Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.


Человековедение

Андрей Борцов
Русские

Источник: www.specnaz.ru
Спецназ России N 9 (108), сентябрь 2005 года
Спецназ России N 10 (109), октябрь 2005 года

КТО ТАКИЕ РУССКИЕ?

Русские людиДело в том, что не так уж редко приходится натыкаться на демагогический прием, когда «профессиональные нерусские» настойчиво требуют от русских националистов точного определения: «А объясните нам, кто такие русские, так, чтобы всем было понятно и никто придраться не смог! Ах, не можете? Фи, как же тогда можно говорить о русской нации?» Нет такой, никогда не было и быть не может — поскольку дать устраивающее всех (включая нерусь) определение попросту невозможно.

Тем не менее русские как-то умудряются без этого четкого определения жить уже далеко не одно столетие. Более того: требование «Дайте определение!» возникает исключительно в контексте разговоров с националистами; а если те же болтологи громогласно осуждают «русский фашизм», то, как ни странно, никакие определения им не требуются — видимо, в такой ситуации термин «русский» (как и «фашизм») должен быть понятен и ясен без какой-либо лингвистической спецподготовки.

Однако сами русские прекрасно понимают, кто такие русские — даже если им порой сложно это вербализовать. Процитирую статью из журнала «Отечественные записки» (№4, 2004 г.). Педагог Эйдельман в своей статье пишет:

«За многие годы работы в школе я не раз обращала внимание на некоторые особенности употребления моими учениками двух вполне безобидных личных местоимений множественного числа, «мы» и «они». Не скрою, смысл, который они подчас придают этим словам, внушает мне серьезную тревогу.

Вот характерный пример, известный всем учителям. Рассказывая о любой войне, в которой принимала участие Россия, ребята почти всегда употребляют местоимение «мы»: мы разбили немцев под Сталинградом, мы победили Наполеона, мы разбили шведов под Полтавой… Это, во всяком случае, хоть как-то можно объяснить, а вот что означают слова «мы победили Шамиля», «мы присоединили Казань», «мы разбили татар на Куликовом поле»? И уж совсем поразительно: «мы разбили хазарский каганат», «мы торговали с варягами»...

В воображении ребят по просторам России-матушки во все времена и эпохи маршируют эти загадочные «мы». ... И вот что интересно — в учебниках, которые главным образом и формируют такое восприятие, так никогда не пишут. Там все изложено аккуратно: не «мы» воюем, а восточные славяне, или князь Святослав, или московское войско, или армия Петра Первого. Но почему-то мои ученики абсолютно уверены, что все эти сражающиеся люди, многие из которых при ближайшем знакомстве показались бы им не просто странными, но совершенно чужими, на самом деле все равно — мы.»

Далее Тамара Натановна предлагает программу борьбы с этим самым «мы»; но в контексте разговора куда интереснее факт, что современные дети (школа, 2004 г.), со всех сторон атакуемые либерализмом, интернационализмом и прочими «общечеловеческими ценностями», инстинктивно понимают и принимают русских как «мы».

Приведу аналогию. Из того, что биологи не могут дать исчерпывающего определения жизни, еще не следует, что жизни как таковой не существует. Есть возражения? Более того: а попробуйте-ка доказать, что существуете вы лично. Matrix has you — можете опровергнуть? Или хотя бы указать на противоречия в позиции субъективного солипсизма?

Как говорил Имре Лакатос: «Ученые разбираются в гносеологии, как рыба в воде» — постоянно используют ее в жизни, но не могут сформулировать основы и принципы «водности». Так и русский человек во времени и пространстве конкретно ощущает, чувствует русский народ, и ему нет нужды доказывать кому-либо его существование.

Резюме: подобная постановка вопроса направлена исключительно на формирование мифологемы о якобы сомнительности самого существования русской нации. Мол: «А кто это — русские? Не видим, не знаем!»

На самом же деле очень многие базовые понятия остаются без четких определений. Приведу свои любимые примеры: пространство, время, материя, энергия. Вроде бы все понимают, о чем речь, не так ли? А вы попробуйте дать определение. Или еще пример, ближе к теме: «человек». Классическое «двуногое без перьев, с плоскими ногтями» — подойдет?

Разумеется, из сказанного не следует, что сам разговор на тему «кто такие русские» не имеет смысла. Требуется лишь понять бесперспективность строго номиналистского подхода и смотреть не на слова, а на факты. При этом смотреть не пассивно, лишь созерцая и фиксируя, а складывая факты в систему. Хотя бы затем, что, понимая суть системы, мы можем аппроксимировать недостающие факты, экстраполировать развитие событий и многое другое. Таким образом, перед нами ставится так называемая «обратная задача»: на основании известных фактов попытаться вычислить (или же — интуитивно прочувствовать, а затем проверить) ту систему, в которую эти факты укладываются.

Такое исследование дополнительно усложняется тем, что рассмотрению подлежат факты за весь известный исторический период — которые, к тому же, не так уж редко бывают искажены по идеологическим причинам.

Рассмотрим еще одну мифологему и ее идеологическое значение.

СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ ИЛИ ПРИЛАГАТЕЛЬНОЕ?

Думаю, всем приходилось слышать тезис «русские — единственная нация, чье название обозначается прилагательным, а не существительным». Каких только ехидных теорий не понапридумывали на эту тему! И даже анекдоты: «Ты — русский, а я, значит, американский, гы-гы». Но что означает слово «американец»? «Американцы» как нация попросту не существуют — это именно что «люди, имеющие американское гражданство». Обратите внимание: точно такое же значение имеет термин «россиянин», который недавно появился и начал активно внедряться идеологами.

Следует заметить, что не так уж давно, особенно — по историческим меркам, — существовала «Русь Великая, Белая и Малая». То есть и великороссы, и белорусы, и малороссы («украинцами», особенно «самостийными», они стали куда позже) в принципе принадлежат именно к русской нации — но об этом будет отдельный разговор позже. На текущий момент же следует признать, что de facto единственным названием для русского народа является именно слово «русский», а остальные слова являются устаревшими.

Конечно, можно указать на то, что есть и другие народы, называющие себя при помощи субстантивированных прилагательных: Deutsche или American, к примеру — так что все равно соврамши.

Но такая позиция — оборонительная, и, как следствие, стратегически проигрышная. Если горбатого некто упорно называет «верблюдом» — то надо не оправдываться: мол, есть некоторое сходство, но не верблюд-с, простите великодушно; надо, переезжая клеветника гусеницами танка, небрежно заметить: а горб-то у меня от работы, во какой танк сделал!

«Русский» — это прилагательное, а прилагательное всегда идет в связке с существительным. И если существительное обозначает «текущий статус», то прилагательное — неизменность принадлежности. Кто бы не был индивид, он — русский. Русский язычник, русский православный, русский рабочий, русский программист, русский художник, русский путешественник et cetera. При этом один индивид вполне может выполнять разные роли в разное время — скажем, на работе и в семье, или при занятиях своим увлечением. Но при этом он все равно — русский специалист и русский коллекционер (как пример). Прилагательное «русский» не навязывается, оно существует по умолчанию и обычно опускается при письме/разговоре. Но оно всегда незримо присутствует в ответе на вопрос «кто ты?» — так как вопрос может подразумевать и национальность, и профессиональную принадлежность и т.п.

Таким образом, русские — это единственная нация (по крайней мере — из имеющих мировую известность), которые определяют свою национальную принадлежность именно по нации, а не по стране проживания, региону и т.д. Русские — везде именно русские, между тем как многие нации имеют внутреннее деление на «подвиды» (например, немцы/пруссы, итальянцы/сицилийцы).

И эту исторически сложившуюся традицию сейчас всеми силами пытаются уничтожить, внушая русским идеологию либерального эгоцентризма, внедряя «общечеловеческие ценности», пытаясь разделить Россию на всяческие самоуправляемые губернии, вбивая клин между Москвой и остальной Россией, — и так далее.

Стремление оплевать все, что так или иначе связано с русскими, столь велико у русофобствующей публики, что с началом «перестройки» появился спецтермин: «дараhие rассияне». При этом, что немаловажно, термин «россиянин» пытались навязать на роль положительного коннотата: «великая культура российского народа» и проч., а со словом «русский» всегда ассоциировали отрицательные черты — «русская лень», «русское пьянство» и т.д. Однако, несмотря на мощнейший пиар во всех средствах массовой информации, а также использование термина в официальных кругах, я не знаю никого, у кого бы язык провернулся бы произнести «я — россиянин». Даже те, кто принципиально стоит на позиции несущественности национальной принадлежности, такое про себя никогда не скажут. «Гражданин России» — сколько угодно, но никак не «россиянин». Есть в этом слове что-то такое, что вызывает инстинктивное неприятие даже у обычного обывателя: отторжение идет чуть ли не на генетическом уровне, если можно так выразиться.

«ИЗВЕЧНОЕ РАБСТВО»

Подобные игры со словами имели место и ранее — не так уж редко встречается версия о том, что-де название «славянин» происходит от английского «slave» (раб). А такая идея в сочетании с прилагательным — «русский раб» — вызывает счастливое похрюкивание среди русофобов.

Обратите внимание: подобные мифологемы создаются и применяются без какого-либо согласования друг с другом и без применения элементарной логики. Ну, скажем, если «нет определения — нет русских», то как русским могут быть присущи лень и пьянство как национальные черты? Почему это название «славяне» происходит от современного английского языка, ставшего международным (и поэтому тезис о «slave» понятен по всему миру), когда во времена образования термина англичан еще и не было — были всякие бритты, саксы и прочие. Вот мне версия происхождения от славянского «слава» кажется куда логичнее (хотя и на ней не настаиваю).

Логика в подобной пропаганде и не требуется. Идет массовая бомбардировка по площадям: то, во что не уверует один, усвоится другим. Главное — это лишить русских национального самосознания, чтобы мысль «русские — великая нация» не могла даже появиться.

Нерусь, включая нашу доморощенную интеллигенцию, которая всегда являлась «пятой колонной», наперегонки убеждает русских в их никчемности — и одновременно в великой терпимости и всепрощении.

«У русского народа рабские гены». Да — у русских, как и других народов, были рабы. Только странное какое-то рабство: раб жил в семье рабовладельца, ел с ним за одним столом, а через пару-тройку лет ему предлагали или валить туда, откуда взяли, или оставаться жить уже свободным. Сравните с положением рабов в какой-нибудь «просвещенной Англии» того же времени.

Даже приснопамятное крепостное право продержалось в виде «de facto рабства» лишь около века и было отменено в 1861 г.

Конечно, можно заявить: да, в древности рабов не было, зато потом русские приобрели рабский менталитет! Крепостничество это доказало. А в ХХ-м веке вообще появился Тоталитаризм! Ужас! Но подобные (не раз встречавшиеся) заявления — это не просто демагогия, это еще и наглядная иллюстрация работы бинарных либеральных мозгов: раз нет «демократических и либеральных свобод», то все — рабы и винтики.

А вот если подумать — и посмотреть на факты, попытавшись собрать их в единую систему? Получается интересная картина: куда вписать партизан? Как во времена Великой Отечественной, так и в войне с Наполеоном партизаны были, можно смело сказать, массовым явлением. Внимание, вопрос: могут ли рабы добровольно пойти в партизаны? Да ни разу: какая им разница, на кого работать? Даже если завоевателями будет некие вечно голодные каннибалы, то и в этом случае рабский менталитет приведет к тому, что рабы будут удирать, но никак не сражаться за землю и народ своих хозяев.

Так поступить может только свободный. Причем — не по названию, а именно свободный по своей внутренней сути, предпочитающий умереть в бою, но не стать рабом.

Еще один, практически уникальный феномен — русское казачество. Помните знаменитое «с Дона выдачи нет»? Обратите внимание — те, кого официальные власти считали преступниками, убегали не грабить на большую дорогу, и не в дальние страны, где их не могли бы достать, а оставались на границе — защищать русский народ. Не по приказу сверху, а по своей воле. Кстати, очень четко видна разница между отношением к властям и к своему народу.

ТАТАРСКАЯ ИСТОРИЯ

Еще пример «того, как русским дoлжно понимать свою историю». Из уже упоминавшейся выше статьи Т. Эйдельман: «Точно так же не замечают непоследовательность, допускаемую почти во всех учебниках. Переход от подхалимской политики Калиты к подвигам Куликовской битвы выглядит простым и ясным. Но как же так? Столько лет русские кланялись ордынским ханам, пользовались их поддержкой, а потом ни с того ни с сего пошли с ними воевать. В реальности-то все было намного сложнее и запутаннее. И против Мамая на Куликово поле не побоялись пойти, наверное, потому, что он был не хан и не Чингисид, а всего лишь захвативший власть военный.»

Понятно, что русские не побоялись исключительно потому, что ордынской войско вел какой-то там «лишь захвативший власть военный». А если бы там вдруг был цельный хан? Да ни в жисть. А уж если бы потомок Чингиза — так тому и войско бы не понадобилось бы. Вот так нас учат собственной истории: русские рабы никогда бы не посмели, чисто случайно все получилось — хан по разнарядке не прибыл.

Версия о том, что Калита и другие русские князья, которые пользовались поддержкой ордынских ханов в разборках друг с другом (принцип «разделяй и властвуй»), и не пытались бороться с ханами, на мой взгляд куда правдоподобнее. А когда на Руси нашелся князь, которому было не безразлично, что русский народ находится в подчинении у неруси, то и произошла Куликовская битва.

Честно говоря, история так называемого «татаро-монгольского ига» выглядит весьма странно, если выйти за рамки учебников. Я не возьмусь однозначно утверждать, что история правилась под вариант «русские князья не могли сражаться с Ордой в принципе», а на самом деле события развивались на уровне интриг. Но очень уж на это похоже. Приведу два примера.

Все знают слово «ушкуйник», но не все в курсе его происхождения. В конце XIII века на Руси был coздан новый тип корабля — ушкуй, более крупный, чем ладья (грузоподъемность составляла до 4.5 тонн). Это название, наиболее вероятно, произошло от имени полярного медведя — «ушкуя» (это название медведя существовало у поморов до XIX века). Часто такие корабли украшались головами медведей.

Так вот, «ушкуйник» — это изначально вовсе не синоним бандита, грабящего своих же. Ушкуйники ходили в набеги. Так, именно благодаря им шведы заключили с Новгородом компромиссный Ореховецкий мир. После нарушения шведами соглашения в 1349 году последовал морской поход ушкуйников к берегам провинции Халогаланд, в ходе которого был взят сильно укрепленный замок Бьаркей: этот пример подтверждает, что ушкуйники были профессиональными и хорошо вооруженными воинами.

После этого более ста лет на севере Руси не было серьезных военных действий. Нападать же на соседей «ни за что, а просто так, пограбить» — не в русском характере, и ушкуйники обратили свои взоры на юго-запад, на Золотую Орду. Именно на ту Орду, которой исправно платили дань русские князья.

В 1363 году ушкуйники с воеводами Александром Абакуновичем и Степаном Ляпой во главе вышли к реке Оби. Здесь рать разделилась: одна часть пошла вниз по Оби до самого Ледовитого океана (Студеного моря), а другая — гулять по верховьям Оби на стыке границ Золотой Орды, Чагатайского Улуса и Китая. По масштабам их путешествия не уступают путешествиям Афанасия Никитина и Марко Поло.

В 1366 году новгородские бояре Осип Варфоломеевич, Василий Федорович и Александр Абакунович громили караваны между Нижним Новгородом и Казанью. Ордынские войска опять оказались бессильны перед ушкуйниками, и хан Золотой Орды обратился за помощью к своему подданному, московскому князю Дмитрию Ивановичу (будущему Донскому). Дмитрий шлет грозную грамоту в Новгород и получает отписку: «Ходили люди молодые на Волгу без нашего слова, но гостей (купцов) твоих не грабили, били только басурман». По мнению новгородцев, бить басурман было делом житейским, а насчет своей непричастности бояре слукавили. На самом деле с ушкуйниками ходили лучшие новгородские воеводы. Оружием же и деньгами им помогали богатые новгородские купцы: вернувшись, ушкуйники щедро делились добычей.

С 1360 по 1375 год ушкуйники совершили восемь больших походов на среднюю Волгу, не считая малых налетов. Так, в 1374 году они в третий раз взяли город Болгар (недалеко от Казани), затем спустились вниз по реке и захватили сам Сарай — столицу Великого хана.

Когда читаешь об ушкуйниках, создается впечатление, что речь идет о параллельной истории Руси, отличной и независимой от той, которую до сих пор преподают в школах. В 1380 году хан Тохтамыш сжег Москву, Владимир, Можайск и Дмитров, а в 1383 году сын Дмитрия Донского Василий (будущий Василий I) поехал кланяться в Орду с большой данью. Ушкуйников эти дела касались мало, и промысел свой они не бросали. В 1392 году они опять взяли Жукотин и Казань, в 1398-1399 годах воевали за Северной Двиной...

Известия об ушкуйниках в летописях резко пропадают с начала XV-го века. Думаю, что это было связано не с их исчезновением, а с более жесткой цензурой летописей московскими правителями. Летописцы, видимо, получили официальную установку забыть об ушкуйниках, и все свелось к «собиранию земель» московскими князьями. Любопытно, однако, что об ушкуйниках до сих пор помнят... в Казани. Хорошим примером этому служит монография Альфреда Хасановича Халикова «Монголы, татары, Золотая Орда и Булгария» (Aкадемия наук Татарстана, Казань, 1994).

Второй из обещанных примеров. В XVI веке Османская империя активно расширялась во все стороны, покорив все средиземноморские земли, раскинувшись от Ирана (Персии) до южнославянских земель, подойдя вплотную к Венеции и осадив Вену. В 1572 году султан решил заодно захватить и русские земли. Также надо помнить, что русским одновременно приходилось отвлекаться на борьбу с Речью Посполитой и Швецией — короче говоря, султан считал русских легкой добычей. Со стороны Крымского ханства, бывшего тогда частью Османской империи, двинулось войско. Московская летопись XVII века, составленная в 1635-1645 годах в окружении патриарха Гермогена, свидетельствует:

«А по смете и по языком с царем и царевичи и с пашею турских и крымских и нагайских, и черкасских людей 150000 и больши, да вогненного бою было 20000 янычаней. А государевых людей было во всех полкех земских и опришных дворян и детей боярских по смотру и с людьми 50000, литвы, немец, черкас каневских 1000, казаков донских, волских, яицких, путимских 5000, стрельцов 12000, поморских городов ратных людей, пермичь, вятчан, коряковцов и иных 5000» (цит. по А. Андреев «История Крыма», М., 2001)

Итого — имеем приблизительный баланс: 170 тысяч османской армии против 73 тысяч с нашей стороны. Более чем двукратный перевес — и речь идет отнюдь не об обороне крепости, когда защищающихся может быть меньше, чем нападающих: сражение произошло возле деревеньки Молоди (это в 30 км от МКАД, между Подольском и Чеховым).

Результат? Воевода Михайло Воротынский наголову разбил агрессоров — из 170 тысяч домой вернулось 20, янычар же истребили практически поголовно.

С моей точки зрения — очень интересные страницы истории. Однако я как-то не встречал их среди не специализированной, а популярной исторической литературы, хотя мелкими и незначительными их назвать нельзя.

Русские, можно смело сказать, не имеют права на знание собственной истории. Что не удивительно: русские в РФ, если подумать, не имеют права вообще ни на что.

Начать с того, что в ельцинской россиянской Конституции отсутствует юридическое определение русской нации. Есть «малочисленные народы», есть «защита исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных этнических общностей», а про русских — просто ничего нет, и все.

Ну и на практике — сравните, как россиянское государство относится к русским национальным объединениям и как — к диаспорам.

Процитирую социолога Сергея Обогуева:

«Как вы думаете, какая основная задача власти в России?

Развивать экономику? Обеспечивать безопасность в стране? Поддерживать порядок? Бороться с преступностью? Финансировать образование?

Оказывается, нет. По крайней мере, сама власть думает иначе. «Основная задача власти — оказывать помощь национальным культурным автономиям», — считает губернатор Валентина Матвиенко.»

Впрочем, не будем забегать вперед — тема русского народа и россиянского правительства будет обсуждаться в конце работы согласно хронологическому порядку.

Но перед тем, как окунуться в глубину веков, надо все же разобраться с определениям обсуждаемого термина.

ЧТО ЕСТЬ НАЦИЯ?

Русские людиПоскольку мы собираемся говорить о русской нации, логично вначале дать определение термину «нация». Сразу отмечу, что строго конвенционального определения не существует. Кроме того, термины «нация» и «народ» часто смешивают. Причем если «русский народ» и «русская нация» — это практически синонимы, то в общем виде это далеко не всегда верно. Профессор Юрий Семенов в своей работе «Этносы, нации, расы» пишет:

«Так, например, говорили о народе Югославии, советском народе. Говорили и сейчас говорят о народе Индии, народе Нигерии, пакистанском народе и т.п.

Но среди населения когда-то единой, а ныне распавшейся Югославии совершенно отчетливо выделялись такие совокупности людей, как сербы, черногорцы, хорваты, словенцы, боснийцы (босняки, бошняки, мусульмане), македонцы. Население Индии состоит из хиндустанцев, бихарцев, тамилов, маратхов, телугу, бенгальцев и многих такого же рода групп. ...

Еще более наглядно качественное отличие национальной общности от этнической выступает на примере Швейцарии. Население этой страны состоит из нескольких групп, одна из них говорит на немецком языке, другая — французском, третья — итальянском, четвертая — ретороманском. Но ни германо-швейцарцы, ни франко-швейцарцы, ни итало-швейцарцы, ни ретороманцы, являясь этническими общностями, не представляют собой особых наций.

Франко-швейцарцы, например, считают своим отечеством не область, населенную ими, а всю Швейцарию в целом. Это в равной степени относится и к представителям остальных групп. Всех швейцарцев объединяет принадлежность к одному геосоциальному организму, который все они в равной степени считают своим отечеством. Поэтому все они образуют одну единую нацию — швейцарскую.»

Как видите — возникли еще и некие «этнические общности». Запутаться в терминах не мудрено, поэтому не будем сравнивать между собой словари, а будем думать самостоятельно.

Поскольку нация — однозначно понятие, соотносимое с социумом, надо анализировать развитие такового. Начальным уровнем развития человеческого социума является племя, то есть — достаточно устойчивая социальная группа, обладающая своим языком, обычаями и определенным ареалом обитания.

Близкие между собой племена, живущие в определенной местности, образуют этнос. Большинство этносов, не сумевших эволюционировать, были поглощены другими или же прекратили свое существование полностью. Как вариант — отдельные племена сохранились на стабильном первобытном уровне развития на радость этнографам (в основном — в Африке).

Некоторые же этносы росли как экстенсивно, так и в плане развития — именно они сформировали то, что мы будем называть нацией.

Важно: несмотря на то, что нация неизбежно должна образовывать государство, а государство невозможно без «стержневой нации» (кто не согласен — приведите контрпример), нельзя смешивать нацию и государство.

Из тех определений термина «нация», что мне попадались, наиболее адекватным я считаю следующее:

«Нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, общности территории, общности экономической жизни и общности психического склада, проявляющегося в общности специфических особенностей национальной культуры» («Национальный вопрос и ленинизм», ПСС Сталина И.В., том. 11, стр 333-335).

Это определение можно назвать системным: каждый тезис в нем необходим, а вместе они дают определение системы, которая не существует, если не выполняется хотя бы один из указанных пунктов. Разберем это в явном виде.

Понятно, что нацией не может быть «неустойчивая общность». Общность языка следует из исторического процесса образования, как и общность территории; все это вместе формирует психический склад. Общность экономической жизни при этом появляется автоматически.

Напрашивается контрпример — евреи не имели своего государства до образования Израиля, а были разобщены по множеству стран. Однако разговор идет именно о том, что исторически сложилось — и в древности, когда образовывалась нация, у евреев общая территория была. Потом нацию сохранила именно обособленность от других народов (гоев), что позволяло сохранить общность психического склада, язык и даже «общность экономической жизни» — евреи всегда поддерживали экономические связи друг с другом и занимались схожими делами в экономике тех стран, где они проживали.

Наиболее сложен вопрос о языке — см. выше рассуждения Ю. Семенова о швейцарской нации. Я думаю, что проблема отсутствует как таковая: если некая социальная общность обладает всеми указанными в определении признаками, но при этом состоит из подгрупп, имеющих свой язык, то она вполне может считаться нацией при условии, что языки известны всем членам общности или являются местными при наличии общего национального языка.

Поясню. Предположим, есть несколько языков, которыми все в одинаковой степени владеют. Ситуация гипотетична, но ничем не отличается от наличия одного общего языка. Более реальна другая: владеют обоими, но одним — хуже. Такое положение можно свести к наличию диалектов (не забывайте, что остальные условия определения выполняются). Соответственно — языки должны быть схожи. Вы представляете себе нацию, где одновременно используется, скажем, ирландский и китайский?

Я не буду ввязываться в терминологические споры, но обозначу свою позицию: можно говорить о «швейцарском народе», но не о «швейцарской нации». А вот о белорусах можно говорить как о составляющей части русской нации — хотя белорусский язык и существует, он очень похож на русский, и языковой разобщенности нет.

Также поясню тезис об общности экономической жизни. Это положение обозначает не только «наличие экономических связей», но и «работу на общую экономику». Проще говоря, если некий индивид своими осознанными действиями вредит нации в целом, то он к ней не принадлежит.

И последний нюанс: в процитированном определение важно и начало: «исторически сложившаяся». В самом деле — согласитесь, что мгновенное образование некоей новой нации попросту невозможно. Нация — это продукт многовекового развития, в результате которого и возникают те самые «специфические особенности культуры», распространяющиеся на все области жизни. У любой нации есть своя национальная кухня, национальные традиции, одежда, оружие (формы такового), музыкальные инструменты...

Именно по этой причине словосочетание «американская нация» — бессмысленно. Есть множество граждан Соединенных Штатов Америки, но нет нации. Утверждать, что к одной нации относятся W.A.S.P. и негр, потомок привезенных из Африки рабов, может только умалишенный либерал. Нация, состоящая из представителей разных рас — это даже не смешно. Но и белое население Америки отнюдь не является нацией — кто не согласен, назовите мне хотя бы одно национальное американское кулинарное блюдо. Что-то аналогичное итальянской пицце, французской картошке-фри или немецким сосискам. Гамбургер не предлагать — во-первых, это не блюдо, а «перекусон на ходу», во-вторых, он является коммерческим изобретением (1889 г.), а не народным блюдом. Пионеры Дикого Запада в бигмачных не питались.

Когда мы говорим о «народе», мы по умолчанию говорим о ныне живущих. А вот когда говорим о «нации» — то имеем в виду не только современников, но и тех, кто жил до нас, открывал, осваивал, обживал земли, создавал государство, самоотверженно его защищал, побеждал, терпел поражения и выносил из них уроки; говорим и о тех, кто будет жить после нас — о наших потомках.

Крепость нации и полноценность нации хранит народ, чтящий предков, уважающий себя и стремящийся обеспечить своим детям достойное будущее.

Именно поэтому, стремясь уничтожить русских как нацию, нерусь пытается доказать, что предков русским чтить не за что, себя уважать — аналогично... а о последнем пункте тогда речь и не зайдет.

В заключение процитирую мысль Константина Крылова, которая как нельзя лучше подходит к теме.

1 Нация есть то, что может делать некоторые вещи — например, убивать своих врагов.
2 И нация есть то, ради чего отдельный человек может делать некоторые вещи — например, убивать врагов своей нации.

Эти два положения образуют вместе замкнутую систему.

Если не работает первое, то нации нет, хотя есть отдельные патриоты и националисты. Которые хотели бы, чтобы нация была, воображают ее себе, даже готовы жить ради нее и умирать ради нее — но этой нации еще нет.

Если не работает второе, то имеется «человеческий левиафан» — сам по себе, может быть, очень сильный, но держащийся чисто государственными, административными узами. Голем. Скорее всего, он являет собой скорлупу умершей нации, которой уже нет.

ЛЮБИТЕЛИ ПОСКРЕСТИ

Русские людиНо и до, и после Розенберга рассуждения о «нечистоте русской крови» всегда были в арсенале русофобов. При этом всегда подчёркивалось как происхождение русских от самых низших рас, которые удавалось найти в списке, так и «смешанность кровей», «неустойчивость русского типа», который тем самым объявляется чем-то худшим, чем даже его составляющие.

Интересно, что подобные русофобские экзерсисы у самих русских не вызывают резкого отторжения: ну и что, чистый или не чистый? Еще и Пушкина с предком-арапом как пример приведут, а те, у кого эрудиция побольше, вспомнят про Даля— у того вообще русских предков не было, а какой словарь составил! Наличие чужой крови в русских венах считается чуть ли не за достоинство. Более того, русские зачастую бравируют такой терпимостью. «Главное — чтобы человек был хороший».

Подобной позиции придерживались не только открытые враги русских, но и многие — скажем так — мыслители из самой русской среды. В этом вопросе они почему-то проявляли редкостное самоотречение. Например, Константин Леонтьев измыслил такую вот сентенцию: «Что такое племя без системы своих религиозных и государственных идей? За что его любить? За кровь? Но кровь ни у кого не чиста. И что такое чистая кровь? Духовное бесплодие. Все великие нации очень смешанной крови». Последовательно развивая идею, он — русский философ! — договорился до призыва верить в «плодотворность туранской примеси в нашу русскую кровь». А на памятнике Льву Гумилеву, установленному в Казани, начертано: «Я, русский человек, всю жизнь защищал татар от клеветы…» При этом этот самый русский человек в своих книгах совершил потрясающее открытие: оказывается, великороссы произошли в результате «широкой метисации славянского, тюркского и угорского населения Восточной Европы».

Причину такого поведения рассмотрим позже. А пока озвучим все данные для образования цельной картины.

Перед тем, как зарыться в цитаты из научных трудов и исторических хроник, логично ответить на вопрос — почему вообще генетика («чистота крови») имеет какое-либо значение?

К ВОПРОСУ О ЧИСТОТЕ КРОВИ

Поясню сначала на примере рас. С тем, что представители разных рас имеют разное распределение способностей, думаю, никто спорить не будет. Скажем, негры статистически бегают быстрее белых, а также лучше играют в баскетбол и т. д. — возражений нет? А вот соревнования по стрельбе выигрывают белые, как и чемпионаты мира по шахматам. При сравнении национальностей, принадлежащих к одной расе, разница не столь существенна, но она есть. Словосочетание «национальный характер» отнюдь не бессмысленно — и он определяется не только средовым фактором, но и генами. Конечно, не в виде готовых паттернов поведения, а в виде тенденций — эмоциональность, динамичность, рациональность и т. д. При этом генный комплекс, сформировавшийся у нации, отвечает ареалу проживания нации, климатическим условиям и так далее. Можно возразить, что в наше время развитие техники позволяет не обращать на все это внимания. Но дело не только и не столько в природных условиях (которые в городской жизни вообще не имеют особого значения), а в том, что этот самый характер подразумевает десятками веков формировавшееся коллективное бессознательное, специфика которого также различна для разных национальностей. Проще говоря: генетика и психика всегда связаны между собой.

Каждая национальность — уникальна. И от смешения ничего полезного ждать не приходится: уравниловка ни к чему хорошему никогда еще не приводила. Тезисы об «отсутствии инбридинга», «свежей крови» и так далее имеют значение только для очень маленьких народов, живущих компактными группами без возможности постоянного общения друг с другом (поэтому у них и выработались традиции типа «предложить в постель гостю дочь/жену», совершенно неприемлемые для европейцев).

Еще проще все объясняется на «бытовом уровне». Есть такая наука — этология, которая занимается вопросами проявления бессознательных стереотипов поведения у животных и у человека. Эволюция просто не могла не выработать опознавательную систему «свой/чужой» для всех живых существ, иначе те, у кого такой системы нет, просто не дожили бы до наших дней. При виде чужого в мозг идет соответствующий сигнал — и как его не подавляй интеллектуально, ментальные побуждения все равно будут слабее бессознательных. Идеи же о «братстве всех людей на Земле» — изобретение весьма недавнее. Помните фильм «Брат», эпизод с контролером? Очень характерные фразы — обращение к герою фильма как к брату, т. е. попытка выдать сигнал: «я все же свой», и четкий ответ: «Не брат ты мне, гнида черножопая».

Очень разные люди могут работать в одном небольшом коллективе, решая общую задачу и расходясь после работы по домам. Но для того, чтобы жить в социуме, причем жить эффективно и комфортно, составляющие этого социума должны иметь общность между собой. Она не подразумевает унификации в пресловутые «винтики», нивелирования личности, стирания индивидуальности и прочих идеологических страшилок от сторонников «атомарного общества». Это именно естественная общность, не на ментальных конструктах, а на куда более древних и сильных.

В качестве примера (правда, «расового характера», а не национального, но принцип тот же) приведу монографию лауреата Нобелевской премии по физике профессора Иоганнеса Штарка «Национал-социализм и наука», в которой он выдвинул тезис, что только для представителей нордической расы научный поиск имеет самостоятельную психологическую ценность, а не является средством своекорыстных спекуляций, как для представителей южных рас, испытывающих неподдельный восторг от бесконечного сидения на шумном и грязном базаре.

Позволю себе процитировать отрывок из ранней статьи: «…На ненависть к неруси влияет также этическая и психологическая несовместимость. Этот феномен двусторонний: ценности одной группы не уважаются (а часто — презираются) другой группой; понятно, что достигнуть взаимопонимания практически невозможно. Бытовой пример: когда я захожу на рынок, очень часто можно на вопрос о цене услышать что-то вроде: «Стоит — 100, отдам за 90, а лично тебе, дарагой, за 80!». При этом продавцу, как представителю южных народов, нравится торговать и торговаться; умение торговаться там — это искусство. Для меня же, как индивида с имперским менталитетом, торговаться — ниже личного достоинства».

Жозеф Артюр де Гобино писал: «Для азиатских философов истинная мудрость заключается в том, чтобы подчиняться сильному, не противодействовать неизбежному, довольствоваться тем, что есть. Человек живет в своих мыслях или в своем сердце, он приходит на землю, подобно тени, проходит по ней равнодушно и покидает ее без сожаления. Мыслители Запада не проповедуют такие истины своим ученикам. Они призывают их вкушать земное существование в полной мере и как можно дольше. … Семитская философия делает из богатой земли пустыню, чьи пески, каждодневно наступая на плодородную почву, вместе с настоящим поглощают и будущее. Противоположная ей арийская доктрина гласит: борозди землю плугами, а море кораблями, затем, в один прекрасный день, презрев разум с его призрачными радостями, сотвори рай здесь, на земле и в конце концов, сойди в неё».

Отрыв от национальных корней обозначает «всего-навсего» разрыв со своим бессознательным ,(то делает невозможным процесс обретения самости и становление личности, а далее — превращение в «Ивана, родства не помнящего», — готовый винтик общества потребления, бездумно принимающий внушаемые рекламой паттерны модели за отсутствием естественных «иммунных барьеров» своей культуры.

Следует, думаю, пояснить еще один момент. В ранее опубликованной статье «Идет война народная» я писал: «Если некто говорит и думает на русском языке, уважает русскую историю и культуру, разделяет этические принципы русского народа, — то он русский, даже если он негр преклонных годов».

Я не отказываюсь от этого тезиса, но хочу предотвратить трактовку его в виде «любой негр может стать русским». Суть здесь не в языке и уважении, но в этике. Этические принципы не могут быть «перечислены списком» — они относятся к «неписаным законам». И, что очень важно, этика работает досознательно. Затронутая тема очень интересна, но формат газетной статьи вынуждает ограничиться наглядным примером. Из другой публикации («Мифы и правда о национализме»):

«Некоторые из современных националистов определяют принадлежность к нации не как «кровь и почва», а как «культура, язык, этика», что вызывает неприятие у других националистов. На самом же деле здесь нет противоречия.

Действительно, исходя из строго научных соображений, кровь (генетика) и тем более почва (место рождения) не являются строго определяющими факторами. Представьте себе нерусского по происхождению младенца (но все же белой расы), с рождения воспитываемого «эталонными» русскими в какой-нибудь местности, заселенной ими, но формально принадлежащей не России. Очень вероятно, что средовой фактор здесь воспитает типично русского по менталитету — с нерусской кровью и почвой.

А теперь быстренько оторвались от глубокомысленных абстрактных измышлений и прикинули вероятность такого события. Сколько там у вас получилось, а?»

Объясню, почему было выставлено условие «все же белой расы». Вовсе не потому, что я расист, а по вполне объективным причинам.

Представьте в тех же условиях негритенка. Свежерожденного, который с неграми никогда не общался. Получится ли из него русский? Нет, никогда. Воспитатели просто не смогут относиться к нему как к своему. Негры, знаете ли, живут в Африке, а не в России. А Русь испокон веков населена белой расой. Отношение к приемному негритенку может быть образцово-показательным, его могут даже искренне любить, но за своего его считать никак не будут. Дети, между прочим, очень хорошо чувствуют отношение к себе; психика же формируется с рождения, и большей частью ее структура оформляется еще в младенчестве. В самом лучшем случае в результате такого эксперимента получится «свой парень», у которого, как ни крути, будет подсознательное отношение к русским «они меня своим не признают, хотя относятся дружелюбно». Если же отношение к объекту эксперимента будет искреннее как к «своему», то это — по определению — будут не «эталонные русские», а «эталонные общечеловеки». Которые русского не воспитают даже из потомка сибиряков-староверов.

Отмечу и еще один момент, уже не теоретического, а практического характера. Среди русских националистов очень многие придерживаются взглядов вида «кровь и почва». Их намного больше, чем нерусских по происхождению, стоящих на позиции русского национализма. Конечно, этическая проблема существует, но тем не менее наплевательская позиция к чистоте крови попросту не получит поддержки у значительной части националистов.

Ну и совсем уж «в лоб»: чтобы говорить о русских как о нации, нужно иметь эту самую нацию как единство, проверяемое научно (а это — именно генетика), а не просто вести разговоры о «русскоговорящих» и т.п.

Перейдем, наконец, к фактам. Вероятно, многим эта часть работы покажется попросту занудной и сухой. Но факты и должны быть сухими. Жидкими бывают только демагогические излияния.

Начнём с того самого занятия, которое многим «общечеловекам» кажется страшным — а именно, с измерения черепов. Этим занимается наука краниология, чья задача — изучение вариаций размеров и формы черепа и его отдельных частей.

Сошлёмся на книгу: В. П. Алексеев «Краниология народов Восточной Европы и Кавказа в связи с проблемами их происхождения» (Москва, 1967 г). В работе отмечено, что краниологические различия между группами русских не зависят от расстояния между ними: различия между территориально близкими сериями ничуть не меньше, чем между удаленными.

Антропологической экспедицией 1955-1959 годов, возглавляемой крупнейшим антропологом профессором В. Бунаком, были изучены более 100 групп великорусского населения. В. Бунак с помощью сопоставления данных по десяткам групп населения всей зарубежной Европы выявил минимальные и максимальные пределы значений антропологических признаков для этих групп. После установления тех же пределов для русских оказалось, что их значения имеют разброс в два раза меньше, чем для всего европейского населения. Таким образом, русские имеют значительную однородность в своей антропологической составляющей — при том, что территория их расселения весьма обширна. Что же касается средних значений антропологических признаков для европейских народов, то здесь русские по расовым свойствам занимают центральное положение. Это «самые типичные европейцы».

Тот же вывод делает В. Е. Дерябин в работе «Современные восточно-славянские народы» (М., Научный мир, 1999): «При сравнении же средних значений антропологических признаков для народов Европы и для русских выяснилось, что они по многим расовым свойствам занимают среди европейцев центральное положение. Это наблюдается по длине тела, размерам головы и ее форме, высотным и широтным размерам лица и их соотношениям. Иными словами, по многим признакам русские являются самыми типичными европейцами. По пигментации глаз и волос русские в целом оказались светлее среднего европейского типа».

Согласно вычислениям ученого, светлые глаза (серые, серо-голубые, голубые и синие) у русских встречаются в 45%, тогда как средний уровень для зарубежной Европы — только 35%. Темные же глаза встречаются у 5% русских, тогда как у населения Европы — в среднем 45%. Темные волосы у русских встречаются в среднем в 14% случаев, тогда как у населения зарубежной Европы — в 45%. Не подтвердилось и расхожее мнение о курносости русских: в 75% случаев профиль носа — прямой.

В. В. Бунак, опираясь на данные геногеографического изучения Восточной Европы, пришел к выводу, что исходный «протославянский тип» весьма устойчив и своими корнями уходит в эпоху неолита, а, возможно, даже и мезолита. Академик В. П. Алексеев выделял крайнюю степень морфологического сходства всех краниологических серий современного русского народа. Все локальные местные варианты отклоняются весьма незначительно от единого расового типа, распространенного на огромной территории от Архангельска до Курска и от Смоленска до Пензы.

Еще в 1837 году этнограф и историк Н. И. Надеждин заявил: «Физиогномия Российского народа, в основании славянская, запечатлена естественным оттенком северной природы. Волосы русые, отчего в старину производили самое имя Руси» (Следует заметить, что более логичной выглядит обратная ситуация: русый цвет волос взял название от Руси. Обратите внимание, что термин «русый» относится исключительно к волосам, и ни к чему иному).

АЗИАТЫ ЛИ МЫ?

Ну и что же у нас на тему «если поскрести, то…»?

Характернейшим признаком монголоидности является присутствие эпикантуса — складки у внутреннего угла глаза человека, образованная кожей верхнего века и прикрывающая слезный бугорок.

Н. Н. Чебоксаров, «Монголоидные элементы в населении Центральной Европы». Уч. зап. МГУ. — М. 1941. — Вып. 63: «У монголоидов он встречается в 70-95% случаев, но «из числа более чем 8, 5 тысяч обследованных русских мужского пола эпикантус обнаружили только 12 раз, к тому же только в зачаточном состоянии… Такая же крайне редкая встречаемость эпикантуса наблюдается у населения Германии».

Энциклопедия «Народы России», М., 1994 г., глава «Расовый состав населения России»: «По приблизительным подсчетам представители европеоидной расы составляют более 90% населения страны и еще около 9% приходится на представителей форм, смешанных между европеоидами и монголоидами. Число чистых монголоидов не превышает 1 млн. человек».

Г. Л. Хить в работе «Дерматоглифика народов СССР» (М.: «Наука», 1983) приходит к заключению, основанному на тщательном анализе рисунков отпечатков пальцев: «установлено, что русские однородны в отношение кожного рельефа и являются носителями наиболее европеоидного комплекса наряду с белорусами…». При этом в своем исследовании Г. Л. Хить отмечает огромное отличие в дерматоглифическом материале русских, с одной стороны, и казанских татар, марийцев и чувашей, с другой.

Следовательно, ни о какой «метисации» русских с монголо-татарами с научной точки зрения речи быть не может. Сами подумайте: каким же образом русские с якобы монголоидной примесью оказались светлее волосами и кожей, чем западноевропейцы, до которых монгольское иго не добралось? Да и вообще — угнанные в полон русские девушки никак не могли добавить азиатские гены русским, наоборот — их дети оставались на территории захватчиков.

Отсутствие сколь-либо заметного смешения подтверждают и биохимические исследования. Вот, например, работа О. В. Ирисовой «Полиморфизм эритроцитарной кислой фосфатазы в различных группах населения Советского Союза» (Вопросы антропологии. Вып. 53, 1976): «Среди населения Европы отмечается относительно широкая дисперсия по трем аллелям: pha, phb, phc. В целом редко встречающийся ген phc служит характерным признаком, маркирующим европеоидные популяции (0, 030–0, 070). Аллель pha варьирует у европейского населения в пределах 0, 268–0, 402. У негроидных популяций частота pha изменяется в более узких рамках от 0, 16 до 0, 25. Монголоиды, как и следовало ожидать, имеют самый широкий спектр изменчивости аллелей pha и phb и, тем не менее, у них практически отсутствует ген phc». Миф о генетических последствиях монголо-татарского ига в России вновь терпит полный крах: у русских есть ген phc, а у монголов его практически нет.

Таким образом, теория о том, что расовой основой русского, а в равной степени и иных европейских народов является, бесспорно, нордическая раса, подтверждается вновь и вновь. Именно культуротворческим способностям нордической расы и обязана вся европейская цивилизация своим происхождением.

РУССКИЕ В НЕМЕЦКОЙ ПРОПАГАНДЕ

Иногда приходится слышать, что расология якобы считает русских недочеловеками (см. цитату Розенберга в начале статьи). Сторонники такого аргумента, видимо, преклоняются перед немецкими пропагандистами времен Третьего рейха и считают, что они непогрешимы, как папа римский ex cathedra. А если серьезно, то все проще: официальные идеологи любого государства работают на интересы этого самого государства. Поскольку было совершено нападение на СССР — то русских было необходимо представить как расово неполноценных; когда же в Великой Отечественной наступил перелом — в Waffen SchutzStaffel стали принимать чуть ли не всех подряд (чисто немецкими была лишь треть ваффен СС), были даже исламские подразделения (около 60 тысяч человек).

Если же прочесть сам «Mein Kampf», то там мы не найдем утверждений о расовой неполноценности русских. Да, Гитлер рассматривает русские просторы как земли для расширения расселения немцев, но он обосновывает это отнюдь не расовой неполноценностью, а сложившейся обстановкой. В других обстоятельствах, возможно, он даже рассматривал бы русских как союзников. Цитирую: «… ясно, что в один прекрасный день Англия должна была стать нашим врагом… Политику завоевания новых земель в Европе Германия могла вести только в союзе с Англией против России, но и наоборот: политику завоевания колоний и усиления своей мировой торговли Германия могла вести только с Россией против Англии»; «Современные владыки России совершенно не помышляют о заключении честного союза с Германией, а тем более о его выполнении, если бы они его заключили. Нельзя ведь забывать и того факта, что правители современной России это — запятнавшие себя кровью низкие преступники, это — накипь человеческая, которая воспользовалась благоприятным для нее стечением трагических обстоятельств, захватила врасплох громадное государство, произвела дикую кровавую расправу над миллионами… Нельзя далее забывать и то обстоятельство, что эти владыки являются выходцами из того народа, черты которого представляют смесь зверской жестокости и непостижимой лживости, и что эти господа ныне больше, чем когда бы то ни было, считают себя призванными осчастливить весь мир своим кровавым господством. Ни на минуту нельзя забыть того, что интернациональное еврейство, ныне полностью держащее в своих руках всю Россию, видит в Германии не союзника, а страну, предназначенную понести тот же жребий».

Как видите, фюрер обосновывает нападение на СССР именно своим отношением к евреям (с его точки зрения, большевизм — это еврейское изобретение для завоевания мирового господства), а отнюдь не какой-либо «расовой неполноценностью» русских.

Более того — если изучить не официальную пропаганду, рассчитанную на народные массы, причем относящуюся к времени ведения боевых действий, а научные расологические работы, то результаты у многих вызовут удивление.

Немецкий ученый Ильзе Швидецки в книге «Расовое учение древних славян» (1938), которая была опубликована массовым тиражом в Третьем рейхе, обосновывала, что исходный тип славянина — нордический. Разработчики концепции расовой гигиены в Германии активно печатали русских ученых Н. К. Кольцова, Ю. А. Филипченко, Б. И. Словцова. У немецких расовых психологов в большой чести был В. М. Бехтерев, у генетиков — Н. В. Тимофеев-Ресовский и А. С. Серебровский.

Роберт Проктор в своей книге «Расовая гигиена» (1988), ссылаясь на архивные документы, приводит факт: Н. В. Тимофеев-Ресовский был послан в Германию в рамках правительственного соглашения с СССР и стал директором Института генетики при Институте Кайзера Вильгельма в Берлине. Позже он читал лекции на курсах повышения квалификации офицеров СС, а в 1938 году на открытом собрании партийной элиты, посвященном текущим вопросам расовой политики, выступал с докладом сразу же после начальника Расового департамента НСДАП Вальтера Гросса, перед главным идеологом Третьего Рейха Альфредом Розенбергом. Комментарии, как говорится, излишни.

КОРНИ РАСИЗМА

Но есть и еще более интересные факты. Концепция арийцев как «белокурых бестий» принадлежит отнюдь не Ницше (я, честно говоря, вообще не понимаю, откуда взялась такая странная гипотеза — сам философ как раз гордился своими славянскими корнями), а Хаустону Стюарту Чемберлену, которого идеологи хором записывают в предтечи «германского фашизма».

В столь ангажированных вопросах всегда полезно обратиться к первоисточнику. По собственному признанию Чемберлена, термин «германцы» для обозначения своих «сверхчеловеков» он позаимствовал у древнеримского историка Тацита, писавшего, что германские племена прежде всего блюли чистоту крови и никогда не смешивались с другими народами. Однако при этом расолог откровенно признавался: «Никогда не существовало народов, которые сами называли бы себя германцами».

Чемберлен ссылается на слова Тацита, который описывал германцев как людей, имеющих «голубые глаза, светлые волосы и высокие фигуры», но при этом добросовестно подчеркивает, что под это описание подпадают еще две большие расово-этнические группы: «кельты» и «славяне». Древние славяне времен начала миграции были ярко выраженными долихоцефалами высокого роста. Кроме того, Чемберлен ссылается на крупнейшего авторитета физической антропологии Рудольфа Вирхова и на его обширные исследования цвета волос и цвета глаз, на основании чего приходит к выводу, что славяне происходят из самого центра региона, из которого распространились все представители данного расового типа (подтверждается работами В. Бунака, о которых упоминалось выше).

В конце своей книги, давая прогноз на будущее, Хаустон Стюарт Чемберлен писал, что мир в Европе во благо всей белой расы может быть достигнут только на базе кельто-германо-славянского союза.

Из его книги «Die Grundlagen des 19-en Jahrhunderts»: «По-видимому, в русской поэзии немногое унаследовано от древности, кроме былин, сказок и песен: но и здесь нам открывается несомненное своеобразие германского духа…»; «… особенно бросается в глаза, что среди всех христианских народов только славяне (за исключением подвергнувшихся немецкому влиянию чехов) никогда не признавали богослужения на другом языке, кроме своего собственного».

Теперь обратимся к другой части антирусского мифа – к теме «смешения кровей».

РУССКИЙ ОБЫЧАЙ

Русские людиСледует для начала заметить, что историческая русская традиция отнюдь не одобряет смешанные браки. А. П. Богданов, «Антропологическая физиогномика» (М., 1878): «Может быть, многие и женились на туземках и делались оседлыми, но большинство первобытных колонизаторов было не таково. Это был народ торговый, воинственный, промышленный, заботившийся зашибить копейку и затем устроить себя по-своему, сообразно созданному себе собственному идеалу благополучия. А этот идеал у русского человека вовсе не таков, чтобы легко скрутить свою жизнь с какою-либо «поганью», как и теперь еще сплошь и рядом честит русский человек иноверца. Он будет с ним вести дела, будет с ним ласков и дружелюбен, войдет с ним в приязнь во всем — кроме того, чтобы породниться, чтобы ввести в свою семью инородческий элемент. На это простые русские люди и теперь еще крепки, и когда дело коснется до семьи, до укоренения своего дома, тут у него является своего рода аристократизм. Часто поселяне различных племен живут по соседству, но браки между ними редки, хотя романы часты, но романы односторонние: русских ловеласов с инородческими камеями, но не наоборот»; «Женщина сравнительно более высокого развития, более высокой расы, редко снизойдет до представителя расы, считаемой ею за ниже стоящую. Помеси европеек с неграми крайне редки и принадлежат к случайным, можно сказать, эксцентричным явлениям, но негритянки и мулатки падки до европейцев».

Более глубокое погружение в историю делает картину еще более наглядной — забота о чистоте крови проявляется не только на «инстинктивно-народном», но и на государственном уровне.

Именно Ярослав Мудрый принял церковный устав, параграф семнадцатый которого гласил: «Аще ли жидовин или бесерменин будеть с рускою или иноязычник, на иноязычницех митрополиту 50 гривен, а руску пояти в дом церковный» (Памятники русского права, М., 1952, вып. 1). Таким образом, женщина отправлялась в монастырь — то есть лишалась возможности продолжить свой род (т. е. поведение, допускающее рождение отпрысков от смешанных браков, не закреплялось в поколениях).

Значительность суммы штрафа в 50 гривен наглядно можно продемонстрировать тем, что та же «Русская Правда» за убийство свободного человека устанавливает штраф в 40 гривен. При этом штраф за убийство холопа по тогдашним законам составлял всего 5 гривен, т. е. даже возможность появления смешанного потомства и нарушения чистоты крови русского народа считалась эквивалентной стоимости жизней десяти холопов. Не менее наглядно и то, что кровосмесительную связь с сестрой, что очень жестко не одобряется как народными традициями, так и христианскими обычаями, все тот же церковный устав Ярослава оценивал в 40 гривен, то есть считал очень значительным преступлением, наравне с убийством, но все же меньшим, чем нарушение чистоты крови.

Еще более показательно отношение к обратной ситуации — если русский будет жить с нерусской женщиной: «Аще кто с бесерменкою или с жидовъкою блуд сотворит, а не лишится, от церкви да отлучиться и от християн, и митрополиту 12 гривен».

Поступок такого вида считается менее предосудительным — русская кровь не смешивается с чужой, но тот, кто не понимает важность сохранения ее чистоты, не достоин считаться русским и de facto изгоняется из общества — христианами тогда были все, и отлучение от церкви было весьма серьезным наказанием. Проще говоря, тем самым русский род отрекался от «блудного сына».

КОМУ ВЫГОДНО?

Истоки создания мифа о русских как о метисах с монголами, финно-уграми и проч., о принципиальной нечистоте русской крови (попробуйте вспомнить еще хоть один народ, о котором пытались бы говорить то же самое и с такой же интенсивностью!) очевидны.

Кратко пропагандируемый тезис можно выразить как «нет чистокровных русских — значит, нет русских вообще!», а еще проще: «Ну когда же наконец все русские сдохнут-то!»

Идеи о расовом смешении славян с тюрками, а, следовательно, их неполноценности с точки зрения «цивилизованных европейцев», «азиатской агрессивности» и проч. появились давно и до сих пор бытуют в Европе и Америке. Этой идеей оправдывали «натиск на Восток» и Карл XII, и Наполеон, и Гитлер. Вот уже не одну сотню лет европейского обывателя пугают азиатскими ордами с Востока, которые принесут гибель европейской цивилизации. И все это время европейская цивилизация с завидным постоянством посылает войска на Восток, стремясь покончить с национальной Россией и ее принципиально иной цивилизационной формой развития.

Причины такого отношения к русскому этносу со стороны «цивилизованных народов» будут разобраны позже (эта статья — вторая в серии), пока же отмечу, что, к сожалению, концепция «нет чистых русских» очень хорошо легла на дополнительные исторические факторы русской истории, начиная от тезиса христианства «несть ни эллина, ни иудея», и заканчивая попытками коммунистов создать «новую историческую общность — советский народ». Вполне возможно, что мифотворчество в этой области может быть обусловлено тем, что многие интеллигенты являются не русскими по происхождению и сознательно или бессознательно стремятся представить этот факт как на ничего не значащий, подменяя русскую нацию неким конгломератом «русскоговорящих». Прямо как латиняне — самих уже нет, а язык остался….

Впрочем, не выдам секрета, если сразу приведу одну очевидную причину стремления не допустить русского национального самосознания. Каждый исторически значимый народ имеет одну расовую основу, одно «ядро», которое и устанавливает правила игры для периферии — как территориальной, так и в плане чистоты крови. Египет был создан египтянами. Великая Римская империя — латинянами. Китайское царство — китайцами. Российская империя — русскими. Разговоры о «мультинациональных культурах» — это всего лишь пропагандистский прием, работающий на идеологию общества потребления, где все ценности подменены стремлением к обладанию деньгами (обратите внимание, что вопрос «зачем?» даже не ставится, деньги являются не средством, а самоценностью). Империи создают именно «чистые» народы, а разрушаются они именно инородцами, в том числе — полукровками.

И сейчас главная цель идеологов неруси — максимально раздробить русскую нацию (наглядно: отделение малороссов от великороссов уже совершено «оранжевыми») и ни в коем случае не допустить образования Русской национальной Империи (обратите внимание на то, что существовавшее век назад Русское государство, как и СССР, не были именно национальными империями).

ЕДИНЫЙ НАРОД

Исторические данные однозначно свидетельствуют, что единство восточных славян существовало уже как минимум в XI-м веке. В «Повести временных лет» Нестор пишет: «По-славянски же говорят на Руси: поляне, древляне, новгородцы, полочане, дреговичи, северяне, бужане». Таким образом, в летописи отражено не просто языковое единство, но и осознание этого единства славянами. Далее перечисляются народы, «дающие дань Руси», но говорящие на других языках, что указывает на развитость русского государства уже в то время, а также на способность наших славянских предков четко отличать себя от окружающих народов иной крови.

Известный путешественник Марк Поло в «Книге о разнообразии мира» пишет: «Россия — большая страна на севере. Живут тут христиане греческого обряда. Тут много царей и свой собственный язык; народ простодушный и очень красивый; мужчины и женщины белы и белокуры». Речь идет о конце XIII века. М. Поло описал русское население из верховьев Дона — а ведь это пограничье со степью, где, по мнению адептов идеи о расовой неоднородности и монголоидности русских, должны были происходить массовые расовые контакты славян и тюрок.

Венецианский дипломат XV века Кантарини пишет: «Московитяне, как мужчины, так и женщины, вообще красивы собою»..; английский посол XVI века в России Флетчер отмечает: «что касается до их телосложения [русских], то они, большею частью, роста высокого…» Парусный мастер голландец Стрюйс, посетив Россию и Ливонию в XVII веке, записал в своих путевых заметках: «Обыкновенно русские выше среднего роста». Посол Рима в Москве с 1670-1673 года Рейтенфельс описал русских следующим образом: «Волоса у них, по большей части, русые или рыжие, и они чаще стригут их, нежели расчесывают. Глаза у них большею частью голубые, но особенно ценят они серые, с неким огненно-красноватым блеском; большая часть их смотрит исподлобья и дико. Голова у них большая, грудь широкая…» Голландский купец XVIII века К. ван Кленк также утверждает: «Русские или Московиты, по большей части, народ рослый и дородный с большими головами и толстыми руками и ногами».

Обратимся к народному творчеству и посмотрим на выдвигаемые идеалы красоты. Русские богатыри «златокудрые», с «ясными очами». Девушки — непременно румяные, с длинными белокурыми косами. «Басурман» же в былинах неизменно описывают как «черных», то есть — значительно отличающихся по смуглости от русских. Вплоть до последнего времени белокурость считалась признаком простонародности.

Я, конечно, не антрополог, но возьмусь утверждать, что описываемые черты относятся именно к нордической расе, и никакой монголоидностью здесь и не пахнет.

Впрочем, в этом вы можете убедиться сами, собственными глазами. В середине прошлого века сотрудники Русской антропологической экспедиции фотографировали по всей советской России людей, считающих себя русскими. Изображения нескольких тысяч лиц в анфас, собранных в деревнях Рязанской, Архангельской, Курской, Ярославской и других исконно русских областей, хранились в институтских архивах. Доктор биологических наук Илья Васильевич Перевозчиков, ведущий научный сотрудник Института антропологии МГУ, после того, как сделал обобщенные портреты малых народов Кавказа и Средней Азии, обнаружил в архивах экспедиционные материалы и обработал их. Обобщенные портреты русских — вот они (См рисунок).

Известный русский историк Карамзин пишет: «… несмотря на унижение рабства, мы чувствовали свое гражданское превосходство в отношении к народу кочующему. Следствием было, что Россияне вышли из-под ига более с Европейским, нежели Азиатским характером. Европа нас не узнавала: но для того, что она за 250 лет изменилась, а мы остались как были. Ее путешественники XIII века не находили даже никакого различия в одежде нашей и Западных народов: то же, без сомнения, могли бы сказать и в рассуждении других обычаев». Историк А. Сахаров продолжает эту мысль: «Ни в законодательстве, ни в общественной мысли, ни в литературе, ни в живописи нельзя заметить ничего такого, что было бы заимствовано у монголо-татар. Вернейший показатель в этом отношении оценка монголо-татарского вторжения и ига самим народом. Все, что нам известно об устном народном творчестве ХIV-ХV вв., совершенно определенно и категорически свидетельствуют о резко негативной оценке, данной народом монголо-татарскому вторжению и игу» (что отнюдь не способствует желанию смешения с монголо-татарами). Можно уверенно сказать, что пропагандируемого «евразийцами» как научно-исторической истины смешения русских и тюрков, как генетического, так и культурного, просто не существовало. В лучшем случае — это добросовестное заблуждение, обычно же — идеологическая пропаганда русофобов.

Начало пропаганды подобного толка лежит, пожалуй, в начале ХVIII века, когда в России начала интенсивно развиваться собственная интеллектуальная элита и русская наука. «Просветители с Запада» сразу забеспокоились. Отсюда и растут корни мифа о «грязной русской крови».

Интересно, что мысли о расовой неоднородности, монголоидности и проч. появляются практически одновременно с «норманнской теорией» происхождения Русского государства. Обе идеи очень органично дополняют одна другую, поэтому после разоблачения первого мифа перейдем к изучению второго.

Разбор «норманнской теории» и опыт решения проблем межнациональных отношений — в третьей части работы.

Выражаю глубокую признательность сайтам «Велесова Слобода» и «Русколань», издательству «Белые Альвы» и лично В. Б. Авдееву, чьими материалами я пользовался при написании этой статьи.

Материалы по теме:
Габрусенко В.В. 150 русских гениев. Наука, техника, медицина
Расология против русофобии. Для любителей скрести русского и находить татарина
Антропология русских (кратко)
Ученые проследили генетическую и лингвистическую историю славяно-балтоязычных народов
Говорят учёные: генетическая однородность русских
Коммерсантъ-Власть "Лицо русской национальности"
Загадка русской души. Её не разгадали, даже расшифровав геном русского
Русский генофонд: свидетельства «очевидцев»
Раскрыта тайна русского генофонда (Интервью с О.Балановским)
Одонтологическая характеристика русского населения европейской части РСФСР (1978 год)
У русских много полезных мутаций
Рецензия А.Н.Савельева на книгу "Русский генофонд на Русской равнине"
Л.Р.Прозоров "Раса и этнос в былинах"
Л.Бутовская "Русские - бесценный генофонд белой расы"
М.Рыбьянов "Интегральный тип России"
Данные генетиков ставят под сомнение миф о татаро-монгольском иге
Петербургские ученые намерены к 2018 году получить "геномный портрет" русского человека
Русские - не татары. Разбиваем мифы наци
В.М.Жуков "Иммунитет народа"
Русские типы. Избранные фотографии

 

К
 

РУСКОЛАНЬ