Русский информационно-познавательный ресурс "Русколань"

.


АДДИКТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ (от англ. addiction — склонность, пагубная привычка; лат. addictus — рабски преданный) — особый тип форм деструктивного поведения, которые выражаются в стремлении к уходу от реальности посредством специального изменения своего психического состояния. Выделяются основные виды аддикций: 1) злоупотребление одним или несколькими веществами, изменяющими психическое состояние, напр. алкоголь, наркотики, лекарства, различные яды; 2) участие в азартных играх, в т. ч. компьютерных; 3) сексуальное аддиктивное поведение; 4) переедание и голодание; 5) «работоголизм» («трудоголизм»); 6) длительное прослушивание музыки, главным образом. основанной на ритмах. При формировании аддикции происходит редукция межличностных эмоциональных отношений. В узком смысле аддиктивное поведение ограничивается только 1-м видом аддикций. Большой психологический словарь. — М.: Прайм-ЕВРОЗНАК. Под ред. Б.Г. Мещерякова, акад. В.П. Зинченко. 2003.

Эскапизм
Эскапизм - стремление человека уйти от действительности в мир иллюзий.

Религиозная аддикция как вид нехимической зависимости:
психологические условия и факторы профилактики и процесса выздоровления

Источник: telepovs.ru. Автор: Телепова Н.Н., доктор психологических наук, доцент, зав.кафедрой педагогической и прикладной психологии Самарского филиала Московского городского педагогического университета. 05.04.2014г.

Аддиктивное поведение – – одна из форм деструктивного поведения, выражающаяся в стремлении уйти от реальности, изменив свое психическое состояние [7]. На нейропсихологическом уровне это проявляется образованием генератора патологически усиленного возбуждения, что ведет к компульсивности влечения. Другими словами, аддикция представляет собой набор поступков, типов поведения, которые включают не только потребление химических веществ, но и совершение действий, вызывающих нейрохимические изменения.

Многие отечественные и зарубежные специалисты (Ю.П.Сиволап, А.А.Портнов, И.Н.Пятницкий, А.Ю.Егоров, В.Гилберт, Г.Клерамбо) рассматривают аддикцию не как исключительную зависимость от психоактивных веществ, но как обсессивно-компульсивное расстройство и сверхценную идею. Аддикции напрямую связаны с духовно-нравственной составляющей личности, с ее ценностно-волевой сферой. В.В.Шабалина, например, выделяет ценностно-мотивационный компонент, который заключается в придании ценности объекту зависимости, и эмоционально-волевой компонент, выражающий непреодолимость влечения к нему [15]. Р.Дюпон выдвинул похожее психоаналитическое толкование аддикции как сильнейшей влюбленности в состояние, сопряженное с употреблением наркотика. В поисках мозгового вознаграждения аддикты пренебрегают риском. Сила мозгового вознаграждения такова, что его утрата становится неприемлемой [19].

А.Шаев выделяет две категории аддикций: субстанциональные аддикции (алкоголизм, наркомания, табакокурение, пищевые) и аддикции процесса (накопление денег, гемблинг, секс, работа, беспокойство; в данную категорию включена и религиозная аддикция) [24]. А.В.Котляров выделяет 18 видов аддикций исходя из фактора реалий, создающих их. Одним из видов выделенных им аддикций является зависимость от идеологий [6]. А.Ю.Егоров выделяет две формы аддикций: химическую и нехимическую, предлагая при этом классифицировать нехимические зависимости по следующим категориям [5]:патологическое влечение к азартным играм (гемблинг); эротические аддикции; «социально-приемлемые» аддикции; технологические аддикции; пищевые аддикции. Религиозная аддикция включена в категорию «социально-приемлемых». С.Артерберн и Дж.Фельтон дают следующее определение религиозной аддикции: «Как и при любой аддикции, религиозная практика становится доминирующей по отношению к другим аспектам жизни. Любые отношения устанавливаются через религию, а зависимость от религиозной практики и ее адептов отодвигает личную потребность в Боге. Религия и те, кто ее олицетворяют, получают всю полноту власти над аддиктом, который сам больше не связан с Богом" [17].

П.Бут, П.Вандерхайден, Ц.П.Короленко, Н.В.Бондарев и др. предлагают следующий перечень симптомов религиозной аддикции:

- неспособность думать, сомневаться и задавать вопросы по поводу религиозной информации;
- черно-белое мышление;
- основанная на стыде вера;
- магическая убежденность, что Бог все сделает для тебя без твоего серьезного участия;
- ригидное навязчивое следование правилам и предписаниям;
- бескомпромиссные суждения: готовность всюду (особенно за пределами данной религиозной формации) находить недостатки и зло;
- компульсивные или навязчивые стремления к религиозным ритуалам;
- нереалистические финансовые пожертвования;
- конфликт и споры с наукой, медициной и образованием;
- прогрессирующий отказ от реальной работы, изоляция, разрыв прежних отношений;
- манипулирование цитатами или текстами, ощущение избранности, заявления о личных посланиях от Бога;
- трансоподобное состояние, счастливое (или суперодухотворенное) выражение лица;
- ощущение правоты и превосходство над всем остальным человечеством;
- разочарование, сомнения, психический, физический и эмоциональный кризис, боязнь призвать на помощь (из страха быть разоблаченным в «недуховности»).

Д.Райан и Дж.Вондерен описали общие поведенческие черты алкоголика и религиозного аддикта [23]. Алкоголик отличается повышенным настроением во время употребления спиртного, которое снижается в период воздержания или при мысли о воздержании. Подобно этому, религиозный аддикт отличается повышенным настроением во время исполнения религиозных ритуалов, которое снижается при невозможности посещать культовые места, выполнять в достаточном объеме молитвенный ритуал. Алкоголик предпочитает компанию таких же алкоголиков; отношения с трезвенниками ограничены. Религиозный аддикт также предпочитает общаться с имеющими подобные религиозные предпочтения, отвергает бывших друзей и даже членов семьи, не разделяющих его религиозных взглядов. Алкоголик теряет контроль в количестве употребляемого алкоголя, употребляет его в ущерб работе, семье, здоровью. Религиозный аддикт проводит все больше времени в религиозной обрядности и/или деятельности в ущерб работе, семье, здоровью.

Алкоголик

Религиозный аддикт

Отличается повышенным настроением во время употребления спиртного, которое снижается в период воздержания или при мысли о воздержании

Отличается повышенным настроением во время исполнения религиозных ритуалов, которое снижается, когда нельзя посещать культовые места, выполнять в достаточном количестве молитвенный ритуал

Предпочитает компанию таких же алкоголиков; отношения с трезвенниками ограничены

Предпочитает общаться с людьми, имеющими подобные религиозные предпочтения, отвергает бывших друзей или даже членов семьи, если они не разделяют религиозных взглядов

Теряет контроль в количестве употребляемого алкоголя. Употребляет в ущерб работе, семье, здоровью.

Проводит все больше времени в религиозной обрядности и/или деятельности в ущерб работе, семье, здоровью.

Проведенное нами сопоставление классификаций форм общения в различных группах людей позволяет увидеть, что все авторы выделяют вертикаль, на которой располагаются виды общения: от низшего к высшему. Такие уровни, как примитивный, манипулятивный, стандартизированный (А.Б.Добрович); монологический, конформный, псевдодиалогический, манипулятивный (Г.А.Ковалев); авторитарный, манипулятивный, индифферентный, конформный (Л.С.Братченко); конфликтный, авторитарно-монологический, рефлексивно-манипулятивный, пассивно-индифферентный (С.А.Шеин) относятся к низшему уровню общения. Мы обозначаем его как монологический. Второй, высший уровень, оптимальность которого подчеркивают все авторы, мы обозначаем как диалогический. Сюда мы относим: доверительно-диалогический (С.А.Шеин), диалогический (В.В.Рыжов, Г.А. Ковалев, Л.С. Братченко), духовный (А.Б.Добрович) уровни.

Р.Айслер описала критерии двух типов сообщества людей [20]:

1. Сообщество, формирующее устойчивость к аддиктивному поведению и личностный рост (взаимозависимое общество). Здесь преобладает диалогический стиль общения, поэтому назовем данное сообщество диалогичным. Что касается религиозной аддикции, то она не возникает в диалогичном религиозно-направленном обществе (церкви), где наблюдается укрепление в вере и личностный духовный рост членов сообщества.

2. Сообщество, располагающее к развитию аддиктивности (созависимое общество). Здесь превалирует монологический стиль общения, поэтому назовем его монологичным. В монологичном религиозно-направленном обществе (секте) происходит манипулирование и обезличивание членов сообщества, что приводит к религиозной аддикции.

Ниже дана сравнительная характеристика этих двух типов сообщества.

Монологическое сообщество

Диалогическое сообщество

Создает иерархии, поддерживаемые силой или угрозой силы.

Создает иерархии, в которых люди связаны общими потребностями.

Вышестоящей группе принадлежит власть и право принятия решений, а нижестоящая группа бесправна.

Принятие решений распределено по иерархии равномерно.

Вышестоящая группа берет на себя ответственность, риск, средства производства и распределяет награды, а нижестоящая обеспечивает поддержку вышестоящим, выполняет работу и получает минимальное вознаграждение.

Риск, ответственность, капиталовложения, средства производства, награды, выполнение работы и поддержка распределены по иерархии равномерно.

Пользуется сравнительным способом мышления: «ты или я».

Пользуется кооперативным способом мышления: «я и ты».

Ценностями являются деструктивные действия, такие как эксплуатация и война против инакомыслящих (вербальная в том числе).

Ценностями являются воспитательные качества, такие как сострадание и неприменение силы.

Пользуется жесткими сексуальными ролями (дискредитация женщин).

Пользуется гибкими сексуальными ролями (равноправие полов).

Относится к различиям между людьми с осуждением (все должны быть однородны – в мышлении, внешности, мнении и т.д.).

Относится к различиям между людьми без осуждения (каждый имеет право на свою индивидуальность и мнение)

Использует страх, чтобы добиться однородности.

Использует надежду, чтобы добиться единства.

Состоит из «винтиков» системы.

Состоит из личностей.

Монологическое (созависимое) общество, имеющее религиозную направленность, управляется лидером с монологическим подходом к руководству. С.Артерберн и Дж.Фелтон приводят правила, которыми руководствуется монологический лидер [17].

Лидер все контролирует.
Когда возникают проблемы, лидер немедленно находит виновного и обличает его.
Лидер не совершает ошибок.
Лидер никогда не показывает реальность ситуации.
Лидер никогда не демонстрирует своих чувств, если они не позитивны.
Лидер не задает неприятных вопросов.
Лидер ничего не делает вне своей роли.
Лидер никому не доверяет.
Для лидера главная цель – привлекать человеческие и финансовые ресурсы в свою организацию.
Лидер любой ценой сохраняет имидж своей организации (даже в ущерб личностно-духовному состоянию ее членов).

По мнению Ц.П.Короленко и Т.В.Дмитриевой, религиозная зависимость от такого сообщества опаснее пищевой зависимости или даже гемблинга, поскольку у религиозных аддиктов чаще возникают психические нарушения шизофренического характера. Неслучайно психиатры и психологи заговорили о новом виде патологии – культовой травме, под которой понимают комплекс воздействий деструктивных культов, направленных на изменение сознания индивида [10].

Многолетний опыт показывает, что успех в лечении и реабилитации химической аддикции достигается в тех случаях, когда больному удается реально «переключиться» на деятельность, обладающую признаками нехимической социально приемлемой зависимости (секс, работа, любовь, спорт, религия). Клинический опыт показывает, что одна аддикция может достаточно легко переходить в другую. Если удалось заменить химическую зависимость на социально-приемлемую, то это рассматривается как несомненный успех. Но важно понимать, что неконтролируемое поведение в любом случае имеет деструктивное воздействие на личность человека. Более 30 лет назад В.Глассер впервые выдвинул идею «позитивной аддикции» с созидающим поведением и деятельностью [22]. М.Дай называет данное состояние «выздоровлением», когда человек растет и личностно, и духовно, укрепляясь в вере и возвращаясь от религиозной аддикции к личным отношениям с Богом [21].

М.Дай и П.Фенчер приводят пять условий, выздоровления от аддикции, в том числе религиозной.

Первое условие – открытость. Отсутствие лицемерия, страха быть самим собой, умение признавать свои ошибки, прощать и просить прощения.

Второе – верность себе. Когда человек учится жертвовать сиюминутным желанием или потребностью ради поставленной перед собой цели. Аддикт, наоборот, ради удовлетворения сиюминутной потребности может пожертвовать мечтой и жизненной целью.

Третье – верность людям. Только при условии сопереживания, чуткости и «разморозки» собственных чувств, когда человек не просто игнорирует свой страх быть уязвимым, но стремится к максимальной уязвимости, возможны позитивные коммуникации, формирующие близкие личностные привязанности.

Четвертое – подотчетность. В одиночку невозможно выстоять, точно так же, как выздороветь. Стойкость на пути выздоровления невозможна без взаимной подотчетности в своих поступках, словах и мотивах.

Пятым условием является значимое участие в жизни общества. Человека, находящегося под воздействием аддиктивных факторов, следует вывести за рамки собственной Я-концепции, побудить участвовать в позитивном влиянии на жизнь и окружающих людей. Для того чтобы вышеуказанные условия оказывали эффективное воздействие на выздоровление и профилактику религиозной зависимости, необходимо подключить психологический механизм диалогизации взаимоотношений данного сообщества.

Механизмом диалогизации процесса выздоровления является последовательное достижение лидерами и членами сообщества языкового, предметно-содержательного, мотивационно-целевого, ценностного, личностного, духовно-нравственного единства. Языковое единство включает в себя достижение такого коммуникативного уровня, когда обе стороны диалога способны ощущать личностную безопасность, выходя на уровень обмена мнениями и эмоциями. Когда вербальные и невербальные средства диалога становятся взаимоприемлемыми, взаимопонятными и служащими одной цели – взаимный личностный рост. Предметно-содержательное единство включает в себя общую деятельность, которая служит единой цели, поставленной совместно, также совместно вырабатывается стратегия и определяется содержание работы по личностному росту, построению отношений и формированию устойчивости к аддикции. Общность мотивов и целей определяется максимальной сбалансированностью двух сторон: как направленностью на результат, так и направленностью на совершенствование личности. Важно помнить, что программа создана для людей, а не люди для программы. Ценностно-ориентационное единство включает в себя активное диалогичное отношение обеих сторон друг к другу, безусловное принятие личностей друг друга и безоценочное отношение друг к другу. Духовное единство включает в себя единство понимания этики и духовно-нравственных законов. Фактор духовности является основополагающим, так как способность к диалогу в представленном его понимании зависит, прежде всего, от уровня духовности сторон общения.

Изучение работ Н.А.Бердяева, Б.С.Братуся, В.А. Пономаренко, В.В.Рыжова, Т.А. Флоренской, В.Фракла, В.Д. Шадрикова позволяет определить духовность в гражданском ее понимании как способность человека различить и избрать для себя истинные нравственные ценности и в соответствии с ними строить свое поведение, общение и деятельность. Основными измерениями духовности являются свобода, ответственность, трансцендентность, осознание смысла жизни. Взаимодействие в сообществе на принципах диалога и сотрудничества содержит в себе возможность соединения общения с взаимным развитием личностей как лидера, так и всех членов сообщества, способствует личностному и интеллектуальному росту [8].

Основные психологические характеристики лидера диалогического сообщества [11]:

1. Субъект-субъектное отношение.
2. Признание самоценности друг друга.
3. Доминанта друг на друге.
4. Безоценочное непредвзятое отношение..
5. Ориентация на «здесь и теперь»..
6. Эмоциональная открытость.

В диалогическом сообществе, находящемся под руководством диалогически направленного лидера, реализуется деятельность, являющаяся конструктивной, направленной на созидание личности и на духовный рост, что исключает возникновение религиозной аддикции на основе данной деятельности. Основные характеристики конструктивной деятельности:

1) деятельность не отнимает у человека много времени, не смещает приоритетов;
2) может быть реализована независимо от других людей;
3) представляет собой определенную ценность для ума, здоровья и духовности;
4) при длительном осуществлении приносит улучшение жизни человека.

В заключение статьи приведем данные исследования, проведенного нами по авторскому опроснику на религиозную аддикцию. Тестирование проводилось в два этапа. На первом этапе ставилась цель выявить степень религиозной аддикции у опрашиваемых. Второй этап – анализ сообщества, в которое включен индивид.

Первый этап.

Отметьте степень своего согласия с утверждениями, используя следующую шкалу: я далек от этого - 1 балл; это не про меня - 2 балла; иногда думаю, что это так - 3 балла; узнаю себя - 4 балла; да, это обо мне - 5 баллов.

1. Посещение церковного богослужения для меня – самое важное в жизни.
2. У меня возникают конфликты с ближними из-за количества времени, которое я провожу в церкви.
3. Я иду в церковь, чтобы испытать радость, отвлечься от моих проблем.
4. В последнее время я провожу все больше времени с верующими на богослужениях, на служении людям нашей общины, на молитвенных мероприятиях.
5. Если по какой-то причине не могу посетить богослужение, испытываю уныние, раздражительность, упадок сил.
6. Понимаю, что в жизни есть и другие приоритеты: работа, семья, образование, поэтому иногда пытаюсь сократить время на духовную деятельность.

Если набрано 24 и более баллов, можно предположить высокую степень религиозной аддикции. Тестирование проводилось среди верующих разных религиозных объединений. Были опрошены 126 человек. Из них 22 человека отнесли себя к традиционным конфессиям, 84 человека отнесли себя к нетрадиционным конфессиям, 20 человек отметили свою принадлежность к религиозным организациям созависимого типа. Высокая вероятность религиозной аддикции была выявлена у:

36,4% принадлежащих к традиционным конфессиям;
71,4% принадлежащих к нетрадиционным конфессиям;
85,0% принадлежащих к созависимым сообществам.

Второй этап.

Рядом с утверждениями поставьте «галочку», если это «верно».

1. Я всегда знаю, что происходит в нашей церкви (религиозной организации).
2. Мне не обязательно знать, что происходит в нашей организации. На это есть специально поставленный люди.
3. Я знаю, что мое мнение принимается во внимание при решении важных вопросов нашей организации.
4. Наши руководители знают, как поступить, чтобы всем было хорошо.
5. Наши руководители ничем не лучше меня.
6. Наши руководители лучше меня, поэтому они и руководители.
7. Мы с руководством вместе созидаем успех нашей организации, у нас одна цель и одни устремления.
8. Я знаю, что у наших руководителей много ответственных дел, и поэтому им некогда заниматься решением бытовых вопросов и не надо обижаться, что у них порой нет времени на меня.
9. В нашей организации даже человек, убирающий территорию, может быть хорошо вознагражден.
10. Чтобы получить серьезную награду или поощрение, надо сначала потрудиться, чтобы войти в круг лидеров.
11. Я уверен, что и в других организациях мне может быть хорошо и уютно.
12. Я считаю, что в нашей организации забота о людях и вовлеченность каждого поставлены лучше, чем у других.
13. Я считаю, что женское предназначение – быть матерью и женой, в первую очередь.
14. Женщина может входить в руководство нашей организации.
15. В каждой семье решается в автономном порядке предназначение каждого ее члена (будь то мужчина или женщина).
16. Хорошо, что в нашей организации мужей призывают к тому, чтобы обеспечивать жен настолько, чтобы они выполняли в первую очередь роль жены.
17. Я считаю, что если ты хочешь войти в нашу организацию, то надо принять все правила.
18. Я уверен, что каждый новичок может принести нам много полезных идей и спасти от «замыливания зрения».
19. Мы – одна семья, и поэтому надо стремиться к тому, чтобы не раздражать другого.
20. Мы – одна семья, и надо стремиться к тому, чтобы принять другого таким, как он есть.
21. Если что-то кому-то не по душе, каждый имеет право выйти из нашей организации. Двери открыты – как в одну, так и в другую сторону. Желающие входят, нежелающие – удаляются.
22, Если что-то кому не по душе, важно учесть его мнение, чтобы достичь взаимоприемлемого решения, даже за счет коррекции общей политики.
23. Я ощущаю себя частицей глобального Вселенского замысла.
24. Я ощущаю себя в центре глобального Вселенского замысла.

Количество «галочек» по пунктам 2,4,6,8,10,12,14,15,17,19,21 – показатель монологичного сообщества. Наличие или отсутствие галочки в обоих пунктах пары 1-2, 3-4, 5-6, 7-8, 9-10, 11-12,13-14,15-16,17-18,19-20,21-22 прибавляет по одному баллу к показателю монологического сообщества. Если набрано более 8 баллов по этому показателю, можно с большой долей уверенности утверждать принадлежность человек к монологическому сообществу.

Количество «галочек» по пунктам 1,3,5,7,9,11,13,16,18,20,22 – показатель диалогичного сообщества. Утверждать принадлежность к диалогическому сообществу можно, если набрано 8 баллов по этому показателю и менее 3 баллов по монологическому показателю.

Из 85 человек, показавших на первом этапе высокий уровень религиозной аддикции, более 95% обнаружили принадлежность к монологическому сообществу. Более 87% испытуемых, не имеющих религиозной аддикции, обнаружили принадлежность к диалогическому сообществу. Можно утверждать наличие корреляции высокой религиозной аддикции с принадлежностью к монологическому религиозному сообществу.

Отметим еще один штрих к результатам проведенного исследования: из 126 опрошенных 64 человека находились в периоде ремиссии химической зависимости. Из них 60 чел. (почти 94 %) показали высокую степень религиозной аддикции. Следовательно, нельзя игнорировать тот факт, что религиозная зависимость стоит особняком среди других социально-приемлемых аддикций, берущих на себя заместительную роль в процессе реабилитации. Признавая несомненную пользу реабилитационных программ для наркозависимых и алкоголиков, проводимых религиозными организациями, следует помнить о негативных, а иногда катастрофических последствиях. Поэтому столь важен психолого-педагогический процесс диалогизации сообществ, участвующих в реабилитации, а также имеющих в своих рядах аддиктивных людей, чтобы вывести их из стадии заместительной аддикции на стадию выздоровления [21].


Насколько тонка грань между верой и бредом?

Литература:
1. Бердяев Н.А. О назначении человека. М.,1993.
2. Бондарев Н.В. Психическая дезадаптация лиц, вовлеченных в религиозные культы// Ананьевские чтения-2006: матер. науч.-практич. конф. 24-26 октября 2006 г. /Под ред. Л.А.Цветковой, А.А.Крылова. -СПб., 2006.-С.335-336.
3. Братусь Б.С.Нравственное сознание личности.-М.,1985.
4. Бухановский А.О., Андреев А.С., Бухановская О.А. Зависимое поведение: клиника, динамика, систематика, лечение, профилактика.- Ростов-на-Дону, 2002.
5. Егоров А.Ю. Нехимические зависимости.-СПб., 2007.
6. Котляров А.В. Другие наркотики или Homo Аddictus:Человек зависимый.-М., 2006.
7.Короленко Ц.П. Аддиктивное поведение //Обозрение психиатрии и медицинской психологи, 1991, №1, с 8-15.
8. Носков М.В. Исследование психологических механизмов диалогизации педагогического общения: дисс.канд. психол. наук.-Нижний Новгород, 1999.
9. Пономаренко В.А. Псиxoлогия духовности профессионала.- М., 1997.
10. Пашковский В.Э. Психические расстройства с религиозно-мистическими переживаниями.- СПб., 2006.
11.Рыжов В. В. Духовно-ориентированный диалог и диалогическая личность // Гуманизм и духовность в образовании: науч. труды конференции.- Нижний Новгород, 1999.
12. Сиволап Ю.П. К вопросу о психопатической принадлежности аддиктивных влечений// Общество против наркотиков: материалы межрегиональной науч.-практ.конф.-Казань, 2006.
13. Флоренская Т.А. Диалогическое общение как путь духовного преображения личности /Гуманистические проблемы психологической теории.- М., 1995.
14. Франкл В. Духовность, свобода и ответственность. - М., 1990.
15. Шабалина В.В. Когнитивная структура психической зависимости //Наркология, 2006, № 9.- С.9-72.
16. Шадриков В.Д. Духовные способности.- М., 1996.
17.Arterburn S., Felton J. Toxic Faith: Understanding and overcoming religeous addiction. Oliver-Nelson, 1991.
18.Baute P. When God becomes a drug:breaking the chains of religious addiction and abuse, 1993.www.lexpages.com\SNG\paschal\religeous_adiction.htm
19. DuPont R. Addiction: a new paradigm // Bull. Venninger Clin, 1998.V.84 № 2 p. 231-242.
20.Eisler, Riane. 1987. The Chalice & The Blade. San Francisco: Harper & Row
21. Dye M. The Genesis process: a relapse prevention workbook for groups. Auburn,CA:GAPP, 2006
22. Glasser W. Positive addictions. Harper & Row, N.Y.1976.
23. Ryan D., VanVonderen J. When religion goes bad. Part 2. Religious addiction. www. spiritualabuse.com\dox\gobad2.htm
24.Shaef A. When society becomes an addict. SanFrancisco: Harper and Row, Publishers, 1987
25.Vanderheyden P. Religeous addiction: the subtle distruction of the soul\\Pastoral psychology, 1999. V.47, №4. p/293-302/
26. Griffiths M., Szabo A., Terry A. The exercise addiction inventory: aquick and easy screening tool for practitioners//British journal of sports medicine, 2005. V.39.№6.

Социальное программирование на примере трех экспериментов

Социальное программирование на примере трех экспериментов

Эксперимент № 1:

За столом сидит около десяти детей. Несколько детей имеют установку на то, что и как говорить. На столе стоят две пирамиды – одна белая, другая черная. Ведущая начинает спрашивать детей:
– Машенька, какого цвета пирамидки?
– Обе белые.
– Коля, какого цвета пирамидки?
– Обе белые.
Так до тех пор, пока не подходит очередь «не подставного ребенка». После небольшого раздумывания он тоже говорит: «обе белые». Потом ведущая просит ребенка подвинуть к себе черную пирамидку. И ребенок пододвигает. И потом не может ответить на вопрос, почему он до этого сказал: «обе белые».

Эксперимент № 2:

В лифт заходит несколько человек, из которых один – подопытный, остальные – знают условия эксперимента. В один момент времени все мужчины снимают шляпы, подопытный после секундного замешательства тоже снимает. Затем участники эксперимента поворачиваются синхронно налево – испытуемый после паузы тоже. И так продолжается несколько раз.

Эксперимент № 3:

Клетка. В ней пять обезьян. К потолку подвязана связка бананов. Под ними лестница. Проголодавшись, одна из обезьян подошла к лестнице с явными намерениями достать банан. Как только она дотронулась до лестницы, вы открываете кран и со шланга поливаете ВСЕХ обезьян очень холодной водой. Проходит немного времени, и другая обезьяна пытается полакомиться бананом. Те же действия с вашей стороны.
Отключите воду.
Третья обезьяна, одурев от голода, пытается достать банан, но остальные хватают ее, не желая холодного душа. А теперь уберите одну обезьяну из клетки и замените ее новой обезьяной. Она сразу же, заметив бананы, пытается их достать. К своему ужасу, она увидела злые морды остальных обезьян, атакующих ее. После третьей попытки она поняла, что достать банан ей не удастся. Теперь уберите из клетки еще одну из первоначальных пяти обезьян и запустите туда новенькую. Как только она попыталась достать банан, все обезьяны дружно атаковали ее, причем и та, которую заменили первой (да еще с энтузиазмом).
И так, постепенно заменяя всех обезьян, вы придете к ситуации, когда в клетке окажутся пять обезьян, которых водой вообще не поливали, но которые не позволят никому достать банан.
Почему?
Потому, что здесь так заведено.

Общество умеет транслировать написанные кем-то и когда-то социальные законы, зачастую просто не понимая их смысла. Слабые духом, а их значительно больше девяносто пяти процентов населения, просто принимают правила игры – даже не понимая, зачем и для чего они это делают. Здесь так заведено, и точка. Так правильно. Делай, что говорят взрослые.

Собственно и наши религии упираются корнями в страхи перед чем-то, сдерживание нового индивида старыми традициями и другой ерундой, которую с самого рождения стараются нам вживить в мозг.


Точность и важность науки обеспечивают доказательства, у религии есть лишь извинения за их отсутствие.

Материалы по теме:
Ольшанский Д.В. "Психология религии"
Сущность религии. Для чего нужна религия?
Религия в социальном программировании
Сэм Харрис "Вера и безумие"
Религия не мораль. Атеист человечней верующего
Дэн Баркер. Почему я атеист
Почему столько людей религиозны?
Бог – это статистика
Семь причин ненавидеть религию
П.Б. Ганнушкин. Сладострастие, жестокость и религия
Невзоров: Реконструкторы «веры»: психиатрия и религия
И.Н.Носырев "Мастера иллюзий. Как идеи превращают нас в рабов"
Крупнейшее исследование подтвердило обратную связь интеллекта с религиозностью
Религия - опиум для народа. Сходство религии и наркомании
Религиовед Д.Узланер — о том, почему религии становятся всё более опасными
Поль Анри Гольбах "Происхождение идей о божестве"
Психические расстройства с религиозно-мистическими переживаниями: Краткое руководство для врачей
Можно ли считать верующих психически нормальными людьми?
Религия: полезная адаптация, побочный продукт эволюции или «вирус мозга»?
Критическое мышление


Вера в свои галлюцинации называется безумием.
Религия - вера в галлюцинации других людей.

Раздел "Религия" сайта "Русколань":


Раздел "Толпа" сайта "Русколань":
Баннер раздела "Толпа"

 

К началу страницы
 

РУСКОЛАНЬ