Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.


Человековедение

Записки психиатра. Детская жестокость — не диагноз

Источник: life.ru, 29.10.2016г.

Врач-психиатр рассказывает о причинах детской жестокости, которые не связаны с психическими расстройствами.

Тут не так давно на лопасти рунетской мельницы угодила очередная тачка пахучей органики, и народ, обрадовавшись, кто рейтинговому инфоповоду, кто просто возможности почесать пальцы о клавиатуру, увлечённо перемывал фрагменты скелета юных живодёрок. Традиционно попытались втянуть в это обсуждение меня и запросить диагноз по аватарке, но я не менее традиционно отказался. Почему — я уже в паре слов обмолвился в одной из предыдущих статей. Кроме того, есть определённые правила врачебной этики, и одно из них не позволяет обсуждать конкретного человека и делать свои выводы достоянием общественности, если человек сам об этом не просил. Да даже если попросил бы...

Но если отвлечься от личностей, то само явление — я имею в виду агрессивность и жестокость среди детей и подростков — стоит того, чтобы приглядеться к нему повнимательнее. Чтобы понять, что причесать его под одну гребёнку шифра F из международной классификации болезней (я имею в виду её десятую версию) не удастся. Почему? Давайте разберёмся.


Фото: flickr / Viktor Karppinen

Мне очень бы хотелось порекомендовать всем, кто ещё не имел такой возможности, прочесть "Заводной апельсин" Энтони Бёрджесса. Или, если длинные слова только расстраивают, поглядеть фильм, снятый Стэнли Кубриком по этому роману. Одна из мыслей, которая, возможно, не так явно, но тем не менее очень хорошо показана в романе, — жестокость вообще довольно характерна для племени молодого и стрёмного. Я не имею в виду нынешнюю молодёжь — это вообще особенность любого молодого поколения, во все века и эпохи, так что потирающие в предвкушении руки ханжи могут чуть расслабиться.

На всякий случай отдельно подчеркну: да, есть агрессия и жестокость как следствие психопатологии, но есть моменты, когда их не стоило бы рассматривать в качестве признаков психического заболевания.

Молодость и активность (как один из её важных атрибутов) очень часто идут если не бок о бок, то не так уж далеко от агрессивности. Начиная уже с того момента, как самый шустрый из сперматозоидов, растолкав товарищей (а кому-то и надавав хвостиком по мордасам), показал всем прочим, что "ин гроссен фамилиен нихьт клювен клатц-клатц". Кто раньше встал — того и тапки. И с самого появления на свет, даже если обстановка вокруг ребёнка тепличная, ему всё равно приходится сражаться за своё место под солнцем. Со всеми подряд, начиная от бактерий и заканчивая непонятливыми родителями, не умеющими различить пятьдесят оттенков детского "Уааа!"

Чем дальше в сельву — тем упитаннее герильяс: детский сад, песочница во дворе, младшие (и старшие) братья-сёстры, школа... И мало кто из близкого по возрасту окружения спешит блюсти кодекс истинного рыцаря и правила настоящей принцессы. А если и пытаются, то явно берут за основу труды Макиавелли. То есть снова надо работать локтями. А понимание всех тонкостей морально-этического комплекса ещё не сформировалось... И с теми же домашними животными ребёнок зачастую ведёт себя так, как чуть ли не с равными если не по интеллекту (он-то априори умнее!), то по рангу: куснул или оцарапал — вот тебе сдачи!

Ещё одна из причин, в которой вам вряд ли признаются родители, что привели ребёнка на приём к психиатру, — это калька. То есть копирование ребёнком той модели поведения, которую он подсмотрел в семье. И если в этой семье волшебное слово — "бегом!", а общение на животрепещущие темы происходит многоэтажно и с привлечением кухонной утвари — нечего удивляться, что ребёнок рано или поздно решит его повторить. Либо повторить манеру держаться тех, кого он считает авторитетами, особенно в ту пору, когда родители выходят из фавора, зато во дворе можно узнать не только про то, что Деда Мороза, как бы это помягче выразиться...

Определённую безбашенную нотку вносит и массовая культура. Погоня литературы, кино, компьютерных игр за зрителями, участниками и рейтингами Дикой Охотой прошлась по морально-этическому комплексу, отчего тот как-то сбледнул, съёжился и старается не высовываться. Хочешь успеха — покажи побольше кровищи, секса, и чтобы главный герой сначала помучился, а потом как обиделся, как достал из кармана шестиствольный "Вулкан"!

Само собой, стоит вспомнить ещё одну пору — пору гормонального взрыва в подростковом периоде. Что бы мы там ни говорили про главенствующую роль надстройки над базисом, этот самый базис и у взрослых-то порой рулит безраздельно, что уж тут говорить про юные умы! Может, подросток и сам не рад, но мало что может с собой поделать: протестные реакции из него так и прут.

И не стоит забывать о случаях социально-педагогической запущенности. То есть о той ситуации, когда, как один из вариантов, ребёнком дома никто толком не занимается и не объясняет ему, что такое хорошо и что такое плохо. Ну мало ли: родителей нет, а воспитывают теряющие разум дед с бабкой. Или родители есть, но лучше бы не было. Или им по каким-то важным для них причинам не до ребёнка. Второй вариант... собственно, он сейчас присутствует почти всегда и везде. Если раньше можно было задать риторический вопрос "чему же тебя учили семья и школа?", то теперь второй пункт автоматически отпадает. Сняла с себя современная школа обязательства по воспитанию. Де факто. Абстрагировалась от них. Да, есть занятия по религии и светской этике, но какие-то невнятные. Да и сколько их, тех занятий?


Фото: flickr / Sarah Dyer

Я постарался перечислить основные причины детской агрессивности и жестокости в ситуациях, не обусловленных психическими болезнями. Чтобы не возникало соблазна воскликнуть: ах, он такой жестокий — значит, он явно ненормальный! Поверьте: нормальные зачастую творят такое, что нашим пациентам и не снилось.

Что же касается тех ситуаций, когда детские жестокость и агрессия — симптом психического расстройства... Вот здесь следует всё же сделать паузу. Чтобы в следующей статье перечислить те основные признаки, по которым можно сделать вывод, что же это — болезнь или реакция, не являющаяся следствием болезненного процесса? А также уточнить, какая именно болезнь может такое вызвать.

Автор: Максим Малявин, врач-психиатр.

Записки психиатра. Признаки шизофрении в поведении ребёнка

Источник: life.ru, 05.11.2016г.

Писатель и психиатр Максим Малявин рассказывает о том, когда детская жестокость является признаком психических отклонений.

В прошлой статье я показал ситуации, когда детская жестокость не обусловлена каким-либо психическим заболеванием. Теперь стоит разобрать иные случаи и примеры. Те, когда причина жестокости у ребёнка кроется именно в болезни.

Вначале несколько слов о тех общих признаках, которые дали бы возможность заподозрить, что что-то здесь неладно. О таких, которые заставили бы насторожиться и психолога, и психиатра. Ну и родителей, прежде всего. Хотя как раз с родителями-то и проблема: несмотря на то что ребёнок (кроме случаев, когда всем всё по фигу) растёт на их глазах, многие из них склонны давать этим первым звоночкам своё, кажущееся им рациональным объяснение. И даже в тех случаях, когда психическая болезнь цветёт пышным цветом, далеко не все из них готовы показать своё чадо психиатрам. Максимум — это психологу.

Повторяемость. То есть когда эпизод проявления жестокости не единичный, а возникает раз за разом — иными словами, когда можно говорить не о случайности, а о закономерности.

Невозможность коррекции. Тот самый случай, когда ваш восьмидесятый уровень харизмы, законченное высшее педагогическое образование и инсталляция из прочих дипломов и сертификатов о том, что вы знаете, как перестать заниматься ерундой и начать жить, ребёнку до одного места. Весьма топографически удалённого от предполагаемой локации головного мозга. И когда столь лелеемые в коллективе методы убеждения, принуждения и личного примера ему как о стенку горох. Он просто тупо продолжит действовать в прежней манере.

Неадекватность поступков. Когда жестокость невозможно логически вывести из окружающей ситуации либо сила, с которой она проявляется, очень несоразмерна ей. И непонятно, откуда посреди всей этой пасторали взялся такой Нак-мак-Фигль с воплями "Раскудрыть, чувырлы! Траккансы нале-напра! Ща я ва рва-порва! Верзуны! Всем кирдыкс, один оста!".


Фото: Flickr/Michael Yan

Бок о бок с неадекватностью идёт следующий признак — безмотивность жестоких поступков. Ситуация, когда собственный побуждающий мотив либо отсутствует вовсе, либо он настолько глубинный и неявный, что ни один шахтёр-психоаналитик не докопается.

Сопутствующие признаки нарушения психической деятельности. Особенно такие, которые могли бы оказаться причиной жестокости либо её посредником. Что за признаки? Галлюцинации (вдруг кто-то приказывает или нашёптывает такое, что другого выхода уже и нет), бредовые мысли и конструкции (когда сам ребёнок, например, уверен в том, что на самом-то деле он выполняет крайне важную миссию), явления моторного и идеаторного автоматизма (когда действия и мысли вроде бы принадлежат не самому человеку, а кто-то управляет ими за него), выраженный депрессивный фон (тут уж кому-то бывает не до сострадания: самому плохо, а вокруг ещё и эти...), глубокие болезненные изменения личности и целый ряд других симптомов и синдромов.

Нарушение связи с социумом. Если видно, что ребёнок замкнулся в себе, оборвал (или так и не сумел наладить) контакты со сверстниками, не завёл или растерял друзей-приятелей, перессорился с одноклассниками или упрочил свои позиции в статусе белой вороны, — на этот момент тоже имеет смысл обратить внимание.

Теперь небольшими набросками о собственно психических заболеваниях, которые могут явиться причиной жестокости ребёнка либо ею сопровождаться.

Умственная отсталость. Далеко не всегда сопровождается жестокостью: напротив, очень часто дебилы и имбецилы тихие, ласковые и послушные; но если уж одно сочетается с другим — то это очень тяжко и для родных, и для окружающих. В том числе и потому, что объяснить такому ребёнку, что такое плохо и чего делать нельзя (а главное — почему этого делать нельзя), — ну, вы сами понимаете...

Формирующееся расстройство личности. Или психопатия, как её раньше называли. Тут могут быть нюансы и оттенки, характерные для разных типов этих самых расстройств. К примеру, жестокость при истероидном расстройстве личности — это следствие эгоцентризма, когда все окружающие — лишь фон для такой звездищи. Жестокость ядерного психопата эссенциальна — ну не может он иначе, не мыслит для себя иного модуса операнди. Жестокость психопата возбудимого, импульсивного — это вспышки, когда деструктивное начало прорывается наружу и достаточно лёгкого толчка, чтобы шарахнуло. Правда, и проходит эпизод тоже быстро. Иное дело — психопат эпилептоидный. Этот дерьмоносец "Угрюмый" долго и въедливо рассматривает горизонт через сетку прицела. И не дай бог в неё попасть: уничтожать будет методично и со вкусом. Паранойяльный психопат может быть жестоким — но в силу какой-то идеи, полностью его захватившей. Может быть, даже светлой, для достижения которой все средства хороши — с его точки зрения. Психопат шизоидный чаще всего жесток не за идею. Просто оттого, что, с одной стороны, логика, которую он выстраивает, преобладает над чувствами, с которыми у него большие сложности, а с другой — в силу того, что он может быть избирательно, хрустально чувствителен в одном и одновременно деревянно туп в отношении всего прочего (в том числе и в понимании, какую боль он может причинить другим своими действиями). Симптом дерева и стекла — так это называют в психиатрии.


Фото: Flickr/bswise

Шизофрения с ранним началом. Между самим диагнозом и жестокостью нельзя провести чёткую параллель, но в ряде случаев особенности болезни могут быть её причиной. Какие? Во-первых, те же самые изменения личности, характерные и для шизоидной психопатии, только более ярко проявляющиеся — к примеру, в случае простой формы шизофрении. Во-вторых, галлюцинации, бред, моторный и идеаторный автоматизм — в случае параноидной и кататонической её форм. В сочетании с изменениями личности, эмоциональной холодностью и отчуждённостью. В-третьих, есть ещё одна форма шизофрении, при которой часто бывает так, что одним из главенствующих симптомов как раз выступает жестокость в сочетании с дурашливостью. Это гебефренная форма шизофрении.

Ну и, помимо всего прочего, не стоит забывать ещё об одной патологии. Сейчас она относится к группе, которую политкорректно называют расстройствами сексуального предпочтения. Так вот, садизм как раз в неё и входит.

Поэтому не дай бог, конечно, но если вдруг вы заметите за своим ребёнком эти тревожные признаки — не поленитесь, дойдите до психиатра. Или хотя бы до психолога. А вообще — будьте здоровы! Вы и ваши дети. Во всех отношениях.

Автор: Максим Малявин, врач-психиатр.

Материалы по теме:
Детский эгоцентризм исчезает с развитием мозга
Отстаньте от детей! Нейропсихолог о вреде раннего развития
Почему мальчикам и девочкам в России лучше учиться раздельно?
Ученые: интеллект можно предсказать по детским рисункам
Бронин С.Я. "Малая психиатрия большого города"
Карл Леонгард "Акцентуированные личности"
Конрад Лоренц. Агрессия (так называемое «зло»), отзыв Е.С.Холмогорова
Что делает человека психопатом? Лишённые совести. Пугающий мир психопатов
Как распознать сумасшедшего рядом с собой
Преступниками все-таки рождаются / Криминалисты США научились составлять фоторобот по ДНК
Восемь технологий, с помощью которых нас превращают в выродков
Фотопроект "Оборотная сторона материнской любви” фотографа Анны Радченко
О пользе критического мышления и научного подхода при воспитании детей
Неприятие научного знания уходит корнями в детскую психологию
О господи! Дети религиозных родителей оказались жадными, жестокими и нетолерантными
В.Базарный "А были ли мальчик?"
А.Некрасов "Материнская любовь"
Д.Соколов-Митрич "Всё лучшее - детям!"
А.Карпов "Двоемыслие и дети"

 

К
 

РУСКОЛАНЬ