Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.



Мифологическое сознание

Автор: Латыпов Илья Владимирович. Психолог, кандидат психологических наук.
Источник: Живой Журнал автора, tumbalele.livejournal.com, 13 июня 2011 года.

- Биоэнергетические каналы у тебя забиты.
- Точно?
- Да. Чакры – вот здесь и вот здесь – закрыты, энергия не течет.
- А… Откуда вы вообще знаете про эти чакры?
- Древняя мудрость, которую в наше время подтверждают ученые.


Так завершился мой эксперимент по изучению у меня же энергетических каналов. Мой собеседник продолжал много говорить о древней мудрости, о неких ученых, которые совершили прорывные открытия в области энергетики кундалини, а я все более и более приходил к ощущению, что живу в эпоху возрождения древнего, как человечества, мифологического сознания. То, что говорил «экстрасенс», было чистым потоком мифов, объединяющим его с древними шаманами, сказителями, жрецами. И, главное, у современного шамана было много слушателей… Попробуем разобраться.

Мифологическое сознание – древнейший тип общественного сознания человека. Общественное сознание определяет то, как мы воспринимаем окружающий нас мир, как его объясняем, и какое место в мире мы определяем для самих себя. Мы вырастаем в определенной среде, и наши родители, друзья, общественные институты раз за разом подсказывают нам, как смотреть на мир, и каким образом его объяснять. Современная Россия полна мифов, и общественное сознание во многом стало мифологическим… 

Что такое миф? Если попытаться определить его совсем просто, то миф – это некая история, объясняющая то или иное явление окружающего мира. В древности миф чаще всего облекался в художественно-поэтическую форму, и содержал в себе элементы и науки, и философии, и поэзии, и религии. Миф – это особая форма познания и восприятия. При этом миф, в отличие от сказки, воспринимается слушателем как истина. Ощущение истинности мифа не основано на фактах, его подтверждающих. Оно базируется на вере и эмоциональном сопереживании, сопричастности. Иными словами миф – это некая информация, истинность которой пока не подтверждена (и не опровергнута) фактами, но в которую верят, потому что есть желание верить. Подчеркну – миф не синоним выдумке! Идея Бога, например, это миф. Идея о том, что наука рано или поздно может познать все явления окружающего мира и решить все проблемы человечества – миф. Идея о том, что человек использует только 10% возможностей своего мозга – неправда, но для множества людей это расхожая истина, т.е. – миф. Равно, как и знаменитый 25-й кадр (ложь, но в ней уверены множество людей, и в этом случае это – наукообразный миф).

Мифологическое осознание мира обладает рядом особенностей, многие из которых ярко проявляются и во многих наших современниках, и в нас тоже есть элементы мифологического мировосприятия. Отмечу основные особенности.

1.      Целостность.

Целостность мифологического сознания заключается в том, что для него в природе не существует «белых пятен». Любое явление окружающей среды, любые процессы, происходящие с самим человеком, можно объяснить при помощи какой-либо истории-«объяснялки». Главное условие – чтобы в эту историю верили. Человек с мифологическим сознанием не скажет «я не знаю». Он спишет все на духов, проклятие, припомнит соответствующую легенду… «Белые пятна», неизвестные нам элементы мира, всегда вызывают тревогу (как напряжение, вызванное неизвестностью и непонятностью).  

К.Г.Юнг в свое время с иронией отметил, что с течением времени содержание мифов меняется. Если раньше к людям являлись ангелы, то теперь их похищают инопланетяне. Собственно говоря, инопланетяне – часть современной мифологии, взявшей за основу научные идеи, и пытающейся объяснить некоторые непонятные для людей явления (НЛО). Другой классический пример – многочисленные теории заговоров, объясняющие чуть ли не все процессы в экономике и политике (а то и во всей истории) существованием всемирного заговора масонов, олигархов, сионистов и так далее. Роли древних божеств, колдунов и демонов в этой мифологии заняли таинственные комитеты, сверхмогущественные богачи и так далее. Ничто в мире не может произойти без их ведома. Мифологией является и креационизм – учение о том, что мир создан Богом (т.к. сам Бог является фигурой мифологической).

Так или иначе, объяснение будет подобрано любому явлению и процессу. Данная особенность играет очень важную роль для человека: она делает мир более уютным и объяснимым, создавая иллюзию контроля и снижая тревогу. Одно дело – считать землетрясения проявлением слепых и беспощадных сил природы, другое дело – считать их божественной карой за конкретные грехи. В этом случае с божеством можно попробовать и договориться…

Другой аспект целостности – это одушевление неживого мира. Вы когда-нибудь на компьютер злились? На телевизор орали? С автомобилем разговаривали?

2.      Отсутствие деления на «естественное» и «сверхъестественное».

В первобытном мифологическом сознании нет места для сверхъестественного. Сверхъестественное – это то, что находится выше нашей реальности, то, что не подчиняется законам природы и, более того, может само их устанавливать. Например, это Бог в христианстве, иудаизме и исламе. Но в «чистом» мифологическом сознании все – естественно и подчиняется единым законам, даже боги. Боги или духи – это такие же обитатели нашего мира, как и люди, только обладающие большими возможностями. Боги по отношению к людям находится примерно в таком же положении, что и люди по отношению к животным. Люди в целом могущественнее животных, но это вовсе не значит, что животные не могут на нас воздействовать и что мы  можем совсем без них обходиться. Также и боги (духи) связаны с нами.

Наглядным примером являются древнегреческие боги. Могущественные, но одержимые человеческими страстями, любящие земных женщин и мужчин. Чтобы не утратить вечной юности, боги употребляют в пищу амброзию и нектар. В «Илиаде» Гомера герой Диомед вступил в  схватку с двумя богами, Аресом и Афродитой, и ранил обоих, изгнав их с поля боя. Боги и духи – уязвимы, их можно обмануть, с ними можно заключать сделки.

Например, характер сделки носят взаимоотношения некоторых африканских племен со своими божествами. Допустим, мы имеем племя, занимающееся поливным земледелием (сильно зависящим от дождей). Главный бог – бог дождя. Засуха… Бог не выполняет свою часть негласного договора. Тогда сначала ему перестают приносить жертвы. Засуха продолжается. Тогда его изображение начинают ругать. Конца засухе не видно. Тогда идол валят, начинают бить палками и втыкать в него гвозди. Наконец, дождь пошел – и идол торжественно водрузили на место. Сделка возобновлена.

Мифологической в своей основе является индуистская концепция «бхакти», согласно которой индус выбирает себе из огромного сонма индийских божеств одно и поклоняется ему как главному покровителю (а к другим богам обращается по надобности). Главными «бхакти» традиционно выступают Шива и Вишну.

В современном мир такая модель взаимоотношений нередко видна в религиозной практике. Когда верующие люди пытаются заключить с Богом сделку по принципу «ты мне – а я тебе». Когда мексиканские наркобароны, убивая людей направо и налево, при этом являются истовыми христианами и добрыми прихожанами, пытаясь таким образом подкупить Бога. А это возможно только в том случае, если Бог – не очень умное существо и уж точно не сверхъестественное существо… Когда представляют Бога в виде конкретного человеческого образа (старика на небе, например). Или когда начинают молиться не Богу, а святым – по сути, наделяя смертных людей божественными силами или полномочиями.

3.      Относительность морально-этических понятий.

У древних племён было весьма своеобразное, с точки зрения современного человека, представление о морали. Его хорошо иллюстрирует известный пример. Христианский миссионер в Южной Африке в середине XIX века пытался объяснить зулусу, что такое «добро» и что такое «зло», а заодно пояснял, что нехорошо воровать коров. На эти рассуждения зулус ответил так: «Добро – это когда я угнал у соседа коров. Зло – это когда сосед угнал у меня коров». Воровство для миссионера– практически всегда осуждаемое деяние, это грех (заповедь «Не укради»). Для зулуса этот «грех» относителен. Убийство своего соплеменника осуждается, но убийство представителя другого племени если не поощряется, то не наказывается (в христианстве, родившемся в рамках другого типа сознания, запрет на убийство носит абсолютный характер – пусть даже он фактически и не соблюдается). Знаменитые 10 заповедей первоначально относились только к одному племени, «хапиру» (они же евреи), и «не убивай» понималось как «не убивай еврея». Именно поэтому древнееврейские племена, уже после того, как Моисей сошел с горы Синай с заповедями, спокойно убивали людей других племен сотнями и тысячами, и заповедей – не нарушали. Это племенная мораль, относительная, а не абсолютная.

Если внимательно изучить мифологию, то обнаруживается, что в древних мифах нет злых богов. Боги такие же непостоянные, как и силы природы, которые ими олицетворяются. Бог Солнца добрый, когда светило ласково и помогает урожаю созреть. Но бог Солнца становится злым, когда приходит засуха.

4.      Символическое мышление.

Это базовая, общечеловеческая форма мышления. Если представить нашу психику в виде айсберга, то понятийное мышление лишь его небольшая верхушка, а основа – символическое. Этот вид мышления оперирует символами. Американский гештальт-психолог немецкого происхождения Рудольф Арнхейм выделил три вида образов.

        Изображение. Оно воспроизводит реальность конкретно и буквально (документальная фотография) или в схематической форме (план города). Форма и содержание в изображении полностью совпадают, автор изображения имеет в виду только то, что изобразил.

        Символ – вид образов, имеющий конкретную чувственную форму, но передающий, помимо конкретного, дополнительный, скрытый смысл. Например, красная роза – символ любви, изображение толстяка у некоторых народов – символ изобилия и богатства. Скрытый смысл так или иначе связан с конкретным изображением (яйцо выступает как символ жизни во многих мифологиях потому, что из яйца появляются живые существа).

        Знак. Вид образов, форма и содержание которых всегда являются условными, искусственно созданными. О них всегда договариваются заранее. Если вы не подготовленный зритель, вы не обнаружите смысла в знаках. Например, к знакам относятся цифры, буквы алфавита, теоретические понятия (аутизм, имманентность и др.), условные обозначения (! ? +).

Один и тот же образ может быть и изображением,  и символом, и знаком. Например, круг можно рассматривать, в зависимости от ситуации, и как мишень, и как символ солнца или луны, и как дорожный знак. Поэтому смысл символа определяется контекстом. В одном контексте чёрный цвет воспринимается как символ смерти, в другом – как символ ночи.

Человек с мифологическим сознанием склонен видеть символы и знаки почти в любой ситуации. «Случайностей не бывает» - это мифологическая концепция, в рамках которой любое событие может быть наделено символическим, скрытым значением.  

5.      Вера в магию.

Ну вот, добрались до «классики» мифологического сознания. Магия… Магия – это вера в то, что при помощи определенного ритуала и определенных средств можно воздействовать на силы природы (в т.ч. и на духов – они же тоже часть природы!) для достижения собственных целей.

Пожалуй, вера в магию – один из наиболее устойчивых элементов мифологического сознания, в той или иной степени сохранившийся у всех народов мира.

Наиболее «популярна» так называемая симпатическая магия. Для нее характерна убеждённость в том, что вещь и символ (изображение), обозначающий эту вещь – суть одно и тоже, они находятся в неразрывной связи. Чтобы магически воздействовать на человека, необязательно видеть его – достаточно соорудить его фигурку, использовав, правда, какую-нибудь вещь, принадлежащую объекту колдовства (волосы, ногти и др.). После чего можно приступать к магическому ритуалу, например, наведения порчи через повреждение статуэтки. Поскольку статуэтка связана с тем, кого она изображает, то на голову несчастного должны будут обрушиться несчастья.

Большинство ритуалов обязательно задействуют определённые словесные формулы. Слова так же обладают магической силой, и составленные в определённом порядке, могут воздействовать на силы природы и духов. Например, при раскопках древнеегипетских городов находили разбитые таблички, на которых были записаны имена вождей враждебных племён. Разбивая таблички и нарушая таким образом целостность имени, египтяне, с их точки зрения, наносили вполне реальный вред врагам – слово так же связано с вещью, как и любой другой символ, её изображающий. Слово имеет такую же силу, что и действие. Впрочем, магия была не только вредоносной, но и позитивной, которая строилась на тех же принципах.  

В современном мире вера в магию сильна. Это и «диагностика и лечение по фотографии» экстрасенсов, и многочисленные суеверия (многие из которых базируются на том, что при помощи определённых действий – постукивание по дереву, вставание с правой ноги и т.п. – можно избежать неприятностей). Очистка ауры и чакр мало чем по сути своей отличаются от танцев шаманов перед костром. Сжигания флагов и чучел так же восходят  к древним магическим ритуалам – уничтожаемый флаг символизирует какую-либо ненавистную страну, а чучело (или портрет) – человека. Гомеопатия по главному своему принципу – «подобное лечить подобным» - полностью «симпатична», равно как мифологичен сам принцип изготовления гомеопатических средств. В общем, трудно найти человека, у которого не было бы своей приметы или суеверия, которое почти всегда сопровождается неким магическим действием, предохраняющим от враждебных сил.

Многие религиозные действия также являются по сути свой магическими: крестик многими христианами по сути воспринимается как амулет, охраняющий от злых духов, а обряд крещения – как магический обряд (нередко, когда болеют некрещенные дети, сердобольные верующие настойчиво просят ребенка окрестить святой водой – даже не подозревая, что просят совершить магическое действие). Священник, окропляющий святой водой помещения или танки, в этот момент уподобляется колдуну. Водитель, вместо пристегивания ремня безопасности укрепляющий на стекле иконки, совершает магический обряд с амулетом. И так далее, и тому подобное…

Второй популярный вид магии – мантическая магия, или, говоря проще, гадание. Хиромантия, астрология, руны, Таро и т.п. – все это древние и не очень способы утихомирить страх перед неизвестным будущим при помощи специальных предметов или действий (астрология).

… Еще есть политические мифы. Исторические. Культурно-этнические… Их множество. В наше время в роли древних сказителей выступило телевидение – современный мифотворец номер 1, обладающий еще большей силой убеждения, чем какой-нибудь деревенский знаток преданий в африканской глубинке. Поразительным примером живучести древних, первобытных мифологических представлений является сооружение в XX веке в центре Москвы ступенчатой пирамиды, внутри которой лежит мумия фараона Ленина. Вспоминаю прочитанную когда-то надпись под фотографией длиннющей очереди в Мавзолей: «За советом к Ленину». Т.е. дух великого вождя по-прежнему возвращается в тело, как дух фараона возвращается в тело. «Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить!». Или «Ленин и теперь живее всех живых!». А чего стоят однообразные мантры, которые в мегафоны выкрикивали жрецы культа, когда мимо пирамиды проходили толпы верующих, несущих флаги, выкрашенные в священный красный цвет, и эти толпы повторяли мантры? «Миру мир!» «Слава КПСС!» «Слава советскому народу!»…

В общем, человек с доминирующим мифологическим сознанием живет в довольно понятном для него мире. В мире, где все можно объяснить, даже если нет никакой информации. И это оказывает очень успокаивающий эффект. Человек с мифологическим сознанием не скажет: «я не знаю». Потому что он может объяснить все.

Эволюция мистики

Александр Марков несколько раз порывается прервать разговор — дома его ждут результаты собственного репродуктивного успеха. Но тема эволюционных предпосылок изобретения религии дает нам еще полчаса. Александр напряженно задумывается: его беспокоит, что краткие ответы на фундаментальные вопросы могут выглядеть недостаточно убедительными. Тема религии весьма болезненна для многих наших сородичей. Однако, несмотря на всю сложность роли религии в обществе, у нее есть биологические предпосылки. Когда-то и человеческий язык казался феноменом, недоступным естественнонаучному подходу. Но анатомы обнаружили центры речи, а биологи изучают языки пчел и муравьев и успешно учат обезьян языку глухонемых. О сколько-нибудь полной картине зарождения религий говорить еще рано, но даже те фрагментарные знания, что есть сейчас, уже интригуют. В итоге Марков решается: «Все детали и научные статьи опубликованы в интернете. Если кто-то захочет — легко найдет».

— Мистический взгляд на мир свойствен только человеку?

— Есть наблюдения, которые позволяют говорить, что у обезьян тоже могут быть какие-то представления о загробной жизни, например у шимпанзе. Но это слабые зачатки. Вера в богов и потусторонний мир хорошо развита только у людей.

Но суеверия и ритуалы у животных найти легко: живое существо систематически и с необъяснимым упорством выполняет какие-то бессмысленные действия, которые не приносят никакого эффекта. Примеры в человеческом обществе всем известны. А что касается других животных, то, оказывается, очень просто развить ритуальное поведение в эксперименте, когда они не понимают причинно-следственных связей. Известен эксперимент с голубями. Их держали в клетках, пища подавалась через случайные промежутки времени, и голубь никак не мог на это повлиять. Это стрессовая ситуация для животного, если совершенно непредсказуемо, когда появится пища. Поэтому все птицы «нашли» какую-то закономерность. Если голубь перед тем, как появилась пища, клевал стенку, то он запоминает это и начинает клевать ее, когда он голоден. Чаще всего это не срабатывает, но иногда случайно совпадает: опять пища появляется, когда он клюет стенку. И тут уж голубь окончательно убеждается: чтобы добиться появления пищи, нужно изо всех сил клевать стенку. Другой голубь прыгал на одной ножке, когда появилась пища, и так далее. Мозг пытается найти хоть какую-то закономерность и использует первое, что подвернется. Так возникает ритуальное поведение.

— Зачем нужны боги с точки зрения эволюционного религиоведения?

— В эволюционном религиоведении есть два основных течения. Первое: религия — случайный, побочный и не обязательно полезный продукт эволюционного развития каких-то других свойств человеческого мышления. По мнению Ричарда Докинза, известного популяризатора науки, религия — это и вовсе специфический вирус мозга. Ведь распространение компьютерных вирусов, обычных вирусов и всевозможных суеверий основано на одном и том же механизме. Все это фрагменты информации, которые могут самопроизвольно распространяться в системах, предназначенных для исполнения и копирования определенных инструкций. Человеческий мозг, особенно детский, специально приспособлен для усвоения, выполнения и последующей передачи другим людям инструкций. Всем известный пример вирусов мозга — «письма счастья».

Второе направление: склонность человеческого мозга к генерации и восприятию религиозных идей — полезная адаптация. Был ряд исследований, проверявших полезное влияние религий на альтруизм и устойчивость сообществ. Но доказать влияние религиозности на альтруизм пока не удалось.

Интересные результаты дал анализ замкнутых религиозных и светских общин, которых много появилось в США в XIX веке. Религиозные общины в среднем просуществовали дольше, чем светские. Но это различие было обусловлено лишь наличием ритуалов, таких как посты, воздержания, обряды. Именно ритуалы, а не какие-то другие аспекты религии играют, по-видимому, главную роль в обеспечении устойчивости общины.

При сравнительном анализе близнецов было показано, что склонность к мистике в значительной мере наследственна. Она примерно на 40 процентов определяется генами, остальное — условиями среды, при этом влияние семьи статистически не значимо. Специфического «религиозного центра» в мозге не обнаружено. Зато был найден небольшой участок в задней нижней части левой и правой теменных долей, отвечающий за обуздание склонности к мистическому. В 2010 году итальянские нейробиологи установили, что при удалении этого участка мозга у пациентов заметно возрастает склонность к мистическим переживаниям.

— А с какими особенностями человека как вида соотносится склонность к мистике?

— У нас очень развито стремление к пониманию мотивов окружающих. Это связано со спецификой человеческого мозга, который развивался в первую очередь как инструмент для решения социально ориентированных задач. В связи с усложнением социальных взаимоотношений нам нужно было хорошо понимать сородичей: какие у них мотивы, намерения, как они отреагируют на тот или иной ваш поступок. Для этого нужно то, что в английской литературе называется Theory of mind — модель психического состояния другой особи. Она строится на основе модели собственной психики, что обусловлено чисто неврологическими причинами. У нас очень много «зеркальных» нейронов, которые возбуждаются одинаковым образом, когда мы сами что-либо делаем и когда мы видим, как другой человек это делает. Если нас уколоть в руку, у нас возбуждаются определенные нейроны в мозге, которые реагируют на боль. Они же срабатывают и когда мы смотрим, как другому человеку колют руку иголкой.

Научившись моделировать психику соплеменников, мы пытаемся распространить это умение на другие окружающие нас объекты. Побочным следствием склонности все одушевлять является одушевление покойников. Нам трудно понять, что человек умер и перестал существовать. Поэтому у людей развилось такое необычное отношение к мертвецам. Для первобытного человека с гипертрофированной склонностью к моделированию, со слабой способностью к пониманию причинно-следственных связей и неразвитой наукой отличить мертвого от живого была, в общем, сложная задачка.

Кроме того, по мере развития общественных форм существования у нас появилось умение вступать в социальные отношения с лицами, в данный момент отсутствующими. Без этого не смогли бы существовать большие организованные коллективы. Даже если рядом с нами нет вождя племени, мы все равно не рискнем его ослушаться, без этого невозможно поддержание порядка. Способность поддерживать отношения с образом отсутствующего человека — полезнейшая адаптация.

Материалы по теме:
И.В.Латыпов "Религиозное (догматическое) сознание"
И.В.Латыпов "Магическое мышление"
Десять самых экзотических религий. Культ карго — религия самолетопоклонников
Бытие определяет сознание... Что такое примитивное сознание дикаря? Психология религии
Религиозная аддикция как вид нехимической зависимости
Психические расстройства с религиозно-мистическими переживаниями: Краткое руководство для врачей
П.Б. Ганнушкин "Сладострастие, жестокость и религия"
Церковная магия: причащение, крещение, воцерковление
Ричард Докинз. Религия как побочный результат инстинктивного дуализма
Сэм Харрис "Вера и безумие"
Warrax "Вера — что это такое?"
Гумницкий Григорий Николаевич. Вера в свете разума

Раздел "Толпа" сайта "Русколань":
Баннер раздела "Толпа"

 

К началу страницы
 



РУСКОЛАНЬ