской без ущерба для интересов тех, кто любил ее такой, какой она была, и не может стать менее латиноамериканской без ущерба для интересов тех, кто к этому стремится. Излишне говорить, что каждое американское учреждение находится полностью на стороне тех, кто хочет видеть более латиноамериканскую страну. Они говорят, что «разнообразие» —- это хорошо для нелатиноамериканцев. Но латиноамериканцы, безусловно, не стали бы отстаивать эту точку зрения, если бы роли сменились и белые американцы вытесняли бы латиноамериканцев из их страны и трансформировали ее во имя «многообразия». Двойные стандарты такого рода подробно проанализированы в главах этой книги.

Разве незаконно или аморально для тех, кто построил нашу страну, предпочесть то, что отражает их собственное прошлое, культуру и образ жизни, чтобы сохранить Америку для своих собственных детей, а не отдать ее незнакомым и чуждым пришельцам?

Возможно, наиболее дискуссионной позицией в этой книге является то, что белые имеют право на сопротивление вытеснению со стороны других народов и рас. Это фундаментальное право мы признаем за цветными народами повсеместно. Только белые — будь то в Европе, или Северной Америке, или Австралии, — это те люди, от которых ожидается, что они будут действовать так, будто для них привилегия поделиться своими землями с чужаками, которые прибывают во все большем количестве, изменяя все сообразно своим вкусам и привычкам.

Вытеснение для народа эквивалентно смерти. Собственная культура и образ жизни ускользнет от белых, если они продолжат заполнять свою родину иммигрантами других рас. На индивидуальном уровне белые демонстрируют свое отвращение к расовой трансформации, уезжая, когда районы их обитания становятся черными или мексиканскими, или гаитянскими, или как в случае Европы, когда они постепенно превращаются в маленькие Турцию, Пакистан или Алжир. Если белые отказываются принимать эту трансформацию на местном уровне, то почему они должны приветствовать ее на национальном?

Джордж Мак-Дэниэл, веб-редактор «Американского Ренессанса» и редактор этой книги, дал ей название «Race Against Time» («Раса против времени»). Для белых сейчас действительно идет гонка со временем. Если они ничего не сделают, если они позволят себе стать меньшинством, то их будущее будет вырвано из их рук. Пришельцы имеют свои собственные идеи о правительстве, религии, культуре, законах и об отношении к расовым меньшинствам. После того как они станут достаточно многочисленны, они начнут игнорировать пожелания бывшего большинства, как это уже происходит в тех частях Соединенных Штатов, Германии, Великобритании или Франции, где иммигранты стали локальным большинством. Белые имеют полное право сопротивляться лишению своих прав, и если они не будут отстаивать эти права, если они проиграют гонку против времени — они будут отодвинуты в сторону теми народами и расами, которые не стесняются смело отстаивать свои интересы.

Не слишком большим преувеличением будет думать об этой книге как о совокупности ересей против государственной идеологии современной Америки. Эта идеология, почти квазирелигия, которой в реальности придерживаются лишь немногие люди (в противном случае почему белые массово не покупают дома в черных кварталах?), но эта религия неизменно получает право диктовать политику, запугивать и карать отступников. Проще говоря, наша ересь заключается в следующем: раса важна, и белые имеют права именно как раса.

Наша страна, да и белые повсеместно, совершили страшный неправильный поворот в развитии. Последствия мультирасовости ясно видны везде, будь то в Лос-Анджелесе, Филадельфии, Лондоне или Милане. Везде, где была сделана попытка привлечения других народов, расовая интеграция создала проблемы. Как только иммигранты прибывают в достаточном количестве, они перестают ассимилироваться в принимающих их странах и требуют, чтобы вместо этого принимающая страна адаптировалась к ним.

В долгосрочной перспективе адаптация означает исчезновение европейского образа жизни и замена его другими африканским, азиатским, латиноамериканским.

Авторы этой книги и движение, которые мы представляем, совершенно серьезно говорят о выживании нашего народа и нашей культуры. Если белые не откажутся от учения расовой ортодоксии, то они перестанут быть народом с самостоятельной культурой. История, нравственность, биологические принципы и поколения здравого смысла оправдывают наше желание, чтобы наши дети шли путями своего народа, чтобы они были наследниками культуры и цивилизации Европы, чтобы их жизнь определялась их собственной историей, а не требованиями людей, отличающихся от них самих. Все больше и больше белых пробуждаются от расового обмана вследствие кризиса, с которым они сталкиваются. Они избавятся в конечном итоге от летаргического сна и защитят себя с целью выживания как парода, на что все люди имеют равное право.

Джаред Тэйлор
Оактон, Вирджиния, 2 июля 2003

ОБ ЭТОЙ КНИГЕ

Рабочее название этой книги было «Американский Ренессанс. Лучшее». Хотя мы в конечном счете от него отказались ради нынешнего, это название символизирует нашу задачу, стоявшую на протяжении существования этого проекта. Так или иначе, мы вынуждены были еще раз изучить 13 лет работы, прочесть почти 500 статей и обзоров и отобрать в нашу коллекцию не более 7% от общего числа опубликованного ранее.

Нашим первым шагом было просто осознать задачи, исходя из обратной связи с нашими читателями, и взглянуть на них. У нас было более полу гора тысяч печатных страниц, в том числе 400 крупных статей и более 100 рецензий, написанных десятками авторов со всей Америки и из многих стран мира. Один только перечень профессий авторов был поразительным: от полицейских и пожарных до ученых-исследователей, от историков до кондукторов метро, от заключенных до католических священников — 1500 страниц представляли статьи от людей из всех слоев общества.

Но прежде чем мы решили, как сделать трудный выбор, нам потребовался план. «Американский Ренессанс» — журнал идей, а не журнал новостей. По этой причине мы решили, что концептуальный подход будет лучше. Статьи и обзоры (каждая из которых, по существу, отдельная статья, для которой основой является одна или несколько книг) разделились на несколько довольно легко выделяемых категорий. Те, которые описывали события, относились либо к «Современности», либо к «Прошлому» или к «Будущему». Большая часть остальных текстов могла быть классифицирована как относящаяся к «Пауке». Так у нас появились разделы сборника. Но какие статьи использовать в книге? Мы проделали наш путь через творчество авторов «Американского Ренессанса», разыскивая повторы и преувеличения, недостатки в стиле и фактической глубине. Мы хотели получить книгу которая была бы декларацией того, чем являлся «Американский Ренессанс» в течение первых 13 лет своего издания, а также книг у, которая стояла бы отдельно от журнала, предоставляя своим читателям самые лучшие работы широкого спектра специалистов в различных областях (Большая часть работ в данном сборнике принадлежит Джареду Тэйлору, но, помимо ею статей, в сборник также включен ряд текстов, принадлежащих наиболее интересным авторам журнала «Американский Ренессанс», а также другие тексты Джареда Тэйлора, опубликованные в журнале « Американский Ренессанс». - Примеч. пер.).

В заключение читатели, знакомые с «Американским Ренессансом», могли бы спросить, почему из постоянных разделов «Американского Ренессанса» здесь не представлены раздел писем и раздел «О Tempora, О Mores!»? (О времена! О нравы! - рус.) По крайней мере 700 писем пришли в «Американский Ренессанс» от читателей со всего мира, большинство из них дружелюбны, некоторые явно враждебны, но каждое вносит свой вклад в наше дело. Ни одно из них не будет издано в этом сборнике, хотя, возможно, впоследствии появится отдельный и очень интересный том, составленный из них... Что касается «О Tempora, О Mores!», то тема каждого месяца уникальна и представляет своеобразный подход современного общества к расе, этнической принадлежности и культуре. Мы опубликовали около трех тысяч материалов «О Tempora, О Mores!» на протяжении многих лет, ведя хронику, публикуя небольшие истории, рассказывающие об абсурдных результатах столкновения нашего общества с реальностью и его отчаянные попытки спрятаться от истины. Поэтому мы воздержались от публикации этих безусловно интересных, но имеющих локальное значение материалов.

Джордж Мак-Дэниэл


American Renaissance.

Апостроф
Роман Раскольников

Источник: zavtra.ru, Выпуск №26 (1178) / Салон. 30 июня 2016 года.

Джаред ТЭЙЛОР. "Гонка со временем: Расовые ереси в XXI столетии". — М.: Кучково поле, 2016. — 480с.

Именно расовый взгляд, как никакой иной, особенно чётко позволяет увидеть всю противоестественность "современного мира"… В изданной в Берлине в 1904 г. книге "Чисто Немецкое. Основные черты нашего национального мiровоззрения" расолог Фридрих Ланге писал о "дворянской грамоте, положенной в колыбель всем, кто принадлежит к белой расе". "По сравнению с этим, — продолжал он, — расстояния между классами среди самих белых незначительны. Если бы вся белая раса приобрела сознание превосходства, согласно дворянской грамоте своей крови, над другими расами!". Подобные заявления в тогдашнем мiре были вполне "политически корректны" и выражали ежели и не всеобщее мнение, то по крайней мере мнение элит белого мира…

Сколь многое изменилось всего лишь за век с небольшим! Вместо расово-поэтической метафоры Ланге о "дворянской грамоте крови белых" нам предлагается угрожающая метафора "гонки со временем" в книге Тэйлора и его коллег по журналу "Американский Ренессанс", интеллектуальному органу белых консерваторов Америки… В оригинале книга названа: "A Race Against Time", и здесь присутствует зловещая игра слов, ибо в английском языке слово "race" обозначает и "гонку" (отсюда, кстати, залетевшее в русский язык словцо "стритрейсеры"), и "расу"… Для белой расы ныне идёт "гонка со временем", убеждены авторы сего сборника: "Если они ничего не сделают, если они позволят себе стать меньшинством, то их будущее будет вырвано из их рук. Пришельцы имеют свои собственные идеи о правительстве, религии, культуре, законах — и об отношении к расовым меньшинствам. После того, как они станут достаточно многочисленны, они начнут игнорировать пожелания бывшего большинства… Белые имеют полное право сопротивляться лишению себя прав, и если они не будут отстаивать эти права, если проиграют гонку против времени — они будут отодвинуты в сторону теми народами и расами, которые не стесняются смело отстаивать свои интересы".

Подзаголовок данной книги "Расовые ереси в XXI столетии" также наполнен смыслом, ибо "мультирасовость" в современном мiре превратилась в своего рода догму квазирелигии "антирасизма". "Наша ересь, — заявляет Тэйлор, — заключается в следующем: раса важна, и белые имеют права именно как раса". Насколько же извратился мир, ежели то, что в нормальных условиях являлось "расовой ортодоксией" (см. выше слова Ланге) ныне предстаёт как "расовая ересь". Американские "расовые реалисты" и на историю своей страны стараются смотреть реально, ничего не приукрашивая и не скрывая: "Наша страна, да и белые повсеместно, совершили страшный неправильный поворот в развитии". Сей "страшный поворот" в неправильном направлении был бы невозможен без участия "белых предателей" входящих в "элиты" стран белого мира.

Об этом чёрном факте "белого предательства" также откровенно говорит Тэйлор: "Одним из великих несчастий истории является то, что американский правящий класс отвернулся от понимания расы, которое является основой европейского братства. Американский режим предал исконную концепцию своей страны в расовом отношении как сознательного форпоста Европы; концепцию, которая руководила народом от его основания до 1950-х и 1960-х годов. Эта история расового предательства стала одной из главнейших тем нашей книги. Соединённые Штаты в настоящее время отвергают традиционную расовую концепцию собственного основания, а историки пытаются забыть эту часть прошлого Америки"…

Соратники из "Американского Ренессанса" — се поистине Другая Америка; Америка, которая помнит о своих духовных и расовых первоосновах. И эта белая Америка не враждебна России: авторы сборника выражают явную симпатию русским, они преисполнены намерений предостеречь Россию от попадания в ту "расовую ловушку", в которую угодила их страна, от "повторения их ошибок"… Их, скорее, можно "упрекнуть" в некоторой идеализации России, которая, увы, тоже не избегла мультирасового морока. Антирасовая ортодоксия в России, в силу "традиционного" отечественного разгильдяйства и правового нигилизма, не приняла столь юридически-отлаженный вид, как в США, и это, пожалуй, единственное наше "преимущество"… Ждёт ли патриотов белой Америки поражение или победа в "гонке со временем", труд, предпринятый ими, — не напрасен. Темы, поднятые в сборнике, выходя далеко за пределы США, и актуальны, и своевременны для всего белого мира. Да сбудется "надежда и молитва" редактора оного — Дж. Тэйлора, "что они станут предупреждением для всех европейцев, которые ещё не прошли до конца последний путь к "разнообразию" и "мультикультурализму", уже почти уничтожившим будущее Соединённых Штатов и теперь угрожающим выживанию самой великой и благородной цивилизации, когда-либо созданной человеком". Да вернёт белый человек то изначальное достоинство, что сообразно "дворянской грамоте" его крови.

Полистать книгу, формат PDF

Оглавление книги







Материалы по теме:
Джаред Тэйлор - представитель современного американского консерватизма (межрасовый вопрос в США)
Джаред Тэйлор "Наука о человеческой природе. Генетическая теория подобия. Потребность в расовой идентификации"
Джаред Тэйлор "Расовая сегрегация в школах США"
В.Б.Авдеев "Расовый реализм Джареда Тэйлора". И предисловие Д.Тэйлора к русскому изданию «Белой идентичности»
Ситуационная расология Джареда Тэйлора
Смешение рас: статистика США. Межрасовая ситуация в Америке (сборник материалов)
США грозит «цветная» гражданская война. Уже сегодня сложно говорить о единстве американской нации
Перепись населения США – проблемы расовой идентичности
Афроамериканцы снова хотят стать неграми, в Америке бум белых анклавов
Межрасовый вопрос в США в исторических фотографиях и иллюстрациях
Беспорядки в американском городе Фергюсон (фото, текст), август 2014 года. Расовые бунты в США
Американский журналист осудил славянское фэнтези за отсутствие негров
Ученые узнали о вымирании белых американцев
Понятие "раса" отправляется в помойку? Новейшее достижение американской науки!
Расы – пережиток прошлого или научная реальность?
Обзор книг "Реабилитированная расология"


Джаред Тэйлор о расе.

 

К
 



РУСКОЛАНЬ