Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.



Оценка психологических особенностей человека по изображению его лица
представителями разных расовых групп

Источник: Портал психологических изданий, psyjournals.ru,
Экспериментальная психология 2013. Том. 6, № 3. С. 98–109, ISSN: 2072-7593 / 2311-7036
Выделения в тексте: сайт "Русколань".

Авторы:
Ананьева К.И., кандидат психологических наук, научный сотрудник центра экспериментальной психологии МГППУ.
Демидов А.А., кандидат психологических наук, главный специалист Российского гуманитарного научного фонда Правительства РФ, научный сотрудник Центра экспериментальной психологии МГППУ.
Швец Т.А., аспирант Московского городского психолого-педагогического университета.

Исследование временных аспектов возникновения перцептивного образа (образ, создающийся в результате восприятия - прим. "Русколань") имеет богатую историю как в отечественной, так и в зарубежной психологической науке (Барабанщиков, Демидов, 2008, 2009; Величковский, 1982; Ланге, 1893; Никитин, 1985; Flavell, Draguns, 1957). В многочисленных экспериментах с применением метода тахистоскопии было показано, что продукт восприятия предметной среды не является застывшим отпечатком и в процессе своего формирования проходит ряд закономерных стадий, или фаз, - от глобального и недифференцированного образа до конкретного и наделенного индивидуальным содержанием предмета. Этот процесс характеризуется неравномерностью, гетерохронностью, цикличностью, накоплением и трансформацией результатов предыдущих стадий, в ходе которых осуществляется не только последовательная дифференциация, но и более тесная интеграция компонентов чувственного образа. Идея микрогенетического исследования была распространена на ряд других психических процессов, в том числе на процесс межличностного восприятия (Allport, 1937; Krugh, Smith, 1970).

Однако коренное различие объектов этих двух направлений исследований - восприятие предметного мира и восприятие человека как личности и индивидуальности - ставит вопрос о специфике микродинамики представления о другом человеке. Современные исследования по данной тематике представлены в основном работами зарубежных психологов, направленными на изучение процессов вынесения наблюдателем суждений или оценок о различных психологических качествах воспринимаемого человека в условиях временного дефицита (Bar et al., 2006; Carney et al., 2007; Rule, Ambady, 2008; Willis, Todorov, 2006). Результаты этих исследований позволяют сделать вывод о том, что связь между адекватностью оценки индивидуально-психологических особенностей человека по выражению его лица и временем его восприятия носит сложный нелинейный характер, который определяется влиянием ряда параметров: во-первых, конкретными психологическими качествами, которые оцениваются наблюдателем, и, во-вторых, продолжительностью экспозиции изображения лица оцениваемого человека.

Следующей важной детерминантой организации межличностного восприятия является собственно перцептивная категоризация такого объекта, как человеческое лицо, которая в данном случае выступает опосредующим фактором, облегчающим/затрудняющим процесс формирования впечатления о другом человеке, особенно в первые десятки миллисекунд восприятия. Немаловажное значение в формировании первого впечатления о воспринимаемом человеке и категоризации информации о нем приобретает оценка такой базовой его характеристики, как расовая принадлежность.

Наиболее актуальным направлением исследований восприятия психологических особенностей представителей разных рас является изучение так называемого «эффекта другой расы» (other-race effect). Суть данного феномена заключается в том, что идентификация (в широком смысле) и распознавание человеком лиц иной расовой принадлежности (относительно расы наблюдателя) отличаются меньшей точностью по сравнению с распознаванием лиц представителей одной с ним расы (Демидов, Ананьева, 2010; Харитонов, Ананьева, 2012).

Материал по теме: Газета.ру - При опознании человека другой расы люди ошибаются в 50% случаев

Однако существование «феномена другой расы» далеко не всегда находит свое подтверждение (Барабанщиков, 2009; Барабанщиков, Ананьева, 2009).Такое расхождение в результатах исследований и полученных данных выдвигает ряд важных вопросов: действительно ли категоризация расовой принадлежности воспринимаемого человека столь неизбежно определяет динамику оценки его личностных особенностей? Каким образом время восприятия влияет на точность и адекватность оценивания личностных особенностей? Проведенное нами эмпирическое исследование было направлено на установление связи между упомянутыми выше важными факторами осуществления процесса межличностного восприятия.

Методика исследования

Исследование проводилось в несколько этапов. На первом этапе были подготовлены фотоизображения анфас лиц натурщиков – представителей монголоидной и европеоидной расовых групп – тувинцев и русских, проживающих в г. Кызыле и Москве, определен их «личностный профиль» с использованием стандартного психодиагностического инструментария (методики EPI Г. Айзенка, Пятифакторного личностного опросника и «Личностного дифференциала») и оценок экспертов, в роли которых выступали знакомые и близкие натурщиков. В качестве стимульного материала выступили фотоизображения только тех натурщиков, относительно которых были получены согласованные оценки по указанным психодиагностическим методикам и экспертным оценкам (см. рис. 1).

На втором этапе в двух регионах Российской Федерации – в Республике Тува (г. Кызыл) и Москве – были проведены эмпирические исследования с участием четырех независимых выборок испытуемых. Согласно условиям исследования, каждому участнику на экране монитора компьютера последовательно демонстрировались восемь цветных фотографий натурщиков (четырех женщин и четырех мужчин в возрасте от 19 до 29 лет – представителей монголоидной и европеоидной расовых групп), изображенных до плечевого пояса анфас (рис. 1). Размер предъявляемых фотоизображений составлял 10 х 15 см; расстояние от монитора до наблюдателя – 60 см.


Рис. 1. Фотоизображения лиц натурщиков представителей монголоидной и европеоидной расовых групп, использованных в исследовании

Испытуемые оценивали выраженность индивидуально-психологических особенностей натурщиков, изображенных на фотографиях, с помощью методики «Личностный дифференциал». Перед началом эксперимента определялись личностные профили самих испытуемых с использованием той же методики.

Методика «Личностный дифференциал» включает набор биполярных характеристик, каждая из которых оценивается по 7-балльной шкале: крайние значения (3) характеризуют предельную выраженность личностной черты; к центральному значению (0), согласно инструкции, испытуемые могли обращаться только в том случае, когда обе альтернативные черты, находящиеся на противоположных полюсах шкалы, были в равной степени представлены в личности оцениваемого субъекта или когда испытуемые затруднялись произвести соответствующую оценку.

Для удобства обработки «сырых» данных исходные балльные значения перекодировались в ряд от 1 до 7; также уменьшалась степень градации шкал с 7 до 3. Так, оценки в 1, 2, 3 балла приняли условное значение 1, оценка 4 – 2, а 5, 6, 7 – 3 балла. Уменьшение «мерности» оценочных шкал использовалось для исключения влияния эффекта сверхтрудности выполняемой задачи.

Варьирование экспериментальных условий для четырех выборок испытуемых состояло в изменении времени экспозиции фотоизображений на экране монитора – 200 мс, 1 с, 3 с и 10 с. Описательная характеристика выборок испытуемых представлена в табл. 1.


Таблица 1. Описание выборок испытуемых, принявших участие в исследовании

В качестве расчетной (зависимой) переменной выступило значение адекватности оценки индивидуально-психологических особенностей натурщиков. Под адекватностью оценки/распознавания понимается совпадение оценки конкретной психологической особенности натурщика, вынесенной испытуемым, с самооценкой натурщика.

Схема анализа данных представлена на рис. 2.


Рис. 2. Схема анализа данных исследования (жирными линиями и цифрами выделены направления
статистического анализа и сравнения данных – см. объяснения в тексте)

Первый этап анализа полученных данных заключался в оценке адекватности межличностного оценивания натурщиков – европеоидов и монголоидов – испытуемыми обеих групп (г. Москвы и г. Кызыла) при каждом из временных значений экспозиции фотоизображений (схема данного анализа на рис. 2 обозначена цифрой «1»). Далее был проведен сравнительный анализ показателей адекватности межличностной оценки при различной продолжительности времени экспозции фотоизображений лиц натурщиков (схема данного анализа на рис. 2 обозначена цифрой «2»).

Статистический анализ данных производился с помощью пакета SPSS 17.0 с использованием трех непараметрических критериев – Т-критерий Вилкоксона, H-Краскала-Уоллеса и U-Манна–Уитни. Статистически значимые эффекты регистрировались на уровне p £ 0,05.

Анализ результатов исследования

Анализ адекватности межличностной оценки

Статистический анализ полученных данных выявил значимое влияние факторов «раса испытуемого» и «раса натурщика» на показатели адекватности межличностной оценки вне зависимости от времени экспозиции. Результаты анализа показателей адекватности оценки психологических особенностей натурщиков при различном времени экспозиции их лиц представлены в табл. 2 и 3.


Таблица 2. Адекватность оценки индивидуально-психологических особенностей (%) натурщиков-европеоидов и монголоидов
при различном времени экспозиции фотоизображений их лиц представителями европеоидной расовой группы

На основании результатов проведенного анализа было выделено 9 шкал (№ 1, 2, 4, 6, 10, 12, 13, 16, 19) «Личностного дифференциала», по которым испытуемые-европеоиды более адекватно оценивают натурщиков-европеоидов по сравнению с натурщикамимонголоидами при всех временных условиях предъявления стимульных изображений. Указанные данные подтверждают существование «феномена другой расы» в условиях социальной перцепции, т. е. распознавание и оценка личностных особенностей натурщиков – представителей собственной этнической и расовой группы отличаются большей адекватностью по сравнению с оценкой личностных особенностей натурщиков – представителей иной расовой группы. Можно предположить, что поскольку для данной группы испытуемых, постоянно проживающих в г. Москве, монголоидный тип лица тувинцев может являться «необычным» социальным стимулом, то и адекватность межличностного оценивания значительно ниже, чем адекватность оценивания представителей европеоидной группы, которые составляют значительную часть населения города.

Кроме того, были выделены две шкалы – № 11 «решительность–нерешительность» и № 15 «суетливость–спокойствие», показатели оценки по которым находились в обратной зависимости от фактора расовой принадлежности: испытуемые-европеоиды более адекватно оценивали указанные качества у представителей монголоидной расовой группы, нежели у представителей собственной европеоидной расовой группы; данный интересный факт будет рассмотрен более подробно далее. Что же касается оценок индивидуальнопсихологических особенностей натурщиков по остальным десяти шкалам опросника, то различия по показателям их адекватности были статически не значимы.

Интересно отметить, что в случае группы испытуемых-европеоидов продолжительность экспозиции стимульных изображений практически не влияет на адекватность межличностного восприятия, т. е. сформированное в первые несколько сот миллисекунд представление о личности натурщиков оказывается в достаточной мере полным и адекватным и не претерпевает существенных изменений при увеличении времени экспозиции. Результаты статистического анализа свидетельствуют о том, что показатели адекватности оценки лишь по одной шкале опросника из 21 – № 1 «обаятельность–непривлекательность» – изменяются в зависимости от времени экспозиции (при этом, речь идет только о восприятии лиц натурщиков-европеоидов): увеличение времени восприятия натурщиков-европеоидов ведет к снижению адекватности распознавания данной индвидуально-психологической особенности – наибольшая адекватность распознавания выявлена при экспозиции 200 мс, а наименьшая – при 10 с.

Аналогичный анализ был проведен в отношении показателей адекватности оценки индивидуально-личностных свойств натурщиков испытуемыми группы тувинцев; результаты анализа данных группы испытуемых-монголоидов (тувинцев) представлены в табл. 3.



Таблица 3. Адекватность оценки индивидуально-психологических особенностей (%) натурщиков-европеоидов и монголоидов
при различном времени экспозиции фотоизображений их лиц представителями монголоидной расовой группы

Статистический анализ показателей оценки индивидуально-психологических особенностей натурщиков испытуемыми второй группы также подтвердил положение о влиянии факторов «раса испытуемого» и «раса натурщика» на ее адекватность вне зависимости от времени экспозиции. Следует сразу же отметить, что результаты, продемонстрированные испытуемыми – представителями монголоидной расы существенно отличаются от результатов испытуемых – представителей европеоидной расы. Так, было выделено 7 шкал (№ 1, 2, 4, 6, 12, 13, 16), по которым испытуемые второй группы более адекватно оценивают натурщиков-европеоидов по сравнению с натурщиками-монголоидами при всех временных условиях предъявления стимульных изображений. Т. е. испытуемые-тувинцы, постоянно проживающие в г. Кызыле, адекватнее распознают соответствующие этим шкалам индивидуально-психологические особенности у натурщиков-европеоидов, нежели у представителей собственной расовой и этнической группы. Подобные результаты представляются несколько неожиданными и противоречат результатам тех исследований, которые подтвердили существование «феномена другой расы».

Только по двум шкалам – № 11 и 15 – были получены однозначные статистически значимые данные, подтверждающие большую адекватность распознавания и оценки субъектом восприятия индивидуально-психологических особенностей, характерных для представителей одной с ним расовой группы. Адекватность распознавания таких качеств, как «решительность» и «суетливость», при оценке особенностей натурщиков – представителей монголоидной расы была выше при всех значениях времени экспозиции, чем при оценке натурщиков-европеоидов. Анализ показателей оценки по оставшимся 12 шкалам не выявил достоверно значимых различий.

Обратим внимание на адекватность оценивания индивидуально-психологических особенностей натурщиков по шкалам № 11 и 15 (см. табл. 2 и 3), показатели которых составляют комплементарную комбинацию: и испытуемые-европеоиды, и испытуемые-монголоиды более адекватно оценивают такие личностные особенности, как «решительность» и «суетливость» при восприятии натурщиков-монголоидов (тувинцев), нежели натурщиков-европеоидов. Тогда можно предположить, что либо эти две особенности более четко выражены во внешнем облике (лице) тувинцев по сравнению с русскими, либо данный результат является артефактом. Дополнительный анализ самооценочных профилей натурщиков выявил значимое различие в самооценках представителей расовых групп: так, натурщики-монголоиды, в отличие от натурщиков-европеоидов, считают себя более решительными и спокойными. В свою очередь, и испытуемые – представители обеих расовых групп – оценивают натурщиков-монголоидов как несколько более решительных и спокойных, нежели натурщиков-европеоидов, о чем и свидетельствуют более высокие показатели адекватности распознавания этих индивидуальнопсихологических особенностей при восприятии натурщиков-монголоидов. Данные результаты указывают на реальность адекватного межличностного оценивания. Однако вопрос о том, какие именно лицевые маркеры или их совокупность отражают исследуемые индивидуальнопсихологические особенности, остается открытым.

Анализ показателей адекватности межличностной оценки в условиях восприятия тувинцами натурщиков обеих расовых групп в зависимости от времени экспозиции позволил выделить две шкалы – № 8 и 17, по которым адекватность оценок натурщиков-европеоидов изменяется в зависимости от времени экспозиции. Показатели адекватности распознавания такой черты, как «зависимость–независимость», характеризуются наименьшими значениями при времени экспозиции 3 с (по сравнению с показателями адекватности оценки при времени экспозиции фотоизображения лица натурщика в течение 200 мс и 1 с). Показатели адекватности оценки такой черты, как «уверенность–неуверенность», оказались наименьшими при экспозиции фотоизображения в течение 3 с (по сравнению с экспозицией фотоизображения лица в течение 200 мс). При восприятии натурщиков-монголоидов была выделена всего лишь одна шкала – № 14 «расслабленность–напряженность», по которой показатели адекватности межличностной оценки варьируют в зависимости от времени экспозиции: при экспозиции фотоизображения лица в течение 1 с показатели адекватности оценки имеют меньшие значения по сравнению с теми же показателями при экспозиции фотоизображения в течение 3 с. Полученные результаты позволяют сделать вывод о том, что продолжительность экспозиции стимульных изображений практически не влияет на адекватность межличностного восприятия у испытуемыхмонголоидов, и постепенное увеличение продолжительности восприятия фотоизображений лица не ведет к соответствующему увеличению степени адекватности выносимых оценок.

Анализ эффективности распознавания индивидуально-психологических особенностей натурщиков разных расовых групп Вне зависимости от времени экспозиции стимульных фотоизображений адекватность оценок натурщиков по ряду шкал в среднем оказывается выше либо ниже средних значений адекватности по другим шкалам (см. табл. 2 и 3).

Эффективность распознавания индивидуально-психологических особенностей натурщиков учитывалась в исследовании следующим образом: из среднего значения показателей адекватности оценок представителей монголоидной и европеоидной расовых групп по всем шкалам для каждого из значений времени экспозиции вычиталось значение одного стандартного отклонения; все значения показателей адекватности оценки, которые оказывались ниже полученного, свидетельствовали о низкой адекватности распознавания личностных особенностей. Прибавление одного стандартного отклонения к среднему значению адекватности оценки определяло то значение показателей оценки, выше которого адекватность оценки рассматривалась как высокая. Результаты проведенного анализа свидетельствуют о том, что наряду с набором индивидуально-психологических особенностей, которые наиболее легко и адекватно оцениваются испытуемыми независимо от времени экспозиции, существуют также личностные особенности, распознавание и оценка которых затруднены и часто ошибочны. Тем не менее, расовая принадлежность натурщиков и испытуемых является одним из наиболее существенных и важных признаков оценки другого человека в процессе социальной перцепции. Так, эффективность распознавания индивидуально-психологических особенностей натурщиков-европеоидов испытуемыми-европеоидами (в среднем более 58 % правильных ответов, см. табл. 2) достигает максимальных значений при оценке этих особенностей по шкалам № 4, 12, 13, 16 и 19; с низкой эффективностью (в среднем менее 38 % правильных ответов) распознаются личностные особенности, соответствующие шкалам № 8 и 21. Анализ показателей оценки личностных особенностей натурщиков-монголоидов испытуемыми-европеоидами свидетельствует об отсутствии черт, оценка которых производилась бы с максимальной эффективностью; низкой эффективностью распознавания характеризуются черты, описываемые шкалой № 8. Эффективность распознавания индивидуально-психологических особенностей натурщиков-европеоидов испытуемыми-монголоидами достигает максимальных значений (в среднем более 61 % правильных ответов, см. табл. 3) при оценке личностных черт, описываемых шкалами № 1, 4, 16 и 19; с низкой эффективностью (в среднем менее 41 % правильных ответов) распознаются личностные особенности, описываемые шкалами № 11 и 21. Анализ показателей оценки личностных особенностей натурщиков-монголоидов испытуемыми-монголоидами свидетельствует об отсутствии черт, оценка которых производилась бы с максимальной эффективностью; низкой эффективностью распознавания характеризуются черты, описываемые шкалами № 1, 2, 6 и 21. Таким образом, можно говорить о неоднозначности полученных данных и характере взаимосвязей между ними. С одной стороны, в результате анализа была выделена «универсальная» шкала индивидуально-психологических особенностей, распознавание которых вне зависимости от расы испытуемого и натурщика осуществляется с низкой эффективностью – шкала № 21 «раздражительность–невозмутимость», а с другой стороны, были выделены шкалы индивидуально-личностных особенностей, эффективность распознавания которых зависит либо от расы испытуемых – шкала № 8, либо от расы натурщиков – шкалы № 1, 2, 6, 12, 13, 16.

* * *

В результате проведенного исследования можно сделать следующие выводы: время экспозиции фотоизображений лиц не оказывает значительного влияния на адекватность межличностной оценки. Адекватность восприятия и распознавания индивидуальнопсихологических особенностей по фотоизображениям лиц натурщиков при продолжительности экспозиции изображения 200 мс и 10 с значимо не отличаются друг от друга. Кроме того, в ходе исследования не было получено данных, описывающих феномен «микрогенеза перцептивного образа» или процесс становления представления о личности воспринимаемого человека, возможно, вследствие того, что интервалы экспозиции фотоизображений, воспроизведенные в исследовании, оказались слишком длительными для того, чтобы развернуть микродинамику формирования первого впечатления (см., напр., Ланге, 1893). Вместе с тем, идея о нелинейной связи адекватности межличностных оценок и продолжительности восприятия, с нашей точки зрения, в наибольшей степени соответствует природе такого сложного феномена как межличностное познание. Одним из наиболее существенных и важных факторов оценки индивидуальнопсихологических особенностей другого человека, которые оказывают значительное влияние на ее адекватность, является «раса наблюдателя» и «раса». В соответствии с эффектом «другой расы», мы ожидали, что обе наши группы испытуемых будут более адекватно оценивать представителей своей расовой и этнической группы. Полученные нами результаты только отчасти подтверждают наше предположение. В то время как испытуемые-европеоиды действительно более адекватно оценивают представителей собственной расовой группы, оценка представителей собственной расовой и этнической группы испытуемыми-монголоидами отличается существенно более низкой адекватностью. Данный факт можно было бы объяснить различиями в социальных стереотипах, существующих у тувинцев, однако результаты проведенного ранее исследования (Ананьева и др., 2012) свидетельствуют о том, что автостереотип тувинцев и их гетеростереотип относительно русских не различаются. Вероятно, объяснение таких результатов следует искать в особенностях перцептивной задачи, которую решали испытуемые и в особенностях процедуры проведения исследования. Кроме того, полученные в ходе исследования данные, свидетельствующие о том, что степень эффективности распознавания отдельных индивидуально-психоло-гических особенностей различается, согласуются с данными предыдущих исследований (Демидов, 2009; Демидов, Ананьева, 2011), однако в настоящем исследовании была наглядно продемонстрирована зависимость эффективности распознавания отдельных индивидуально-психологических особенностей от расовой принадлежности воспринимающего и воспринимаемого.

Литература

1. Ананьева К. И., Атаманова Г. И., Демидов А. А., Выскочил Н. А., Товуу Н. О. Представление тувинцев о личностных особенностях представителей русского и тувинского этносов // Экспериментальный метод в структуре психологического знания / Отв. ред. В. А. Барабанщиков. М.: Изд-во ИП РАН, 2012. С. 686–691.
2. Барабанщиков В. А. Восприятие выражений лица. М.: Изд-во ИП РАН, 2009.
3. Барабанщиков В. А., Ананьева К. И. Восприятие фотоизображений лиц людей разной расовой принадлежности // Вестник РУДН. 2009. № 1. С. 7–13.
4. Барабанщиков В. А., Демидов А. А. Динамика восприятия индивидуально-психологических особенностей человека по выражению его лица в микроинтервалах времени // Психология. Высшая школа экономики. 2008. Т. 5. № 2. C. 109–116.
5. Барабанщиков В. А., Демидов А. А. Микродинамика оценки индивидуально-психологических особенностей человека по выражению его лица // Экспериментальная психология. 2009. Т. 2. № 4. С. 40–50.
6. Величковский Б. М. Современная когнитивная психология. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982.
7. Демидов А. А. Оценка индивидуально-психологических особенностей человека по выражению его лица в различных ситуациях восприятия: Дисс. … канд. психол. наук. М., 2009.
8. Демидов А. А., Ананьева К. И. Межличностное восприятие и «эффект другой расы» // Ананьевские чтения – 2010. 9. Современные прикладные направления и проблемы психологии: Материалы научной конференции, 19–21 октября 2010 г. Ч. 2 / Отв. ред. Л.А. Цветкова. СПб.: Изд-во СПетерб. ун-та, 2010. С. 301–303.
9. Демидов А. А., Ананьева К. И. Микродинамика межрасового восприятия // Современная экспериментальная психология. В 2 Т. / Под ред. В. А. Барабанщикова. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2011. Т. 2. С. 393–415.
10. Ланге Н. Н. Психологические исследования. Закон восприятия. Теория внимания. Одесса: Психологическое общество, 1893.
11. Никитин М. П. К вопросу об образовании зрительных восприятий // Психологический журнал. 1985. № 3. С. 14–21.
12. Харитонов А. Н., Ананьева К. И. Распознавание лица и эффект «другой расы» / Лицо человека как средство общения: междисциплинарный подход / Отв. ред. В. А. Барабанщиков, А. А. Демидов, Д. А. Дивеев. М.: Когито-Центр, 2012.
13. Allport G. W. Personality: A psychological interpretation. N. Y.: Holt, 1937.
14. Bar M., Neta M., Linz H. Very first impressions // Emotion. 2006. V. 6. №. 2. Р. 269-278.
15. Carney D. R., Colvin C. R., Hall J. A. A thin slice perspective on the accuracy of first impressions // Journal of Research in Personality. 2007. № 41. Р. 1054–1072.
16. Flavell J., Draguns J. A microgenetic approach to perception and thought // Psychological Bulletin. 1957. V. 54. № 3. Р. 197–217.
17. Krugh U., Smith G. Percept-genetic analysis. Lund: Greerup, 1970.
18. Rule N. O., Ambady N. Brief exposure: Male sexual orientation is accurately perceived at 50 ms // Journal of Experimental Social Psychology. 2008. V. 44. P. 1100–1105.
19. Willis J., Todorov A. First Impressions: Making up your mind after a 100-ms exposure to a face // Psychological science. 2006. V. 17. № 7. P. 592–598.

Материалы по теме:
Джаред Тэйлор "Наука о человеческой природе. Генетическая теория подобия. Потребность в расовой идентификации"
При опознании человека другой расы люди ошибаются в 50% случаев
Мужчины и женщины одной национальности притягиваются. Особенности национальной мимики
Эмоциональному взаимопониманию мешают культурные особенности
Люди склонны меньше доверять собеседникам с иностранным акцентом, утверждают психологи
Люди без расовых предрассудков оказались генетически больными / Расизм заложен в человеческом мозгу

 

К
 



РУСКОЛАНЬ