Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.


Дмитрий Соколов-Митрич
Неосновной инстинкт

Источник: Деловая газета "Взгляд", vz.ru, 08 апреля 2009 года.

Человечество устало от секса. Ему не нужно его столько, сколько навязывает рынок. Анфиса Чехова, Зигмунд Фрейд, Шерон Стоун – вы уже задолбали со своим основным инстинктом, дайте пожить спокойно.

Это, наверное, самая страшная тайна современной цивилизации. Мало кому хватит смелости публично заявить: «Хватит голого мяса! Я вовсе не хочу каждый день взбивать пыль на своей или даже чужой постели! И через день – тоже не хочу. Мне уже не интересно смотреть на женщин, потому что с них нечего снимать! Зачем эти сволочи, которые сидят в телевизионном пруду, интернетовом пруду и глянцевом пруду, так любят щекотать меня за яйца?! У меня есть много других интересов и желаний! Товарищ милицейский-полицейский, чего Вы стоите, сделайте уже что-нибудь с этими озабоченными. Вы же видите – они нарушают мое право на неприкосновенность».

«В мужском организме есть маленький орган, который всегда голоден, если его пытаются удовлетворить, и всегда удовлетворен, если его держат в голоде» Стоит только кому-нибудь сказать нечто подобное, как его тут же обвинят в лучшем случае в гомосексуализме, в худшем – в импотенции. А импотенты – это самая дискриминируемая каста, хуже негров и террористов. Поэтому никто не говорит. Я первый. Знаете, как страшно?! Вот сейчас зажмурюсь и продолжу.

У меня все нормально. И с мужским здоровьем, и с сексуальной ориентацией, и даже с семьей. Я не маньяк и не ханжа. Я люблю свою жену, причем не только как мать моих детей. Я умею смотреть на хорошую женскую фигуру и желать ее обладательнице достойного жениха, особенно если фигура – не единственное, что девушка может предложить. Я даже могу, глядя на очередной проплывающий мимо кораблик в юбке, вздохнуть о чем-то таком, но только вздохнуть, потому что жена у меня строгая, чуть что – сразу наносит моральный ущерб.

Иногда я езжу в такие командировки, где нет телевизора, Интернета и живых женщин, зато хватает свежего воздуха, тишины, деревьев и физических нагрузок. Эти поездки бывают долгими. И каждый раз я удивляюсь одному и тому же: никаких претензий моему организму «основной инстинкт» не предъявляет. Когда нет никаких внешних раздражителей, никто не сверкает кожным покровом, то половое уходит на второй план, уступая место человеческому.

Однажды я оказался в психушке и разговорился там с главврачом. Так получилось, что эта больница была вынуждена делить территорию с монастырем, поэтому интервью быстро перекинулось на тему воздержания: что это – норма или отклонение?

Ответ медицинского работника, который, несмотря на близость к монастырю, был далек от воцерковления, меня поразил. Он, то есть она сказала примерно следующее: потребность человеческих особей в сексуальном общении на сегодняшний день чудовищно преувеличена. Тот уровень сексуальности, который задается информационным пространством как норма, свойственен разве что людям больным, причем не только психически. Сексоцентризм сознания характерен, к примеру, для первой стадии туберкулеза, некоторых кожных заболеваний и даже проказы. Не говоря уже о том, что исключительно сильная потребность в сексе наблюдается у большинства пациентов психиатрических клиник.

– То есть творчество Высоцкого в той части, где «главврач Маргулис телевизор запретил», медицински верно?

– Это при том, что во времена Высоцкого был совсем другой телевизор. Мне даже страшно подумать, что будет с нашей маленькой больничкой, если хотя бы на час мы будем включать его в вечернее время. Про психическое здоровье тех, кто смотрит телевизор «на воле», я уже давно не думаю. Иначе сама сойду с ума.

Кадр из передачи "Секс с Анфисой Чеховой" (фото: tnt-tv.ru)

После этого разговора я не перестал сидеть перед экраном и монитором, но невольно начал анализировать роль сексуального ингредиента в том информационном продукте, который мы потребляем, а также то, как потом это сказывается на нашем поведении. И пришел к выводу, что образ Ленина времен СССР – это дряблая старушкина грудь, по сравнению с тем, какое место в нашем сознании теперь занимают основные сексуальные символы.

Мы все живем во власти жесточайшей диктатуры. Это диктатура мягкой ягодицы. Диктатура большой груди. Диктатура длинных ног и коротких половых отношений.

Если кто-то хочет продать нам задорого что-нибудь ненужное, то на рекламном плакате он ставит рядом с этим ненужным полуголую бабу – и мы должны тут же бежать в магазин. И бежим.

Если ты хотя бы раз в месяц не снимаешь трусы с какой-нибудь новой женской задницы, значит, ты или нездоров, или не мужик. Нам дают это понять, и мы понимаем.

Рынок психического здоровья захватили недоделанные зигмундовы потомки. Голоса нормальных психиатров тонут в болоте «медийной медицины». «Семя в организме мужчины – это раздражитель, который нужно постоянно выплескивать!» «Регулярная внебрачная половая жизнь – лучшее средство от депрессии!» Любопытная деталь – сами авторы подобных мантр, как правило, имеют полный набор признаков импотенции: лицевой целлюлит, плешивые затылки, внушительные животы. Причина этого, на мой взгляд, в том, что если человек невоздержан, то он невоздержан во всем: в сексе, жрачке, бухле и медийном самолюбии.

А теперь попробуйте поговорить с каким-нибудь мускулистым, подтянутым доктором, у которого в кармане не купленная корочка общественно-дворовой академии, а честный государственный научный статус. Он объяснит вам, что склонность здорового организма к воздержанию – это даже не христианская доблесть, а медицинский факт. Мужчины с прекрасными физическими данными, находящиеся в наилучшей спортивной форме, меньше всего испытывают приступы желания срочно залезть в чью-нибудь постель. В Древней Греции обычным явлением было воздержание атлетов, и в наши дни спортсмены более других сдержанны по отношению к слабому полу. Сильный, мужественный, состоявшийся мужчина не делает культа из секса, не является его рабом. Наоборот, он хозяин этого инстинкта, он знает, чего он хочет, кого он хочет и просто так своим семенем не разбрасывается. И только человек слабый – физически, психологически и статусно – позволяет себе считать потребность в размножении «основным инстинктом». Только у таких глаза все время рыскают в поисках голой ляжки, а руки постоянно тянутся не туда. Результат такой беспорядочной и бессмысленной сексуальной жизни — обоюдная деградация: и того, кто сверху, и того, кто снизу.

Когда-то очень давно, когда еще можно было мыслить головой, а не своими мудями и чужими грудями, кто-то очень умный сказал: «В мужском организме есть маленький орган, который всегда голоден, если его пытаются удовлетворить, и всегда удовлетворен, если его держат в голоде». Синоптики говорят, что скоро начнется весна. Время быть мужчиной. Настоящим.

8 апреля 2009

Врач-сексолог: Детям опасно рефлексировать на тему половых отношений

Источник: 27.02.2015, Правда.Ру, pravda.ru

Комитет по образованию Великобритании выступил с предложением ввести уроки по половому воспитанию для детей начальных классов. Суть состоит в том, чтобы о половых органах, методе контрацепции и гомосексуализме знали не только старшеклассники, но и ученики младших классов. С какого возраста лучше всего разъяснять это детям и почему, в интервью журналисту Pravda.Ru рассказал врач-сексолог, психолог, кандидат психологических наук Юрий Левченко.

"Отношусь я отвратительно к этой инициативе. Детям интересно многое, они задают вопросы, на которые взрослые, вроде бы, не знают, как ответить, или задают вопрос: откуда мы появились. Они не ждут подробного ответа, это взрослые придумывают, что детям нужен подробный ответ. Детям достаточно — мама родила, ты был в животике", — отметил Юрий Левченко.

Однако взрослые, говорит эксперт, со своей позиции навязывают страхи, навязывают им свое понимание, пытаются рассказать то, что детям в принципе не интересно. "Это все равно, что рассказывать про дифференциальную алгебру", — пояснил он.

"Дети знают в первом классе анатомические вещи по поводу рождения, особенно гомосексуальные вещи. Гомосексуализм — дело врожденное, с одной стороны, но с другой стороны, это и любопытство. Поэтому это отвратительно, когда в начальных классах об этом говорят. Да и в старших классах надо говорить это очень осторожно, разделяя мальчиков и девочек", — сказал Юрий Левченко корреспонденту Правда.Ру.

"В истории мы все жили в одном доме, в одной комнате, и в этой комнате происходило черт знает что. И дети видели, но не пытались досконально что-то узнать, они видели и видели. Это все равно, что видеть, как собачки на дворе это делают. Но когда мы сажаем ребенка напротив и пытаемся ему рассказать, то тогда ребенок начинает рефлексировать, он начинает на себя это перенимать. И аргументы о том, что они узнают — они узнают не много. Они не будут сидеть и выспрашивать.

Если вы на этом заостряете внимание, то ребенок будет рефлексировать, рефлекс — это то, что он домысливает, а куда повернет его ход мыслей, неизвестно. Не надо свое взрослое восприятие переносить на детскую психику. Психика не выдержит", — убежден Юрий Левченко.

Что несёт в себе образ куклы Барби? Образы правят миром
Д.Соколов-Митрич "Всё лучшее - детям!"


Виртуальная мясная лавка. На любой вкус.

 

К началу страницы
 

РУСКОЛАНЬ